WWW.DISS.SELUK.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА
(Авторефераты, диссертации, методички, учебные программы, монографии)

 

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |

«Кемалова Л.И., Парунова Ю.Д. Личность маргинала и возможности её социализации в условиях транзитивного общества Симферополь,2010 2 10-летию Керченского экономико-гуманитарного института ...»

-- [ Страница 4 ] --

Какие же ценности являются сейчас приоритетными для граждан современной Украины, и возможна ли здесь реализация идей гражданского общества. По данным социологических исследований (2002 г.), современный гражданин Украины ориентируется на незыблемый триумвират таких ценностей, как семья, здоровье, родственные отношения. В качестве доминирующих здесь были выделены четыре блока витальных ценностей: «крепкое здоровье», «крепкая семья», «благополучие детей», «материальное благополучие». Интегральный средний индекс этого блока ценностей достигает по пятибалльной шкале 4, 77 балла. На основании этого И. Кононов выдвинул гипотезу о то, что украинцы по-своему решают антагонизм «коллективизминдивидуализм»: они не склоняются ни к одному, ни к другому полюсу, ориентируясь на малые первичные группы как референтные [22, с. 260]. Это естественно в обществе нестабильности и непонятности общественных процессов. С другой стороны, ориентация на семью, как малую референтную группу, является первым шагом на пути к гражданскому обществу, так как один из признаков гражданского общества есть совокупность негосударственных добровольных объединений граждан, организованных ими для реализации и защиты своих интересов.

Ценность личной материальной независимости также не случайно занимает одно из первых мест. В существующих экономических условиях, когда большинство населения поставлено на грань выживания, складывается иллюзия, что материальный достаток может решить все человеческие проблемы. Большинство респондентов именно богатство считает главным показателем жизненного успеха в нашем обществе [22, с. 261].

Здесь необходимо отметить, что в итоге рыночных реформ появилось гипертрофированное стремление иметь материальные блага, не обеспеченные равнозначным стремлением эти блага создавать, что выразилось в дегуманизации и аморализации жизненных установок [78, с. 21].

Если продолжить далее знакомство с ценностными установками жителей современной Украины, то к блоку «достаточно важных ценностей» входит шесть ценностей:

«интересная работа», «установление в обществе равных возможностей для всех», «общественное признание (уважение со стороны друзей, коллег, сограждан)», «хорошее моральнопсихологическое положение в обществе», «повышение образовательного уровня (интеллектуальное развитие)», «государственная независимость». Интегральный средний индекс этого блока составляет по пятибалльной шкале 4,22 балла. Эти ценности можно оценить как близкий резерв ядра ценностной системы респондентов. Со временем, в зависимости от ситуации, ценности из резерва могут перемещаться в состав ценностного ядра.

Правда, они могут перемещаться и в обратном направлении – не в состав ценностного ядра, а на периферию ценностной системы респондентов.

В этом блоке объединяются ценности, которые отличаются одна от другой не только содержанием, а и своим характером и уровнем обобщения. Так, «интересная работа», «общественное признание», «повышение образовательного уровня» связаны, прежде всего, с потребностью самореализации человека, которая актуализируется после удовлетворения первичных витальных потребностей. При этом реализация этих жизненных позиций по большей части от индивидуальных усилий людей. Что касается таких сторон жизни, как «хорошее морально-психологическое положение в обществе», «государственная независимость», «установление в обществе равных возможностей для всех», то они имеют социетальный характер. Их важность для людей определяется как уровнем практического воплощения этих жизненных позиций в обществе, так и соответствующими социальными и политическими ориентациями граждан [96, с. 213].

Пространство следующего по значимости блока ценностей составляют два блока ценностных приоритетов. Один из них по индивидуальным среднестатистическим индексам приближается к блоку достаточно важных ценностей, другой — к ценностям, которые пребывают на периферии ценностной системы граждан. К первому блоку принадлежат следующие ценности: «национальнокультурное возрождение», «независимость в делах, суждениях, поступках», «возможность высказывать мысли по политическим и другим вопросам, не боясь за личную свободу», «расширение культурного кругозора, приобщение к культурным ценностям», «демократическое развитие страны», «отсутствие значительного социального расслоения», «возможность критики и демократического контроля решений властных структур».

Интегральный средний индекс этого блока ценностей составляет по пятибалльной шкале 3, 82 балла.

Нетрудно заметить, ценностные приоритеты этого блока связаны с демократическими изменениями в современной Украине.

Это касается как политических и гражданских реалий, так и самореализационных и социальных факторов развития человека.

Но, как видно, все эти реалии и факторы не достигли в массовом сознании жителей Украины ранга «достаточно важных ценностей».

Причины этого находятся не только во внешних негативных проявлениях сегодняшней жизни (экономический кризис, рост цен, значительный уровень преступности, непоследовательность реформ), а и в состоянии ментальности граждан, где на первом плане уже более десятка лет находится проблема выживания и все, что с ней связано. В связи с этим можно предположить, что определенные общественно-политические и самореализационные ценности, которые непосредственно не связаны с решением проблемы выживания, вытесняются на периферию ценностной ментальности.

К другому блоку, находящихся на периферии ценностей, принадлежат две ценности: «возможность предпринимательской инициативы (организация частных предприятий, занятие бизнесом, фермерство)» и «участие в религиозной жизни (регулярное посещение церкви, богослужений, выполнение обрядов)». По пятибалльной шкале интегральный средний индекс тут составляет 3,22 балла.

И, наконец, такая жизненная возможность как «участие в деятельности политических партий и общественных организаций»

(среднестатистический индекс 2,69).

В целом результате опросов 2002 г. подтверждают, что структура ценностной системы имеет характер горизонтальновертикальной иерархии. Это означает, что в структуре ценностной системы граждан выделяются блоки ценностных приоритетов, имеющие определенную иерархию. Но в середине отдельных блоков соответственные ценностные приоритеты объединяются приблизительно с одинаковой значимостью для опрошенных [96, с.

213-217].

Социологические опросы показывают, что большая часть граждан осознает важность ценностных основ гражданского общества: индивидуальной свободы, независимости от власти, возможности критики власти и контроля ее действий и решений, добровольного участия в их деятельности. Несмотря на все недостатки, достаточно крепко в сознание граждан вошла ценность демократического развития общества. Для большинства респондентов (64,4%) демократическое развитие страны в той или иной мере является важным. Не важным для себя это считают лишь 7,9% опрошенных. Так же пробивает себе дорогу ценность личной предпринимательской инициативы. Это явилось важным для 49,4% опрошенных.

Выделены и ценности индивидуализма, самовыражения, достижения успеха. Независимость в делах, высказываниях, поступках оказалась важной для 70,1% респондентов. То есть большинство населения ориентируется на самостоятельность в жизни, отказ от диктата государства или общества, подчинение авторитетам [91, с. 536]. Чувствовать себя свободным человеком в различных субъективных интерпретациях важно для 76,6% опрошенных против 14,8%, для которых это чувство незначимо, и 8,6% затруднившихся ответить [51, с. 11]. 69,3% опрошенных признают как важно для них гарантированная свобода слова, 54,3% — возможность открытой критики и контроля деятельности властных структур [91, с. 536]. Но 47,9% опрошенных ответили, что не чувствуют себя свободным в государстве. Для подавляющего большинства граждан Украины чувство свободы приходит не от взаимодействия с государством и обществом, а от ближайшего окружения: семьи и групп общения [51, с. 11]. Почти каждый четвертый – 23,5% провозглашает значимость возможности принимать участие в функционировании общественных организаций. Но, как свидетельствуют данные статистики, часть людей, которые принадлежат к общественным или политическим организациям, первые десять лет независимости не превышала %. То есть в среднем только каждый седьмой из опрошенных был членом того или иного негосударственного добровольного объединения. Даже принадлежность к церковным общинам, чье количество составляет 23 400 объединений, охватывает меньше 5% граждан. Что касается политических партий, то и тут количество активных участников не выходит за пределы 2%.Таким образом, подавляющее большинство взрослого населения Украины — около 80% находится за пределами общественных организаций, репрезентующих гражданское общество [69, с. 205].

Таким образом, массовое сознание содержит в себе противоречивые интенции. С одной стороны, осознание необходимости свободы человека, его независимости от власти, критики власти и контроля за ее действиями и решениями, необходимости самоорганизации людей в разные объединения и движения, с другой стороны, недоверие к подобным объединениям и пессимистический настрой по поводу их и своих возможностей.

Такая ситуация характерна для трансформирующегося общества.

Проведенный в марте 2005 г. социологический опрос «Украина:

мониторинг социальных изменений» показывает, что в Украине попрежнему превалируют архаично-традиционалисткие ценности, что выражается в ориентировке на витальные потребности семьи, ожидание лидера-традиционалиста, «духовного пастыря», изоляционистские и ксенофобические установки [84].

И еще одна позиция требует своего рассмотрения. Сейчас гражданское общество приобретает форму сети, которой охватывается глобализирующийся мир. Один из современных экономистов М. Кастельс, предполагает, что по мере своего развития страны мира будут охвачены этой сетью, и со временем произойдет замена вертикальных связей горизонтальными. Власть растворится в глобальных сетях, которые не будут контролироваться каким-либо одним конкретным агентством [44].

Речь идет о формировании глобального гражданского общества, которое определяют как гражданское общество, вышедшее за пределы национальных государств и действующее в международном масштабе, объединяя в своих сетях и организациях представителей различных стран и направляя свою активность на сферу глобального общественного блага [104, с. 157]. Готова ли Украина ответить на вызов глобализирующегося мира?

В частности, речь идет о том, какие внешнеполитические ориентации преобладают среди населения Украины, насколько готовность интеграции с другими странами закрепилась в общественном сознании. Для Украины в этом направлении, как известно, есть два вектора — максимальное расширение связей либо со странами Западной Европы, либо с США, либо с Россией.

Хотя они не исключают друг друга.

Данные мониторинга 2002 г. свидетельствуют, что идея интеграции Украины в Европу, еще не имеет достаточной поддержки среди населения. Около 56% опрошенных продемонстрировали ориентацию на то социокультурное пространство, в котором Украина находилась до обретения независимости (13, 4% высказались за расширение связей преимущественно со странами СНГ, 8,6% за развитие отношений непосредственно с Россией, 34,1% за создание союза России, Украины и Белоруссии). Только 12,7% высказались за установление связей с развитыми западными государствами [91, с.536]. Это свидетельствует то, что «большой семерке не удалось навязать массовому сознанию идею ориентации Украины их социальноэкономическую модель.

Одновременно с этим немалая часть насления (44, 6 %) позитивно относитсся к вступлению Украины в Европейский Союз.

Это можно объяснить тем, что предыдущий опрос фиксировал преимущественно общую ориентацию респондентов на ту или иную социокультурную систему, тогда как другие вопросы касались конкретного действия, которое в массовом сознании связано с представлениями про благополучие. Долгое время в СМИ подается информация, согласно которой Европейский Союз — это свое рода остров благополучия. В связи с этим формируется представление, что вступление Украины в этот Союз автоматически будет иметь следствием повышение уровня жизни, широкое социальное обеспечение и т.д.

Особенно такая позиция характерна для молодежи. Так, половина опрошенных в 2003 г. старшекласников в крупных городах Украины связывают свое будущее с самореализацией за границей [125, с. 50 ].

О том, что желание присоединиться к Евросоюзу не является принципиальной позицией, свидетельствует то, что среди тех, кто позитивно относится к вступлению Украины в Евросоюз, 48,5% поддерживают и присоединение к союзу России – Белоруссии. То есть, здесь мы имеем дело не столько с интериоризацией ценностей западного образа жизни и системы социальных отношений, сколько с желанием найти лучшую жизнь, поиском возможностей для улучшения экономической ситуации. И тут не очень важно кто в этом поможет — Запад или Восток. Такая позиция поддтверждает тот факт, что для жителей Украины приоритетными являются всетаки витальные ценности.

