WWW.DISS.SELUK.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА
(Авторефераты, диссертации, методички, учебные программы, монографии)

 

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 9 |

«А.В. Корицкий ЧЕЛОВЕЧЕСКИЙ КАПИТАЛ КАК ФАКТОР ЭКОНОМИЧЕСКОГО РОСТА РЕГИОНОВ РОССИИ Монография Научный редактор доктор экономических наук, профессор Т.В. Григорова Новосибирск 2010 УДК ...»

-- [ Страница 3 ] --

Примером более или менее взвешенной и трезвой оценки состояния вопроса могут служить выводы, полученные Дж. Фагерлиндом, в исследовании которого процесс детерминации заработков проанализирован, пожалуй, с наибольшей обстоятельностью: «Невозможно согласиться с заключением, будто формальное образование почти несущественно при определении того, какой профессиональный статус и заработок будут достигнуты в зрелом возрасте. Вместе с тем точка зрения, предполагающая, что объем формального образования, является главной причиной, объясняющей достижение определенного статуса и уровня заработков, также недостаточно обоснована… поскольку важная косвенная роль принадлежит таким факторам, как характеристики семьи и умственные способности.

Jencks, G. et al. Ireguality: A Reassesment of the Effect of Family and Schooling in America.

N.Y, 1972.

Общая картина взаимосвязи заработков с остальными переменными… такова: ресурсы, к которым индивидуум имеет доступ в раннем детстве (прежде всего – ресурсы семьи и его личностный потенциал), преобразуются в «рыночные активы» (т. е. в качества, которые пользуются спросом на рынке труда.) в основном через систему формального образования… хотя прямое воздействие способностей на заработки или мало или несущественно, их косвенный эффект относительно велик.

Позднейшие активы, такие как качество обучения, оказывают как прямо, так и косвенно, сильное воздействие на заработки156.

Особо следует выделить теорию «скрининга», или теорию «фильтра» – трактовку образования как средства отбора или средства сигнализации. Один из основателей этой теории английский экономист П.

Уилс писал, что он хотел бы «спасти экономику образования от Чикаго – от предположений о рациональности, совершенной конкуренции, чуть ли не о социальной справедливости рынка»157.

Суть теории «фильтра» заключается в том, что образование трактуется как средство отбора, как устройство, сортирующее учащихся по их производственным качествам.

Не отрицая позитивной причинно – следственной связи между уровнем образования отдельного работника и его заработками, теория «фильтра» расходится с неоклассической концепцией «человеческого капитала» в понимании самого механизма этой зависимости и в оценке экономической эффективности образования в масштабе всего хозяйства. Центральная идея этой теории – выдвижение на первый план не производительной, а селективной (информационной) функции образования.

Как же образование выполняет свою информационную функцию? Поскольку предполагается, что более одаренные люди достигают в среднем более высоких ступеней образования, то, следовательно, в процессе обучения происходит как бы сортировка учащихся по уровню их природных способностей. Естественно, что при найме работников предприниматели будут использовать информацию о потенциальной производительности работника.

Как показал М. Спенс, условиями эффективного функционирования системы сигнализации являются:

Fagerlind, J. Formal Education and Adult Earnings. Stockholm, 1975. –P. 78.

Wiles, P. The Correlation between Education and Earnings: The External-Test-not-ContentHypothesis (ETNC). Higher Education. № 1. Vol. 3, 1974. P. 53.

1) не бесплатность получения сигнала. Если бы он был даровым, то его могли бы приобретать как более, так и менее способные лица, так что по наличию сигнала нельзя было бы судить о деловых качествах человека;

2) стоимость приобретения сигнала, должна быть обратно пропорциональна производительности работника, т. е. чем способнее человек, тем дешевле должно ему обходиться получение сигнала. В противном случае сигналы приобретались бы в равных количествах как более, так и менее одаренными лицами. Если же издержки получения сигнала выше для менее способных, то они будут приобретать его в меньших размерах (например, они будут раньше прекращать учебу).

В теории «фильтра» скептически оцениваются возможности неограниченного роста образования, поскольку важен не абсолютный уровень образовательной подготовки, а его дифференциация между разными по своим производственным характеристикам категориям работников. Поэтому повышение уровня образования, само по себе не способно ни ускорять экономический рост, ни сокращать безработицу.

Особое значение в теории «фильтра» получают экзаменационные испытания. В «чистом» виде образовательный фильтр вообще можно представить состоящим из одних экзаменов. Их отмена или ослабление резко снизили бы информационную ценность образования. Узкая специализация расценивается в программе теории «фильтра» как необязательная, ибо предпринимателей интересуют прежде всего природные способности работника, а не объем знаний, полученных во время учебы.

Английские экономисты Р. Лэйард и Дж. Псахаропулос попытались доказать, что факты не подтверждают тех выводов, которые следуют из гипотезы отбора («креденциализма»).

1. Если бы в качестве «фильтра» использовались аттестаты об образовании, то лица с законченным образованием имели бы более высокие нормы отдачи, чем лица с незаконченным образованием, однако в действительности различия эти очень незначительны.

2. Если теория отбора верна, то влияние образования на заработки должно уменьшаться с возрастом, поскольку со временем предприниматели на практике узнают способности работников и могут назначать заработную плату в соответствии с их производительностью, а не наугад, по уровню образования. Но и это предсказание не находит подтверждения: разрыв в заработках у людей с разным образованием, но одинаковыми способностями не только не сокращается, но, наоборот, увеличивается по мере роста их трудового стажа.

3. На основании теории отбора можно заключить, что издержки по отысканию способных работников среди лиц с низкой подготовкой настолько велики, что превышают разность в оплате труда более или менее обученной рабочей силы. Поэтому фирмы не организуют собственных служб по проверке способностей, а используют в качестве заменителя информацию об образовании работников. Но даже сторонники теории «фильтра» считают подобное положение невероятным.

Наконец, следует отметить и концепцию радикальных экономистов. К леворадикальным политэкономам относятся С. Боулс, Д. Гордон, Г. Джинтис, М. Карной, Р. Эдвардс и др. Они видят главную задачу в том, чтобы выяснить место сферы образования в системе общественных отношений капитализма, ее роль в подчинении труда капиталу.

В условиях капитализма образование, по их мнению, должно выполнять основные функции:

– делать будущих работников производительными, наделяя их необходимыми профессиональными знаниями и навыками, причем масштабы образовательной деятельности должны быть достаточны для создания резервной армии квалифицированного труда, чтобы способствовать снижению издержек производства и усиливать экономическую власть предпринимателей над рабочими;

– вырабатывать у учащихся эмоциональные характеристики и стереотипы поведения, необходимые для работы на капиталистическом предприятии, приучать молодежь к отношениям господства и подчинения, пронизывающим всю экономическую систему капитализма. В отличие от профессиональных знаний и навыков, необходимость в обладании подобными поведенческими качествами вызывается не объективными техническими условиями производства, а капиталистической формой его организации, служащей целям эксплуатации наемного труда;

– использоваться в целях оправдания («легитимизация») капиталистического строя с присущими ему формами экономического неравенства и социального угнетения. Образование создает видимость того, что каждый получает «по заслугам» (чем выше образование, тем больше доход) и что, следовательно, нет оснований говорить о социальной несправедливости западного общества. Тем самым оно оправдывает существование бюрократической иерархии и распределение доходов в зависимости от того, какое место занимает в ней индивидуум. Кроме того, порождая иллюзию социальной мобильности через повышение уровня подготовки, образование отвлекает интересы и энергию угнетенных классов от борьбы с существующим экономическим порядком, служит целям их «деполитизации».

