WWW.DISS.SELUK.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА
(Авторефераты, диссертации, методички, учебные программы, монографии)

 

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 12 |

«Канашкин Виталий Алексеевич. Русский клич. Гражданское общество и народ. Монография. Краснодар: Кубанский социальноэкономический институт, 2014. – 658 с. Рецензенты: д.ф.н., профессор В.Т. ...»

-- [ Страница 3 ] --

В свете сказанного, заметим непредвзято, ТАН почти таковым и стал. Не буффонадно-гибридным, выпирающим из капитулянтских пропорций и норм, а аккуратно-достаточным, шаблонно-аморфным, соответствующим нашему заложно-эклектичному курсу. Когда внимаешь ТВ-экранному ТАНу, напряженно объясняющему криминально-кущевский «контрафакт»

или тимашевское чумно-свинное «наваждение», то понимаешь, никакой трагедии в общепринятом смысле, тем более, с губернаторским фактором не было, а была банальная несуразица, нелепая негоция, неувязка, взращенные оскотинившейся средой и административным попустительством. Разумеется, это тоже явило трагедию. Но не ту, что написана жизнью, а ту, которую можно найти в Сети, где нисколько не страшный Сапок «чревато» тулится к Александру Николаевичу Ткачеву, испуская благорасположенность, благонадежность и преданность, явившие пик роковой несовместимости.

Фортуна одномерности – это движение в направлении, нужном господствующему миллениуму.

Великой заслугой ТАНа, в этой связи, стало открытие им электоральной многослойности на Кубани, обеспечивающей новобуржуазную остойчивость. Настоящий бастион буржуазной гегемонии, как известно, – обыденная жизнь. И Александр Николаевич Ткачев, истово отдавшись «интересам и устремлениям» электората с его придатками, не просто успешно воплощает самое влиятельное, а и продвигает самое близкое ему в социальной действительности. Ту буколику «антипессимизма» и сознания, «переодетого в чужое», что делает коллективное «повреждение ума» аномально-прогрессивным. А его «млечные» сельхозвладения – Махиной, забавно «умывающей» всех кубанцев.

О сладостном разложении капитал-благоденствия можно говорить по разному. Например, подобно чеховскому монаху, который поведал своей монастырской братии о «гиене огненной» такой «срам», что монастырь опустел в ту же ночь: братья пожелали лично освидетельствовать слова отца.

Сегодняшний подход Александра Николаевича Ткачева к буржуазно-эмбриональным ценностям созвучен позиции чеховского персонажа, ибо стирает различия между должным и недолжным, честью и бесчестием. Субъективно-порицающие мир моральной нищеты и бездушия, наши флагманы «элоев» – Ваксельберг с яйцами Фаберже и Сколково, Чубайс с ваучерами и «нано», Прохоров с Росникелем, Ткачев с «Агрокомплексом» – объективно являют креатив этого мира. Под девизом «Кубань, вперед!» ТАН вполне вправе «ссудить» свое имя такому явлению, как «ткачевщина», ибо оно не вымысел и не произвол, а самая что ни на есть «комфортная арт-начинка», по праву пробавляющаяся в кубанской Новине. Это не «маниловщина», не «обломовщина», не «расплюевщина», это – астральноступорная «заведенность», позволяющая приноровиться ко всему, что сулит «прибыль на людях».

В газете «Единая Россия на Кубани», вышедшей в самый канун Нового года (№21, 2011), меня поразили такие слова в «Обращении» Ткачева к народу на форуРУССКИЙ КЛИЧ ме «Единый выбор»: «По сути, коммунисты, демократы, либералы призывают голосовать не против власти, а против вас! Потому что это вы строите больше всех жилья в стране, собираете рекордный урожай… Это вы лечите и учите, развиваете народную культуру и храните духовные ценности…» Ничего более вывернутого, более лукаво-расхожего, показалось мне, чем эта нахраписто-подстрекательская рефлексия и выдать невозможно. Я еще раз перечитал ткачевский пафосно-гормональный клич и обнаружил: 16 лет назад выселковские земляки Александра Николаевича, обеспечив ему, комсомольскому ухоженно-субтильному унтерменшу, проход в Госдуму, связывали с ним самые радужные надежды. А он, «увидев живьем Зюганова, Явлинского, Хакамаду, и даже самого Жириновского», пошел самым банальным путем – эпифеномена, шкурника, шурупчика… Вписался в либеральный синкоп и, ошеломленный алчной экзистенцией, отъял у земляков частицу самых лучших угодий. И превратился в отборного латифундиста, способного утереть нос самым безжалостным хищникам Мирового Капитала… Да, да, все это в партийно-предвыборном клипе Ткачева проступает явно. Причем, без подвоха, а импотентно-народолюбиво и совестливо. Но наряду с этим – конструктивно-олигархическим посылом – дает о себе знать и кое-что иное. А именно то, что исполняет Александр Николаевич свою «величальную» Путину-Медведеву, позволившим Кубани «совершить небывалый рывок в будущее», с таким придыханием, с такой степенью искренности и тревожно-нарциссического наива, что не принимать его панегирик, – значит, умножать те «негативные сущности», о которых неустанно печется Гаскевич, доброхот ткачевского курса и руководитель «Мемориала».

И я тут же, в рамках кубанского ТВ-вещания, принялся корректировать свое «онейрическое» восприятие.

То есть внимать ТАНу таким образом, чтобы все его превращения, в частности, из «зюгановца» и «кондратенковца» – в «путинца» и «медведевца» воспринимать как насущные. И – вскоре довел свой видео-фокус до такой точки, когда в парадоксе внешне «счастливого оборотничества» стал различать и нечто не застывшее, почти «телемическое».

Если позитивно и, как говорится, доходчиво, то – его психоделический дар, о котором ни он, ни его близкие вряд ли когда либо помышляли. Что это такое? – Излишек чувственных и инстинктивно-тавтологических начал, которые, по наблюдениям выдающегося кубанского психиатра Виктора Косенко, продуктивно начинают действовать в направлении подсознания зафрактованного субъекта, когда тот «открывается» целиком, во всей «наготе и прирожденном убожестве».

Сегодня, казалось бы, нет химер, делающих существование человека на Кубани ельцинистским кошмаром. Тем не менее, «Единая Россия на Кубани», растворяя ельцинские комплексы, их тут же воскрешает.

И образует сплошную большую полость, требующую оживляющего толчка, радикального вскрытия, театрализованного невроза. Александр Николаевич Ткачев, надо отдать ему должное, как никто из «кубанской вертикали» улавливает этот сдавленный зов. И – отвечает ему, соединяя административно-инициатический фактор со зрелищным. Его театрализовано-показательные «расправы» с заевшимися региональными главами – скажем, с тем же тимашевским «субварваром», погубившим корневое свиное поголовье, – целиком зрелищные, предельно незамысловатые, поднимающие и заостряющие один-единственный вопрос: а почему такой идиот так долго пробавлялся в своем подлом статусе? Столь же эпатажно-феерична у Александра Николаевича и другая «расправа» – с главой ленинградского района, причиРУССКИЙ КЛИЧ нившего, как сказано в официальном комментарии, «непоправимый урон стабильности». Кубанские ТВ-вести в разных ракурсах показавшие «нестабила», особое внимание отвели его «голомозой» голове, которую «виновник» под «секущим» языком губернатора опускал все ниже и ниже до тех пор, – пока не «распластал» ее на вытянутых над столом руках.

Кущевское криминальное происшествие в контексте эмоционально-камлающей стилистики ТАНа – не столько кошмарный эпизод, сколько код. Как всполох самоочищения он не распознан, не расшифрован, – он просто отошел и замер в молчании. В свое время «народные трибуналы» присуждали к смертной казни через «отрубание головы», «утопление в проруби», «через повешение товарищем, на которого падает жребий» и т.п. Что такое Кущевка в историко-поступательной проекции? В Отрадной, например, если верить Ивану Бойко, жители априори приговорили местного нувориша зарыть живым в землю. Выполнение бесчеловечного приговора, таким образом, превращается в назидательное публичное «мероприятие», к которому, так или иначе, приобщаются все.

В кущеском злодеянии тема театра – как некой голограммы – была и остается неубывающей. Внешняя абсурдность явно скрывает символическую подоплеку.

На первых порах Ткачев твердо, в барабанном формате пообещал выявить преступников и – наказать. Затем, словно поперхнувшись, уперся в развилку: за жестокостью содеянного открылись ритуальные детали – позы убитых, душераздирающие чипсы в детских руках и т.д. Магическая архаика некро-рыночной манифестации стала очевидной… Бытует мнение, что после суда, вынесшего «заслуженный» сюр-приговор, открылись плоть Иного и дух Иного. Что-то людям подсказывает, что очень скоро ампутаторно-конспирологические реалии обретут зримые параметры. И функционирование «чего-то еще» и «когото еще» явит физиологическую оболочку. Коснется ли это Александра Николаевича Ткачева, чья психоделика становится все одномернее и как бы окостеневает? Дать ответ на это сможет только настающее предстоящее. Но то, что конструкция «Ткачев и Ко» – конформистский дубль, вызывающий кричащие ассоциации, – несомненно. И одна из них – хотя бы психоделика Эмиля Золя, гипотетически оживляющая, иституирующая и маргинализующая ткачевско-кущевский сидром. В его романе «Разгром» центральные персонажи – Сильвина с Проспером – в поисках «общего языка» с воцарившимся режимом оказываются в «сотрудничающем» с властями квартале Седана. И, – как бы через мрак воспроизводя «здесь и сейчас», видят:

«У парадного подъезда, на мелком песке террасы, собралось веселое общество. Круглый стол с мраморной доской окружали кресла и диваны, обитые атласом небесного цвета; эта странная гостиная мокла под дождем со вчерашнего дня. Двое зуавов, сидя по обоим концам дивана, как будто заливались хохотом; маленький пехотинец, занявший кресло, подавшись вперед, точно держал себя за бока от неудержимого смеха;

трое других небрежно опирались на ручки кресел, тогда как один стрелок протянул руку, как будто собирался взять со стола стакан с вином. Очевидно, они опустошили погреб и бражничали на пропалую… Но… солдаты не двигались: они были мертвы. Оба зуава, окоченевшие в своих позах, с искривленными руками, не имели даже человеческого подобия; носы у них были вырваны, глаза выскочили из орбит. Смех солдата, державшегося за бока, происходил оттого, что пулей, влетевшей в рот, ему оторвало губы и вышибло один зуб. Потрясающую картину представляли эти несчастные, как будто весело болтавшие в неестественных позах манекенов с их

РУССКИЙ КЛИЧ

стеклянными глазами, разинутыми ртами, похолодевшие и застывшие на веки…»

ВВП, ДАМ, ТАН, БАБ – наш посюсторонне-потусторонний мир, или «Musc Dcoru». Подобно аквариумным дивным существам или неведомым «a-vara», они слились с камнями, и – не сразу разглядишь, кому принадлежат серые, кому коричневые, кому красновато-голубые фаланги-щупальцы, что шевелятся в мистической тине. Являя сплоченные, неразрывно-связанные между собой звенья, они как бы выпростались из единого чрева. И потому вызывают тихую жуть, а еще – нечто, свойственное не всем, но только тем, кто способен посягать на непостижимое… P.S. В феврале 2012 года молодой инженер-медтехник по имени Юрий Будильников обслуживающий рентген-отделение Краснодарской 2-й горбольницы, обратился в Твиттере к губернатору Кубани с вопросом: как жить на 15 тысяч, подрабатывая при этом в 4– местах грузчиком?

Ответ Ткачева поразил простотой, добытой олигархо-чиновничьим опытом: бросить бюджетное место и «разгружать вагоны». При этом было особо подчеркнуто, что он, Ткачев, отвечает не как губернатор, а «как мужик мужику».

Реакция у публики оказалась примерно такой, как у Красной шапочки, что, услышав волка, покраснела и застыла как вкопанная. правда, кто-то из блоггеров вспомнил, что губернаторская племянница в года стала миллиардершей, а экс-префект Северного округа Москвы Олег Митволь в радиоэфире дал рекомендацию: «Если у Ткачева что-то наподобие совести осталось, он должен в отставку подать немедленно...»

Скажем кощунственно: ничего чрезвычайного не случится. Пояс невинности, подготовленный самой действительностью, надежно охраняет нашего Александра Николаевича на уровне самоощущения Ваксельберга.

Или любого другого магната, причастного к производству инвестиционно-народного фарша (см. «Кубанский курьер». 2012. № 8, С. 3.).

ВСЕ ДАЛЬШЕ И ДАЛЬШЕ –

сть истории на глубине, и есть история на мелководье. Сегодня царит та, что на мелководье. Проект «Имя – Россия», занимавший ТВ-публику в течение 2008 года – показательная история на мелководье. Что в ней, в этой истории, примечательного? Прежде всего то, что сама идея проекта была беззастенчиво позаимствована у Запада. И являла собой нечто, вроде «Последнего героя», «Максимума» или «Как стать миллионером?» А посему телевизионный «суд присяжных», выявлявший Первое лицо России, больше походил на типичный «хеппенинг», чем на познавательный экскурс, воссоздающий эпохальную фигуру.