По исследованиям 2005 г. среди граждан Украины больше противников чем сторонников вступления Украины в Евросоюз и НАТО, но в разных пропорциях: в Евросоюз — в соотношениии 39% против 33%, в НАТО 57% против 16% [122, с. 86].

Если обратится к омнибусу 2007 года, можно увидеть, что культурно-цивилизационные ориентации украинцев практически не изменились. Приверженцев ценностей, преобладающих в восточнославянских странах, оказалось 47 процентов: тех, кому восточнославянские ценности наиболее близки и скорее близки, 21% и 26% соответственно. На западноевропейские ценности ориентируются около 20 процентов респондентов. Особо следует отметить количество не определившихся граждан — это около трети населения Украины. Цифра действительно внушительная, позволяющая даже говорить о кризисе ценностей в украинском обществе. Респонденты в западных областях Украины составляют три большие группы: 28% из них ориентированы на восточнославянские ценности, 40% — ориентируются на западноевропейские ценности, а 32% — не определились в своих предпочтениях [34].

Эти данные отчасти могут служить опровержением мифа о поголовной «прозападности» жителей западных областей. Ведь почти треть ориентируется на восточнославянскую ценностнокультурную матрицу, а еще больше тех, кто не определился.

Распределение ориентаций в центре и на юге страны свидетельствует о значительном числе не определившихся в цивилизационных ориентирах. Там не определившихся 38% и 39% соответственно. Такое большое количество в центральной Украине тех, кто так и не выбрал направление цивилизационных предпочтений, можно объяснить как раз срединным положением этого региона. Ведь он испытывает влияние, как Востока, так и Запада. Более любопытным является этот показатель на Юге, который традиционно считают, наряду с Востоком страны, «прославянским». Возрастной индикатор в принципе подтверждает уже укоренившееся мнение, что старшее поколение (люди старше 55 лет) ориентируются на восточнославянские ценности — таких 54%. Среди молодежи и людей среднего возраста таких тоже не мало — 43 и 44 процента, однако это все же меньше половины.

Среди поселенческих групп (в зависимости от типа населенного пункта) необходимо выделить Киев. Приверженцев восточнославянской ценностно-культурной матрицы там 32%, в то время как сторонников западноевропейской – 25%. Однако примечательно то, что количество не определившихся киевлян особенно велико — 43 процента. Получается, что столица, город, в котором сконцентрирована интеллектуальная и творческая элита нации, задающая тон, показывает намного меньшую определенность, чем провинция. Такое распределение мы можем объяснить феноменом аномии. Многие киевляне не могут принять западноевропейские ценности. Но годы, проведенные в условиях агрессивной атаки на православную восточнославянскую культуру, дали свои плоды. Прежние духовные ориентиры людей уже очернены, подавлены и почти вытеснены. Нельзя не упомянуть об образовательном показателе. О людях с начальным образованием мы скажем лишь, что среди них приверженцев восточнославянских ценностей половина. Однако этот индикатор связан с возрастным показателем, поскольку начальное образование имеют преимущественно люди старшего поколения, а об их симпатиях мы уже говорили выше. Нас больше интересует группа людей с высшим образованием. Среди нее сторонников восточнославянских ценностей 43 процента и по отношению к сторонникам западноевропейских ценностей и не определившимся их большинство. То есть пока, в пределах всей страны, интеллигенция больше ориентирована на Восток. Наиболее четкое распределение относительно своих ценностных преференций демонстрируют представители разных конфессий. Это логично, поскольку культурно-цивилизационные ориентации теснейшим образом связаны с религиозными. Восточнославянские ценности Западноевропейские — у представителей греко-католической церкви. Впрочем, здесь также большую роль играют исторические и региональные факторы. Отметим лишь, что даже по религиозному признаку число не определившихся граждан приближается к 30%.

По-прежнему велик процент респондентов, поддерживающих вступление Украины в Евросоюз (41%), и союз Россия- Белоруссия (59%). Единственным союзом, в который украинцы категорически отказываются идти, является НАТО. Здесь показатели традиционно для последних пяти лет однозначны. Согласно мониторингу Института социологии за 2009 год, 60% населения Украины против вступления в НАТО и всего 14% — за. Число противников альянса даже выросло по сравнению с прошлым годом, а сторонников — наоборот уменьшилось (согласно опросу 2008 года, соответственно 57,7% и 18%). Итак, украинское общество имеет чрезвычайно сложную и многоаспектную культурно-цивилизационную структуру. В основном в нем преобладают восточнославянские ценности, но регионы Украины достаточно сильно различаются между собой по этому показателю. К тому же не стоит недооценивать распространенность и потенциал западноевропейской ценностно-культурной матрицы, которая с каждым годом все глубже проникает в украинскую культурную среду. Однако особо нам хотелось бы еще раз отметить значительное количество людей, не определившихся в своих ценностных ориентациях. Именно они в те или иные моменты современной истории Украины оказывают решающее влияние на внутреннюю и внешнюю жизнь страны.

Процесс пересмотра духовных ценностей болезнен, но не трагичен. Он не означает отказа от идеала. По словам В.С.

Барулина, современные разрывы человека и общества — это одновременно и освобождение человека от этих сцеплений, восстановление в обществе определенной социальной дистанции между человеком и общественными институтами [5, с. 392]. В украинской истории появляется пространство для собственноличной активности. Это движение к нормальной общественной жизни человека, в которой именно человек созидает свою общественную жизнь, а институты этой жизни служат человеку.

Период ценностной неопределенности необходимо использовать для становления более эффективной модели взаимоотношений между человеком и обществом.

Таким образом, на современном этапе, в условиях социокультурных трансформаций украинского общества, имеет место ценностная неопределенность, когда старая шкала ценностей потеряла актуальность, а новая еще не сложилась. Украинское общество очень быстро перешло из ценностно-стабильной советской системы к нестабильности постмодерна, чем во многом вызван кризис идентичности личности.

Приоритетными на данном этапе на официальном уровне являются ценности гражданского общества. Именно в них видится идеальная модель будущей реальности. В настоящее время большинство людей ориентируются на ценности малых референтных групп, прежде всего семьи, что является позитивным моментом на пути к гражданскому обществу, из которых оно собственно и состоит. Другие ценности гражданского общества, такие как справедливость, солидарность, свобода, находятся в стадии своего формирования.

2.2.Маргинальность населения Украины: условия и Признавая, что процесс трансформации невозможен без появления маргинальных слоев, необходимо отметить, что сегодня опасными становятся масштабы и темпы современной маргинализации в Украине. Именно поэтому важным представляется рассмотрение в данном параграфе условий и факторов маргинализации населения Украины.

Фактически все социальные изменения создают эффекты маргинализации как неотъемлемые элементы переходов, трансформаций, транзиций. В процессе перехода индивид с неизбежностью оказывается в «пограничной» ситуации, то есть «на границе» между старым и новым. Если переход оказывается неудачным, то в этом состоянии можно оказаться надолго или остаться в нем навсегда, а это может превратить полноправного члена общества в «деклассированный элемент».

Причины маргинализации населения в нашей стране определяются как внешними, так и внутренними факторами. К внешним факторам можно отнести миграцию, социальные и экономические потрясения в обществе. К внутренним — неспособность к адаптации в новых условиях, потерю социального статуса. Совпадение этих факторов в жизни отдельной личности способствует усилению маргинальности. В условиях возрастания деструктивной направленности процессов маргинализации в Украине авторы считают важным отдельно рассмотреть вопрос об основных детерминантах данного процесса.

Рассмотрение в качестве изначальной причины маргинальной ситуации в украинском обществе какого-то одного фактора неправомерно, тем более, когда речь идет о тотальности данного явления. В Украине существование маргинальности во всем многообразии ее форм — результат взаимодействия комплекса социальных факторов.

Если говорить о маргинализации украинского общества, то, по мнению авторов, здесь условно можно выделить четыре периода.

Первый из них — период построения советского общества (начиная с Октябрьской революции и вплоть до конца 80-х гг. ХХ в.). На этом этапе в результате кардинальных изменений, которые произошли в народном хозяйстве, усилились процессы миграции, урбанизации. Примечательно, что эти процессы (например, переселение сельских жителей в город), как правило, не сопровождались созданием соответствующей социальной инфраструктуры, что вызывало определенные проблемы и приводило к росту числа маргиналов.

Второй период начинается с конца 80-х и длится до начала 90-х гг. ХХ в. Это было время, когда экономика страны характеризовалась как нестабильная, разрушались политические, социальные и духовные связи. Кроме того, (и это немаловажно), в короткие сроки деформировалась система ценностей, которая формировалась и действовала довольно длительное время.

Происходит распад СССР, в результате которого возникает кризис идентичности, что приводит к росту темпов маргинализации в данный период.

Третий период — середина и конец 90-х гг. ХХ в. — один из самых сложных периодов в жизни украинского социума.

Основными факторами маргинализации здесь являются:

разрушение социальных связей и традиционных социальных институтов; низкие темпы модернизации в сфере экономики, политики, социальной сфере и сфере культуры; чрезвычайно высокие темпы имущественной поляризации населения, рост бедности.

Четвертый — современный период, характеризующийся углублением процессов имущественного расслоения людей;

высоким уровнем безработицы; неопределенностью перспектив развития общества; высоким уровнем коррумпированности.

Главным признаком маргинализации является разрыв социальных связей, причем в классическом случае последовательно рвутся экономические, социальные и духовные связи.

Экономические связи рвутся в первую очередь и в первую же очередь восстанавливаются. Медленнее всего восстанавливаются духовные связи, ибо они зависят от известной «переоценки ценностей».

Одна из важнейших проблем современного украинского общества, сотрясаемого социальными катаклизмами, — деформации в социальной структуре. Социальная структура сегодня характеризуется крайней неустойчивостью как на уровне процессов, происходящих в социальной группе и между ними, так и на уровне осознания личностью своего места в системе общественной иерархии. Бедность, безработица, экономическая и социальная нестабильность, интенсифицируют процессы маргинализации населения. В результате идет активное размывание традиционных групп населения, становление новых видов межгрупповой интеграции по форме собственности, доходам, включенности во все властные структуры. Таким образом, сложность общего состояния украинского общества определяет комплексность динамики маргинальных процессов в нем.

В Украине происходит маргинализация общества «сверху»

(клановая) и «снизу» (люмпенизация), противостоящая как национальным, так и демократическим ценностям. Корни этого явления были заложены в прошлом при советской власти, не ценившей индивидуальные качества личности. Среди основных исторических причин маргинализации: отчуждение гражданина от собственности (крестьянина от земли), упадок духовности, снижение пассионарности (самопожертвования ради бескорыстного патриотизма). Потеря экономического достоинства способствовала укоренению рабской уравнительной психологии и явилась основой произвола власти по отношению к личности. Власть привыкла иметь дело с самым дешевым товаром - человеком. В украинском обществе усиливается социально-психологический дискомфорт для большинства граждан, лишенных права на оплачиваемый труд и государственную социальную защиту. Объективные трудности становления украинской государственности заключаются в необходимости преодоления социокультурной территориальной и политической биполярности в обществе. Многомерное политическое, геоэкономическое и коммуникационное пространство Украины как независимого государства никогда не планировалось. В результате наложения разномасштабных пространственно-временных процессов усилилась энергетика маргинальных состояний, разрушительных тенденций в обществе и экономике.

Современное украинское общество в условиях нарастания экономических, политических, социокультурных проблем отличается своей непредсказуемостью, ростом безработицы, ростом цен, преступности, падением качества жизни. Как следствие — рост самоубийств и других проявлений девиантного поведения человека.