По мнению радикальных экономистов, образование стало «селекционным» механизмом, обеспечивающим отбор и качественную дифференциацию будущей рабочей силы. Они принимают основной тезис теории «фильтра» об использовании образования в качестве средства отбора и сигнализации о профессиональных качествах работников.

2.4. Человеческий капитал в организациях Человеческий капитал – это самая «видимая» часть интеллектуального капитала – знания, практические навыки, творческие и мыслительные способности людей, их моральные и нравственные ценности, культура труда. Особенно важен такой капитал при осуществлении инноваций.

В.А. Журавлев отмечает: «В настоящее время существуют следующие подходы к оценке национального богатства страны:

1) подход национальной статистики: учитываются только основные фонды, материальные оборотные средства и имущество домашних хозяйств;

2) подход СНС: сумма нефинансовых активов и чистых требований к остальному миру;

3) подход Всемирного банка (ВБ): национальное богатство – это человеческий капитал, произведенный капитал (активы), природные ресурсы;

4) подход финансовых и бухгалтерских консультантов (ФБК): в качестве национального богатства рассматривается сумма приведенных доходов отраслей в прогнозном и постпрогнозном периодах»158.

По данным Всемирного банка и Программы развития ООН (ПРООН), сегодня на планете физический капитал, или накопленные материальные блага (что зачастую у нас по ошибке называют национальным богатством), составляет лишь 16% общего достояния, приЖуравлев В.А. Национальное богатство креативного общества, его элементы и оценка // Российское предпринимательство. 2009. № 6(2). С. 5.

родные богатства – 20%, человеческий же капитал, или накопленные вложения в человека, – 64%. Во многих развитых странах доля последнего достигает 80%.

В.А. Журавлев заявляет: «В качестве дополнительных составляющих национального богатства креативного общества необходимо ввести инновационный, социальный (общественный) и международный капитал»159.

В современном менеджменте утвердилось убеждение, что талантливые люди являются источником прибыли. Ян Фитц-енц пишет: «По мере движения в новое тысячелетие и существования в условиях экономики, основанной на знаниях, становится невозможным отрицать, что именно люди – источник прибыли. Любое имущество организаций, кроме людей, бездеятельно, это пассивные ресурсы, требующие вмешательства человека для производства стоимости»160.

Экономические категории «человеческий капитал» и «интеллектуальный капитал» основаны на месте и функциях человека в экономической системе, его способности к труду, поэтому имеют много общего. В то же время исторически они используются для исследования различных сторон участия человека в экономических отношениях.

Качественное преобразование труда отдельных работников требует более точного определения понятия «интеллектуальный капитал». К тому же нужно отметить, что при его определении необходимо учитывать единство существующих категорий.

Большое внимание определению и исследованию сущности категории «интеллектуальный капитал» оказывают ученые на современном этапе развития рыночной экономики. Это широко известные разработки зарубежных авторов Э. Брукинга, Т. Бьюзена, Г. Минса, Д. Шнайдера, Ричарда Р. Нельсона и Сиднея Дж. Уинтера, А. Сливотски, Д. Моррисона и др. Основоположниками данной категории на российском рынке можно считать Л.С. Шаховскую, Б.Б. Леонтьева, В.Л. Иноземцева, С.А. Ленскую и др.

Интеллектуальный капитал, согласно точке зрения В.Л. Иноземцева, включает: первое – человеческий капитал, воплощенный в работниках компании в виде их опыта, знаний, навыков, способноЖуравлев В.А. Национальное богатство креативного общества, его элементы и оценка // Российское предпринимательство. 2009. № 6(2). С. 6.

стей к нововведениям, а также лояльности общей культуре и философии фирмы, ее внутренним ценностям; второе – структурный капитал, включающий патенты, лицензии, торговые марки, организационную структуру, базы данных, электронные сети.

Под интеллектуальным капиталом того или иного субъекта Б.Б. Леонтьев понимает стоимость совокупности имеющихся у него интеллектуальных активов, включая интеллектуальную собственность, его природные и приобретенные интеллектуальные способности и навыки, а также накопленные им базы знаний и полезные отношения с другими субъектами. Ценность субъекта интеллектуального капитала всегда должна рассматриваться в соотношении с реально ожидаемыми результатами его интеллектуальной деятельности и на этом основании должна выражаться соответствующей стоимостью. Интеллектуальный капитал является ведущим капиталом и составляет основу любого предприятия на современном этапе развития рыночной экономики.

Главная задача интеллектуального капитала – существенно ускорять прирост массы прибыли за счет формирования и реализации в деятельности необходимых предприятию систем знаний, вещей и отношений, которые, в свою очередь, обеспечивают его высокоэффективную хозяйственную деятельность. В частности, интеллектуальный капитал предприятия определяет качество его системы управления.

Именно интеллектуальный капитал задает темп и характер обновления технологии производства и его продукции, которые затем становятся главным конкурентным преимуществом на рынке. «Интеллектуальный капитал – это система капитальных устойчивых интеллектуальных преимуществ данной компании или фирмы на рынке». Б.Б. Леонтьев придерживается определения интеллектуального капитала, данного Л. Эдвинсоном, согласно которому интеллектуальный капитал состоит из трех составляющих: человеческого капитала, организационного (или структурного) капитала и клиентского капитала, каждый из которых может быть заемным или собственным.

1. Термин «Человеческий капитал» впервые был использован В. Махлупом в 1962 г., в связи с экономикой знаний. К человеческому капиталу фирмы относят хороший менеджмент, контракты с выдающимися специалистами в той сфере, в которой ведется бизнес. К нему относят ноу-хау, неотделимые от конкретного физического лица. Использование ноу-хау предполагает не только знания, как делать, но и умения выполнять конкретные операции. Сюда уже относят tacit knowledge – так называемые «молчаливые» или подразумеваемые знания. Чтобы успешно управлять человеческим капиталом, необходимо отслеживать широкий набор параметров: образование, профессиональная квалификация, связанные с работой знания, профессиональные наклонности, психометрические характеристики, связанные с работой умения.

Человеческий капитал не отражается в составе активов фирмы, так как он фирме не принадлежит. Существует ряд юридических и экономических приемов, позволяющих фирме закрепить наиболее ценных специалистов с помощью вознаграждений и обязательств (golden handcuffs) и отразить контракты с ними в составе НМА. Более простой способ закрепить персонал – включить работников в число акционеров или совладельцев фирмы. Но этот метод применим не ко всем работникам, кроме того, могут возникнуть проблемы с паями собственности уволившихся работников.

Возникают проблемы с учетом инвестиций в человеческий капитал, т. к., по правилам бухгалтерского учета расходы на обучение персонала и его переподготовку относятся на текущие расходы, а не на инвестиции.