Черномырдин и Никита Михалков, Рогозин и Зюганов, Глазунов и Сергей Миронов, Капица и другие почтенные фигуранты шоу, произнося свои речёвки, производили впечатление, что не могут воссоединить подобранные ими ключевые слова с богатством бытовавшего до них языка. В связи с чем они оказывались как бы без истории, вне связи со всеобщим прошлым, даже вне собственной жизни. Они говорили то, что говорили, и их напористая точность делала подозрительной ту историческую фактуру, которой они оперировали. В ней не было второго плана, а потому смысл терялся и утопал в словопрениях.

Александр Невский – это имя увенчало шоу-проект. И никто из присяжных не оспорил общенародный выбор, не принялся прокручивать радзинско-швыдковские исторические экс-персоны, проращённые в торфо-перегнойных горшочках перестроечной поры.

Места распределились следующим образом: Александр Невский, Пётр Столыпин, Иосиф Сталин. А что же Екатерина II, за которую была призвана болеть вся Кубань, мобилизованная всеми дозволенными средствами? Она оказалась не просто вне постамента, а и была как-то неприметно и необоримо отодвинута в инобытие. То есть обрела ту самую культурно-историческую «невесомость», которая в сегодняшней действительности означает не отрешение, не исход, не смерть, а нечто, требующее дальнейшего распознания. И, следовательно, ждущее своего Судного часа.

Воспользовавшись либеральным дискурсом, Александр Ткачёв, губернатор Кубани, при продвижении своего протеже – Екатерины II – последовал как бы за Вячеславом Зайцевым, который отождествляет работу современного модельера с работой имиджмейкераманипулятора. Самозабвенно и в тоже время покаянно-участливо он освободил Софию Фредерику Августу Ангальт-Цербскую, немецкую принцессу, занявшую русский престол, от всего неблагочестивого, изнаночного, буравящего глаза. И принарядил её в матричный прикид, соответствующий либеральному диктату текущего момента. В результате всё, что ассоциируется с обликом «немецкой бестии – незаконный захват власти, убиение слабовольного мужа, казнь Пугачёва, беспощадное гонение Русской Православной Церкви, кровавое подавление народных бунтов, «утеснение Радищева» и т.п., – было отодвинуто на задний план.

А на передний выдвинуто благопристойное – модифицированные «золотые дела» царствующей Матроны. В частности, её внимание к медицине и наукам, забота о сиротах, внедрение картошки, расширение возможноРУССКИЙ КЛИЧ стей для торговли и предпринимательства, предоставление прав «принципу удовольствия»: свободной любви, состязательному фаворитизму, всяческим придворным забавам типа, «кто во что горазд».

Полностью отдавшись просвещённому декоруму Матушки-Царицы, что демонстрирует «европейский выбор» России, Александр Ткачёв горячо совместил истину и хорошую «подноготную», вполне резонно полагая, что в свете дня сего это одно и то же. Однако такое совмещение на практике оказалось наделённым особой функцией: достигнув точки не возврата, оно сошло на нет. Как зрители, так и сами участнику шоу, вполне отчётливо если не рассмотрели, то почувствовали семантическую подмену, а попросту химеру. И вспомнив крылатое пушкинское: «Тартюф в юбке», – мягко, но решительно опустили «грёзу» кубанского губернатора на землю.

Тем не менее, яркая речь Александра Николаевича, нагружённая кодексом Екатерины II как «кубанской мечты», в кубанской перспективе заняла место не просто ролевое, а судьбоносное. Будет ли переименован Краснодар в Екатеринодар в благодарность «Великой Крестнице»? Этот гипотетический вопрос коллегией присяжных был заострён как отправной – бурно и настоятельно.

– Я целиком за то, чтобы нелепый Краснодар стал Екатеринодаром… – пафосно отреагировал на него бывший диссидент и поэт Юрий Кублановский.

– У города чудное название. Краснодар – от слова «красный». В русском языке это означает «красивый».

Красная площадь, красная девица, красный угол… – попытался парировать его Геннадий Зюганов.

– Неправильно, когда при рождении называют одним именем, а середине жизни дают другое… Есть в народе такая истина: как корабль назовёшь, так он и поплывёт… – подвёл черту Александр Ткачёв.

В качестве обоснования своей тезы кубанский губернатор сослался на «кровную» неотделимость Екатерины II от кубанского казачества, которому она дала личный вид на жительство. И ещё: на державный дискурс, актуальный сегодня и восходящий к глубинным корням мессианской роли России.

Однако здесь, самый срок внести кардинальную поправку: расхожее мнение о тождестве императрицы и казаков, превратившееся в либеральный императив, – столь же основательно, сколь и уязвимо. Дело в том, что именно в сей час, как никогда, стало видно: Екатерина II с её титлом «самая русская, самая православная лютеранка» никакого отношения к мессианским корням не имеет. Они, эти корни, – в духоподъёмном и живоносном Сергии Радонежском, в раскольниках, соборянах, казаках. В тех великих судорогах, которые и при Екатерине II шли из глубины и ставили под сомнение благоденствие «грибницы», то есть Повелительницы и её фаворитов.

«Невозможное соединение» – смысл этого выражения, введённого, если не изменяет память, Макиавелли, заключается в различии, приводящем, в случае его игнорирования, к краху. Стремясь реализовать свою фикцию и даже водворить её в казачье седло, Александр Ткачёв избрал дорогу соблазнительную и победоносно-каверзную: всё дальше и дальше, но – вспять.

Внутренняя «поступь» модели, которая ему мнится как исторически поучительная, – есть только гипнотическая либеральная риторика, пропитанная плюрализмом подходов. А точнее, та историческая экспрессия, что состоит из сведений «на глазок» и просто коньюктурных знаний.

РУССКИЙ КЛИЧ

Вот как оценивал екатерининский «придворный историограф» М.М. Щербатов (1733-1790) свою Венценосную: «Не рождённая от крови наших государей, жена, свергнувшая своего мужа возмущением и вооружённою рукою, в награду за столь добродетельное дело корону и скипетр Российский получила…»

И далее: её, «счастливой хищницы», суть – «любострастна и совсем вверяется своим любимцам; исполнена пышности во всех вещах, самолюбива до бесконечности, принимая на себя всё, не имеет попечения о исполнении, и, наконец, столь переменчива, что редко и один месяц одинакая у ней система в рассуждении правления бывает…»

А вот что говорит придворный историограф о самовластно-прихотливом демократизме Екатерины II, как бы ожившем во дне текущем: «…Чины стали все продажны, должности не достойнейшим даются, но кто более заплатит; а те, платя, на народе взятками сие вымещают…» «…Дружба чистая никогда не вселяется в сердце ея, и она готова лучшего своего друга и слугу предать в угоду любовника своего…» «…Довольно набожною притворяется, а Закон Христианский ни за что почитает…» И тут же об уловках стареющей развратницы: «уже чувствует она, что тех приятностей, каковые младость имеет, любовники в ней находить не могут, и она закрывает ущерб, летами приключённый, пышностью одежд, искусством волосодержателей… А о прокормлении бедного народа не думает вовсе. О про кормление того народа, который сочиняет силу империи; и сражаясь с врагами в холоде, нужде, в сырых землянках без ропота умирает; который даёт доходы не токмо на нужды государства, но и на самый роскошь…»

(Щербатов М.М. Соч. в 2-х т. СПб, 1898).

Совсем недавно, в январе 2009 года Указом Президента Александр Николаевич Ткачёв был введён в состав Совета по казачеству при Президенте РФ.

Вспомнился Лев Толстой: «У нас весь народ хочет казаком быть…» Собственно у Кубани, крепко прихваченной западными инвесторами, нынче иного выбора нет:

или развитие с «равнением» на Казачество или превращение в Евро-Околицу, когда Кубани как таковой не станет вообще. И так уж складывается, что у Власти в этом плане голос решающий. А поэтому очень важно, кого она, наша Власть возьмёт в Направляющие:

Екатерину II, которая по словам того же современника, «учинила из двора Государева дом распутия», а из «благих начинаний – если не эпоху разорения России, то, по крайней мере, её истощения» или Александра Невского, Столыпина, Сталина в одном Лике? Том самом, объединённом творческим порывом Лике, который сегодня только и может спаять народ.

МЕРТВЫЙ ПЛЮМАЖ...

егодня «территория» Екатерины II, как и возвращение городу ее имени, пребывает в помещении Законодательного собрания, которое расположилось здании бывшего крайкома КПСС.

Возведенное во времена упадка сталинской эпохи, оно расположено в уютном уголке самого центра кубанской столицы. Справа – новоотсторенный собор Александра Невского, с золотыми отсветами на куполах. Слева – Дом бывшего политпросвещения, где вместе с кубанским казачьим хором пробавляется «Секс-пилз» – эстрадномузыкальные поп-вояжоры, приобщающие кубанцев к святому-святых западной цивилизации – «Обществу зрелища». Прямо – бывший скверик братьев Игнатовых, а ныне – Екатерины II, ибо на том самом месте, где после освобождения Краснодара были погребены братья Игнатовы, возведен монумент Императрице – латентной кубанской «крестнице».

По мягким ковровым дорожкам Законодательного собрания и бывшего Дома политического просвещения, сейчас именуемого просто – Красная, 5, энергично передвигаются Вера Галушко – Председатель избирательной комиссии Краснодарского края и другие пристойные люди и пристойными языками «седлают тигра». Постбуржуазному раю на кубанской земле, как и всему миру потребления, надо преодолевать кризис.

Екатерина II и ее открытая повернутость к «Европам»

видятся силой спасительной и магической. А смиренно-исполнительские качества фаворитов Императрицы и их неистовая благонадежность завораживают настолько, что побуждают кубанских менеджеров, сильно тронутых фарисейством, пикейным официозом и починковщиной, не просто усердствовать, а и обретать чинопочитающий стержень.

Время от времени посещая это безмятежное санаторное пространство, исключительно остро осознаешь: ты здесь наблюдатель сторонний и лишний. Все в этой колыбели чудесной рутины слишком хорошо и отлажено. И новоцивилизованный мегаполис под триумфальным названием «Екатеринодар» вот-вот начнет самое главное – свой трудный переход из живой Истории в пост-Историю. Из живой Реальности – в прибавочную Реальность, производимую генератором капитал-фентези.

Вновь невольно вспоминаются «Бесы». «Я всех русских мужичков отдам за одну Рашель»… – восклицает там один из героев, убежденный, что Россию, как «великое недоразумение», без немцев нам «не разрешить». Екатерина II, разумеется, не Рашель. Она – «прус-аля-русс». Но поставленная чиновничье-буржуазным укладом в центр кубанской вселенной, она являет тот суперкод, который призван распахнуть заветные двери в Европейский дом.

Яркое и одновременно двусмысленное впечатление оставляет монумент Екатерины II, когда взираешь на него не глазами бизнеспродвинутых «братьев по разуму», а общенародного обнищания. Фактурные персонажи, изобразительно облепившие величественную фигуру, в день сей столько же расширяют духовный «кругозор», сколько и сплющивают его. Делают исторически деформированным. Почему? Потому что слишком выпукло и зримо в них проступает подданническое

РУССКИЙ КЛИЧ

начало. То самое, что когда-то имело прямое отношение к державной стати, а сегодня являет рекламный клип, синдром служивого угодничества.

Не менее двоякое, отдающее мистерией либеральной мишуры оставляют и другие знаки почитания Императрицы. В частности, ее портрет в форме полковника Первого Гренадерского полка, выставленный на краснодарском вернисаже. Представьте ослепительно отмакияженную, пышноволосую Аллу Борисовну верхом на вороном, чей отполированнно-декольтированный и тронутый тлением торс обращен к вам на фоне треугольных шляп, зеленых кафтанов, плотно облегающих рейтуз. Сладостное, почти завораживающее блаженство обреченной на увядание и разложение плоти.

Роскошь и изобилие незалежных форм, олицетворяющих цветущий камуфляж текущего момента, ориентир для тех, кто еще не захвачен патологией.

В 1792 году, как писал Герцен, Екатерина «напоминала старуху, боящуюся мысли» и являющую залог того, что «дикая реакция надолго побьет все ростки вольного развития на Руси». А в 1762 году, когда 28 июня в результате переворота, осуществленного с помощью гвардейцев, она только взошла на престол? По свидетельству современного исследователя С. Романовского, экспансивную особу, не имевшую никаких легитимных прав и, тем более, государственной мысли, а потому сделавшую ставку на дворянское лобби, которое с первых ее шагов было пожаловано не дополнительными правами, а абсолютными привилегиями. И которое вместе с землевладением обрело уникальный механизм – душевладение. Дворянство, при такой сверхзаботе, как позже отметил В.О. Ключевский, сразу же стало не только развращаться нравственно, но и скудеть экономически. Ибо офранцуженная никчемность, собранная Императрицей в одну конструкцию, принесла неминуемое растление и убийственную праздность.