Так, по уровню суицида Украина занимает первое место среди европейских государств. Согласно данным общеукраинской статистики в конце 90-х годов число самоубийств составило тысяч человек (при этом большинство — молодежь возраста от 15ти до 24-х лет, 188 случаев на сто тысяч юношей и девушек). На вероятность самоубийства существенно влияют такие факторы как межличностные кризисы, падение уровня самооценки, утрата перспектив и смысла жизни. Уход из жизни таким людям кажется единственным способом избавления от проблем. По официальной статистике, по данным Информационно-аналитического еженедельника (№42(444) 25 октября 2009 года), Украина входит в группу стран с высоким уровнем суицидальной активности (25- самоубийств на 100 тысяч населения).

Еще одним следствием можно считать усиление миграционных НАНУ,опубликованным в NEWSru.ua // экономика // 9 апреля г., сейчас за рубежом, согласно экспертным данным, находится млн. 500 тыс. украинских трудовых мигрантов. В частности, в России находится свыше 2 млн. украинцев (официальное количество – 169 тыс.), Италии – 500 тыс. (195 тыс. 412), Польше – свыше 450 тыс. (20 тыс.), Испании – 250 тыс. (52 тыс. 760), Португалии – 75 тыс. (44 тыс. 600), Чехии – 150 тыс. (51 тыс.), Греции – 75 тыс. (20 тыс.), Нидерландах – 40 тыс., Великобритании – около 70 тыс., США – около 500 тыс.

Особенности маргинальных характеристик зависят от объективной ситуации и условий, характеризующих положение индивида или группы и от субъективных характеристик индивида (то есть степень переживаемой маргинальности зависит от личностных особенностей человека, проявляющихся в этих ситуациях).

К объективным показателям маргинальности можно отнести:

— территориальные перемещения;

— социально-профессиональные перемещения, вызванные новой ситуацией в сфере занятости в результате экономических преобразований;

— экономические перемещения, связанные с имущественным расслоением общества.

Субъективные показатели маргинальности:

— степень самооценки вынужденности или добровольности перемещения;

— степень осознания кардинальности или эволюционности смены социально-профессионального статуса;

— оценка повышения или понижения своего социальнопрофессионального статуса;

— социальное самочувствие индивида или социальной группы в целом в определенной ситуации социального перемещения.

Отличительными чертами состояния маргинальности в Украине являются: 1) то, что она вызвана массовой нисходящей мобильностью в условиях общего кризиса; 2) то, что она носит преимущественно вынужденный характер под влиянием внешних факторов, связанных с социально-экономической и социокультурной трансформацией общества в целом.

Специфика маргинализации украинского общества проявляется в том, что в ее процессе на окраинах социальной структуры наряду с люмпен-пролетариями появляются так называемые новые маргиналы, которые имеют высокое образование и квалификацию, развитую систему потребностей, большие социальные ожидания и политическую активность. По мере деклассирования маргинальные группы меняют систему ценностей, которая сложилась у них прежде. Появляются индивидуализм, асоциальное поведение, моральный релятивизм. В обществе возрастает апатия, ощущение безнадежности, бессилия, утрачивается вера в будущее.

Постоянный стресс приводит к деморализации, (что проявляется в росте пьянства, наркомании), к агрессии (для которой характерно криминальное поведение).

Основным критерием социальной маргинальности в условиях трансформирующегося украинского общества является неопределенность социального положения, неполная включенность или невключенность в социальные структуры или группы. В социальной структуре современного украинского общества появляются новые маргинальные группы, которые отличаются от маргинальных групп устойчивого, стабильного общества. Среди них: 1) те, кто в силу сложившихся экономических обстоятельств, вынуждены менять свой социально-профессиональный статус; 2) те, кто стремится приспособиться к новым условиям и найти себе занятие, которое помогло бы им просуществовать в условиях кризиса (например, представители малого бизнеса); 3) мигранты — как беженцы, так и вынужденные переселенцы. Кроме того, отряды новых маргиналов пополнили работники бюджетной сферы (науки, культуры, образования), вынужденные влачить нищенское существование, люди среднего и пожилого возраста, выпускники школ и вузов, не востребованные на рынке труда.

Поскольку, по мнению авторов, основными детерминантами процесса маргинализации в современном украинском обществе являются спад в экономике, безработица, миграции, рост преступности, упадок в социальной сфере, кризис системы ценностей в период модернизации, то все это позволяет выделить основные факторы маргинализации современного украинского общества: экономический, политический, социальный.

Экономический фактор включает в себя следующие составляющие: 1) изменение межрегиональных связей, которое привело к ослаблению экономической основы целостности страны;

2) общий спад производства, в результате которого произошло изменение отраслевой структуры экономики; 3) трудности со сбытом продукции, которые привели к остановке многих предприятий; 4) засилье устаревших технологий и примитивных форм труда, породившее существование огромного количества малоквалифицированных рабочих с низким уровнем потребностей.

Все это вызвало невиданную безработицу. На учете в государственной службе занятости Украины на 1 января 2006 года состояло 903,5 тыс. человек незанятых граждан [110, c. 11].

Современная экономическая ситуация в Крыму, как и в Украине в целом, характеризуется неравномерностью становления рыночных отношений в различных отраслях хозяйства. Это привело к отчуждению значительной части экономически активного населения от участия в создании многоукладной экономики и негативно сказалось на формировании и использовании трудовых ресурсов.

Вопросы формирования и использования трудовых ресурсов в Крыму имеют ряд специфических особенностей, определяемых географическим положением, возвращением депортированных народов, высвобождением большого количества рабочих и служащих из сферы материального производства.

На протяжении 2005 года увеличилось количество прибывших в Украину на постоянное место жительства по сравнению с количеством выбывших: 35,7 тыс. на 32.2 тыс. человек и миграционный прирост за 11 мес. 2005 года составил 3, 5 тыс.

человек [110, c. 11]. Но, несмотря на миграционные процессы, связанные, в том числе и с возращением ранее депортированных народов в Крым, сохраняются тенденции сокращения численности экономически активного населения и удельного веса занятого населения.

В результате непродуманной политики по возвращению репатриантов у большинства населения, возвратившегося в Крым, резко снизился уровень жизни. Многие семьи выживают в этой ситуации благодаря дополнительным к зарплате доходам от своих небольших и не совсем обустроенных земельных участков или от мелкого бизнеса. Значительно хуже обстоит дело с теми, кто не имеет работы ни в государственном секторе экономики, ни на предприятиях других форм собственности. Все это усугубляет и без того сложную ситуацию в регионе, в результате которой осложняются межэтнические отношения, возрастает угроза социальных конфликтов. Рост числа безработных людей влечет за собой пополнение армии выброшенных на обочину жизни, то есть, маргиналов. Поэтому рассмотрение данного вопроса в контексте исследуемой проблемы представляется чрезвычайно важным.

Само по себе переселение — важный элемент нисходящей социальной мобильности, так как в результате его большинство людей переходит со средних ступеней социальной иерархии на низшие. Переселившись, мигрант теряет все: родину, социальный статус, жилье, работу, друзей, отрывается от культуры, в которую он уже интегрирован. Прибыв на новое место жительства, ему необходимо восполнить потери, интегрироваться в новую социокультурную среду. Однако это очень сложно. Подобно безработным, вынужденные мигранты обычно трудоустраиваются с сильным понижением социального статуса. Многим специалистам приходится выполнять обязанности неквалифицированных работников. Состояние длительной безработицы приводит к снижению рабочих навыков, слабеет трудовая мотивация.

Серьезной проблемой мигрантов становится приобретение социально-правового статуса на новом месте жительства.

Объективные трудности в материальной сфере накладываются на состояние психологической напряженности от потери имущества, плохих бытовых условий, невостребованной на новом месте жительства специальности. Таким образом, мигранты после вынужденной смены жительства попадают в ситуацию множественной маргинальности, обусловленной необходимостью адаптации к новой среде.

Среди объективных факторов, усугубляющих маргинальную ситуацию вынужденных переселенцев, следует выделить отношение к ним местного населения: от открытых выпадов в их адрес до скрытого неприятия, проявляющегося в недоброжелательности, холодности, неотзывчивости, а порой игнорировании.

При попадании мигрантов в инокультурную среду происходит дисбаланс в системе человек — среда», что влечет за собой обострение проблем культурного характера. Вынужденные мигранты обладают маргинальной этнической идентичностью, балансируя между двумя культурами, не овладевая в должной степени нормами и ценностями ни одной из них.

Состояние маргинальности мигрантов с одной стороны ведет к деперсонализации, порождает внутреннюю напряженность, психические расстройства, срывы. С другой стороны, совмещение элементов различных культур может привести к обогащению личности, если удовлетворены витальные потребности, созданы предпосылки для развития ее творческих способностей.

Маргинальная ситуация для мигрантов может развиваться в негативном и позитивном направлениях. При позитивном направлении изменений социальной ситуации для мигрантов, они безболезненно интегрируются в новую для них социокультурную среду, по-новому осмысливают социальную реальность и проявляют высокую творческую активность. При изменении социальной ситуации мигрантов в негативном направлении у них нередко возникают невротические проявления в психике, агрессивность, ненормативное поведение, его крайнее проявление — суицид. Все вышеуказанные направления изменения социальной ситуации для мигрантов могут способствовать как подъему их на новую, более высокую ступень социальной лестницы, так и перемещению на более низкую ступень в результате недостаточной поддержки со стороны общества, государства и отсутствия собственных усилий.

Основным социальным источником маргинализации общества является растущая безработица в ее явных и скрытых формах. При допустимой безработице в 5-6% от трудоспособного населения (пороговая норма) по имеющимся данным реальное число безработных возрастет в ближайшие годы в несколько раз. Занятость населения — это социально-экономическая категория, выражающая состояние его экономически активной части, которое характеризуется наличием у людей работы, или легитимного, то есть, не противоречащего действующему законодательству, доходного занятия. К экономически незанятому населению относятся: ищущие работу, меняющие работу, временно не работающие и безработные.

Как отмечает И.М. Прибыткова, безработица угрожает, прежде всего, лицам предпенсионного возраста (43%), инвалидам (34,5%), женщинам с маленькими детьми (32%). Каждый пятый респондент (22,8%) «убежден в том, что на улице сегодня может оказаться любой трудоспособный житель Украины. Эта категория людей, являющихся потенциальными маргиналами со знаком «минус», так как низкий уровень существования выбрасывает их на обочину социальной жизни» [92]. В числе наиболее уязвимых с точки зрения перспектив трудоустройства по специальности оказались лица, ранее занятые преимущественно умственным трудом, служащие среднего звена управления, инженерно-технические работники, работники бюджетной сферы. Они составили резерв невостребованных на трудовых рынках высококвалифицированных трудовых ресурсов и соответственно пополнили ряды маргинальных групп.

Поскольку безработные составляют один из типов маргинальных групп, то увеличение их численности означает усиление процесса маргинализации в обществе. Маргинальные группы формируются на границе между теми, кто еще входит в структуру рынка труда и теми, кто уже не входит. Основой расширения маргинальности является недостаточное использование труда в обществе.

Российские социологи З.Г. Голенкова, Е.Д. Игитханян, И.В.

Казаринова отметили в связи с исследованием проблемы безработицы три группы с разным уровнем потенциальной маргинальности:

Стабилизирующая (консервативная), которая ориентируется на сохранение профессии, специальности и в целом социального статуса. Ей присуща нулевая маргинальность;

Понижающая: она ориентируется на любую, в том числе и менее квалифицированную работу. Здесь потенциальная маргинальность имеет отрицательное значение;

Продвинутая: она ориентируется на новую профессию, причем хорошо оплачиваемую и квалифицированную, что означает повышение социального статуса. Это потенциальная маргинальность со знаком «+».