С позиции управленческого учета их лучше относить на инвестиции.

2. Структурный капитал – наиболее разнородная часть интеллектуального капитала. К нему относят права интеллектуальной собственности, информационные ресурсы, инструкции и методики работы, система организации фирмы (т. е. ее организационная структура и т. п.). Именно структурный капитал, при своей разнородности, лучше всего соответствует понятию нематериальных активов (НМА). К структурному капиталу относят систематизирован-ные знания, в том числе ноу-хау, отделимые в принципе, как от работников, так и от фирмы (например, технические архивы). В то же время, ноу-хау является частью как человеческого, так и структурного капитала. Поэтому возникает возможность обесценения ИК при нелояльном (оппортунистическом) поведении сотрудников или при их увольнении.

3. Рыночный (клиентский) капитал. К рыночному капиталу принято относить: товарные знаки и знаки обслуживания; фирменные наименования; деловую репутацию; наличие своих людей (insiders) в организациях, партнерах или клиентах; наличие постоянных покупателей; повторные контракты с клиентами и т. д. (Brooking A. 1996).

С точки зрения успеха бизнеса все перечисленное является важной частью активов, хотя в точном смысле этого термина, ими не являются. Понятие «клиентский капитал» впервые ввел в 1993 г. Герберт Онт (Herbert St. Once).

Сущность интеллектуального капитала как экономической категории можно определить как систему отношений различных экономических субъектов по поводу рационального, устойчивого его воспроизводства на основе прогрессивного развития науки в целях производства конкретных товаров, услуг, дохода, повышения жизненного уровня, решения проблемы неравномерности мирового и регионального развития на основе персонифицированных экономических интересов субъектов.

Интеллектуальному капиталу присуща более высокая ступень развития по сравнению с уже известными функциональными формами капитала, критерием чего является более устойчивый уровень экономического роста общества, эффективности его структур. Интеллектуальный капитал, развиваясь на основе предшествующих форм капитала, вбирает в себя их основные свойства и одновременно имеет собственное содержание, определяемое спецификой его функций:

– наличие и прогрессивное развитие интеллектуальной собственности;

– становление креативного типа мышления работников, предпринимателей, научных деятелей, управляющего персонала, формирующего и реализующего основные модели воспроизводства каждой конкретной экономической системы и их совокупности;

– преимущественное формирование в данной системе капитала интеллектуального центра, охватывающего постепенно всю совокупность факторов производства, распределения, обмена и потребления.

Современными формами материализации интеллектуальною капитала сегодня являются материальные факторы производства, труда – патенты, лицензии, ноу-хау, модели, программы и т. п., находящие растущее применение во всех сферах жизнедеятельности общества и его субъектов.

Интеллектуальный капитал постепенно обретает собственную оригинальную форму движения, системообразующим элементом которого является наука.

Как и всякий капитал, интеллектуальный капитал имеет свои особенности движения и распространяет свое влияние на все составляющие корпоративной структуры.

Интеллектуальный капитал осуществляет завершенный процесс движения, формируя, дополняя, реализуя себя как систему. Значительная часть цикла движения интеллектуального капитала связана с расходованием инвестиционных средств, но отдача происходит не сразу. Только на стадиях материализации капитала (определяемых функционированием маркетинг-систем) создаются возможности окупаемости затрат, получения прибыли.

Интеллектуальный капитал связан с качественными свойствами рабочей силы. Для рождения интеллектуального капитала недостаточно одного творческого потенциала. Базой его формирования являются следующие характеристики рабочей силы: природные качества (здоровье, психофизиологическая устойчивость и др.), соответствующее воспитание, давшее индивиду возможность и желание упорно, дисциплинированно трудиться, систематически работая над собой; профессиональная подготовка, квалификационный уровень, сочетающийся с неуклонной работой над его повышением, поиск новых решений, постоянное повышение культурного уровня работника, расширяющее горизонт знаний и мышления; чувство хозяина. В целом это формирует определенный творческий креативный менталитет, который является неотъемлемой движущей частью интеллектуального капитала.

Интеллектуальный капитал – это система характеристик, определяющих способность человека, то есть качество рабочей силы индивидуума, совокупного работника предприятия, фирмы, корпорации, страны, материализуемое или проявляющееся в процессе труда, который создает товар, услуги, прибавочный продукт в целях их воспроизводства на основе персонифицированного экономического интереса каждого субъекта, их совокупности.

При характеристике понятия «интеллектуальный капитал»

необходимо выделить следующие особенности данной категории:

– в современных условиях интеллектуальный капитал определяет главные тенденции экономического роста.

– формирование интеллектуального капитала требует от самого человека и всего общества значительных и все возрастающих затрат.

– интеллектуальный капитал в виде знаний, навыков, опыта может быть накапливаемым.

– по мере накопления интеллектуального капитала его доходность повышается до определенного предела, ограниченного верхней границей активной трудовой деятельности (активного трудового возраста), а потом резко снижается.

– характер и виды инвестиций в интеллектуальный капитал обусловлены историческими, национальными, культурными особенностями и традициями.

– инвестиции в интеллектуальный капитал должны обеспечивать его обладателю получение более высокого дохода.

– вложения в интеллектуальный капитал дают довольно значительный по объему, длительный по времени и интегральный по характеру экономический и социальный эффект. Чем раньше делаются вложения в человека, тем быстрее они начинают давать отдачу. Но нужно иметь в виду, что более качественные и длительные инвестиции приносят более высокий и более долговременный эффект. Длительность инвестиционного периода у интеллектуального капитала выше, чем у физического капитала. У последнего он составляет в среднем от одного года до пяти лет, а у такой формы вложения в интеллект, как образование, инвестиционный период может достигать 12–20 лет, продолжаясь в дальнейшем всю трудовую жизнь.

– интеллектуальный капитал отличается от физического капитала по степени ликвидности. Интеллектуальный капитал не является оборотным активом; только его услуги или отдельные элементы, пригодные для патентования знания, могут быть куплены или проданы. Интеллектуальный капитал неотделим от его носителя – живой человеческой личности, и вследствие этого в качестве актива он почти полностью неликвиден.

– использование интеллектуального капитала всегда контролируется самим индивидом независимо от источника инвестиций на его развитие.

– функционирование интеллектуального капитала, степень отдачи от его применения обусловлены свободным волеизъявлением субъекта, его индивидуальными интересами и предпочтениями, его материальной и моральной заинтересованностью, ответственностью, мировоззрением и общим уровнем культуры, в том числе и экономической.

Развитие экономической системы, то есть разрешение противоречий, обусловленных вероятностной духовной природой интеллектуальной деятельности человека, прямо зависит от движения интеллектуального капитала. Интеллектуальный капитал выступает как управляющая система для экономической системы.

Интеллектуальный капитал представляет собой социальноэкономическую систему, характеризуемую специфическими свойствами, обусловленными духовной природой его факторов. Основой интеллектуального капитала является способность к труду, на определенном этапе своего развития позволяющая устойчиво создавать избыточную прибавочную стоимость.

Личность работника, уникальность его свойств становится интегральным показателем качественного развития способности к труду как основы интеллектуального капитала.