Столь же декоративной, а попросту либерально курьезной, оказалось игра Императрицы в законность и социальные «кондиции». Своим Манифестом от 6 июля 1762 она ограничила пределы самодержавия и отвела монарху право повелевать в рамках закона. Но одновременно предоставила себе абсолютный простор, так как добавила к собственному самоуправству перенятый у образованного «европейского ума» самовластительный «лад», исполненный чисто «женской страсти».

Вот что пишет С. Охлябин в книге «Честь мундира», воспроизводя «наклоненность» Императрицы, когда она в 1763-м, утвердив «форму, штат и табели», целиком отдается грому музыки, дроби барабанов, мягко облегающей экипировке, аксельбантам, султанам и плюмажам. «В армейском облачении, на церемониальных маневрах, Императрица властолюбивым и зорким взглядом всматривается в конный строй. Постукивают копытами серые, пегие, чалые, игреневые, бурые, каурые, гнедые, рыжие и вороные... Всех мастей и отмастков. Молодцеватая выправка... Лоснящиеся крупы... Дурманящий запах конского пота... И слова, как медали, отчеканенные Императрицей, при взгляде на ладного, высоченного красавца-здоровяка: «Этого – в кавалергарды...»

Здесь самый момент отметить, что именно при Екатерине II молва о кавалергардах, этих «приватных людях» по личному вызову, как сказали бы теперь, была звучнее полковых труб. За честь оказаться в корпусе придворных гвардейцев, обласканных Императрицей, почитали все. А во что эта честь обходилась, историк Болотов говорит так: «...Нельзя было обойтиться без содержания шести или, по крайней мере, четырех лошадей, без хорошей и дорогой новомодной кареты, без

РУССКИЙ КЛИЧ

многих мундиров, из коих и один не менее стоил рублей, без множества иной, дорогой одежды... фраков... сюртуков... плащей и великой цены стоящих шуб...

Сверх того надобно было иметь хорошую квартиру, негнусный стол, многих служителей, одетых порядочно, так же либо егеря, либо гусара, облитого либо золотом, либо серебром».

14 февраля 1766 года Екатерина II издает еще один Манифест, который на этот раз предусматривает не много – не мало, а составление нового варианта «Соборного Уложения». С видом, разумеется, – на просвещенный Запад. Чтобы придать «Уложению» надлежащий вид, она в помощь Комиссии разрабатывает и свой собственный «Наказ». Предназначенный дать живые побеги, этот «Наказ – на поверку – явился предельно бессильной компиляцией книги Ш. Монтескье «Дух законов». Беззастенчиво «одолжив» у французского мыслителя более 250 статей и с улыбкой отметив, что «обокрала» Шарля, Императрица, впрочем, все акты «Наказа» тут же дезавуировала, т.е. отправила в «поднебесье». А своим подданным предписала продолжать житье-бытие по накатанной стезе.

Но именно со времен екатерининского «Наказа»

лицемерие высших законодательных актов стало поучительной российской традицией, а «просвещенный абсолютизм» тем безобразным копированием «импортного», что и по сей день играет партию паяца. Именно в екатерининскую пору, приправленную кремом сусальных прав и свобод, по-точному диагнозу М.А. Бердяева, «в России сложилось огромное мужицкое царство, намертво сколоченное цепями крепостничества, своенравной демократией и развращенным дворянством, в средней массе своей очень не просвещенным и самодурным, с небольшим культурным слоем, который легко мог быть разорван и раздавлен».

Это действительно так. Природа екатерининского плюмажа оказалась благом для тех, кто привык жить без напряжения, по правилам великосветской гостиной.

Кто по своему холопскому темпераменту дальше беззубого ерничества и салонного юродствования не шел.

Все же то, что подобно молодому вину «бродило», т.е.

говорило правду, но, по выражению В. Розанова, – не нужную, в «то время ненужную», объявлялось пагубным, вредоносным, несостоятельным.

«Бунтовщик хуже Пугачева» – таким был приговор Екатерины II беспримерно лояльному Радищеву, посмевшему лишь заявить, что «благоденствия русский народ не ведает». Пятнадцатилетним заключением в Шлиссельбурскую крепость поплатился наивный и доверчивый Новиков, безрассудно поверив, что Императрица единит европейскую образованность и народную самобытность. Объектом самого ожесточенного преследования Екатерины II стал благочестивый Княжнин, включивший в трагедию «Вадим Новгородский» невинную «общечеловеческую» сентенцию: «Какой герой в венце с пути не совратился? Кто не был из царей в порфире развращен?». За разрешение пьесы на публикацию Е.Р. Дашкова была отправлена в отставку, книга сожжена, а автор умер. Не обошла Екатерина своим тронным вниманием и личного верного приверженца Рахманинова – издателя, переводчика и поклонника тех же философов, которыми «кормилась»

сама. Его типография в 1791 году была закрыта. Он, как владелец, отдан под суд, а спасение случилось только благодаря пожару, который уничтожил «состав его преступления перед престолом».

Эпоха Екатерины II катализировала и донесла до нас такое «обрусевшее» понятие, как галантность. Это когда запарывали повара за недожаренного цыпленка и обменивались «по поводу» только по-французски. Или

РУССКИЙ КЛИЧ

когда проникались страданиями «Бедной Лизы», а с заезжим соседом – совершенно по-русски – препирались из-за цены на дворовую девку Лизавету.

Галантность и гламур – это не одно и то же. Но они абсолютно точно передают статус «суперстарс» в наш пост-исторический момент. Стоит приподнять вуаль с прокаженного лика и обнажается тот отвратительный плюмаж, что выдает себя за жизнь. Выходившие под дланью Екатерины II такие журналы, как «Всякая всячина», «Трутень», «Адская почта», «И то и се»», «Парнасский щепетильник», «Смесь», «Поденщина»

и др. печатали только литературную шелуху и «переимчивый» гламур, где не было ни души, ни сердца.

Однако сквозь казенное, штампованное балагурство и записную галантность до наших дней дошло и насущное. Это потрясающе современный голос «Богом упоенного» романтика Дмириева, который в «Адской почте»

в связи с цензурным утеснением ненароком проронил:

«Трагично, но быть гонимым в наш век – большая удача. Ни к кому не прислониться, оказаться без помощи, без везения – это ли не опора для собственного шага, когда все вокруг мастится, хорохорится и глядится только издали...»

ГОМОСОСНЫЙ АРЬЕРГАРД

великом романе Льва Толстого Андрей Болконский на Бородинском поле принимает смерть, не в силах оторвать взгляда от свистящего и крутящегося у его ног смертельного ядра.

Сегодня это ядро – у наших ног, и мы, охваченные оторопью от уготовленного нам удела, с бездейственным ужасом глядим на него. И – ждем неизбежного исхода.

Мы летим в Инобытие, но что мы видим и слышим при этом? Зловещее мелькание цен на ценниках в магазинах, продовольственную корзинку, превратившуюся в зековскую пайку, пустеющие заводы, рудники и фабрики, вести о разорении фирм, закрытии школ и больниц, сообщения о сокращениях, увольнениях, касающиеся нас непосредственно…И тут же, вместе с потоком сальностей и двусмысленных шуток, выплескиваемых телеэкраными хохмачами, невероятное число зыбящихся и летящих в разных направлениях ошметок Всего, Всего, Всего: подходов, мнений, принципов, гипотез, установок, спасительных рецептов, «обсасывающих» ситуацию и дающих рекомендацию, как «жить радостно».

Закрывая глаза на крушение Главного Смысла, каковым является, несомненно, возвращение России ее – Единого и Неделимого национально – исторического Лика, а не прокламируемый Шуваловым «моральный»

лик капитала, – мы погружаемся в вакханалию происРУССКИЙ КЛИЧ ходящего с надеждой «жить радостно». Но никакого отрадного мига не образуется. И мы, узнав из ТВ – вестей, насколько обеднел тот или иной олигарх и кто из них выпал из списка «Форбс», оказываемся в том же самом пресловутом балагане ток-капитала, что фиксирует лишь очередные госвливания в банковский сектор, лукавую идеологию «оборотней в погонах», включивших нравственный резерв в борьбу с коррупцией, да ворожбу о перезагрузке общественной системы с помощью оживления среднего класса.

Кого сегодня можно отнести к этому самому спасительному среднему классу? Проститутка на этот вопрос ответит, пожалуй, лучше, чем Фонд общественного мнения. Средние, точнее, серединные люди заменили у нас средний класс. Все последние годы мы искали средний класс, а в итоге нашли серединных людей, к коим Александр Зиновьев причислил и хитроумный, интеллектуально – профанический «двигатель перемен», дав ему хлесткое определение – «гомососная интеллигенция».

Серединные люди закрепляются на исторической арене тогда, когда народу безмерно тяжело.

Сегодняшний либерально-поступательный искус – это извлечение из массы незамысловатых расторопных особей и превращение их в радикально-услужливых пигмеев. По возможности, интенсивных, вменяемых и креативно–исполнительных – «сердито-дешевых».

Если абстрагироваться от той «распыленной иллюзии», что ассоциируется с серединными людьми, а обратиться к их высшему выражению – носителей «гомососной идеи» (А. Зиновьев), – то в порядковом исчислении они выглядят так. На первом месте – пуВИТАЛИЙ КАНАШКИН блика со степенями, званиями и «корочками», к творческому труду практически не способная, но цивилизовано–впрыснутая и образующая разноцветную пену. За нею располагается разноплановое чиновничество, обретшее статус номенклатурной бюрократии и от этого отдающее налетом благовидного мошенничества. Ну а следом – кооператоры, предприниматели, разнородные буржуа, у которых собственность совместилась с трудом, но вначале была потрепана «крутыми», потом процентными ставками, потом кризисом… Итак, человека среднего класса, как такового, скорее всего, нет. А есть новый тип, новая разновидность усредненного индивида, научившегося угадчиво поддакивать, гореть на порученном участке, здраво и рассудительно рассуждать, ставя во главу угла страдания вышестоящего, а не его мерзости. И стремящегося занять положение «особого подручного» при любом дворе, будь это управление, департамент, учебное заведение или даже общественная организация. То есть нам явлен новейший тип либерального пост-человека, льстивого в предвидении выгоды, легко поддающегося модуляции, не гнушающегося надуть своего самого ближнего, с удовольствием обманывающего благодетеля, и, одновременно, отважно принимающего все умеренно рискованные начинания своей «небесной душой».

Сегодняшняя серединная личность страшится самообмана, ее точкой опоры продолжает оставаться, правда. Однако, внутренняя наполненность этой правды ей открывается как обретение контактов с влиятельным лицом, «проблемное» блукание в чужих катакомбах, универсальная мораль, позволяющая подстраиваться под любые новации, пронизанные утопией денег, эрзацчувствами, свободой от «табу», рыночным сексом, прочей сакрализацией вседозволенного. Чтобы не оказаться в позиции продувного по отношению к предстоящему,

РУССКИЙ КЛИЧ

серединному человеку, нужно, по-видимому, быть хотя бы на микрон выше среднего. Выше среднего – в плане духовном. А это значит: способным испытывать ярость или гнев, что вызваны тем же диким расслоением или верховной коррупцией и связанной с ними трансляцией «прогиба». Однако, наш серединный типаж тем и отличатся, что, обжившись на суррогатно-прибыльной «кочке», не в состоянии сделать этого. Он – утлый, лихоимный и ухищренный челнок, плывущий в кильватере ростовщического дредноута.

Если задаться целью более-менее реально выявить дух серединности, благопристойно утвердившейся в наши дни, то это будет некогда ведущая общественная сила – писатели. По праву памяти общество продолжает к ним тянуться. И они, судя по газетным самоотчетам, дружеским взаимооценкам и вестям со всякого рода собраний, пытаются запечатлеть лейтмотив шума времени. Однако социально-культурный «код»

текущего момента настолько мощно «просел», что подавляющее большинство, получив капитал–щелчком по темечку, впало в непозволительное подобострастье и эклектику. И подобно «блажным» пациентам молитвенно поклоняется местечковым иерархам, катает шары в литературном мини-бильярде, тихо делит премии, коих поднабралось с дюжину. И пройдя череду мытарств, домогается грамот или орденков к юбилею. А заодно – утешительных презентаций самым галантным и самым гламурным.

Но может ли литературная жизнь идти хорошо, если народу живется плохо, а писатели играют в писателей, выдают себя за писателей? Вопреки здравому и, вообще, смыслу гомомсосный авангард говорит:

«Может!» И – с помощью добытых у начальства денег выпускает сборники юмористов – гуманистов, исповеди века, стихи и поэмы на все времена. Тиражи – ничтожны, а количество выпусков – непомерно. Товар же такой, что лучше пролистать и – отложить. Что читатели, кстати, и делают… Общество раздробленно, разобщено, опрокинуто.