Этим группам соответствуют свои стратегии поведения, о чем говорилось в предыдущем разделе. Стабилизирующая стратегия с нулевой маргинальностью — ось равновесия, а продвинутая и понижающая «приводят в движение всю социальную архитектонику» [20].

Неудача попытки войти в новую, более высокую социальную страту, или скатывание вниз по социальной лестнице, вызывает множество негативных последствий, ведущих к социальной деградации и люмпенизации. Накопление такой отрицательной энергии может вести к образованию собственно маргинальных групп, склонных к стихийной саморегуляции.

Под воздействием рыночных реформ у нас в стране сформировалось два разнонаправленных процесса: одна часть общества, не сумев приспособиться к изменяющимся социальным условиям, все больше нищала, теряла работу, деклассировалась и люмпенизировалась; для этой категории людей был характерен деструктивный тип поведения, так называемое избегающее поведение. Другая часть, включившись в систему рыночных отношений, активно искала работу в структурах официального бизнеса или в «неформальной экономике», проявляя конструктивную направленность маргинальности, демонстрируя ищущее поведение.

Пополнение армии безработных ведет к увеличению конфликтного потенциала в регионе. Растет смертность, количество самоубийств, число заключенных и психически больных людей.

государственная политика и самоорганизация населения. Причем государство должно поддерживать самоорганизацию населения, облегчая развитие наиболее оптимальных его форм для различных групп.

В целом можно отметить, что процесс маргинализации населения в ближайшее время не снизится, и негативные тенденции, связанные с ростом безработицы, могут привести к социальным потрясениям в обществе. Значительное понижение статуса многих профессий интеллектуального характера заставляет людей бросать специальность и заниматься трудом, не требующим высокого уровня образования, высокой квалификации. Человек творческого труда, занимающийся ради куска хлеба рутинной работой - это олицетворение социального динамита. Исторический опыт показывает, что подобная люмпен-интеллигенция наиболее активный носитель социального недовольства.

Политическими факторами маргинализации являются факторы, связанные с разрушением гражданского общества. К ним относятся:

1) разрыв социальных связей, интегрирующих людей в добровольные организации; 2) уничтожение самих этих организаций; 3) отсутствие личной свободы и широких политических прав; 4) разделение общества по социальнополитическим ориентациям; 5) отсутствие политических идей, способных увлечь значительную часть населения.

Большая часть населения страны отчуждена от политической системы власти, электоральная поддержка любых политических сил носит внешний характер; сами политические партии ориентированы не столько на отстаивание своих политических программ, сколько на доступ к высшему политическому руководству. В условиях экономического и политического беспредела накапливается негативная социальная энергия маргинальных масс.

Увеличивающийся маргинальный слой населения в кризисной ситуации может сыграть роль детонатора для различного рода социальных потрясений. Подтверждением этому являются события в в Андижане (Узбекистан) в 2005 году, межэтнические столкновения в Кыргызстане 11 июня 2010 г., где нерешенность социально-экономических проблем, отчужденность от политической системы власти, увеличение в связи с этим маргинального слоя в социальной структуре общества привели к социальному взрыву.

В условиях современных трансформационных процессов в Украине происходит разделение общества по различным социально-политическим ориентациям. Наблюдаются непрестанные метания между тоской по авторитарному порядку и надеждами на демократию, между цивилизационными стремлениями и тягой к агрессивному изоляционизму. Совпадение в условиях кризиса объективных социальных предпосылок и субъективных факторов — расширенного воспроизводства маргинальных групп с кризисом авторитета власти — создает благоприятную обстановку для деформации обширных сфер общественной жизни страны, наиболее ярким проявлением которой является политический экстремизм, о чем говорилось в предыдущих главах. Сегодня политический экстремизм особенно опасен. Он проявляется в разжигании социальной, расовой, национальной и религиозной розни, распространении ксенофобских настроений и группировок экстремистского толка.

Многие политические силы для реализации своих целей пользуются податливостью маргиналов любому внешнему влиянию, обещающему им четкий социальный статус. История неоднократно доказывала, что эти силы, в периоды сложных социальных потрясений, всегда апеллировали к тем, кто оказывался в данный момент ненужным обществу. При этом они объявляли маргиналов ведущей социально-политической силой, обещали изменение их статуса. И маргинальная масса, веря любым обещаниям изменить их сложное положение, готова была воспринять любые политические идеи. Усиление маргинализации в Украине может привести к тому, что свойственная маргиналам система ценностей (социальное нетерпение, неприятие существующих общественных отношений) распространяется на широкие круги общества. Такое развитие событий может привести к серьезным политическим последствиям. Поэтому для пресечения негативного и культивирования созидательного потенциала маргинальности необходима долгосрочная и планомерная политика государства.

По мнению авторов, специфической особенностью маргинализации Крыма является усиление, наряду с политическим экстремизмом, и экстремизма религиозного. Обращение к религиозной идентичности — естественное следствие процесса трансформации социально-политической системы. Религиозная идентичность — это один из возможных способов духовного соотнесения себя с окружающими людьми на индивидуальном уровне. Однако рост религиозного самосознания, характеризующийся распространением религиозного экстремизма, — это своего рода реакция на форсированную модернизацию. При этом проповедники религиозного экстремизма ориентируются в своей деятельности на маргинальные слои населения, стремясь использовать их в своих политических целях. Особую активность в отношении этих групп проявляют крайние радикальные политические силы и экстремистские религиозные объединения.

Социальную базу всех радикальных религиозных движений составляет, как правило, молодежь.

Так, сегодня вызывает тревогу появление в Крыму разветвленной сети партии исламского освобождения «Хизб утТахрир аль-Ислами», которой противостоят сторонники традиционного ислама. Сегодня число сторонников этой партии в Украине насчитывает, не много, не мало — пять тысяч человек, причем большинство из них — молодежь. В Западной Украине возникают межрелигиозные конфликты между православными и греко-католиками — униатами. Все это не может не вызывать опасения, так как основную ставку экстремистские группировки делают на те маргинальные слои, которыми легко манипулировать, используя их сложное положение.

Маргиналам, как было отмечено выше, свойственны своеобразные психологические особенности: крайние формы социальной нетерпимости, склонность к упрощенным максималистским решениям, отрицание или враждебное отношение к существующим общественным институтам, отсутствие целеустремленности, усиление агрессивности. Углубление этих особенностей, их использование некоторыми политическими силами может повлечь за собой серьезные политические последствия. Именно поэтому поиск решения проблемы маргинализации общества в условиях трансформации, снятие ее деструктивной направленности является сейчас крайне важным.

Поскольку в нашей стране маргинализация носит в основном принудительный характер, то именно государство должно изменить данную ситуацию и взять ее под свой постоянный контроль.

В условиях кризисных явлений возрастает протестный потенциал маргиналов. С точки зрения политического участия протестное поведение маргинальных групп выражается в двух крайних формах: в форме апатии и в форме стихийных кратковременных акций с применением насилия. Причем, обе формы протестного поведения не достигают социального и политического эффекта для маргинальных групп. Апатия, политическая пассивность, примирение со своим положением и статусом являются вполне закономерными для маргинального человека, с его серьезными сомнениями в своей личной ценности, неопределенности связей с друзьями и постоянной боязнью быть отвергнутым. Это ведет к еще большему закреплению периферийного положения маргинальных групп. Стихийные кратковременные акции также не могут дать возможность этим группам преодолеть их маргинальный статус. Однако на индивидуальном уровне преодолеть маргинальность вполне возможно. Так, адаптируясь к доминирующей в обществе культуре, маргинал может повысить уровень своей идентичности с ней и не рассматриваться другими группами как чужак. Такая адаптация, однако, требует достаточно длительного времени.

Применительно к Украине, необходимо отметить, что растет удельный рост числа акций, инициируемых маргинальными группами. Все чаще акции протеста сопровождаются обращением митингующих к политическим партиям и движениям. Социальная фрустрация, апатия, различные виды девиации рассматриваются как формы пассивного протеста. В обществе, где наиболее распространенной формой политического поведения масс является апатия, нарушается взаимодействие между обществом и властью.

Часто «власть имущие» апатию со стороны граждан рассматривают как высокий уровень социального согласия и политической стабильности. Но это лишь видимость стабильности в государстве, где высок процент людей, обладающих маргинальным статусом.

Пренебрежение этим видом протеста недопустимо, так как апатия содержит в себе реальную угрозу внутриполитической стабильности и национальной безопасности государства. Ее усиление может привести к разрушению социального организма, а увеличивающийся маргинальный слой населения в кризисной для общества ситуации может сыграть роль детонатора для различного рода социальных потрясений.

По сравнению с другими регионами Украины, самая сложная ситуация складывается сегодня в Крыму, поскольку это полиэтнический регион, и именно сюда возвращаются репатрианты, что способствует еще большему усложнению социальноэкономической, политической ситуации в регионе. Они оказываются в самом, что ни на есть, маргинальном положении, поскольку пока идет процесс адаптации, интеграции в новое общество, они находятся в ситуации «между»: прежних условий жизни и среды уже нет, а в новую среду они еще не интегрировались. Мигранты испытывают сложный процесс приспособления к новым условиям, попадая под своеобразный «двойной пресс» проблем. С одной стороны, это проблемы, характерные для всех жителей региона в условиях перехода от одной формации к другой: это проблемы экономические, социальные, политические. С другой стороны, эти проблемы усугубляются ситуацией необустроенности, резким понижением у многих социального статуса, связанного с невозможностью найти работу в условиях роста безработицы, а, следовательно, обеспечить свою семью самым необходимым. Как отмечает в своих исследованиях И.П. Прибыткова, актуальными проблемами, выделенными жителями Крыма, являются безработица (86,5% голосов), бедность (70,5%), доступ к услугам бесплатной медицины (35,2%), социальная защита безработных, бедных и нуждающихся в помощи (27,2%), преступность (21,6%) [92, с. 138]. В силу этих обстоятельств они представляют собой слой, который легко использовать в качестве детонатора для социальных потрясений в регионе.

Социальный фактор включает в себя комплекс проблем, связанных с изменением социального положения людей, трансформацией социального статуса большинства населения.

Среди социальных факторов маргинальности: 1) рост социальной несправедливости, социального неравенства; 2) изменение положения людей в обществе в условиях его трансформации, рост бедности; 3) смена системы ценностей и определенные трансформации института семьи, не справляющегося с воспитательной функцией; 4) распространение паразитивноиждивенческой модели поведения, разрушение трудовой мотивации, нежелание работать, стремление урвать побольше любой ценой; 5) миграционные процессы, усилившиеся в силу обострения межнациональных отношений; 6) массовая миграция из села в город, вымывание интеллектуального потенциала из деревни, пьянство.

Следствием социальной несправедливости и социального неравенства является возрастающая бедность. Бедность как экономический фактор вызывает определенные социальные проблемы, является одним из существенных факторов пополнения маргинальной части населения и источником роста протестного потенциала населения, именно поэтому диссертант рассматривает эту проблему в контексте маргинальности.

К бедным слоям населения относятся те, кто не по собственной воле лишен необходимого: нормального жилья, еды, одежды, здоровья, возможности получать образование. В силу этого становится невозможным поддерживать образ жизни, присущий конкретному обществу в конкретный период времени, происходит изменение социального статуса людей.

О социальной справедливости как одном из условий благополучного существования государства говорил в свое время Конфуций. Признавая божественное и природное начало деления людей по сословиям, он настаивал, что необходимо равномерно распределять создаваемое обществом богатство. Главная задача, по Конфуцию, — сделать государство богатым, а народ довольным.

Позже Платон в «Государстве» утверждал, что в здоровом обществе должны осуществляться принципы справедливости, обеспечивая социальную стабильность. Об опасности резкого неравенства для государства говорил и Аристотель.