Человеческий интеллектуальный капитал – это будущее компании, основа устойчивости ее развития, в условиях рыночной экономики. Мировой опыт свидетельствует, что крупные зарубежные компании, устойчиво работающие сегодня на мировых рынках перешли на качественно новый уровень развития, определяющей концепцией которого служит не рациональное управление ресурсами в их неравном единстве, а сформированная и реализованная на практике концепция воспроизводства интеллектуального капитала. Чтобы использовать опыт корпораций развитых стран в российской экономике, необходимо понять сущность, механизмы создания и развития данной формы капитала, сформулировать основные направления и задачи политики хозяйственной организации в отношении управления им. К сожалению, данная категория капитала не получила достаточного теоретического и эмпирического обоснования и развития в условиях переходной экономики России, но ее актуальность подчеркивают процессы, происходящие в рамках индивидуального воспроизводства капитала. И усиление рыночной конкуренции заставляет учитывать все факторы, способствующие получению прибыли.

В компаниях третьего тысячелетия акцент переносится на постоянное подчеркивание исключительной ценности вклада индивидуума в деятельность организации и оптимальное использование его интеллектуального потенциала, который является основой воспроизводства интеллектуального капитала.

У нас оценка человеческих ресурсов как главного фактора развития и обеспечения конкурентоспособности компании, до сих пор не входит в управленческий инструментарий многих руководителей. В современной России пока не созданы условия для полной реализации возможностей личности в структуре производства. Это связано, чаще всего, с уровнем оплаты труда, отражающим неадекватную оценку интеллектуальных способностей в воспроизводственном процессе. Кроме того, реализовав полностью свой имеющийся опыт и знания, работник может быть просто уволен, как использованный ресурс. Все это приводит к неэффективному использованию интеллектуального потенциала.

Недооценка роли человеческого капитала характерна для многих российских компаний. Усиление рыночной конкуренции заставляет учитывать все факторы, способствующие получению прибыли.

Но оценка человеческих ресурсов как главного фактора развития и обеспечения конкурентоспособности компании, до сих пор не входит в управленческий инструментарий многих руководителей.

В последние годы появляются все более совершенные методы оценки предприятий. Они различаются подходами. В более простых методиках оценка происходит на основе создаваемых прибылей и активов фирм. В более сложных осуществляются оценки «клиентского капитала» и «гудвилл», т. е. премии, которую готов заплатить покупатель компании за ее репутацию опыт, торговый знак, деловые контакты и т. п. В последние годы в состав нематериальных активов корпораций включают человеческий, интеллектуальный, организационный и другие виды капитала, связанные с персоналом.

В российских компаниях величина человеческого капитала или занижается, или не учитывается вовсе.

Интеллектуальные активы организации оказываются при этом недооцененными, хотя именно они в современных условиях являются главным источником экономического роста161.

Как отмечает Дейнтри Даффи, организации начинают придавать все большее значение нематериальным характеристикам, таким как лояльность, способность устанавливать взаимоотношения с потребителями и готовность идти на риск, а также ищут способы их формальной оценки162.

Руководители компаний осознают, как важен и дорогостоящ потенциал человеческих качеств, и преобразуют его в конкретное понятие «человеческий капитал». Но установление связи между знаниями Маленков Ю.В. Управление развитием человеческого капитала компании // Образование и бизнес. 2000. № 24(48).

Даффи Д. Человеческий капитал. Директору информационной службы // Открытые системы. 2000. № 6.

и мотивами сотрудников и финансовыми результатами фирм достаточно сложно.

Концепции человеческого капитала и интеллектуального капитала тесно взаимосвязаны.

Например, в состав интеллектуального капитала специалисты компании Skandia Insurance включают структурный и человеческий капитал, учитывая возможность получения будущих доходов с точки зрения вклада человека, его способности постоянно создавать и порождать еще большую стоимость.

В него включают все совокупные знания, которыми обладает организация в лице своих сотрудников, а также в виде методологий, патентов, архитектур и взаимосвязей.

Директор по кадровым вопросам и управлению персоналом отдела обслуживания человеческого капитала Arthur Ahdersen Хетч утверждает, что человеческий капитал выходит за рамки знаний и умений, включая в себя и другие качества, такие как лояльность, мотивация и умение работать в команде.

Управление человеческим капиталом в фирме помогает эффективно использовать опыт и знания сотрудников.

Под человеческим капиталом фирмы понимают совокупную величину инвестиций компании в обучение, способности и будущее сотрудников. Он может рассматриваться как компетентность сотрудников, их способности к общению и польза от них компании.

Работа с человеческим капиталом становится все важнее, так как на современном рынке труда специалисты имеют огромную свободу выбора своих работодателей. Главной причиной, по которой сотрудники уходят из компаний, состоит в том, что они не ощущают своей востребованности, или не видят перспектив для полного развития своих способностей.

Сторонники концепции управления человеческим капиталом уверены, что, измеряя влияние, которое сотрудники оказывают на финансовые показатели организации, компании могут выбирать, управлять, оценивать и развивать возможности своих сотрудников так, чтобы преобразовать их человеческие качества в весомые финансовые показатели компаний.

Некоторые менеджеры скептически относятся к идее управления человеческим капиталом. Федерик Рейгелд, сотрудник консалтинговой компании Bain & Co. считает, что анализ процента отсева ведущих сотрудников и заключение действительно партнерских соглашений с ними позволит компании сохранить лучших специалистов и развивать их навыки весьма эффективно. Он считает, что компании на самом деле девальвируют ценность сотрудников, когда пытаются подходить к их оценке как к оценке финансовых активов163.

Но организации постепенно осознают важную связь между человеческим капиталом и финансовыми результатами компании, связь, которую не способны учесть традиционные бухгалтерские методы.

С 1982 года затраты предприятий частного сектора на покупку средств производства традиционного вида – машин, станков, двигателей и турбин, приборов измерительных и контрольных, оборудования для торговли, горнодобывающей, нефтяной и строительной отраслей, сельского хозяйства в США колеблется вокруг уровня 110 млрд. долл.

в год в сопоставимых ценах.

Затраты на приобретение информационной техники постоянно растут. В 1982 г. американские компании израсходовали на покупку компьютеров и телекоммуникационного оборудования 49 млрд. долл., в 1987 г. эта сумма выросла до 86,2 млрд. долл., в 1991 г. эти расходы выросли до 112 млрд. долл.164.

В эти данные не включаются также инвестиции в приобретение знаний, например, расходы на научные исследования и опытноконструкторские разработки.

Маргарет Блэр из института Брукингса рассчитала соотношение между материальными активами (имущество, оборудование) и общей рыночной ценностью всех обрабатывающих и горнодобывающих компаний США, занесенных в базу данных Компьюстат. В 1982 г., в соответствии с ее расчетами, доля таких активов составляла 62,3% рыночной стоимости компаний, в 1992 г. эта доля снизилась до 37,9%. При этом, обзор распространялся только на промышленные компании165.