В этом хронотопе народонаселение хотело бы заполучить автора, который оказался бы интересен хотя бы трем-пяти процентам от читающей массы. Но такой фигуры нет. А есть феномен вычленения, выявления, высасывания гуманной составляющей из ядовитой накипи дефолтного дня. Однако творцов такого феномена, мастеров «гомоотсоса» без саморекламы и в лупу вряд ли удастся разглядеть: сплошная имитация, сплошная субтильность, сплошной гальванический раствор.

Для примера два фигуранта на вскидку. Светлана Макарова. Руководительница Краснодарского отделения Союза писателей России. Определенных литературных способностей и ремесленных навыков не лишена. И все эти годы писала непритязательные любовнобытовые истории в духе госпожи Туркиной, что хорошо знакома по чеховскому «Ионычу». Чтобы владеть ситуацией, удалила всех сколько-нибудь пристойных за околицу, а себе отвела ведущее топ-пространство и хит-положение в «Кубанском писателе» – газете, хотя и малотиражной, но полуглянцевой. Однако несмотря на жутковато броское наличие писательницы Макаровой на страницах, газета кубанских писателей без «ударных» кубанских писателей – Виктора Лихоносова, Ивана Бойко, Николая Зиновьева, Кронида Обойщикова, Николая Ивеншева – напоминает самопальную «фанеру». Она ретро-анемична, абсолютно отключена от реальных болей и бед. И наглядно говорит о том, что

РУССКИЙ КЛИЧ

выдать что-то талантливое – вне творческих возможностей писательницы и редактора Светланы Макаровой.

Еще пример. Владимир Рунов. Он недавно возглавил краевое отделение смежной писательской организации – Союза Российских писателей. В отличие от расположившейся у самой муниципальной кассы Светланы Макаровой, он держится особняком, на лояльном расстоянии. И намеревается видоизменить благосферу Кубани, объединив всех писателей в региональное целое – Ассоциацию писателей Кубани. Свою новую книгу «Особняк на Соборной» он позиционирует как лучшую вещь в Краснодаре, которую не грех и в школьную программку включить. И сильно сетует на отсутствие литературного процесса, в результате чего прекрасные книги остаются одноразовыми: как бы проглатываются и перевариваются механически.

Владимир Рунов – не Светлана Макарова. Захваченный изготовлением своего сверхлитературного амулета, который будет не уступать лихоносовскому, он несет в себе некую возможность реального выхода, то есть объединения творческих сил, действительно консолидирующих общество. Но гомососная креатура, не способная проникнуться этим шансом и оживиться, не внемлет и – отчаянно отстаивает свой комфортный статус. Эту пантомиму дня «темнилова», что мягко всасывает в себя химерический позитив и служит пробавлению серединного и прогнутого.

Активная гомо-серенина как рецидив постсовесткого гуманизма, как пост-добро с кулаками, как инициатива, переводящая низшие свойства человеческой натуры в превосходную степень, поставила себя на повестку дня. Однако она может быть принята, а может и не принята. «Свобода, равенство, братство», таящиеся в коллективном, которое можно назвать народным, все еще излучают энергию и бередят воображение. Феерия же серединой натуры, от безысходности «вырабатывающей» контактный цинизм, благоговейную ложь, симулятивное служение и прожженное послушание не может длиться бесконечно. Это мнимая бесконечность судороги. Мигающий экран галлюцинации.

ПУСТОЕ ВРЕМЯ И

ОСЕВОЙ ЧАС

страстью. Без страсти время мертво, есть только пустая форма времени, в которой речь звучит как бы из пустоты. Из далека умершей страсти.

Шоу «Имя – Россия» с девизом: «Поддержи Кубань – выбери Екатерину», выступившее на правах символизированной страсти, – это шутка момента.

Страсть – ядро живого времени, его внутренняя сила.

Отсутствие же страсти – есть время потерянное, упущенное, означающее время кича, внутреннее время симулякра.

Александр Николаевич Ткачёв, как уже было сказано, понял свою задачу «по реабилитации» ГосударыниМатушки прекрасно. И справился с ней блистательно.

Включившись в постмодернистскую игру, он заполнил пустое время сугубо постперестроечным ритуалом, логикой деконструкции. То есть теми историческими сведениями, которые исходили из абсолютно новой страсти: из необходимости возвратить городу имя, которое помогло бы создать новую иллюзию, освобождающую жителей Краснодара как от их исторического прошлого, так и собственного прожитого и пережитого.

В данный момент, когда занимательное шоу стало преданием, игра в «Екатерину Великую» тем не менее продолжается везде. На рекламных щитах, на окВИТАЛИЙ КАНАШКИН нах трамваев и троллейбусов, в витринах магазинов, на художественных выставках, в школах, вузах, театрах, библиотеках и т.д. изображение Императрицы предстат как обретение Большого Смысла. Как окончательная победа добра над злом. Как благословенный этап, помогающий одолеть себя и превозмочь действительность.

Газета «Восход», издающаяся в Абинском районе с 1931 года и выходившая под титлами «Красный табаковод», «Ударник полей», «Большевистский путь», «Партизанская правда», «Знамя труда», подключившись к культурно-исторической акции, опубликовала оперативный материал под заглавием не просто ситуциативным, а актуально-стратегическим – «Гремел бал». Вот ключевые положения из этого ключевого материала:

«В детском саду «Родничок» прошёл бал в честь Екатерины Великой. В нём участвовали старшие дошкольники. А дети среднего возраста и родители были зрителями… В роли Императрицы выступила логопед Н.А.Мартояс. Казаки да казачки преподнесли Екатерине дары кубанской земли, прочли ей стихи о Кубани-Матушке, исполнили песню и казачий танец. Воспитатели рассказали детям, что значит имя Екатерина для Кубани. Каждый ребёнок подарил своей маме «екатеринку».

Это, хочется подчеркнуть, на культурной арене – не проходное событие. Это миг общекубанской надежды на эпохальное преображение. И, следовательно, важнейший показатель того, как участники шутливого действа на глазах превращаются из обычных людей в мини-людей, в нечто псевдосамодостаточное, вроде радостно-потревоженных Саши с Лолитой или коллективного Арлекино.

Подчинённые неумолимому закону игры в «Хорошую Повелительницу», они не просто самообманываются, а и вынужденно переносят феномен притворного на всё и

РУССКИЙ КЛИЧ

вся. И этим самым выветривают, опустошают, обездоливают как само время, так и себя в нём.

Притворство – это бумеранг в превратностях текущей жизни. Раньше или позже, как мы убедились, но оно отзывается. И притворщик уже с самого начала превращается в жертву. Только не личных обстоятельств, а хода самой жизни, в которой притворяющемуся никогда не находится места.

В «Прикубанских огнях», газете Тбилисского района, опубликовавшей сочинения об Императрице Екатерине, приуроченные к краевому конкурсу, учащиеся 4-11 классов легко и весело проникают в царство «Мадонны с благородной внешностью», пленяются её улыбкой, живо представляют Екатерину, подходящую к Сталину и с укоризной говорящую: «Иосиф Виссарионович, а ведь я тоже была не русской, а национальных гениев не устраняла, не морила голодом крестьян, не гноила в тюрьмах невиновных. Что же вы…?»

И тут же с раболепным придыханием сетуют, что в наше время именно таких политиков-женщин, которые умели бы и «двор держать и непокорство обуздать», сильно недостаёт… Нет спору, современному поколению муторно в атмосфере расслабленности, в скопище инфузорий и клонов, в мире инфантильной свободы и нетрадиционного дурмана. И оно с подачи своих наставников воображает, как с высоты 2089 года говорит далёким потомкам: «Никто из вас не знает, что в нашем роду ещё в XVIII веке появились цивилизованные немцы, которых Екатерина прислала из Германии, чтобы людей лечить, да детишек учить… В её честь благодарными казаками был основан город Екатеринодар, который долго назывался Краснодаром, но в 2009 году ему было возвращено его настоящее название.»… (Прикубанские огни, № 154) Покаянно-эпатажные строки из сочинений кубанских школьников – это, конечно же, пульсирующая воспитательно-педагогическая отсебятина. Но, одновременно, и далеко не безобидная рефлексия на «нумерной» официальный замысел. Тот самый, что стимулирует исторический макияж и провоцирует такое социокультурное «превращение», которое хуже бессилия, ибо направляет время в никуда. Делает его гипнотической воронкой, если искать смысл. И фатальной ловушкой, если искать правду.

Пустое время, как и другие временные категории, соткано из своего ритма, из него является и в нём исчезает. «Мы пьём, чтобы забыть, что нам нельзя уже пить…» – таково резюме русско-советского праведника в одной из интенций Михаила Евдокимова.

Незамысловатый шутник и обречённый на трагический уход губернатор этими словами декларирует опыт идиотической пустоты, который ярким лейблом вкраплён в действия даже самого разумного человека. И одновременно воспроизводит опыт нашего вневременного общества, которое променяло Великую Державу на эфемерное Содружество, а Содружество на макроэкономический Альянс, поддерживаемый размытой энергией этого же Содружества.

Пустое время… Оно не только предусматривает игру краплёными картами, но и само является ею. И нужно, очевидно, только лишить его ритма, чтобы оно стало «трогательно-беззащитным». И тогда те, кому это по силам, смогут уловить новый ритм – поступательный. Выбирающийся на свет и отсекающий краплёный негатив.

ЯЗЫК, РЕЧЬ, СЛОВО, вобравшие глубину и поверхность, муку и спасение, истину и обман, знают: ритм

РУССКИЙ КЛИЧ

можно менять. А, значит, менять и характер времени. С тем, чтобы обрести возможность смотреть правде в глаза.

Приблизиться к той запредельной высоте духа, к которой стремится душа совестливая, сопричастная неразъёмному целому – нации.

Прорыв к Иному (Иной, не пустой реальности) сегодня возможен в разнообразных формах. Например:

«пути аскезы» (отказе от материальных благ и восхождении к Богу); «культуре подданичества» (прислуживании новым Помазанникам – буржуа и олигархам).

Наконец, – шизофрении, психоделии, наркомании… Однако такого рода прорыв означает лишь подчинение пустому времени и приятие низкого. Всего того, что вырабатывает и утверждает нормы поведения прихвостня, вводит в обычай смиренность и терпение оболваненного, безмозглого, безродного. Между тем, народ – бытийное место ритма – всё более и более чует: «Плоды, по которым узнаете его», – достались невесть откуда взявшейся шустрой братии. Значит, нужен ритм, переводящий страдание в благоденствие, а время такое, что рвётся только вперёд.

Где Слово, там и Бытие. В сей час, как мы видим, недужит, лицемерит, похабит душу морали не оно, не Бытие, а смысл, заключённый в Слове и это Бытие – творящий. Недужат люди и те формы речи, которыми они пользуются и с помощью которых выстраивают время.

Что же представляет собой наша сегодняшняя устная и письменная речь, где разные стили, располагаясь в «одной плоскости», стремятся не просто овладеть реальностью, а и расширить её. Вот выхваченные наугад и «вытащенные» из глубины современного Текста стилевые тенденции.

Либерально–демократическая – спонтанная, распальцованная, как бы провоцирующая мимические гримасы с выпучиванием глаз, дёрганием рта, мучительВИТАЛИЙ КАНАШКИН ным подыскиванием негативного жеста. Порою этот стилевой нео-шабаш проявляется как рог изобилия:

бьёт фонтаном красноречия, геизером психосоматической пены. В этом письме имеется весьма примечательный модус: оно парадоксальным образом гармонирует с эпатажной усмешкой Жириновского, как-то прошедшегося насчёт последнего попа, повешенного на кишках последнего банкира. И заставляет вспомнить, что либеральный образ мысли смешивает чёрное и оттенки. И его лучше всего представить в виде «Ваньки-встаньки».

Коммуникабельно-буколическая – информативно-позитивная, как бы блуждающая в официозных миражах, увиденных сквозь глазницы мёртвого черепа. В ней уравновешенны непритязательная лёгкость и обременительная тяжесть. А газетная «низкокалорийная»

свежесть отдаёт той раскованной фривольностью, что набита концерогентными добавками – бесцветностью, бесвкустностью, бездарностью – здоровой пищей живых мертвецов.

Радикально-манипулятивная – язвительная, широко использующая пугающий материал в каком-то «высшем смысле»; ставящая в центр «Общественного договора» соблазнительную фигуру страха. Не имущественная рознь, не красный мятеж, не смена вех, а благотворное Стяжательство, способное сбить крышку гроба, где похоронены желания успешных рыночников – вот альфа и омега этого речевого потока и верования.

Парно-еретическая – циничная, возбуждённая, как бы намагническая сексуальным наркотиком: анатомической лексикой, ненормативными словами и оборотами. Всплесками той жареной фактуры, что низведена к казино и притонам. Истеричная плотоядность выступает здесь «полем битвы», где секс – и товар, и комфорт, и проклятье, и трансляция сладкой вседозволенности без границ. То есть до полной самоутраты.