В эпоху Средневековья многие мыслители были убеждены в незыблемости социальной дифференциации общества, в преимущество одних над другими. Н. Макиавелли в эпоху Возрождения предвосхитил представление современной социологии об «открытом обществе», в котором неравенство положения столь же узаконено, сколь и равенство шансов стать неравными. В Новое время Т. Гоббс полагал, что в государстве, созданном на основе общественного договора, недопустимы никакие привилегированные классы, поскольку они разлагают равенство прав, предусмотренных правителем.

К. Маркс определил бедность с точки зрения эгалитаристской концепции как отсутствие средств производства у тех, кто своим трудом способствует накоплению богатства у собственников средств производства [см.: 66].

В современных условиях рост социальной несправедливости, социального неравенства приводит к ухудшению положения большей части населения в Украине. Низкий уровень жизни населения в целом приводит к миграционному оттоку из страны.

Украина превратилась в поставщика дешевой и достаточно квалифицированной рабочей силы во многие страны ближнего и дальнего зарубежья. Этот процесс свидетельствует о росте числа вынужденных маргиналов, поскольку их существование «на краю», «на обочине» социума вызвано внешними обстоятельствами.

В Украине наблюдается резкая дифференциация населения на богатых (3%) и бедных (87%) на фоне постоянного увеличения уровня безработицы. Исследователи отмечают значительный рост, наряду с «традиционными» группами бедных (пенсионеры, неполные или многодетные семьи, молодежь), так называемых «новых» бедных. В их число попадают безработные, социальнопрофессиональные группы, быстро теряющие прочные прежние позиции на рынке занятости (в том числе, все чаще, — квалифицированные рабочие). Врачи, учителя, ученые, инженеры, считавшиеся в начале переходного периода представителями среднего класса, сегодня оказались среди «новых бедных», что определяет их маргинальное положение.

Среди различных форм бедности сегодня выделяют так называемую субъективную бедность, определяемую по самоидентификации. Важность такого выделения обусловлена непосредственной связью с маргинализацией общества, иждивенческими настроениями. Именно субъективная бедность формирует неконструктивное маргинальное поведение, способствует снижению экономической активности и ведет к готовности воспринять деструктивные идеи. В результате такой человек подчиняется любой политической силе.

Помимо этой формы в Украине формируется наследственная бедность: дети из бедных семей не могут получить хорошего образования и, как следствие, хорошей, высокооплачиваемой работы. Другой формой бедности в Украине выступает бедность работающих. Почти четверть работающих получают зарплату ниже порога бедности. При низком уровне зарплаты даже двое работающих родителей не могут иногда обеспечить достойный уровень жизни своим несовершеннолетним детям. Эта категория людей также пополняет ряды маргиналов и приобретает соответствующие им социально-психологические характеристики.

В настоящее время в результате кризисного состояния украинской экономики сложилось свое «социальное дно». Главной его характеристикой служит изолированность от институтов общества, компенсируемая включенностью в специфические криминальные и полукриминальные институты. Бедность, безработица, экономическая и социальная нестабильность, несбыточность надежд, крушение планов интенсивно раскручивают процесс маргинализации населения, в результате которого появляется устойчивый слой социальных пауперов как следствие нарастания нисходящей социальной мобильности. Так формируется и укрепляется социальное дно, которое включает нищих, постоянно просящих подаяние; бомжей, лишившихся своего жилья;

беспризорных детей, потерявших своих родителей либо сбежавших из дома; алкоголиков, наркоманов и уличных проституток. Только бомжей в Украине насчитывается более 100 тыс. лиц. 75% бомжей – это люди от 20 до 50 лет (больше они не доживают). Из них 55 % имеют общее среднее образование, 20 % - закончили ПТУ, 10% имеют высшее образование. 57% бездомных живут на вокзалах, чердаках, подвалах, где отсутствуют элементарные санитарные условия. 4% - вообще живут на улице [25, с. 19]. Нищие составляют около 7 млн. человек [11, с. 5].

Как уже было отмечено выше, в числе тех, кто может сегодня попасть на «социальное дно» оказываются: одинокие пожилые люди, пенсионеры, инвалиды, многодетные семьи, безработные, матери-одиночки, беженцы, переселенцы. «Социальное дно» уже поглощает крестьян, низкоквалифицированных рабочих, инженерно-технических работников, учителей, творческую интеллигенцию, ученых. Процесс массовой пауперизации происходит по причине несовершенства экономических реформ, усиления криминального мира и неспособности государства защитить своих граждан. Таким образом, к социальным последствиям бедности, по мнению авторов, можно отнести:

возникновение андекласса, социальную изоляцию, алкоголизм, формирование иждивенческой культуры, «утечку мозгов», миграцию, наследственную бедность и формирование «социального дна».

Среди разнообразных факторов, способных порождать маргинальность, решающее значение следует сегодня придавать процессу смены ценностных ориентаций, мотивов деятельности, стереотипов поведения и мышления, то есть всему комплексу культурных факторов, обеспечивающих вхождение в новую эпоху.

Процесс переориентации порождает неуверенность в себе и будущем, комплекс неполноценности, озлобление и страх, что зачастую приводит к агрессивности, склонности к крайностям.

Отсутствие единой шкалы ценностей в условиях переходного периода создает эффект для образования маргинализации.

Маргинал, чтобы слиться с новой средой, стать в ней полноценным, вынужден либо отказаться от привычных норм, либо не выставлять их напоказ. Одновременно он должен вести себя, как все окружающие. Стремление как можно быстро войти в новую среду, заставляет человека с раздражением относиться ко всему, что связывает его с прошлым. Находящаяся в длительном стрессовом состоянии маргинальная масса с нетвердыми духовными ценностями – благодатная почва для манипулирования ею в условиях кризиса политической, социально-экономической и межнациональной жизни.

Сегодня в условиях роста деструктивной направленности маргинальности речь идет не просто о политических, экономических трудностях, а о социокультурном кризисе, являющемся основой негативных процессов и в политике, и в экономике, и в культуре, а также в духовном здоровье людей. В условиях социокультурной переориентации, украинский социум переживает своеобразный «культурный шок», характеризующийся серьезной трансформацией традиционной ценностно-нормативной системы. Дезинтеграция культурной и идеологической однородности, характерной для советского общества, привела к релятивизации моральных норм и сопутствующему многообразию ценностей, жизненных стилей и мировоззрений.

В условиях маргинализации общества в украинском социуме растет процесс социальной атомизации индивидов, индивидуализации, в результате чего люди не проявляют интерес к групповым ценностям. Важной тенденцией в жизненных ориентациях стало вытеснение ценностей духовно-нравственного характера ценностями сугубо материальными, прагматическими.

В результате отсутствия в украинском обществе единой, генерализирующей системы ценностей, личность лишается важнейших ориентиров для своего социального поведения. Ее положение в обществе становится неустойчивым. По мнению украинского политолога Н. Михальченко, «в украинском обществе практически отсутствуют принятые и общеобязательные критерии идентификации. Даже образовательный и научный статус теряют значение профессионального и социального критериев.

Значительный временной промежуток индивиды охвачены ощущением социального беспорядка, поэтому часто вынуждены пересамоопределяться в мире. Отсюда безработные, работающие не по профессии и т.д. Индивиды могут конструировать не одну идентичность, а некоторое множество, причем упорядоченное на уровне обыденного сознания» [77, с. 337].

Возникает внутренний конфликт, который становится источником характерных для маргинального субъекта установок по отношению к социальному окружению, отмеченных чувством одиночества, отчужденности, тревожности.

Зыбкость, подвижность социального статуса различных социальных слоев, отсутствие форм и методов социальной организации препятствуют осознанию своей общности и скрепляющих ее интересов. Люди оказались вытолкнуты из круга ранее существовавших социальных стереотипов, привычных норм, представлений и выстраиваются в новые, неустоявшиеся. Все это вместе взятое означает маргинализацию огромных масс населения.

Образуются маргинальные группы — бичи, бомжи, беженцы, вынужденные переселенцы, криминальные элементы, наркоманы и т.д.

Процесс маргинализации сопровождается утратой индивидом субъективной идентификации с определенной группой, сменой социально-психологических установок. Все это вынуждает определенную часть людей этой категории к социальным перемещениям, как в горизонтальном, так и в вертикальном направлениях. В свою очередь «вхождение» индивида в новый социальный слой или группу не всегда происходит сразу. Иногда индивид «зависает» между социальными группами и прежде чем он изменит свое социальное положение, у него формируются определенные установки, вызываемые субъективной оценкой своих собственных возможностей. В зависимости от самооценки положения, индивид формирует уровень притязаний и вырабатывает соответствующую стратегию поведения.

Итак, в условиях трансформационных процессов в Украине складываются экономические, политические и социальные факторы маргинализации общества. Они тесно взаимосвязаны, поскольку такие показатели, как ослабление экономической основы целостности страны, проблемы, связанные с общим спадом производства, остановкой многих предприятий, приведшие к росту безработицы, росту материальной бедности, безусловно, сказываются и на политической ситуации в стране.

Особым фактором маргинализации является отсутствие единой шкалы ценностей в условиях перехода. В ценностном поле украинского социума можно выделить несколько систем. Среди них: система ценностей, ориентируемая на ценности стран западной цивилизации, старая, советская, система ценностей и ценности традиционной национальной культуры, которая возрождается в условиях постсоветского развития. Социокультурный кризис является основой негативных процессов и в политике, и в экономике, и в культуре, а также в духовном здоровье людей. Все это усугубляет деструктивизм маргинальности.

Крым, испытывая на себе воздействие общих для Украины экономических, политических, социальных факторов маргинализации, в то же время имеет специфические особенности.

Они связаны с миграционными процессами, происходящими в Крыму (с одной стороны, отток из Крыма квалифицированной рабочей силы в поисках заработка, с другой — возвращение репатриантов). Неготовность региона из-за слабой материальноэкономической базы принять огромные массы населения оборачивается сложными проблемами экономического, политического и социального характера, что отражается на морально-психологическом климате страны. На этом фоне обостряются проблемы межэтнических отношений. В связи с этим актуальным представляется рассмотрение в следующем параграфе форм проявления маргинальности и ее специфики в условиях Крымского региона.

2.3. Специфика маргинальности в Крыму Чтобы выявить специфику маргинализации украинского общества в условиях трансформационных процессов, представляется важным рассмотрение различных форм проявления маргинальности в Украине в целом и в Крыму, в частности. Это позволит определить не только негативный, но и позитивный потенциал маргинальности.

Как было отмечено, в настоящее время у большинства людей формируется ощущение неуправляемости обществом, несостоятельности властей, массовой неуверенности в будущем и в своей способности влиять на происходящие процессы. Возникает чувство социальной невостребованности. В условиях модернизационных процессов возникло противоречие: люди, стремившиеся к переменам, обновлению, оказались разочарованными и почувствовали отчуждение, как от власти, так и от общества в целом. На этом фоне возникает социальная аномия, формой проявления которой является маргинальность.

Специфика современной ситуации в трансформирующемся обществе Украины заключается в том, что элементы модернизации сочетаются с социальным регрессом, дезорганизацией. Среди основных форм проявления маргинальности называют позитивные и негативные, деструктивные, формы проявления. Причины роста деструктивной направленности маргинальности в Украине заключаются, как уже было отмечено, в возрастающих миграционных процессах, в нестабильности социальной системы, вызванной структурными изменениями, социально-экономическим, политическим кризисом, в разрушении социальных связей и традиционных социальных институтов (в том числе и семьи), в несоответствии между культурными ценностями и институциональными средствами их достижения, в слабой управляемости социальными процессами.