Бухгалтерские книги фирм «Ай-Би-Эм» и «Майкрософт» позволяют выявить удивительные различия между компаниями. Фирма «Ай-Би-Эм» известна уже более века как производитель вычислительных машин, в 1983 г. она выбрала операционную систему кроДаффи Д. Человеческий капитал. Директору информационной службы // Открытые системы. 2000. № 6.

Стюарт Т. Интеллектуальный капитал – новый источник богатства организаций. Новая постиндустриальная волна на западе. М.: Academia, 1999.

шечной компании «Майкрософт» для производимых ею компьютеров. Стоимость производимой «Ай-Би-Эм» продукции в 15 раз больше, чем у фирмы «Майкрософт». В ноябре 1996 года рыночная капитализация активов «Ай-Би-Эм» составляла около 70,7 млрд.

долл., а общая капитализация «Майкрософт» около 85,5 млрд. долл.

Но за вычетом амортизации, «Ай-Би-Эм» владела имуществом, основными производительными фондами и оборудованием на сумму 16,6 млрд. долл., остаточная же стоимость основного капитала «Майкрософт» была около 930 млн. долл. Таким образом, на стоимость основных фондов «Ай-Би-Эм» приходилось 23% ее рыночной капитализации, доля же основных фондов «Майкрософт» в ее рыночной капитализации составляла менее 1%.

Некоторые компании не имеют собственников в полном смысле слова. Например, акционеры «Электроник Дейта Системз» (ЭДС) не являлись собственниками ее активов, хотя ее акции котировались на Нью-Йоркской фондовой бирже. Активы «ЭДС» принадлежали «Дженерал Моторс», а собственностью акционеров была лишь отзывная гарантия «ДМ» о том, что им в виде дивидендов будет выплачена часть прибыли «ЭДС». Лишь в 1996 г. «ДМ» выделила «ЭДС» в отдельную компанию166.

Можно сказать, что появились компании с интеллектуальными активами. Складывается парадоксальная ситуация, чем меньше у фирмы основных фондов, тем лучше. Штаб-квартира фирмы может находиться в арендованном помещении, вместо использования собственных средств транспорта их можно арендовать. Если у нее есть интеллектуальный капитал, она может получать доходы, не расходуя средств на управление и содержание физическими активами.

Например, компания «Юнион Пасифик» занимается не эксплуатацией железных дорог, а управляет информационными системами, с помощью которых организует движение грузовых составов из товарных вагонов и локомотивов, взятых в аренду, по железнодорожной сети дорог.

Крупные банки в середине 90-х годов треть своих доходов получали от таких операций, как обработка данных, продажа ценных бумаг обеспеченных закладной, и услуги, хотя еще в 1982 г. они получали от таких операций менее четверти своих доходов.

Стюарт Т. Интеллектуальный капитал – новый источник богатства организаций. Новая постиндустриальная волна на западе. М.: Academia, 1999.

Предприятия постепенно делятся на две группы: владельцев активов и их арендаторов.

В связи с описанными процессами компании выделяют такие виды активов фирм, как структурный капитал, организационный капитал и инновационный капитал.

Под структурным капиталом понимают базы данных, списки потребителей, руководства, торговые марки и организационные структуры.

Под организационным капиталом понимают систематизированную и собранную воедино компетентность плюс системы, позволяющие реализовать способность компании к инновациям, а также организационные возможности создания капитала. Он состоит из процессного капитала, культурного и инновационного капитала.

Под инновационным капиталом понимают способность к обновлению компании, выраженную в виде интеллектуальной собственности, то есть защищенной коммерческим правом, а также другие нематериальные активы и ценности, такие как методики работы и коммерческие секреты167.

Уже более ста лет экономисты усматривают в качестве важнейших факторов экономического развития нововведения и совершенствование технологий. Одними из первых указывали на взаимосвязь долгосрочного экономического роста и технологического развития К. Маркс и Й. Шумпетер. Позднее Р. Солоу и А. Абрамовитц оценивали влияние технологических нововведений в 90% суммарного воздействия всех факторов. Эдвард Денисон видел причины экономического развития в прогрессе знаний. М. Калецки построил модель развития, основанную на долгосрочном тренде, порожденном совместным воздействием «ноу-хау» и опыта, вытекающего из прошлого экономического роста. С. Шмуклер подтвердил теорию М. Калецки, проведя исследование изменения индексов потребительских цен на многие товары и услуги за период 1870–1966 гг. Он выявил, что дополнительная прибыль возникала не за счет повышения цен, а благодаря снижению издержек в результате применения новых научных и технических решений.

Концепция волнообразного распространения новых технологий использована Н.Д. Кондратьевым в модели циклов научно-технического прогресса или «длинных волн».

Даффи Д. Человеческий капитал. Директору информационной службы // Открытые системы. 2000. № 6.

В конце 1960-х–начале 1970-х годов активизировалось изучение роли информационно-интеллектуальных факторов на микроуровне.

Дж. Гэлбрейт в 1969 г. ввел термин «интеллектуальный капитал».

Анализ и уточнение нового объекта исследования и выделение его структурных элементов активно проводился в 90-е годы. Т. Фортьюн, Л. Эдвинсон, П. Салливан, Л. Прусак, И. Росс, И. Хирояки отмечали связь между накопленные фирмой знаниями и ее будущими возможностями, отражаемыми в рыночной стоимости фирм.

Специалисты фирм ICM Group LLC, Technology Broker Ltd внесли существенный вклад в идентификацию и классификацию интеллектуальных факторов. В фирме Scandia Insurance сформировано понятие внешнего интеллектуального капитала. Наиболее полное современное определение интеллектуального капитала дано К. Свейби168.

В работах П. Страссмана изучается зависимость между накопленным капиталом знаний фирмы и ее реальной рыночной стоимостью в фармацевтической промышленности США. Теоретические и методические аспекты количественной оценки и управление интеллектуальным капиталом фирмы рассматриваются в работах Нортона и Кэплэна. В рамках теории Конрада используются нефинансовые индикаторы для выявления и управления нематериальными активами (Монитор нематериальных активов Свейби).

Концепция развития человеческих ресурсов обосновывается и эмпирически доказывается в работах Т. Шульца, Э. Денисона, Дж. Кендрика, Дж. Минцера, Г. Беккера и многих других экономистов.

Как отмечает Ю.А. Маленков, на практике в управлении развитием человеческого капитала фирм используют следующие четыре метода оценки величины человеческого капитала:

1. Метод расчета прямых затрат на персонал. Один из наиболее простых методов. Позволяет учесть общие экономические затраты на персонал, включая оплату персонала, отчисления в социальные фонды и другие налоги, связанные с персоналом, охрану и улучшения условий труда, расходы на обучение и повышение квалификации, внутрифирменные социальные льготы. Недостаток метода – неполная оценка величины человеческого капитала фирмы и текущий характер оценки, так как оценивается не человеческий капитал, а затраты фирмы на его эксплуатацию.

Старкова Н.О., Костецкий А.Н. Исследование процесса формирования интеллектуальных активов фирмы и моделирование механизмов их влияния на эффективность функционирования. http://intel-assets.h1.ru/prodjects_rus.htm.