РУССКИЙ КЛИЧ

Алко-нарко-апокалиптичная – блуждающая в зазорах и манифестирующая тотальное неприятие национальных ценностей. Претендующая стать знаковой основой новоявленного «гиперъязыка», в пространстве которого мы бы двигались и существовали дорационально, до-логично, до-осмысленно – симулируя как со-творчество, так и имитируя самих себя.

Разверзнутый и располосованный «стилевой ворох» уложен здесь в условную систему только для того, что бы «броситься в глаза». Но это не материал для зондирования и не раскопка журнально-литературного хлама. Это – открытая и сочащаяся кровью живая рана, тот предсмертный ужас, что переживает современный человек-творец, утративший способность движением своего Слова сдвигать горы.

В самый канун Нового 2009 года о своей кончине известила общественно-политическая и литературно-художественная газета «Литературная Кубань».

Начиная с 20 января 1995 года и по 20 января 2008 года она выпустила 330 номеров. И изо всех сил стараясь быть изданием, отстаивающим высокое право называться именно литературным, почила тихо, как жила: под нажимом разбухшего однообразия и ностальгии по стилю в эпоху бесстилия. Как направленность, так и словесная ткань произведений «Литературной Кубани» были принципиально отличны от вышеприведённых карнавально-игровых форм. Но в то же время заключали в себе нечто общее: коллаж, ремейк, почти идеальное подобие жизни. Гибельное и невиданное в этом ритуально-совковом развале превращалось в нестрашное, а Иудино платье, кольчуга Муромца и копьё Победоносца – в фетиш. В пожирающую саму себя банальность, неумолимо распахнувшую двери в «некрофильские покои».

Вопрос, который теперь встаёт перед нами можно сформулировать так: а просматривается ли хоть какаято возможность перевода пустого времени в действенное? То есть приближения того осевого часа, когда чувство поруганной чести перейдёт в благородную ярость, а затем в такой гнев, который будет невозможно усмирить ничем, кроме предоставления народу права быть народом?

Просматривается. Причём, не в виде корректировки, а рождения как бы заново. С предчувствием любви и жаждой полного преображения. С надеждой, что Слово наше наконец-то перестанет блукать в полом субпространстве и обретёт силу «окормляющего». И понуждеющего это самое пустое время, где жизнетворением и «не пахнет», уступить место осевому часу – пылающему, огненному, несущему в себе мистериальное начало.

Что касается стилевой тенденции, способной осознать себя и сотворить новые смыслы, то это Метафизическое Желание, пронизанное светом Традиции и Народности. И отводящее центральное место Слову Правды. Оно – это «не то иное», каким, к примеру, является санация банков, валютный коридор, продовольственная корзинка, тёплые посулы Премьера. Всем этим и в самом деле можно «насытиться». Метафизическое желание – это тоска по Дому родного Бытия, из которого мы ненароком ушли, и в который безумно хотим возвратиться.

Как наивно, тривиально и даже надсадно не прозвучит, а Дом родного Бытия – это «русскость», оплеванная, затоптанная и распятая на дыбе пустого времени. В скрове Метафизического Желания она – сама плоть Великорусского Развития, ибо являет и свет Традиции, и энергию Истории, и божественный плаРУССКИЙ КЛИЧ мень Православия, и, конечно же, «точку сбора» той многоконфессиональной «интерактивности» народов, что населяют Россию и отводят ей центральное место в светоносной космогонии. Однако сегодня анклавом либеральных мудрецов ей выделено место предельно приниженное, где-то на далёком отшибе, в постколониальной подсобке. Сегодня «русскость» предстала перед лицом корпоративного суда: ей предъявлено обвинение в злосчастном намерении. В том, что процесс русской национальной самоидентификации, заявивший о себе в пореформенную эпоху, породил смуту, – трагические всплески 90-х, которые едва не затянули в себя озлобленное, растерзанное, и сбитое с цивилизованного пути население.

К счастью, «мёртвые, погребающие своих мертвецов», и оставшиеся в живых русские «отпавшие люди»

так не считают. Если понятие «русскость» провисло над пропастью и его стало возможно как угодно третировать и использовать в неразборчивых целях или ещё пуще – измывательском ключе («новые русские»), – то его необходимо переизобрести. В том плане, что наполнить новым смыслом и новым содержанием, позволившими бы черпать поэтику столько же из прошлого, сколько и из будущего. Именно такой выход из «пиратской акции» видит Кирилл, новый Патриарх Московский и всея Руси. И как следует из его богооткровенных встреч с паствой, не только не разделяет русофобское уложение послушников «американоцентризма», а и решительно осуждает их проекцию брутальной свободы и прав, ибо это «чаша, наполненная мерзостями и нечистотами блудодейства».

В сей час, когда призрак кризиса принял истребительно-одномерные очертания, по-прежнему очень много тех, кто пытается заглянуть «вглубь», что бы постичь ход происходящего. И совсем мало тех, кто проВИТАЛИЙ КАНАШКИН сто взирает на «поверхность», где всё и лежит. Суть в том, что этот самый кризис, если вести речь о его отечественной ипостаси, концентрически восходит к развалу Великой Страны, когда попавшая в буржуазные тенеты «потревоженная» Москва водрузила над останками Державы отстёгнутый от прошлого флаг и вступила в эпоху пустого времени.

Можно ли хотя бы пунктирно обозначить эти либеральные вехи? Очевидно, да. Но как гнилостные блики, как комочки плесени, как наваждение. Чтобы не возникло хотя бы какой-то лазейки для самообмана, переберём в уме наши самые знаменательные даты.

«День суверенитета» в восприятии нынешнего «гражданского сообщества» является ничем иным, как днём забвения. «День российского флага» – днём невыносимо фальшивого оптимизма. «День конституции» – днём профанической проекции на учреждение государства, свободного от имперского замысла. «День примирения и согласия» – днём лукавой эрозии в чистом виде.

Выхолощенная конструкция переустраиваемой России, где «русскость» выглядит «безликим заложником», сгорающим вместе с «отбросами общества» в топке кризиса, в наши дни пытается заявить себя суверенной частью глобального мира. Но её государственность, выстраиваемая на жесте отказа от пространственновременной протяжённости всей русской судьбы, продолжает мыслить предстоящее по модели урезанной и обрезанной исторической яви. И этот «явочный порядок», оставляющий «всё как есть», представляет чёрную дыру в затянувшемся безвременьи.

Президенту РФ Дмитрию Медведеву несомненно трудно. Ельцинская Конституция сделала просто немыслимыми многие решающие для нашей исторической судьбы вопросы. В частности, вопрос о раздельном положении русских как нации… Прохваченная ноРУССКИЙ КЛИЧ вым конституционализмом, требующим утопического мышления, Россия оказалась страной-проектом, подающим себя в терминах универсального права. То есть предельно антиисторичной.

Здесь самый раз взглянуть на Израиль. Это такая же страна-проект, но только никакой обязательной конституции не имеющая. А потому, в отличие от России, не абстрагированная ни от своего исторического времени, ни от пространства. Напротив, именно время «священной истории» и пространство «священной земли»

составляют её смысловой фокус. Усиленный лишь набором основных законоположений.

Медведева амбициозна. Священная история и священное пространство русской земли должны стать такими же тотальными, как и израильские. Президент это понимает изначально, как и то, что «либерализм» и «национализм», составившие новую формулу – «гражданская нация», – должны занимать место не определяющее, а периферийное, ибо самозначима только Россия с её магической подоплёкой – «русскость».

В этом плане особенно важно вот что. В текущей ситуации, когда все хотят быть ястребами, а крылья коротки, Дмитрия Анатольевича Медведева всё ещё нетрудно представить в компании либеральных демократов, где он внимает патриотическо-невротической риторике Жириновского. Или на встрече с «Правым делом», где сквозь итоги «Марша несогласных» проскальзывает такая «эффективная антикризисная фигура», как Чубайс, претендующая на пост Премьера. Или поздравляющим лидера КПРФ с партийно-конструктивным оживлением на местах. Или обсуждающим с Романом Абрамовичем такой культовый для Открытого общества вопрос, как экстремально-продуктивные действия главного футВИТАЛИЙ КАНАШКИН больного тренера Сборной России в Челси… Почему нетрудно? Потому что в сей час всё покоится на плечах карликов и пребывает «между». И деление на «левых»

и «правых», «единых» и «справедливых», «лояльных» и «радикальных», «богатых» и «мультибогатых» «силовиков» и «олигархов» не более, чем – Иллюзион. Поскреби Грефа – обнаружишь Миронова, поскреби Грызлова – явится Кудрин и т.д., и т.п.

Нет смысла говорить, что сложившееся положение ужасно. Достаточно понять, до какой степени оно – чужеродно. Впрочем, перед бурей, как всегда, воцарилось затишье. Власть думает и выбирает. В этом есть действительная новизна. Вкус поступка. Фокус необходимого решения. Неожиданным образом Россия, все эти годы действовавшая в режиме либерального реванша, оказалась свободна в своём выборе. Воссоединение исторических земель, единый священный Союз, «русскость»?.. Такое волеизъявление всегда насущно, поскольку оно – выход из пустого времени. Прорыв. Давно и страстно чаемый осевой час.

СРАЖАЮЩАЯСЯ

БОГАДЕЛЬНЯ

азета «Кубанские новости», несомненно, имеет право на жёлтую кофту. Её эстетические представления могут не сильно отличаться от общепринятых. Тех, что строгого технологапрограммиста объединяют с продавцом-парфюмером, а олигарха – с начинающим предпринимателем. И они, пожалуй, не отличаются.

20 марта сего года, за сутки до рокового ЧП в станице Камышеватской, где в ночь на 21 марта в доме престарелых в огне и дыму страшного пожара погибли десятки людей, на первой полосе в редакционной передовице «Опыт Лас-Вегаса пригодится» было поведано о визите губернатора Александра Ткачёва в Соединённые Штаты Америки. Цель – знакомство с американским опытом в области взаимодействия игорного бизнеса и власти. Жизненная необходимость – строительство собственного Кубанско-Ростовского Лас-Вегаса (на границе Щербиновского и Азовского районов), города-казино, под строительство которого уже выделено две тысячи гектаров и который по территории будет в десять раз больше Монте-Карло.

Что может быть обыкновеннее и фантастичнее игорного безумия? Безумия прикольных ночных улиц и гадательного помешательства будущей казачьей поросли. Станичных дев, от которых веет гибелью, и подростков, влюблённых в игорные автоматы. Постбоевиков, возжелавших мирной жизни и вывезенных из кадыровских владений для удовлетворения жадной до секса паствы а ля Ксения Собчак. И элитариев-извращенцев, поглаживающих после ловкой сделки свои безупречные манишки. Что может быть обыкновеннее и прибыльнее безумия жизни, в которой коренной кубанец никогда не сможет быть равным самому себе, а светлая надежда навсегда останется и вожделенной, и недоступной.

Надо заметить, что резонирующим инвестиционным прорывом кубанский истеблишмент достиг такой изощрённости, что ему не надо пояснять «массам»

конкретику предстоящего возведения «города-кроссворда». Достаточно лишь сказать, что на развитие инфраструктуры выделяются деньги из федерального и регионального бюджетов, а строительством казино и отелей заинтересовались зарубежные инвесторы. И ни где-нибудь, а на коммерческой выставке в добропорядочных Каннах. И эти самые кубанские «массы» безоговорочно примут американскую мечту. И подключатся к общепланетарной эрзац-культуре, как собственной и обязательной. Вольются в попсу или кич грядущего стерильно-выморочного уклада.

Всё, что подано в передовице «Кубанских новостей», без особой помехи, точнее, морально-нравственной рефлексии, стало бы почвой и судьбой кубанцев, если бы трагедия в камышеватском доме престарелых не потрясла край. Великая американская мечта, показав нам свои неограниченные возможности, не «ограничилась» прихотями Диснейленда, цивильностью гамбургеров, запихиваемых в глотки отщепенцев, а – точным ракетным ударом расправилась с нами. Губернатор Ткачёв, узнав о трагедии, тут же покинул Лас-Вегас.

И по прибытии в Краснодар, на заседании комиссии по чрезвычайным ситуациям 23 марта произнес очень важные слова. Одной из причин беспрецедентного чисРУССКИЙ КЛИЧ ла жертв, по его мнению, явилась сплошная ликвидация нерентабельных пожарных частей: более четырёхсот сельских поселений на Кубани сегодня беззащитны перед огнём, ибо удалённость некоторых из них от пожарных участков превышает семьдесят километров. В ряду других причин губернатор с твёрдой прямотой, как было отмечено прессой, назвал неоправданное разделение муниципальных образований на городские и районные, преступную халатность, опасную бесхозяйственность. И призвав проверить факт невыезда пожарной машины с птицефабрики, находящейся в пятнадцати километрах от станицы, с гневом констатировал:

«В военное время подобные действия расценивались бы как предательство».