К деструктивным формам проявления маргинальности в современной Украине относится появление маргинальных групп в результате углубления социально-экономического, политического кризиса в стране. Взяв за основание выделенную выше типологию маргинальности, можно выделить определенные типы маргиналов.

Так, биологическая маргинальность приводит к возникновению таких типов маргиналов, как психически нездоровые люди, тяжело больные, инвалиды и многие старики, это те люди и группы, здоровье которых безразлично обществу.

Социальная маргинальность обусловливает появление такого типа маргиналов, как социомаргиналы — те, кто находится в состоянии неоконченного социального перемещения из одной социальной группы в другую, либо на границах социальных групп.

К ним относятся: рабочие предприятий, находящихся на грани закрытия, представители мелкого и среднего бизнеса, чье положение также является неустойчивым в условиях трансформации нашего общества. Они демонстрируют разные типы поведения — конструктивное — ориентация на поиск выхода из ситуации, готовность к переменам, деструктивное — девиантное поведение, склонность к алкоголизму, наркомании, вплоть до суицида.

Культурная маргинальность обусловлена непоследовательной сменой ценностно-нормативного комплекса, что сопровождается разрушением устоявшихся норм, переосмыслением ранее непоколебимых ориентиров, переоценкой ценностей. В результате личность лишается важнейших опор и ориентиров для своего социального поведения. Ее положение в обществе становится неустойчивым, возникает кризис идентичности. Это может выражаться в различных формах «ухода от реальности», добровольной самоизоляции либо принудительного самоотстранения маргинальных субъектов на периферию культурной жизни. Но такое положение может стать также предпосылкой инновативной деятельности личности, находящейся «на рубеже культур». В этом конструктивный потенциал данного типа маргинала. Это может быть маргинал-интеллектуал, диссидент, женщина — мать с ориентацией на профессиональную карьеру, старик с молодой душой. С данным типом маргинальности связана этнокультурная маргинальность, формирующая такой тип, как этномаргиналы — это люди и общности, проживающие в чуждой им национальной среде, являющиеся национальным меньшинством в стране проживания либо дети от смешанных браков. Данный тип маргиналов рассмотрен в данном подразделе более подробно.

В условиях политической маргинализации формируются так называемые политические маргиналы — отдельные деятели, организации и группы, которых не устраивают законные (легитимные) способы ведения политической борьбы — то есть политические радикалы, экстремисты и террористы.

Экономические маргиналы — это фиксированные безработные;

бедные, имеющие уровень доходов ниже определенного социального минимума; сюда можно отнести бездомных: их рост связан с экономическими реформами, возрастанием темпов и размеров миграции населения, процессами приватизации жилья, в которых зачастую участвуют криминальные элементы; нищих, малообеспеченных. К экономическим маргиналам относятся пауперы — бедные люди, которые живут согласно уровню индивидуального дохода, ниже определенной границы малообеспеченности [79, 35]. Бродяг, нищих, алкоголиков, наркоманов можно объединить в одну группу — люмпены. Их значительная часть живет исключительно на средства, полученные от попрошайничества. Потеря экономических основ существования, исключенность из общественного производства, влекущие за собой разрыв всех системных связей, формируют такие характерные черты люмпенов, как лабильность, общественно-политическая беспринципность.

На противоположном полюсе маргинальной группы бедняков находится группа так называемых «новых украинцев», которые за последнее десятилетие значительно улучшили свое материальное положение. Сюда относятся коммерсанты, предприниматели, часть высококвалифицированных рабочих, инженеров, ученых, которые нашли признания на международному уровне или в новых коммерческих структурах, а также бюрократическая верхушка, которая использовала свое положение для личного обогащения.

Религиозный тип маргинальности является условием для формирования религиозных маргиналов — людей и групп, не принадлежащих к господствующим (официально признанным) конфессиям (например, кришнаиты), разного рода сектантов («Белое братство», «Аум синрике» и др.), оппозиционеров — еретиков в рамках какого — либо вероисповедания.

Возрастная маргинальность — формируется при разрыве связи между поколениями: беспризорники, инфантильные, или все знающие молодые «старички». К возрастным, или естественным маргиналам относится и молодежь.

Моральная маргинальность — формируется при отсутствии эталона морали, и приводят к девиантному поведению – криминальные элементы.

Каждый из этих типов маргиналов может характеризоваться как деструктивный, так и как конструктивный, и демонстрировать разные типы поведения: от поисковой активности, ориентира на повышение статуса вплоть до «опускания» на «социальное дно».

Зависит это не только от объективных условий, в которых формируется данный тип маргинала, но и от его личностных качеств, готовности к переменам.

В целом, по мнению авторов, во всяком обществе (как стабильном, так и переходном) можно выделить три слоя маргиналов.

Первый слой — низший — люмпены, представители «социального дна», сюда же входят антисоциальные элементы. Это пример негативного варианта маргинальности, для которого характерно то, что состояние переходности сохраняется надолго, а субъекты маргинальности несут в себе черты паразитического поведения.

Второй слой — срединный, — это так называемые обычные маргиналы, находящиеся либо в процессе перехода от срединного слоя в низший, либо в процессе перехода из срединного слоя в верхний.

Третий слой — так называемые новые маргиналы, для которых характерна высокая мобильность и высокая степень адаптации к изменяющимся условиям. Это пример позитивного варианта маргинальности, когда маргиналы быстро адаптируются в новую среду и приобретают новые черты. В контексте данного исследования важно еще раз подчеркнуть, что маргинальная ситуация в трансформирующемся обществе не всегда может быть источником деморализации, индивидуальных и групповых форм протеста. Она может быть и источником нового восприятия окружающего мира, общества, человека, что может найти отражение в нетипичных формах интеллектуального, художественного, религиозного творчества, о чем свидетельствует история человеческого общества. Это свидетельствует о другой, позитивной, форме проявления маргинальности в обществе.

В числе маргинальных групп, находящихся в переходном состоянии, особо выделяется молодежь. Молодежь — специфическая переходная группа, находящаяся на «жизненном перепутье» и относящаяся к группе «запланированных маргиналов». Помимо того, что молодежь по своей природе, в силу переходного статуса, может рассматриваться как маргинальная группа, она в силу объективных причин тяготеет к маргинальности.

Молодые люди вытесняются на задворки общества, лишаясь будущего. Маргинализации молодежи способствует ущербная социализация, социальная незащищенность, блокирование каналов самореализации, отсутствие в ее сознании социокультурных механизмов этой социализации [102, с. 197]. Усиление маргинализации молодежи приводит к различным видам девиантного поведения и дезориентации.

Особо остановимся на конструктивных формах проявления маргинальности, поскольку это важно для понимания вопроса о трансформационных процессов общества. Процесс маргинализации, как было отмечено, характерен не только для социального разрушения, но и для становления нового.

Роль маргинальности проявляется в том, что она подготавливает общество к грядущим переменам, когда не только разрушается старая система, но и создается новая. К моменту, когда маргинализированные слои составят весомую часть в социальном пространстве, количественные изменения перейдут в качественные.

В этом случае имеет смысл говорить о рождении новой целостности с принципиально иными свойствами и структурой по отношению к прошлой системе. При этом маргинальность «провоцирует»

субъекта на определенные активные действия в обществе и «провоцирует» само общество, заставляя его каким-то образом реагировать на маргинальность.

Объективность существования маргинальности в социальном пространстве заключается в том, что маргинальность — обязательное условие социальных изменений. Она представляет собой некую пограничную зону, необходимую для дальнейшего развития человечества. Маргиналы, стремясь приспособиться или ища себя, способны совершать идейный переворот, делающий новаторство нормой. В результате создания новой социальной целостности происходит оформление многих маргинальных элементов в единое социальное целое.

Маргинальность — активный процесс, сопровождающий периоды кризиса и стагнации общественной жизни, она является результатом деформации и трансформации социальных структур.

Данное явление содержит в себе потенциальную возможность влиять на ход трансформационных процессов в самих социальных системах. Поскольку изменения являются необходимым условием дальнейшего развития социального организма, то маргинальность играет огромную роль в формировании социальной целостности.

Образовавшиеся в обществе маргинальные слои оказывают воздействие на характер исторического развития и «сигнализируют» о необходимости перемен. Маргинальность в условиях кризиса «констатирует» тот факт, что в обществе происходят определенные процессы (например, возрастает негативная направленность маргинальности, чрезмерно увеличивается маргинальный слой в обществе, растет этническая напряженность в связи с увеличением числа этномаргиналов), игнорирование которых чревато тяжелыми последствиями для социума. Маргинальность, имея межгрупповой, межсоциальный характер, связывает тех, кто находится по разные стороны, являясь «перекидным мостом» между прошлым состоянием общества и будущим.

Маргинальность составляет интенциональность движения, обеспечивающего развертывание данного феномена в социальное пространство. Причем интенция маргинальности носит разносторонний характер. В зависимости от складывающихся условий маргинальность может быть деструктивной или конструктивной как для отдельного индивида, так и для общества в целом. Но при любой направленности она выступает в качестве одного из условий самовыражения человека в социальном пространстве. Это позволяет личности свободно конструировать как себя, так и социальную действительность.

Феномен маргинальности выступает фактором «разрыва»

мировоззренческой преемственности. «При всех негативных последствиях, — считает В.А. Черниенко, — фактор маргинальности (наряду с другими существенными факторами — экономическим, политическим и другими) обусловливает прогрессивно-поступательную смену мировоззрений: от родового самосознания, через сословное, классовое самосознание, к планетарному самосознанию — самосознанию человечества» [126, с.70].

Можно предположить, что часть маргиналов, под влиянием происходящих в обществе перемен, будет и дальше опускаться на социальное дно, идентифицируя себя с теми, кто уже там находится. Алкоголики, бомжи, нищие перестают занимать промежуточное положение и окончательно определяются в своем статусе люмпена. Другая часть находит способы адаптации к новым реальностям, обретает новый статус, новые социальные качества и связи. Они заполняют новые ниши в социальной структуре общества, начинают играть более активную, самостоятельную роль в общественной жизни.

Маргинальная ситуация в трансформирующемся обществе не всегда может быть источником деморализации. Она может быть и источником нового восприятия окружающего мира. Ричард Рорти — известный американский философ-прагматист — со всей прямотой высказался относительно пользы маргиналов и чужаков:

«Сталкиваясь с другой культурой, мы не можем вылезти из нашей западной социал-демократической шкуры, да и не следует пытаться это делать. А что следует сделать, так это попробовать сблизиться с представителями чужой культуры настолько, чтобы понять, как мы выглядим в их глазах, и нет ли у них каких-либо полезных для нас идей и новшеств» [145].

Необходимым условием для обретения сущностного «Я»

маргинала является свобода. Маргинал обладает способностью видеть, воспринимать и понимать то, что до этого момента никем не замечалось. Это позволяет ему приносить в мир новационные идеи, провоцирующие явления, способные кардинальным образом изменить устоявшуюся социокультурную реальность. Маргиналы, ощущая свое инобытие в данном социальном пространстве, осознают несоответствие целей и условий их достижения. Это заставляет их оформиться в социальной системе, то есть социализироваться. Поэтому сегодня важно не просто фиксировать факт наличия маргиналов в социальной структуре общества, а учитывать различия внутри самих маргиналов, исходя из существования маргиналов, пополняющих ряды представителей «социального дна», и маргиналов, демонстрирующих поисковую активность, ориентирующихся на повышение своего социального статуса.

Для Крымского региона характерны те же факторы маргинализации, что и для Украины в целом. Но в то же время исследование проблемы маргинальности показало, что в Крыму имеется и своя специфика. Объяснить ее можно следующими причинами:

— в Крыму процессы маргинализации наиболее интенсивны.

Причиной этого является активное возвращение репатриантов, создающее дополнительные проблемы для региона в экономическом, политическом, социальном отношении.