2. Метод конкурентной оценки стоимости человеческого капитала. Еще один широко используемый метод, основанный на оценке суммы затрат и потенциального ущерба, наносимого компании при возможном уходе из нее работника:

– полных затрат на персонал по первому методу, производимых ведущим конкурентом, с учетом сопоставимых мощностей производства;

– индивидуальных премий каждому работнику компании, полученных на основе квалифицированных экспертных оценок;

– дополнительных затрат компании, необходимых на поиск эквивалентной замены работника в случае его перехода в другую компанию, затраты на самостоятельный поиск, расходы на рекрутинговые агентства, на объявления в прессе и т. п.;

– экономического ущерба, который понесет компания за период поиска замены, снижение объема производимой продукции или услуг, затраты на обучение нового работника, ухудшение качества продукции при замене работника новым;

– потери уникальных интеллектуальных продуктов, навыков, потенциала, который работник унесет с собой в компанию конкурента;

– возможности потери части рынка, роста продаж конкурента и усиления его влияния на рынке;

– изменения системных эффектов синергии и эмерджентности, то есть эффекта усиления взаимного влияния в результате сотрудничества и кооперации труда, и появление качественно новых свойств членов группы, в которой трудится работник;

Состав или структура рассматриваемой оценки человеческого капитала показывает, что реальная стоимость человеческого капитала многократно выше номинальной оценки в большинстве российских компаний в зависимости от уровня квалификации и интеллекта работника. Разрыв в оценках минимален (в 3–10 раз) для малоквалифицированного труда, так как и в этом случае важен учет опыта работника и ценности эффекта взаимодействия его с другими работниками. Разрыв оценок может достичь нескольких сот раз для «золотых воротничков», то есть наиболее квалифицированных работников в области менеджмента, информационных систем, инновационных интеллектуальных процессов и т. п.

Маленков Ю.А. Управление развитием человеческого капитала компании // Образование и бизнес. 2000.№ 25 (49).

Второй метод сложнее, чем первый. Но дает более полную оценку реальной ценности текущего использования человеческого капитала. Он основан на учете не только явных, но и неявных издержек, то есть альтернативной ценности затрат на инвестиции в человеческий капитал. Например, опыт массового перехода российских работников в зарубежные фирмы показывает, что многие работники, имевшие в российских условиях ежемесячную заработную плату порядка 1–3 тыс. рублей, в начале 2000-х годов получали за рубежом 3–10 тыс. и более долларов в месяц.

На основе предыдущего метода развит метод перспективной стоимости человеческого капитала. Он основан на учете в дополнение к методу конкурентной стоимости оценок динамики стоимости человеческого капитала на 3, 5, 10 и 25 лет в будущем.

Он используется в компаниях, занимающихся разработкой крупных и долгосрочных проектов, например разрабатывающих новые продукты и технологии или строящих крупные высокотехнологичные объекты. Этот метод позволяет учитывать неравномерный рост ценности ряда работников, которая резко возрастает в период завершения научно-исследовательских работ и по достижению ими наиболее важных результатов после длительных по времени проектов, когда их возможный уход из компании может привести к большим экономическим потерям компании.

3. Оценка стоимости человеческого капитала на основе испытаний в среде бизнеса.

Эта оценка может быть получена на основе двух подходов:

1) по конкретным результатам, полученным работником, исходя из прибыли, которую он принес и еще может принести фирме, или по увеличению ее активов, в том числе интеллектуальных. Оценка основана на расчете дисконтированного потока будущих прибылей, которые даст фирме работник за предстоящее время его работы в ней, с учетом вероятности его увольнения из фирмы в разные годы.

2) оценка человеческого капитала на основе системе Деловых Учений по менеджменту, экономике и маркетингу на базе высоких информационных технологий. Концепция такой оценки основана на прогнозе результатов работы менеджера не в реальной среде бизнеса, а на игровой имитации среды бизнеса, максимально приближенной к его реальной среде.

Имитационные деловые игры с использованием компьютеров и специального программного обеспечения широко применяются в обучении менеджменту.

Крупные фирмы тратят на обучение менеджеров десятки миллионов долларов в год каждая. При этом считается недостаточным проводить обучение стандартными методами, с помощью лекций и экзаменов. Ключевым считается умение применять свои знания в конкретных производственных условиях. Но даже стажировка на рабочих и управленческих должностях в фирмах не дает возможности принимать стратегические финансовые или маркетинговые решения, так как ошибки стажеров могут дорого обойтись компании. Единственным способом в полной мере проверить способности молодого менеджера и раскрыть его возможности без риска понести реальные убытки – это обучение на «тренажерах», то есть на деловых играх на основе моделей рыночных ситуаций. Они позволяют испытать возможности молодых специалистов, провести отбор наиболее подготовленных и талантливых менеджеров.

Поскольку от квалификации и таланта менеджеров зависят будущее процветание или разорение фирмы, отбор будущих кадров менеджмента начинается еще в процессе их обучения, компании отслеживают успехи студентов вузов, проводят рейтинги, оплачивают обучение наиболее способных, заключая с ними контракты.

Известный американский специалист по оценке персонала Як Фитц-енц предлагает целый ряд показателей для определения экономической ценности работников для организации.

1. Фактор прибыльности человеческого капитала (HCRF), или продажи на работника – стандартный показатель, используемый федеральным правительством и общепринятый в бизнес-среде170.

2. Добавленная человеческая экономическая стоимость (HEVA).

Он определяет ее «как чистый доход от деятельности после уплаты налогов минус стоимость капитала» в расчете на одного работника (на эквивалент полной занятости)171. Как он пишет: «она показывает, каков реальный доход, остающийся не только после оплаты всех расходов, включая налоги, но также после отделения стоимости инвестированного капитала» в расчете на одного работника (на эквивалент полной занятости)172.

Фитц-енц Як. Рентабельность инвестиций в персонал: измерение экономической ценности персонала. М.: Вершина, 2006. С. 52.

Там же. С. 53–54.

3. Фактор стоимости человеческого капитала (HCCF). Как отмечает Як Фитц-енц, «Основные расходы на человеческий капитал – это зарплата и выплаты по льготам сотрудников, оплата временных рабочих, убытки от отсутствия работников и от текучки кадров»173.

Все расходы вместе, в расчете на одного работника (на эквивалент полной занятости), характеризуют полную стоимость работника (или общий расход на одного работника) для организации.

4. Добавленная стоимость человеческого капитала (HCVA).

Данный показатель характеризует прибыльность на эквивалент полной занятости. Он рассчитывается по формуле:

HCVA = [Прибыль – (Расходы – [Зарплаты + Льготы])] / Эквивалент полной занятости.

Он характеризует средний доход на эквивалент полной занятости174.

5. Коэффициент окупаемости инвестиций в человеческий капитал (HCROI). Он описывается следующей формулой:

HCROI = [Прибыль – (Расходы – [Зарплаты + Льготы])] / (Зарплаты+Льготы).

Данный показатель характеризует доход, полученный на каждый доллар, инвестированный в вознаграждение человеческого капитала (не считая затрат на обучение)175.