Если мы хотя бы бегло пролистаем региональные издания, отразившие мартовские траурные события, то обнаружим, что самым большим позором для Кубани явились родственники погибших, со всех весей съехавшиеся на пожарище с прикидом на компенсацию. «Сначала их бросили родные, а потом пришёл огонь», – такое резюме, размещённое в виде заголовка в «Краснодарских известиях», пожалуй, наиболее щадяще характеризует «оголтелое нашествие близких».

В материалах других изданий гипотетические попытки родственников получить погребальные пособия не просто муссируются, а и яростно клеймятся, выставляются чем-то вроде клиники «последних людей».

Как могло случиться, что кубанские перья, призванные в череде подобного рода трагедий находить чистое и светлое, оказались столь слепы и глухи? И не будучи ни механистичными, ни отвязно-карьеристскими, прошли мимо архи-актуального сообщения, сделанного накануне кубанскими масс-медиа, в частности, газетой «Ва-Банкъ». О том, что Олег Дерипаска обошёл Абрамовича. Вот дословный текст этого анонса: «Наш земляк в рейтинге самых богатых россиян уверенно перехватил лидерство у Романа Абрамовича. Состояние владельца «Базового элемента» на сей день составляет 563,5 млрд рублей».

Станем на миг банально-махровыми и поделимся очевидным: общество, где мир богатых и мир бедных отделяется друг от друга со скоростью разбегающихся галактик, не способно ни к самореализации, ни к развитию. А что касается эффекта, ожидаемого от игорной индустрии, то всеобщий опыт давным-давно показывает: тлетворный скачок приносит выгоду лишь «алчной толике», широкие же слои электората оказываются на гибельной обочине. И именно это вынужден был огласить и пролонгировать вице-губернатор М.К. Ахеджак, когда подытожил уроки камышеватской трагедии: «В происшествии пострадали 95 человек. В больнице – 30 спасенных. Погибших – 63 человека: скончалась 66-летняя женщина-инвалид от инфаркта. В крае более полутора тысяч профилактических учреждений. В том числе 400 с круглосуточным пребыванием. Для приведения их к нормам противопожарной безопасности необходимо 520 млн рублей. Защитить 250 интернатов и реабилитационных центров еще 100 млн рублей. Центр культуры – 3 млн рублей, места массового скопления людей – 82 млн рублей. Мы не в состоянии потануть такие суммы. Посему предлагаю выделить 41 млн рублей для детских домов и интернатов».

Слово «богадельня» ушло из вашего обихода, как ушло милосердие и человеколюбие. Бывшие богадельни, называют теперь старпомами. Или по давнишнему, ПНИ – психоневрологический интернат. Родители сдают в такие богадельни детей. Дети – родителей. Мужья привозят жён, и – наоборот. Как ни удивительно, сотрудники таких учреждений не забрасывают каменьями родственников, решившихся на отчаянный шаг –

РУССКИЙ КЛИЧ

определить в богадельню родного человека. А где ещё можно продлить жизнь тяжёлого увечного, а как существовать семье в одной комнате с полностью парализованным, а кто подскажет, на что жить безработной матери, имеющей быстро вошедшего в преклонный возраст ребёнка-инвалида? Или будучи немощной, каким образом коротать дни и ночи с законченным алкоголиком?

То, что в ряде публичных комментариев и повседневном обиходе жители Кубани назвали подвигом в камышеватской богадельне – не поступком, не ответственным шагом, а именно состоянием, точнее, деянием души, – связанно с самоотречением. С преодолением собственных границ и с соприкосновением с чем-то превосходящим собственную данность.

Парализованная женщина, которая сумела выбраться из комнаты на крышу, а оттуда переместиться на другую крышу и остаться в живых, три санитарки и сторож, вытащившие из пекла 27 опекаемых, наконец, медсестра Лидия Павловна Паченцова, бросившаяся в смертельный огонь, когда все кричали: «Стой, сейчас всё рухнет!», и не сумевшая выбраться с двумя пациентами, потому что дверь запасного выхода оказалась заблокирована, – ни что иное, как прорыв во имя возвышенного, сокровенного. А, может, и ослепительный реванш за то изголение, которым оказались пронизаны годы реформации.

Ha дальнем плане камышеватского погоста – ряды одинаковых могил. Здесь из года в год хоронили простых и безвестных – жильцов обречённого дома. После пожара прибавилось несколько десятков свежих холмиков с сонмищем одинаковых деревянных крестов, в которых, однако, не вечный покой, а буря и натиск.

Для закомплексованного, одурманенного той же трансмечтой сознания слова губернатора, назвавшего Лиду Паченцову великой женщиной, – нечто от ритуальноВИТАЛИЙ КАНАШКИН го пафоса, клейменый отблеск советских времён. Для глубинного кубанского мироощущения – одухотворяющий всплеск, призрак «Живого Прошлого». Просвет в тех «страшных вещах», которые, если перефразировать Митю Карамазова, устраивает русским людям реализм на пиру неосязаемого будущего.

РЕГАЛИИ КАК ЭПИЛОГ

егалии Кубанского казачьего Войска – уникальное собрание наград, полученных казаками более чем за двести лет службы Отечеству – от жалованной грамоты на кубанскую землю Екатерины Второй Черноморскому казачьему войску, до знамен эпохи последнего российского императора. Определять их номинальную ценность чрезвычайно трудно, ибо на рынке антиквариата, по данным газеты «Русская Америка», стоимость каждого из знамен начинается от 25 тысяч долларов.

Впрочем, самая важная особенность той части регалий, что на Кубань удалось доставить – условность или угасающая относительность их архетипов, или проще оригиналов. Например, той же грамоты Императрицы, пожаловавшей казаков черноморской землей. Для нынешнего, даже реестрового войскового состава, эта земля – сказка, в которую никогда не вернуться, Прочие регалии содержат в себе также только сказочное нечто.

И если освободиться от экзальтированных эмоций, то императорская казачья символика в настоящем и предстоящем – ни что иное, как реликт, атрибут, пережиток. Чтобы это не выглядело пристрастием, достаточно задуматься хотя бы над цифрой 600 млрд долларов.

Именно такая инвестиционная сумма уже заложена в проект либерально-иерархического переструктурирования бывшей казачьей земли. Разумеется с иностранцами на паях.

Казачье возрождение у нашего культурнокоммерческого лобби укладывается в формулу: гражданская война-рассеяние-возвращение-реставрация. На Кубани, тем не менее, реставрации как таковой не было. Да и, пожалуй, не будет, что бы ни твердили атаман Громов и его сторонники. Конечно, старые названия возвращаются, Троицкий собор воспрял духом, Кубанский казачий хор звучит над зарубежными головушками.

Екатерину Вторую стали величать, а вместе с нею и тех, кто величания не заслуживает, – однако все это паллиатив. Кубанская казачья булава не вакантна, булава – упразднена.

В чем причины усечения практически обжитой схемы? Во всей отчетливости они вряд ли будут названы, ибо возможности полноценной аналитики на Кубани ограничены, и воссоздание Кубанского казачьего войска в его первородном предназначении пребудет задачей наперед. Однако кое-что бросается в глаза, и это кое-что – межсословная несовместимость. В Москве и других мегаполисах сословия, включая и новоказачий «фантом», в конечном счете поладят: их соединит исступленно прокламируемый буржуазный интерес. А кубанский казачий мир с его неприятием эгоизма, корысти, державного нигилизма? Он, скорее всего, был и останется сердцевинным, хотя и тронутым экспансией капитала.

Вот точка зрения атаманов кубанских казачьих обществ, выраженная ими еще в апреле 2005 года в Обращении к своим заокеанским сородичам:

«Уже не первый год муссируется слух о возвращении святынь и регалий Кубанского казачьего Войска на Кубань из-за границы. И это, наверное, было бы правильно, если бы не та грязная политическая возня относительно правопреемственности вышеуказанРУССКИЙ КЛИЧ ных регалий. Пятнадцать лет назад, когда в России и на Кубани, в частности, всплеск национального самосознания и патриотизма достиг максимума, когда каждый житель Кубани задумался о своих исторических корнях и роли казачества в истории России, когда Всекубанское казачье Войско в составе Союза казаков России было лидером возрождения казачьей демократии, казачьих традиции и культуры – возвращение святынь на Родину могло сыграть огромную роль в поднятии престижа кубанского казачества среди неказачьего населения Кубани и в структурах власти.

Но вместе со становлением казачьего движения росла и крепла армия «новых русских бюрократов», шел передел собственности, расцвела коррупция во всех эшелонах власти.

Осознавая опасность объединения казаков Кубани против коррупции и, естественно, чувствуя угрозу своей безопасности, государственная машина нанесла очередной удар по казачеству, разделив его на реестровое и нереестровое.

С принятием Устава реестрового Кубанского казачьего Войска растоптаны последние ростки демократии в казачестве, для казаков определен возрастной ценз, Казачье Войско оторвано от Православной Церкви, атаман Громов В. П. взял на себя право казнить и миловать, снимать и назначать на должности атаманов любого уровня, представляя себя единственным бессменным, непогрешимым вождем казачества.

Каждодневное нарушение Устава, попрание казачьей демократии, традиций и обычаев в Кубанском казачьем Войске, подмена их противоуставными «Положениями о выборах...», подмена Суда Чести и Совета стариков всякого рода аттестационными комиссиями привели к развалу казачьих структур Кубани.

В реестре остался лишь список юридических лиц и едиВИТАЛИЙ КАНАШКИН ницы атаманов и атаманчиков, находящихся при кормушке администрации и ничего общего не имеющие со славными традициями Кубанского Войска.

Казаки уже давно осознали, что Кубанского казачьего Войска как этнической общности объединенных общей идеей и родственных по духу людей – больше не существует. В угоду власть имущим душится любая инициатива, выкашиваются лидеры казачьего движения. Под прикрытием реестра целыми станицами упраздняются казачьи общества. Громов и Загудаев создали свое личное безропотное «Войско» для шоу, парадов и отмывания бюджетных средств.

Мы не исключаем вероятности, что все сохраненное Вами в течение многих лет будет растащено по частным коллекциям так называемыми «правопреемниками», и казачья молодежь не сможет никогда больше прикоснуться к славной истории кубанского казачества.

С уважением, по поручению атаманов и казаков Кубани:

Атаман Всекубанекого казачьего Войска казачий полковник В.И. Камлацкий атаман Таманского отдела Всекубанского казачьего Войска войсковой старшина В.Г. Алещенко, атаманы и старейшины казачьих обществ, станиц и хуторов: Г.Г. Майков, В.А. Семиболотний, Н.Д. Хорошилов, В.Я. Кондратьев, В.В. Масло, В.М. Светлов, В.М. Шакун, Д.В. Деминов».

Письмо здесь приведено полностью, поскольку его сущность больше трагическая, чем острожитейская. И этим оно приближает нас к пониманию проблемы. Входившие во Всекубанское Казачье Войско нереестровые казаки были вытеснены как режимно недостаточные, то есть не поддающиеся искушению надвигающейся буржуазностью. Но и реестровым каРУССКИЙ КЛИЧ закам – после реорганизации – участь оказалась уготована незавидная. Официальная власть и официальная казачья верхушка, подавив казачий идеализм с его претензией на установку традиционных моральных «норм», постарались переориентировать казачье самосознание на товарную прагматику. Чтобы девиз: «Хочу быть употребленным» – вошел в плоть и кровь новообразованной генерации. В результате никто практически и не заметил, как низкое перешло в категорию ужасного, а высокочтимая культурная акция с регалиями – в праздничное шоу над бездной.

Наша сегодняшняя задача – видеть катастрофу.

Для этого надо найти выигрышный пункт для наблюдения, коль нами уже обозначен угол зрения тех, кто уже увидел и услышал, что крайняя опасность «близ носу». Таким пунктом, по-видимому, может быть газета «Наша страна», выходящая в Аргентине и в статье «Конец Кубанского казачьего войска (28.10.2006) высветившая природу самоиз- ведения кубанского казачества в Америке, то есть в данном случае – судьбу гипотетического казачества на Кубани непосредственно.

Вот духовно-нравственное упреждение из этого реквиема.

«Печальное, но ожидаемое случилось: 12 октября 2006 года Кубанское Казачье Войско прекратило существование. Трудно сказать, когда неумолимые процессы старения превратили Войско из боевой силы лишь в ее представительство.

Возможно фактическим концом Войска стал раскол его в конце семидесятых, когда под натиском хамства «новых кубанцев», по одну сторону расколовшегося Войска остались его честь и верность идеям Великой Борьбы, по другую – войсковое имущество, включающее здания, банковский счет и регалии. Не сразу духовная щура покинула регалии, однако с годами все более и более они превращались из символа Императорской России в предмет краж, сделок на рынке антиквариата и скандалов грызущихся меж собой новых «хранителей». Наконец, остатки их были сданы оптом представителям властей РФ.