Неразвитость инфраструктуры, бытовая неблагоустроенность, неготовность обеспечить всем необходимым такое количество мигрантов приводит к росту числа маргинальных субъектов;

— Крым — полиэтнический регион, где проживают свыше различных национальностей. Здесь с особой остротой встает проблема этнических маргиналов, поскольку к этой группе относятся не только отдельные представители этнических общин, оказавшиеся в положении «на обочине жизни» по отношению ко всему социуму, но и целые слои. Причем своим положением неудовлетворены не только репатрианты из числа крымских татар, но и русские, составляющие большинство населения в данном регионе, и украинцы, представляющие меньшую, по сравнению с русскими, часть населения и представители других этнических общностей. В связи с этим встает проблема достижения межэтнического согласия в Крыму, поскольку неумелая грубая политика в отношении представителей различных национальностей может разжечь «костер» межэтнических конфликтов.

В силу этого, в условиях роста деструктивной направленности маргинальности в Крыму представляется необходимым особо остановиться на этнокультурных формах ее проявления в условиях многонационального государства. Проблема этнокультурной маргинальности имеет особую значимость, как в научнотеоретическом, так и в практически-политическом отношении, поскольку этнические меньшинства — источник постоянного роста напряженности в странах СНГ и, в частности, в Украине, в Крыму.

Проблема образования этномаргиналов в отечественной литературе оказывается менее разработанной. Нет работ, этномаргинальных групп, их эволюции и места в системе межэтнических отношений.

Формирование этномаргиналов — социально-исторический процесс.

Беженцы, переселенцы, как правило, создают особую маргинальную группу: этнокультурные маргиналы. Появление такой группы связано с тем, что поочередно обрываются их экономические, политические, культурные, социальные связи.

Группы мигрантов, попадая в иную этнокультурную среду, становятся чужими даже тогда, когда пытаются ассимилироваться.

Этномаргиналы, как правило, вызывают неприятие, недовольство и раздражение у представителей иноэтнической культурной традиции, и носитель этнокультурной маргинальности может быть потенциальным источником конфликтности. Именно поэтому изучение форм как негативного, так и позитивного проявления маргинализации этнических групп в Крыму — одна из наиболее актуальных задач, стоящих перед исследователями данной проблемы.

Проблема этнокультурной маргинальности впервые была поставлена Р.Э. Парком [85, с. 172-175]. Среди отечественных исследователей этнического аспекта маргинализации можно отметить работы таких авторов, как Т.В. Вергун, И.И. Дмитрова [см.: 15; 28]. Особый вклад в разработку проблемы этнокультурной идентичности, межэтнического согласия в Крыму внесли О.А.

Габриелян, К.В. Коростелина, А.Д. Шоркин [см.: 131]; проблемам трансформационных процессов, построения гражданского общества, основанного на согласии, посвятили свои работы крымские исследователи — И.И. Кальной, Ф.В. Лазарев, А.П.

Цветков [см., например: 39; 52; 124].

Этнокультура — целостный феномен. Ее существенное свойство — воспроизводство своеобразных поведенческих стереотипов массового и индивидуального характера. Стереотипы сплачивают сообщества людей в определенную социокультурную систему. В кризисные моменты, консолидируя «своих», этностереотипы в той же мере дифференцируют «чужих». В каждой этнокультуре наблюдается, с одной стороны, стремление к сохранению этнического своеобразия, с другой — во взаимоотношениях с другими культурами, - взаимообогащение культур ценностями друг друга.

Культурное направление теорий этнокультурного взаимодействия породило концепции аккультурации, феномена, возникающего тогда, когда группы индивидов из разных культур вступают в непосредственный и продолжительный контакт, последствием которого являются изменения элементов оригинальной культуры одной или обеих групп [57, c. 205].

Выделяют четыре основные стратегии аккультурации:

— ассимиляция (это вариант аккультурации, при котором эмигрант полностью идентифицирует себя с новой культурой и отрицает культуру этнического меньшинства, к которому сам принадлежит);

— сепарация (означает, что представители этнического меньшинства отрицают культуру большинства и сохраняют свои этнические особенности);

— интеграция (характеризуется идентификацией, как со старой, так и с новой культурами);

— этнокультурная маргинализация (если мигрант не идентифицирует себя ни с культурой этнического большинства, ни с культурой этнического меньшинства) [57, c. 205-206].

Этнокультурная маргинальность — феномен, возникающий в процессе взаимодействия этнических культур и отражающий разрыв у субъекта связей со своей исходной культурой и неполное его вхождение в новую этнокультуру. Период этнокультурной маргинальности может быть кратковременным и долговременным.

Он может завершиться «не только ассимиляцией, но и возвратом в исходное состояние — реэмиграцией» [28, с. 71].

Этнокультурная маргинальность представляет собой (с экзистенциальной точки зрения) определенный тип отношений, который возникает между субъектом взаимодействия культур и ценностями этих культур. Этномаргинал (субъект этнокультурной маргинальности) как бы «разрывается» между ценностями взаимодействующих этнокультур, ощущая при этом свою отчужденность от обеих культур.

Маргинальные группы, не идентифицирующие себя с доминирующей культурой, лишают себя возможности участия на групповом уровне в производстве общезначимых ценностей. Они становятся изолированными в культурном смысле, испытывая культурное одиночество. Подобное одиночество люди испытывают, когда чувствуют, что связь с собственным культурным наследием порвана или общепринятая культура неприемлема для их внутреннего мира. В современной кросс-культурной психологии такое психологическое состояние иммигрантов в новой для них культурной среде называется культурным шоком. А. Фарнхем и С.

Бочнер (именно они ввели этот термин в научный оборот) отмечали, что «гипотеза культурного шока основана на том, что опыт новой культуры является неприятным или шоковым частью потому, что он может привести к негативной оценке собственной культуры» [57, с. 193].

Этномаргиналы — исторически конкретная форма этнической общности, образовавшаяся в результате смешанных браков, или при отрыве части исходной общности в результате изменения границы, а также миграции части данного этноса в другую страну, где она и проживает в иноэтническом окружении и в соответствующих социальных, политических и культурных условиях [28, с. 86].

Опасность маргинализации этнических групп заключается в ее разрушительных последствиях, способствующих деформации самосознания, взглядов, норм поведения этноса. К этнической маргинальности можно применить понятие «вертикальное перемещение социальных групп»: утрата по каким-либо причинам своего социального статуса может натолкнуть этнос на поиск иного места в жизни, и способствовать либо эволюции самого этноса, либо привести к стрессам, депрессии, сопровождаться агрессивными проявлениями. Классическим типом маргинальной этнической группы являются репрессированные народы, которые в результате насильственных перемещений в годы сталинизма оказывались в стране, чуждой их культуре и образу жизни. При позитивном варианте маргинальность постепенно преодолевалась путем включения маргиналов в новую среду и приобретения новых черт. При негативном варианте маргинализации состояние переходности и периферийности, консервируясь, сохраняется надолго, а маргиналы несут в себе черты деклассированного, люмпенского поведения. Такой вид маргинальности является следствием нисходящей мобильности. Последствия миграции и насильственных перемещений во многом зависят от адаптивных способностей того или иного этноса, при этом немаловажное значение имеет и внешняя среда, способная дать ему определенные возможности, либо лишить его последней надежды.

Устойчивость существования этномаргиналов зависит от различных обстоятельств: от компактности расселения, от разницы в культурном уровне коренного и пришлого этносов, от близости языков обоих этносов, от религиозной ситуации в данной стране и т.п. Как отмечал Л. Малиновский, «негры в США сохранились как этнорасовая общность из-за наличия социального и расового барьера, (цвет кожи не давал им возможности раствориться в новой общности, расовая дискриминация еще больше повышала этот барьер), а вот французы — гугеноты и чешские протестанты в Пруссии за 200 лет растворились полностью — здесь был языковой барьер, но не было ни расового, ни социального, ни религиозного:

они были белыми протестантами в протестантской же стране» [63, с. 58-59].

Проблема неприспособляемости этномаргиналов к новым условиям жизни выражается во внутреннем напряжении, чувстве изоляции и приводит к психологическому конфликту, отчаянию, реэмиграции. Столкновение ценностей между хуже приспосабливающимися родителями и детьми, которые лучше адаптируются к новым условиям, может стать причиной деструктивного поведения, правонарушений. Одна из форм адаптации – социализация, то есть, процесс приобретения индивидом ценностей, идеалов, норм поведения, присущих данному обществу, этнической группе. В разных культурах - разные методы социализации в зависимости от того, какие черты характера ценятся. Процесс социализации в среде крымских татар, например, некрымскотатарского окружения. В молодом поколении крымскотатарских репатриантов есть несколько групп:



Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |
 


Похожие работы:

«i i i i БИБЛИОТЕКА БИОТЕХНОЛОГА Р. П. Тренкеншу, Р. Г. Геворгиз, А. Б. Боровков ОСНОВЫ ПРОМЫШЛЕННОГО КУЛЬТИВИРОВАНИЯ ДУНАЛИЕЛЛЫ СОЛОНОВОДНОЙ (DUNALIELLA SALINA TEOD.) Севастополь, 2005 i i i i i i i i УДК 639. Тренкеншу Р. П., Геворгиз Р. Г., Боровков А. Б. Основы промышленного культивирования Дуналиеллы солоноводной (Dunaliella salina Teod.) — Севастополь: ЭКОСИ–Гидрофизика, 2005. — 103 с. В монографии представлены результаты исследований продукционных характеристик Dunaliella salina Teod.,...»

«С.В. Сиражудинова ГРАЖДАНСКОЕ ОБЩЕСТВО, ТРАДИЦИОНАЛИЗМ И ИСЛАМ НА СЕВЕРНОМ КАВКАЗЕ Ростов-на-Дону 2012 1 ББК С Рецензенты: доктор философских наук, профессор И.П. Добаев, кандидат политических наук, доцент С.В. Петрова. Сиражудинова С.В. С Гражданское общество, традиционализм и ислам на Северном Кавказе: Монография. Ростов-н/Д: Изд-во ООО АзовПечать, 2012 – 200с. ISBN 978-5-4382-0031-4 Монография представляет собой одну из первых попыток комплексного анализа гражданского общества в контексте...»

«В.Н. Иванов, Л.С. Трофимова МОДЕЛИРОВАНИЕ ФОРМИРОВАНИЯ И РАЗВИТИЯ ПАРКОВ МАШИН ДОРОЖНЫХ ОРГАНИЗАЦИЙ Омск 2012 Министерство образования и науки РФ Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования Сибирская государственная автомобильно-дорожная академия (СибАДИ) В.Н. Иванов, Л.С. Трофимова МОДЕЛИРОВАНИЕ ФОРМИРОВАНИЯ И РАЗВИТИЯ ПАРКОВ МАШИН ДОРОЖНЫХ ОРГАНИЗАЦИЙ Монография Омск СибАДИ УДК 625.76. ББК 39.311.-06- И Рецензенты: д-р техн. наук,...»

«У истоков ДРЕВНЕГРЕЧЕСКОЙ ЦИВИЛИЗАЦИИ Иония -V I вв. до н. э. Санкт- Петербург 2009 УДК 94(38) ББК 63.3(0)32 Л24 Р ец ен зен ты : доктор исторических наук, профессор О. В. Кулиш ова, кандидат исторических наук, доцент С. М. Ж естоканов Н аучн ы й р ед ак то р кандидат исторических наук, доцент Т. В. Кудрявцева Лаптева М. Ю. У истоков древнегреческой цивилизации: Иония X I— вв. VI Л24 до н. э. — СПб.: ИЦ Гуманитарная Академия, 2009. — 512 с. : ил. — (Серия Studia classica). ISBN...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ Казанский государственный энергетический университет _ Институт механики и машиностроения КНЦ РАН Р. Ш. ГИМАДИЕВ ДИНАМИКА МЯГКИХ ОБОЛОЧЕК ПАРАШЮТНОГО ТИПА Казань 2006 УДК 539.3; 533.666.2 ББК 22.253.3 Г48 Печатается по решению ученых советов Казанского государственного энергетического университета, Института механики и машиностроении Казанского научного центра РАН Гимадиев Р.Ш. Динамика мягких оболочек парашютного типа. – Казань: Казан. гос....»