6. Рыночная стоимость человеческого капитала (HCMV). Как отмечает Як Фитц-енц, иногда используют «коэффициент Тобина» для измерения стоимости человеческого капитала. Но этот коэффициент измеряет стоимость нематериальных активов, которая включает в себя, кроме человеческого капитала, «другие формы интеллектуального капитал, такие как объем возможностей процессов, признанность бренда или маркетинговая проницательность»176. Кроме того, этот показатель подвержен резким колебаниям на фондовой бирже, поэтому его желательно рассчитывать за длительные периоды. Более интересным показателем является показатель разницы рыночной и балансовой стоимости в расчете на одного работника (на эквивалент полной занятости). Формула для его расчета выглядит следующим образом:

HCMV = (Рыночная стоимость - Балансовая стоимость) / Эквивалент полной занятости177.

Фитц-енц Як. Рентабельность инвестиций в персонал: измерение экономической ценности персонала. М.: Вершина, 2006. С. 52.

и «семейных» инвестиций в человеческий капитал Процесс формирования человеческого капитала протекает в значительной степени в семье, главной экономической функцией которой и является производство человеческого капитала новых поколений и поддержание уже функционирующего в экономике. Поэтому не должно удивлять повышенное внимание, которое современные экономисты в последние десятилетия стали уделять экономике семьи. Такой анализ необходим для выявления долгосрочных тенденций в развитии экономики и своевременного выявления диспропорций и других негативных явлений в общественном воспроизводстве.

Статья Гэри Беккера об аллокации времени (1965 г.) и работа Джакоба Минцера и Гэри Беккера о показателях рождаемости положили начало развитию новой экономической теории домашнего хозяйства. Эта теория дает возможность анализа с единых методологических позиций «разнообразной рыночной и внерыночной деятельности семей: решений о вступлении в брак, решений завести детей, разделения домашних обязанностей между мужем и женой, степени участия на рынке труда и даже решений о разрушении семьи путем развода»178.

Семья в данной теории рассматривается как производственная единица, целью которой является создание человеческого капитала новых поколений и сохранение (или поддержание) имеющегося человеческого капитала взрослых членов семьи. В этом специфическом производстве расходуются семейные ресурсы в виде времени, навыков и знаний членов семьи, а также покупаемые на рынке товары и услуги.

Как пишет Г. Беккер, «новая теория домашнего хозяйства – это теория семьи, состоящей из многих членов с взаимозависимыми функциями полезности, и она фокусируется на вопросах координации и взаимодействия между ее членами при принятии решений о заключении брака, заведении детей, разделении труда при определении времени, посвящаемого работе и инвестициям в рыночные и нерыночные навыки, защите членов семьи от рисков, при определении величины трансфертов между поколениями в семье и т. д.»179.

Члены семьи, как потребители, максимизируют свои функции полезности. Величина достигаемой ими полезности выше внутри сеБлауг М. Методология экономической науки, или как экономисты объясняют. Вопросы экономики. М., 2004. С. 336.

мьи, чем вне ее, и зависит не только от количества потребляемых рыночных благ, но и от характеристик других членов домохозяйства.

Эффективность внутрисемейного производства (в смысле максимизации полезности) зависит от многих параметров. Как отмечает М. Блауг, «размер домашнего хозяйства, возрастная структура, образование, расовая принадлежность, род занятий и другие характеристики социально-экономического статуса влияют на теневые цены производимых внутри семьи услуг и, таким образом, становятся объясняющими переменными потребления семьи, в дополнение к таким традиционным переменным, как цены и доход»180.

С позиций теории человеческого капитала поведение домохозяйств рационально, то есть основано на сопоставлении выгод и издержек того или иного варианта поведения. В сферу экономического анализа семьи вводятся понятия прямых и альтернативных издержек, понятие домашнего труда и ценность свободного времени.

Количественно оценить домашний труд (в частности труд по уходу за детьми и их воспитанию) можно используя концепцию затрат на подготовку человека181. Затраты на «производство» человека включают прямые денежные затраты на покупку товаров и услуг, потребляемые им, «упущенные заработки» за время учебы, отпуска по беременности или ухода за детьми (затраты труда родителей) и некоторые другие. При оценке общих затрат необходимо учитывать также смертность (затраты на умерших детей «раскладываются» на выживших), возможность остаться безработным, инвалидом и т. п., что также увеличивает уровень средних затрат в расчете на одного работающего человека.

По мнению И.Е. Калабихиной, полные затраты на человека включают в себя: «затраты на удовлетворение физических потребностей, фактические затраты на ребенка в семье определенной социальной категории и сумму дополнительных расходов, необходимых для того, чтобы жизненный уровень семьи не пострадал от появления ребенка»182. Как видно, И.Е. Калабихина включает помимо прямых фактических денежных затрат на производство человека своего рода «компенсационные» затраты, необходимые для поддержания привычного уровня жизни в семье имеющей ребенка, но не включает такой элемент издержек, привычный для западных экономистов, как Блауг М. Методология экономической науки, или как экономисты объясняют. Вопросы экономики. М., 2004. С. 337.

Сови А. Общая теория населения. Т. 1, 2. М.: Прогресс, 1977.

Калабихина И.Е. Некоторые аспекты теоретического анализа домохозяйства // Вестник МГУ. № 5. Сер. 6 «Экономика», 1995. С. 32.

«упущенные заработки». В каком-то смысле эти два понятия эквивалентны и взаимозаменяемы.

Она также отмечает, что «в рамках формирования национальных политик уже происходит переоценка домашнего труда как труда, производящего национальный продукт и должного быть включенным в состав данного продукта»183. По-видимому, такой подход логичен, так как домашний труд является, хотя бы частично, инвестициями в человеческий капитал, а также затратами на восстановление, обновление и поддержание уже созданного человеческого капитала (аналогично инвестициям в основные фонды и затратам на их ремонт и обновление) и поэтому, с полным основанием, должен быть включен в расчеты валового национального продукта. Но существуют серьезные статистические трудности, препятствующие полному и точному исчислению вклада домохозяйств в национальный продукт.

Проблема эта давно, со времен А. Смита, получила название «парадокса кухарки». Суть ее в том, что если женщина работает по найму кухаркой у холостого мужчины, то труд ее оплачивается, и объем соответствующих услуг включается в национальный доход и валовой национальный продукт. Но как только она выходит замуж за данного мужчину, оплата ее труда прекращается, соответствующий поток услуг как бы исчезает (не учитывается статистикой) и, соответственно, уменьшается НД и ВНП. Исследователи-феминисты делают попытку обосновать необходимость учета труда женщин в домохозяйстве, основываясь на концепциях национального дохода и, стремясь сделать статистически «видимым» продукт этого труда184. Можно отметить, что данная проблема шире проблемы учета вклада труда женщин-домохозяек в национальный доход, так как, по-видимому, необходим учет труда и мужчин в домашнем хозяйстве, и взрослых детей, занятых самообслуживанием и уходом за младшими братьями и сестрами, а также, возможно, аналогичных усилий дедушек и бабушек.

Экономисты-феминисты предлагают сделать домашний труд оплачиваемым185. При этом оплачиваемость женского домашнего труда связывается с необходимостью повышения престижности, хотя и отмечается утопичность данного предложения в современных Калабихина И.Е. Некоторые аспекты теоретического анализа домохозяйства // Вестник МГУ. № 5. Сер. 6 «Экономика», 1995. С. 32. См. также: Dumon, W. National family policies in EC-countries in 1991. Brussels, 1992.