На традиционном Войсковом сборе в день Покрова Пресвятой Богородицы, прозвучали слова по этому трагическому поводу:

«...Сколько бы не напяливала на себя забранное от потомков наследие России политическая шпана РФ, сколько бы гробов с останками Белых Героев, русских мыслителей, членов Царской Фамилии, Русской Зарубежной Церкви ш стаскивала бы Лад под основание трона своего, сколько бы не пудрилась тленом кладбищ – наследницей России ей не стать. Строят они «новую Россию» на основании не Исторической России. И оттого угасает духовная символика во всем осиротевшем Русском, чего касается рука их... Вот и Кубанские регалии станут грудой тлена, музейным экспонатом».

Надо отдать Громову должное, переговоры о возвращении регалий на Кубань с представителями зарубежной казачьей общины им велись с 1990 года. Положение изменилось в корне, когда губернатор Александр Ткачев заверил, что кубанская вертикаль готова выполнить основные требования первой волны казаков-эмигрантов:

восстановить взорванный войсковой храм, воздвигнуть памятник Екатерине Второй, уничтоженный большевиками, Кубанскому краевому центру вернуть его имя – Екатеринодар.

После того, как первые два требования были выполнены, представители зарубежного казачьего Войска приняли решение о возвращении части регалий на родРУССКИЙ КЛИЧ ную Кубань. А как быть с переименованием Краснодара?

Многие сегодня считают, что Екатеринодар – это имя – профанация, неочевидность, мерцание. Его возвращение отберет много средств и станет олицетворением всего клонированного, потребительского, архаичноблудливого. А Краснодар, – он не краснобай-демагог, а форпост-воин, оплот казачьего имперского духа, которому, кажется, самой судьбой ниспослано державное наитие. По-видимому не переименование Кубанской Столицы надо в дальнейшем ставить в основу «возвращения сакрального», а восстановление Казачьего Духа в его исконных правах и обязанностях.

На картинках ТВ было видно, как атаман Громов, принимая у трапа самолета регалии, плачет. В благодарственном Слове на минувшем воскресном Молебне он сблизил «дальних» и «ближних» кубанских казаков и загипнотизировал всех, внимавших ему, тем, что посулил сбывание несбывшегося. Осевым элементом этого сбывания он, как известно, выставляет категорию «народ». В каком бы рассеянии коренные казаки не пребывали, они едины, ибо все они – народ. Правда, с поправкой на «деталь»: если соответствуют новому метропольному реестру.

Вычленяя из кубанского массива реестровый казачий слой, Громов невольно отождествляет себя... нет, не с большевиками, а с теми неотроцкистами, что разделяют неделимое – русских и казаков. Плохо в этом не двойное кодирование, а то, что, как заметил Н, Кондратенко, мы играем на руку врагу. «А враг наш, – изложил он свой взгляд в статье «Кто мы с вами, братья-казаки?» – великолепно знает, что после разделения нас, русских и казаков, мы уже никогда не будем поддерживать друг друга ни на выборах, где побеждать должны только они, ни в критических жизненных ситуациях, так легче будет с нами расправиться поодиночВИТАЛИЙ КАНАШКИН ке. Подонки от политики обещают вам, братья- казаки, молочные реки и кисельные берега после обретения самостоятельности от русских, ссылаясь на документы о реабилитации казачества. Скажу вам так: «Сколько вы уже получили от новой российской власти, столько и еще получите, братья. Держите карман пошире!»

Над останками регалий, в разбереженном Всекубанском казачьем Стане бьется высокая мысль:

«Кубань-народ – это Россия-народ». Она рвется в небо на крыльях скакуна и, выделывает «штуки» над потрясенным зрителем. Вопреки усилиям «князя мира сего», что сейчас модно зовётся «инвестпроектом», приходит на память предсмертный завет лихого кубанского казака и большого поэта Ивана Вараввы – «Летать, хотя бы это стоило жизни!» Жизнь не необходима, летать необходимо!

ИНВЕСТИЦИОННЫЙ СВИЩ

рандиозные инвестиционные проекты, заполонившие кубанскую повестку дня, производят впечатление чего-то мотылькового, однодневного, способного вспыхнуть, наследить и – тут же погаснуть. Фундаментальные замыслы, большие судьбоносные претворения – все это в расчете на вечность возводилось в Краснодаре всего два-три года назад. Если конкретно, то это торговые комплексы «Центр Города», «Арбат», спортивный комплекс «Олимп», Сенной и Кооперативный рынки, телеграфная высотка и т. д. А сейчас? То, что выставлялось как европродвинутое, вековечное, ныне выглядит предельно бросовым. И представляет захолустный, заплесневелый «авангард».

Как ни парадоксально, но именно в этом «всполохе» инвестиционного зодчества сегодня проглядывает стремление к самоумалению, даже самоуничежению.

Почему так? А потому что этот модерн работает на так называемое массовое усыпление. Электорат, отзывчивый на подачки, на декорум, на стереотипы, готов принимать зыбкий, блеску чий мир каким бы он ни был.

Отсюда – та миражная покорственность, разрастающаяся под шум медийной волны и гип-гоп инвестиционной халявы, что превращает людей в роботов.

О том, какова цена инвестиционной благодати, ниспосланной завтрашней Кубани, можно спорить. Но вот бесспорные данные, полученные с пятого экономичеВИТАЛИЙ КАНАШКИН ского форума «Дни Краснодарского края в Германии», завершившегося в марте с. г. По свидетельству официального сайта, под высокую доходность и низкие риски Краснодарский край готов принять в регион 4 миллиарда евро в особые экономические зоны на Черноморье.

Четыре миллиарда евро в развитие горно-климатического курорта Сочи. И еще 15 миллиардов евро в освоение сотен километров неосвоенной курортной зоны на побережье. Не забыты и сельское хозяйство с промышленностью, куда предполагается вложить 2 миллиарда инвестиционных евро.

Не нужно быть слишком искушенным, чтобы увидеть – Кубань, издавна славившаяся подвигами хлеборобов, рисоводов, животноводов, садоводов, лесоводов, просто рабочих сегодня изрядно подустала от трудов праведных, перенапряглась и – решила отдохнуть. Теперь предмет ее радения – не поля, не животноводческие комплексы, не промышленные цеха, а горно-курортные массивы с кромкою пляжа. До сей поры Кубань Историческая не терпела праздно отдыхающих, не признавала индустрии «отпада до упада» и этим отличалась от всевозможных пляжных притонов Земного шара. Твердо усвоившая, что отдыхать позволительно только людям, но не регионам и, тем более, не народам, что отдыхающий народ приговорен самой Историей к исходу, причем, без помилования, она шла в ногу с жизнью. И вот – как-то сразу, утратив разум, соскользнула в постисторию. В гадюшник карнавализованных совращений, где труженику былой Жемчужины России уготована участь мазохического свойства: заниматься самоподменой.

Инновационный блицкриг – это оккупация, закабаляюще-витальная и морально нечистая, исполненная драматизма, разрывающего путы приличия, и подозрительно вариативная. Когда губернатор говорит, что

РУССКИЙ КЛИЧ

нынешний успех края на ниве инвестиций – только начало, что край, обладающий мощным потенциалом, не имеет права вариться в собственном соку, и что уже через 10 лет мы будем европейцами, он играет на изломах наших доверчивых душ и жонглирует нашими полушариями. Отчего – и газовые трубы, и нефтяные «протоки», несущие евроинвесторам свет и тепло, оживают и поднимаются вместе с землей и начинают действовать.

Можно плохо понимать происходящее, в частности, систему «Одного окна», что работает, по задумке администрации, на притягивание иностранного бизнеса в кубанскую экономику. Можно на свой лад артикулировать свои ощущения по поводу дисциплинарного регламента, предписанного администрацией: «если чиновник начинает мешать бизнесу, он прекращает работать».

Но так, чтобы вообще не понимать, что этот крен – есть курс на колониальный отруб, будет, наверное, не столько наивом, сколько настоящим святотатством. Или – точкой приятия с недостаточным комплексом хромосом.

О какой Кубани мы мечтаем? О той, что совмещает универсальное и частное и рвется, прежде всего, в Великорусскую Империю, а не в Европу. И опирается на собственную первозданность, заявившую о себе в охаянном прошлом и вбирающую в себя все, что несет Большое Пространство. Инвестиционный допинг в курортно-туристическую отрасль Кубани – признак, скорее, тупикового благополучия, чем реальной перспективы, поскольку на обочину отброшен исторический опыт.

Немецкий туркаталог «К Черному морю за здоровьем», авиарейсы Ганновер-Краснодар-Ганновер, ФранфуртСочи-Краснодар-Франфурт и другие, способные стимулировать любое мелкобуржуазное сознание, являют приобретение, сводящее на нет общенародные созидательные усилия.

Инвестиционная бутафория – это искусство власть имущих, несущее в себе крах гораздо больший, нежели другие либеральные новации. Дело в том, что либеральный патронаж не перестраивает, а обживает облюбованный угол или участок, стараясь устроиться в нем с максимальным комфортом. Он рубит с плеча, растолковывая нам, убогим, преступную сущность нашей философии «старьевщика». А сам живет эклектикой, фантазируя на тему того, каких высот добилась бы Кубань, если бы раньше сделала ставку на «данайцев, дары приносящих».

В конце января – в начале февраля 2007-го на Красной поляне столкнулись два призрака, обретающие плоть, – столично-региональный и олигархический.

Греф, облаченный в комиссарский прикид, провел осмотр снежного покрова и пришел в восторг. В Европе снега нет, властвует непогода и слякоть, а здесь – метровый настил, тишина, зимняя сказка. Он слепил снежок и забросил его далеко, за спины темнеющей охраны и какого-то обслуживающего люда. А потом сделал лицо, думающее у камеры, и на вопрос, правомерно ли считать олимпийские приготовления национальным проектом, ответил с оговоркой: национальные проекты – сфера Медведева, но зимние игры в Сочи – проект несомненно национальный, как, впрочем, и его, грефоский, проект.

Буквально несколько дней спустя Марианна Максимовская (в телеобозрении «Неделя») в интервью с Потаниным поинтересовалась, насколько экономически целесообразно вторгаться в природоохранную зону, если экологическая экспертиза кричит о беспредельной хрупкости ресурса. Олигарх был дипломатично увертлив, но ответ дал: специалисты работают, однако – уже ясно, что идет игра интересов. И одолеет тот, чья потенция будет сильнее.

РУССКИЙ КЛИЧ

Если встряхнуться и вглядеться свежим оком, то открывается нечто поистине квазистранное, тотально абсурдное. Особенно это видно на краснополянском кряже. Проектируются, размечаются, возводятся ипподром в предгорной части курорта «Красная поляна», бальнеологический комплекс «Красная поляна», универсальный зрелищно-развлекательный комплекс «Красная поляна», фитнес-центр «Красная поляна», туристско-спортивный горно-климатический комплекс «Красная поляна», горно-морской комплекс «Красная поляна» и многое-многое другое, что никакой «Боливар не выдержит».

«С Юга должен начаться экономический рост России»,– декларирует ПРАЙМ-ТАСС и указывает на филиалов иностранных фирм и более 800 предприятий с иностранными инвестициями, среди которых «Филипп Морис», «Редиссон-САС», «Тетра Пак», «Пепси-кола», «Кнауф», «Бандюэль» и многие другие, уже замеченные местной прессой в уродливых проявлениях.

Разумеется, приведенное – только часть, крохотная толика. А если сюда присовокупить и застройку морских ландшафтно-рекриационных комплексов «Аква-мир», «Дагомар», «Хомар», «Новый берег», «Старый город» и т. д., и т. п., то окажется, что далеко наперед учтено, взвешенно и вброшено – Все. Или почти Все. Остановка за малым – за страной, которой нет, потому как она приговорена к распылу. И за народом, который опрокинут, загнан, отрешен.



Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 12 |


Похожие работы:

«ПРИДНЕСТРОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ им. Т.Г. ШЕВЧЕНКО СОюз мОлДАВАН ПРИДНЕСТРОВья Научно-исследовательская лаборатория История Приднестровья П.М. ШорНИков оЛДАвСкАЯ АМоБЫТНоСТЬ Тирасполь, 2007 УДК 941/949(478.9)(07):323.1(478.9)(07) ББК 63.5(4мол)р3+60.54(4мол)р3 Ш79 Шорников П.М. молдавская самобытность: монография. – Тирасполь: Изд-во Приднестр. ун-та, 2007. – 400 с. – (в пер.) Этнокультурное многообразие – ресурс экономического и социального прогресса. В книге рассмотрены условия...»