«Межрегиональные исследования в общественных науках Министерство образования и науки Российской Федерации ИНО-центр (Информация. Наука. Образование) Институт имени Кеннана Центра Вудро Вильсона (США) Корпорация Карнеги в Нью-Йорке (США) Фонд Джона Д. и Кэтрин Т. Мак-Артуров (США) Данное издание осуществлено в рамках программы Межрегиональные исследования в общественных науках, реализуемой совместно Министерством образования и науки РФ, ИНО-центром (Информация. Наука. Образование) и Институтом...»

«Электронное научное издание Альманах Пространство и Время. Т. 3. Вып. 2 • 2013 Electronic Scientific Edition Almanac Space and Time Elektronische wissenschaftliche Auflage Almabtrieb ‘Raum und Zeit‘ Теории, концепции, парадигмы Theories, Conceptions, Paradigms / Theorien, Konzeptionen, Paradigmen УДК 16:008 Сорина Г.В. Методология логико-культурной доминанты: психологизм, антипсихологизм, субъект Сорина Галина Вениаминовна, доктор философских наук, профессор философского факультета МГУ имени...»

«Н.Ф. ГЛАДЫШЕВ, Т.В. ГЛАДЫШЕВА, С.И. ДВОРЕЦКИЙ, С.Б. ПУТИН, М.А. УЛЬЯНОВА, Ю.А. ФЕРАПОНТОВ РЕГЕНЕРАТИВНЫЕ ПРОДУКТЫ НОВОГО ПОКОЛЕНИЯ: ТЕХНОЛОГИЯ И АППАРАТУРНОЕ ОФОРМЛЕНИЕ Монография Москва Издательство Машиностроение-1 2007 УДК 661.183:546.32-39+546.41-36 ББК Л113.2 Р177 Рецензенты: Доктор химических наук, профессор Воронежского государственного университета Г.В. Семенова Доктор технических наук, профессор Санкт-Петербургского государственного технологического института (технического...»

«Н. Е. Бунякин КОНЦЕПЦИЯ СТАНОВЛЕНИЯ И РАЗВИТИЯ АДМИНИСТРАТИВНОГО ПРАВА В РОССИИ • ИЗДАТЕЛЬСТВО ТГТУ • Министерство образования Российской Федерации Тамбовский государственный технический университет Юридический институт МВД России Тамбовский филиал Н. Е. Бунякин КОНЦЕПЦИЯ СТАНОВЛЕНИЯ И РАЗВИТИЯ АДМИНИСТРАТИВНОГО ПРАВА В РОССИИ Издательство ТГТУ Тамбов - ББК Х Б Рецензенты: Доктор юридических наук, профессор Саратовской государственной академии права Н. М. Конин Кандидат...»

«  Предисловие 1 НАЦИОНАЛЬНАЯ АКАДЕМИЯ НАУК УКРАИНЫ ИНСТИТУТ ПОЛИТИЧЕСКИХ И ЭТНОНАЦИОНАЛЬНЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ ИМ. И.Ф. КУРАСА Николай Михальченко УКРАИНСКАЯ РЕГИОНАЛЬНАЯ ЦИВИЛИЗАЦИЯ: ПРОШЛОЕ, НАСТОЯЩЕЕ, БУДУЩЕЕ Монография Киев – 2013   Михальченко Николай. Украинская регинональная цивилизация 2 УДК 94:323.174 (470+477) ББК 65.9 (4 Укр) М 69 Рекомендовано к печати ученым советом Института политических и этнонациональных исследований имени И.Ф. Кураса НАН Украины (протокол № 3 от 28 марта 2013 г.)...»

«Межрегиональные исследования в общественных науках Министерство образования и науки Российской Федерации ИНО-Центр (Информация. Наука. Образование) Институт имени Кеннана Центра Вудро Вильсона (США) Корпорация Карнеги в Нью-Йорке (США) Фонд Джона Д. и Кэтрин Т. МакАртуров (США) Данное издание осуществлено в рамках программы Межрегиональные исследования в общественных науках, реализуемой совместно Министерством образования и науки РФ, ИНО-Центром (Информация. Наука. Образование) и Институтом...»

«ТЕПЛОГЕНЕРИРУЮЩИЕ УСТАНОВКИ СИСТЕМ ТЕПЛОСНАБЖЕНИЯ В.М. ФОКИН ТЕПЛОГЕНЕРИРУЮЩИЕ УСТАНОВКИ СИСТЕМ ТЕПЛОСНАБЖЕНИЯ МОСКВА ИЗДАТЕЛЬСТВО МАШИНОСТРОЕНИЕ-1 2006 Т Т В Н В.М. ФОКИН ТЕПЛОГЕНЕРИРУЮЩИЕ УСТАНОВКИ СИСТЕМ ТЕПЛОСНАБЖЕНИЯ МОСКВА ИЗДАТЕЛЬСТВО МАШИНОСТРОЕНИЕ-1 УДК 621. ББК 31. Ф Рецензент Заслуженный деятель науки РФ, доктор технических наук, профессор, заведующий кафедрой Теплоэнергетика Астраханского государственного технического университета, А.К. Ильин Фокин В.М. Ф75 Теплогенерирующие...»

«Федеральное агентство по образованию Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования Ухтинский государственный технический университет ТИМАНСКИЙ КРЯЖ ТОМ 1 История, география, жизнь Монография УХТА-2008 Издана Ухтинским государственным техническим университетом при участии Российской академии естественных наук Коми регионального отделения и Министерства природных ресурсов Республики Коми. УДК [55+57+911.2](234.83) Т 41 Тиманский кряж [Текст]. В 2 т. Т. 1....»

«ШЕКСПИРОВСКИЕ ШТУДИИ XIII Н. В. Захаров У ИСТОКОВ РУССКОГО ШЕКСПИРИЗМА: А. П. СУМАРОКОВ, М. Н. МУРАВЬЕВ, Н. М. КАРАМЗИН (К 445-летию со дня рождения У. Шекспира) МОСКОВСКИЙ ГУМАНИТАРНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ Институт фундаментальных и прикладных исследований Центр теории и истории культуры МЕЖДУНАРОДНАЯ АКАДЕМИЯ НАУК (IAS) Отделение гуманитарных наук ШЕКСПИРОВСКИЕ ШТУДИИ XIII Н. В. Захаров У ИСТОКОВ РУССКОГО ШЕКСПИРИЗМА: А. П. СУМАРОКОВ, М. Н. МУРАВЬЕВ, Н. М. КАРАМЗИН (К 445-летию со дня рождения У....»

«Министерство образования и науки Российской Федерации Федеральное государственное автономное образовательное учреждение высшего профессионального образования Северный (Арктический) федеральный университет М.И. Козлов СОЦИАЛЬНАЯ СПРАВЕДЛИВОСТЬ В КОНТЕКСТЕ РУССКОЙ ТРАДИЦИИ Монография Архангельск 2010 УДК 364.614.8 ББК 60.027.7 К 59 Рецензенты: доктор философских наук, профессор Северного (Арктического) федерального университета В.А. Колосов; кандидат философских наук, доцент Северного...»

«88 ВЕСТНИК УДМУРТСКОГО УНИВЕРСИТЕТА 2011. Вып. 1 БИОЛОГИЯ. НАУКИ О ЗЕМЛЕ УДК 633.81 : 665.52 : 547.913 К.Г. Ткаченко ЭФИРНОМАСЛИЧНЫЕ РАСТЕНИЯ И ЭФИРНЫЕ МАСЛА: ДОСТИЖЕНИЯ И ПЕРСПЕКТИВЫ, СОВРЕМЕННЫЕ ТЕНДЕНЦИИ ИЗУЧЕНИЯ И ПРИМЕНЕНИЯ Проведён анализ литературы, опубликованной с конца XIX до начала ХХ в. Показано, как изменялся уровень изучения эфирномасличных растений от органолептического к приборному, от получения первичных физикохимических констант, к препаративному выделению компонентов. А в...»

«МОСКОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ имени М.В. Ломоносова Факультет педагогического образования А.В. Боровских, Н.Х. Розов ДЕЯТЕЛЬНОСТНЫЕ ПРИНЦИПЫ В ПЕДАГОГИКЕ И ПЕДАГОГИЧЕСКАЯ ЛОГИКА Рекомендовано к печати УМС по педагогическому университетскому образованию УМО по классическому университетскому образованию в качестве пособия для системы профессионального педагогического образования, переподготовки и повышения квалификации научно-педагогических кадров. МАКС Пресс МОСКВА – 2010 УДК 378 ББК...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РФ МОСКОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ЭКОНОМИКИ, СТАТИСТИКИ И ИНФОРМАТИКИ (МЭСИ) ИНСТИТУТ МЕНЕДЖМЕНТА КАФЕДРА УПРАВЛЕНИЯ ПРОЕКТАМИ И МЕЖДУНАРОДНОГО МЕНЕДЖМЕНТА Гуракова Н.С., Юрьева Т.В. Стратегия восстановления платежеспособности предпринимательских структур в условиях экономического кризиса Монография Москва, 2011 1 УДК 65.016.7 ББК 65.290-2 Г 95 Гуракова Н.С., Юрьева Т.В. СТРАТЕГИЯ ВОССТАНОВЛЕНИЯ ПЛАТЕЖЕСПОСОБНОСТИ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСКИХ СТРУКТУР В УСЛОВИЯХ...»

«Министерство сельского хозяйства Российской Федерации Федеральное государственное научное учреждение Российский научно-исследовательский институт проблем мелиорации (ФГНУ РосНИИПМ) ПРОБЛЕМЫ И ПЕРСПЕКТИВЫ ИСПОЛЬЗОВАНИЯ ВОДНЫХ РЕСУРСОВ В АГРОПРОМЫШЛЕННОМ КОМПЛЕКСЕ РОССИИ Под общей редакцией академика РАСХН, доктора технических наук, профессора В.Н. Щедрина Новочеркасск 2009 УДК 333.93:630:631.6 ГРНТИ 70.94 Рецензенты: член-корреспондент РАСХН, д-р техн. наук, проф. В.И. Ольгаренко...»

«РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ СЕЛЬСКОХОЗЯЙСТВЕННЫХ НАУК ГОСУДАРСТВЕННОЕ НАУЧНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВСЕРОССИЙСКИЙ НАУЧНО-ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИЙ ИНСТИТУТ ОРГАНИЗАЦИИ ПРОИЗВОДСТВА, ТРУДА И УПРАВЛЕНИЯ В СЕЛЬСКОМ ХОЗЯЙСТВЕ (ГНУ ВНИОПТУСХ) Е.П. Лидинфа СОВЕРШЕНСТВОВАНИЕ ОРГАНИЗАЦИИ РЫНКА СЕЛЬСКОХОЗЯЙСТВЕННОЙ ПРОДУКЦИИ (на примере Орловской области) Монография Москва 2006 УДК 631. 115 ББК 65.32-571 В 776 Рецензенты: Старченко В.М., д.э.н., профессор, зав. отделом ГНУ ВНИЭТУСХ РАСХН Головина Л.А., к.э.н., зав. отделом ГНУ...»














 
© 2013 www.diss.seluk.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Авторефераты, Диссертации, Монографии, Методички, учебные программы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.