«Хадарцев А.А., Субботина Т.И., Иванов Д.В., Гонтарев С.Н. МЕДИКО-БИОЛОГИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ КЛЕТОЧНЫХ ТЕХНОЛОГИЙ Тула – Белгород, 2013 Министерство образования и науки Российской Федерации Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования ТУЛЬСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ Федеральное государственное автономное образовательное Учреждение высшего профессионального образования БЕЛГОРОДСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ НАЦИОНАЛЬНЫЙ ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ...»

«МИНИСТЕРСТВО СЕЛЬСКОГО ХОЗЯЙСТВА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ТВЕРСКАЯ ГОСУДАРСТВЕННАЯ СЕЛЬСКОХОЗЯЙСТВЕННАЯ АКАДЕМИЯ А.Г. ГЛЕБОВА СЕЛЬСКОХОЗЯЙСТВЕННОЕ КОНСУЛЬТИРОВАНИЕ КАК ФАКТОР ИННОВАЦИОННОГО РАЗВИТИЯ АПК Монография Тверь Тверская ГСХА 2012 УДК 631.152 (470.331) Г 40 Рецензенты: доктор экономических наук, профессор Ю.Т. Фаринюк доктор экономических наук, профессор А.В. Медведев Глебова А.Г. Г 40 Сельскохозяйственное консультирование как фактор инновационного развития АПК: монография / А.Г. Глебова –...»

«Хадарцев А.А., Еськов В.М., Козырев К.М., Гонтарев С.Н. МЕДИКО-БИОЛОГИЧЕСКАЯ ТЕОРИЯ И ПРАКТИКА Тула – Белгород, 2011 Европейская Академия Естественных Наук Отделение фундаментальных медико-биологических исследований Хадарцев А.А., Еськов В.М., Козырев К.М., Гонтарев С.Н. МЕДИКО-БИОЛОГИЧЕСКАЯ ТЕОРИЯ И ПРАКТИКА Под редакцией В.Г. Тыминского Тула – Белгород, 2011 УДК 616-003.9.001.004.14 Хадарцев А.А., Еськов В.М., Козырев К.М., Гонтарев С.Н. Медикобиологическая теория и практика: Монография / Под...»

«Климанов В.П., Косульников Ю.А., Позднеев Б.М., Сосенушкин С.Е., Сутягин М.В. Международная и национальная стандартизация информационно-коммуникационных технологий в образовании Москва ФГБОУ ВПО МГТУ СТАНКИН 2012 УДК 004:006.03 ББК 73ц:74.5 М43 Рецензенты: Липаев В.В., профессор, д.т.н., главный научный сотрудник института системного программирования РАН Олейников А.Я., профессор, д.т.н., главный научный сотрудник института радиотехники и электроники РАН им. В.А. Котельникова Климанов В.П.,...»

«Д. О. БАННИКОВ ВЕРТИКАЛЬНЫЕ ЖЕСТКИЕ СТАЛЬНЫЕ ЕМКОСТИ: СОВРЕМЕННЫЕ КОНЦЕПЦИИ ФОРМООБРАЗОВАНИЯ Днепропетровск 2009 УДК 624.954 ББК 38.728 Б-23 Рекомендовано к печати решением Ученого совета Днепропетровского национального университета железнодорожного транспорта имени академика В. Лазаряна (протокол № 4 от 24.11. 2008 г.). Рецензенты: Петренко В. Д., доктор технических наук, профессор (Днепропетровский национальный университет железнодорожного транспорта имени академика В. Лазаряна) Кулябко В....»

«333С Г 34 Генералова Светлана Владимировна. Механизм создания и оценка эффективности микроэкономических инновационных систем на сельскохозяйственных предприятиях: монография / С. В. Генералова, В. А. Щербаков, А. И. Рябова. - Саратов: ФГБОУ ВПО Саратовский ГАУ, 2013. - 102 с. ISBN 978-5-904832-30-8 УДК 333С Аннотация: В монографии разработан механизм создания и функционирования микроэкономических инновационных систем в сельском хозяйстве России. Разработаны современные модели микроэкономических...»

«Министерство образования и науки Российской Федерации Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования Тамбовский государственный технический университет Е. И. МУРАТОВА, П. М. СМОЛИХИНА РЕОЛОГИЯ КОНДИТЕРСКИХ МАСС Рекомендовано Научно-техническим советом университета в качестве монографии Тамбов Издательство ФГБОУ ВПО ТГТУ 2013 1 УДК 663.916.2; 664.681/144 ББК Л8/9 36.86 Д24 Р е це н зе н т ы: Доктор технических наук, профессор ФГБОУ ВПО...»

«Федеральное агентство по образованию Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования Ухтинский государственный технический университет (УГТУ) Механические свойства материалов с эффектом памяти формы при сложном температурно-силовом воздействии и ортогональном нагружении Монография Ухта 2010 ББК 22.251 УДК 539.4.014 М 55 Авторский коллектив: Андронов И. Н., Богданов Н. П., Вербаховская Р. А., Северова Н. А. ISBN 978-5-88179-597-9 Механические свойства материалов...»

«~1~ Департамент образования и науки Ханты-Мансийского автономного округа – Югры Сургутский государственный педагогический университет Е.И. Гололобов ЧЕловЕк И прИроДа на обь-ИртышСкоМ СЕвЕрЕ (1917-1930): ИСторИЧЕСкИЕ корнИ СоврЕМЕнныХ эколоГИЧЕСкИХ проблЕМ Монография ответственный редактор Доктор исторических наук, профессор В.П. Зиновьев Ханты-Мансийск 2009 ~1~ ББК 20.1 Г 61 рецензенты Л.В. Алексеева, доктор исторических наук, профессор; Г.М. Кукуричкин, кандидат биологических наук, доцент...»

«Е.И. Савин, Н.М. Исаева, Т.И. Субботина, А.А. Хадарцев, А.А. Яшин ВОЗДЕЙСТВИЕ МОДУЛИРУЮЩИХ ФАКТОРОВ НА ФОРМИРОВАНИЕ РАВНОВЕСНЫХ СОСТОЯНИЙ В УСЛОВИЯХ НЕОБРАТИМОГО ПАТОЛОГИЧЕСКОГО ПРОЦЕССА (ЭКСПЕРИМЕНТАЛЬНОЕ ИССЛЕДОВАНИЕ) Тула, 2012 Министерство образования и науки Российской Федерации Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования ТУЛЬСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ Е.И. Савин, Н.М. Исаева, Т.И. Субботина, А.А. Хадарцев, А.А. Яшин...»

«В.В. Макаров, В.А. Грубый, К.Н. Груздев, О.И. Сухарев СТЕМПИНГ АУТ В ЭРАДИКАЦИИ ИНФЕКЦИЙ Часть 2 Деконтаминация МОНОГРАФИЯ Владимир Издательство ВИТ-принт 2012 УДК 619:616.9 С 79 Стемпинг аут в эрадикации инфекций. Ч. 2. Деконтаминация: монография / В.В. Макаров, В.А. Грубый, К.Н. Груздев, О.И. Сухарев. – Владимир: ФГБУ ВНИИЗЖ, 2012. – 96 с.: ил. Часть 2 монографии посвящена деконтаминации – третьему, завершающему элементу политики и тактики стемпинг аут в эрадикации особо опасных эмерджентных...»

«Рациональному природопользованию посвящается To rational nature management Moscow Initiative on International Environmental Law Development Eugene A Wystorbets HUNTING AND LAW World, Russia, Altay-Sayan Ecoregion Moscow, Krasnoyarsk – 2007 Московская инициатива в развитие международного права окружающей среды Евгений А. Высторбец ОХОТА И ПРАВО мир, Россия, Алтае-Саянский экорегион Москва, Красноярск – 2007 УДК 639.1:349.6(100+470+1-925.15) ББК 67.407+47.1 В 93 Рецензенты: доктор юридических...»

«ПОЧВЫ И ТЕХНОГЕННЫЕ ПОВЕРХНОСТНЫЕ ОБРАЗОВАНИЯ В ГОРОДСКИХ ЛАНДШАФТАХ Монография Владивосток 2012 Министерство образования и науки Российской Федерации Дальневосточный федеральный университет Биолого-почвенный институт ДВО РАН Тихоокеанский государственный университет Общество почвоведов им. В.В. Докучаева Ковалева Г.В., Старожилов В.Т., Дербенцева А.М., Назаркина А.В., Майорова Л.П., Матвеенко Т.И., Семаль В.А., Морозова Г.Ю. ПОЧВЫ И ТЕХНОГЕННЫЕ ПОВЕРХНОСТНЫЕ ОБРАЗОВАНИЯ В ГОРОДСКИХ ЛАНДШАФТАХ...»

«МИНИСТЕРСТВ ОБРАЗОВАН М ВО НИЯ И НАУКИ У УКРАИНЫ ДОНЕЦКИЙ НАЦИОНАЛЬ Й ЬНЫЙ УНИВЕРС СИТЕТ ЯНКОВСКИЙ Н.А., МАКОГОН Ю.В., РЯБЧ Й ЧИН А.М. ИНН НОВАЦИОНННЫЕ И КЛА АССИЧЕСКИ ТЕОРИИ ИЕ И КА АТАСТРОФ И ЭКОНОМИ ИЧЕСКИХ К КРИЗИСОВ Научное и издание Донецк – УДК 515.164.15+517. Янковский Н.А., Макогон Ю.В., Рябчин А.М. Инновационные и классические теории катастроф и экономических кризисов: Монография / под ред. Макогона Ю.В. – Донецк: ДонНУ, 2009. – 331 с. Авторы: Янковский Н.А., (введение, п.1.3, 1.4,...»

«Н. Х. Вафина Транснационализация производства в свете теории самоорганизации экономических систем Казань - Москва, 2002 УДК: 339.9.01 ББК У011.31 В 21 Рецензенты: доктор экономических наук, профессор Андреев С. И., доктор экономических наук, профессор Мазитова Р. К. Вафина Н. Х. В 21. Транснационализация производства в свете теории самоорганизации экономических систем. – М.: Издательство КГФИ, 2002. – с. 316 ISBN 5-7464-0687-2 Монография подготовлена на кафедре экономической теории Финансовой...»

«В.Т. Смирнов И.В. Сошников В.И. Романчин И.В. Скоблякова ЧЕЛОВЕЧЕСКИЙ КАПИТАЛ: содержание и виды, оценка и стимулирование Москва Машиностроение–1 2005 МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ФЕДЕРАЛЬНОЕ АГЕНТСТВО ПО ОБРАЗОВАНИЮ ОРЛОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ТЕХНИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ В.Т. Смирнов, И.В. Сошников, В.И. Романчин И.В. Скоблякова ЧЕЛОВЕЧЕСКИЙ КАПИТАЛ: содержание и виды, оценка и стимулирование Под редакцией доктора экономических наук, профессора В.Т. Смирнова Москва...»

«F Transfo F Transfo PD PD rm rm Y Y Y Y er er ABB ABB y y bu bu 2. 2. to to re re he he k k lic lic C C om om w w w w МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ w. w. A B B Y Y.c A B B Y Y.c РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ФГАОУ ВПО КАЗАНСКИЙ (ПРИВОЛЖСКИЙ) ФЕДЕРАЛЬНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ МИНГАЗОВА Наиля Габделхамитовна КАТЕГОРИЯ ЧИСЛА ИМЕН СУЩЕСТВИТЕЛЬНЫХ В АНГЛИЙСКОМ ЯЗЫКЕ ABB ABB ОГЛАВЛЕНИЕ II.2. Образование множественного числа исчисляемых имен существительных.. II.3.Образование множественного числа сложных слов и...»

«ГБОУ ДПО Иркутская государственная медицинская академия последипломного образования Министерства здравоохранения РФ Ф.И.Белялов АРИТМИИ СЕРДЦА Монография Издание шестое, переработанное и дополненное Иркутск, 2014 04.07.2014 УДК 616.12–008.1 ББК 57.33 Б43 Рецензент доктор медицинских наук, зав. кафедрой терапии и кардиологии ГБОУ ДПО ИГМАПО С.Г. Куклин Белялов Ф.И. Аритмии сердца: монография; изд. 6, перераб. и доп. — Б43 Иркутск: РИО ИГМАПО, 2014. 352 с. ISBN 978–5–89786–090–6 В монографии...»

«Научно-исследовательский институт горной геомеханики и маркшейдерского дела Межотраслевой научный центр ВНИМИ Кемеровское Представительство ГЕОДИНАМИЧЕСКОЕ РАЙОНИРОВАНИЕ ЮЖНОГО КУЗБАССА Монография Кемерово 2006 УДК 551.24; 551.432, 550.34 Лазаревич Т.И., Мазикин В.П., Малый И.А., Ковалев В.А., Поляков А.Н., Харкевич А.С., Шабаров А.Н. Геодинамическое районирование Южного Кузбасса.- Кемерово: Научно-исследовательский институт горной геомеханики и маркшейдерского дела - межотраслевой научный...»







 
© 2013 www.diss.seluk.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Авторефераты, Диссертации, Монографии, Методички, учебные программы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.