Waring, M. Counting for nothing. N.Y., 1988.

Калабихина И.Е. Некоторые аспекты теоретического анализа домохозяйства // Вестник МГУ. № 5. Сер 6 «Экономика», 1995. С. 33.

условиях186. На наш взгляд, дело в том, что услуги, производимые в домашнем хозяйстве, не поступают на рынок и поэтому должны оплачиваться другими членами домохозяйства. Но, с другой стороны, если продуктом внутрисемейного труда является прирост человеческого капитала детей, то общество в будущем будет получать позитивный внешний эффект от их участия в общественном производстве. Прирост человеческого капитала детей является приростом человеческого капитала общества и должен материально стимулироваться государством с помощью детских пособий, оплаты отпуска по беременности и родам, льготами по подоходному налогу и другими способами (довольно широко используемыми в развитых странах).

Рассматривая решения семьи в сфере рождаемости с позиций теории человеческого капитала, Г. Беккер исходит из того, что семья стремится максимизировать функцию полезности, варьируя соотношения количества и «качества» детей в условиях ограниченного семейного дохода. Рост числа детей сначала повышает, а затем снижает общую полезность от детей для родителей. Чистая полезность от числа детей (общая выгода за вычетом общих издержек) достигает максимума при определенном числе детей. Изменение экономических условий, в которых живет семья, например, повышение дохода семьи или отдельных ее членов (жены или мужа), рост затрат на образование, повышение цен на потребительские товары, повышение ценности свободного времени, удешевление средств контрацепции и т. п. могут изменить соотношение затрат и выгод, и привести к росту (или снижению) рождаемости. Понижение цен на детские товары и продукты питания, снижение цен на услуги образования, увеличение государственной помощи семьям с детьми, увеличение налоговых льгот для семей с детьми будут увеличивать выгоды от детей, снижать издержки на них, и, следовательно, способствовать росту рождаемости. К противоположному результату может привести снижение доходов семьи и увеличение затрат на воспитание и образование детей, снижение государственной помощи семьям с детьми187.

Дети более высокого «качества», как и более качественные товары, обходятся дороже и могут удовлетворять потребности родителей меньшим количеством188. Отличие детей от товаров длительного пользования в том, что они требуют значительных затрат свободного Becker, G.A. Treatise on the Family. Oxf., 1983. P. 90–99; см. также: Беккер Г. Экономика семьи и макроповедение // США: экономика, политика, идеология. 1994. № 2. С. 102.

Шульц Т. Ценность детей // THESIS. 1994. Вып. 6. С. 43–45.

от работы времени родителей. Ценность затрат времени на детей зависит от ценности свободного времени родителей.

Г. Беккер вводит в экономический анализ экономики семьи понятие альтруизма, или любовь к детям. Альтруизм означает, что полезность родителей зависит от полезности, получаемой каждым ребенком. Альтруизм, приходящийся на одного ребенка обратно пропорционален количеству детей, так как дополнительный ребенок уменьшает среднюю полезность, извлекаемую родителями от каждого отдельного ребенка. Таким образом, альтруизм описывается неоклассической функцией полезности, так как общий уровень полезности, получаемой родителями от жизни, зависит от ряда факторов: собственного их потребления в течение жизненного цикла, степени их альтруизма, приходящегося на каждого их ребенка, количества их детей и уровня полезности, достигаемого каждым их ребенком189.

В целом проблема выявления влияния семейного дохода, цен на товары и услуги и других факторов на количество и «качество» детей не решена до конца. Одним из нерешенных вопросов этой теории является операциональное определение «качества» ребенка, а также недостаток статистической информации.

«Чикагская» модель семьи содержит очень жесткие предположения относительно рынков, родительских предпочтений, внутрисемейных отношений. В 70–80-е гг. проводился ряд исследований правильности обоснованности этой модели на материалах США (Б. Бисвоз, Р. Рэм, Д. Конгер, М. Кэмпбелл) и Западной Германии (Г. Циммерман, И. Клизинг, Дж. Сигерс, Н. Кейлмен, Л. Грут), в большинстве исследований она не подтвердилась. С. Вестоф и Н. Райдер показали, что она не учитывает культурные и технологические факторы. Х. Лейбенштейн, Р. Истерлин, Р. Ли, Р. Булатао сочли необходимым включить в анализ психолого-социологические аспекты190.

Многие экономисты, разрабатывающие экономическую теорию семьи, не ограничиваются абстрактно-либеральным подходом к этой проблеме. Р. Фридман и Х. Лейбенштейн обращают внимание на социальное положение родителей, определяющий тип потребительского поведения, его историческую специфику. Рассматриваются также вопросы изменения предпочтений, доступности экономической и демоБеккер Г. Экономика семьи и макроповедение. США: экономика, политика, идеология.

1994. № 2. С. 102–103.

Зверева Н.В. Семья и воспроизводство человеческого капитала // Вестник МГУ. Сер. «Экономика», 1998. С. 83.

графической информации, процессы изменения экономических мотивов рождения детей, создания семьи, отношений между ее членами191.

Анализ исторических тенденций снижения рождаемости выявляет изменение мотивов рождения детей в связи с изменением хозяйственных функций семьи. При преобладании натурального хозяйства отдельных семей домохозяйство испытывало потребность в рабочей силе и, соответственно, в детях. Экономические мотивы рождения детей имели очень важную роль, так как обеспеченная старость родителей определялась детьми, которым передавалось хозяйство крестьянина или ремесленника и на которых возлагалась обязанность содержать родителей. Дети были экономически выгодны семье как работники, а затем как наследники, обеспечивающие родителей в старости. Рост богатства и социального статуса семьи связывался с числом детей, что при высокой детской смертности требовало высокого уровня рождаемости.

Социальная и экономическая полезность детей были взаимосвязаны, так как многодетная семья была эффективной не только в экономическом, но и в социальном плане, брачные узы детей увеличивали число родственников, обеспечивали безопасность и социальный вес семьи, увеличивали престиж многодетного главы семьи.

В современном обществе родственные связи уступили свое ведущее место внутрипроизводственным и социальным. Семья перестала быть производственной ячейкой, работающие дети стали независимыми от родителей, а состарившиеся родители экономически не зависят от детей. Возникают противоречия между общественными и личными (групповыми) интересами в сфере рождаемости. Общество (и государство) экономически заинтересовано в росте населения, а семья все больше теряет экономический интерес к росту числа детей, так как выгоды родителей от детей снижаются, а расходы на их воспитание и обучение растут. Происходят изменения мотивационной структуры потребностей родителей в детях, что приводит к закономерному снижению рождаемости, к «старению общества», что порождает серьезные проблемы в развитых странах.

В России эти универсальные тенденции усугубляются снижением занятости и доходов из-за экономического кризиса, что ведет к долгосрочному падению и рождаемости, и общей численности населения. Поэтому необходимы серьезные законодательные меры по стимулированию рождаемости. В их числе могут быть такие меры, как значительное повышение пособий на детей, введение льгот по подоходному налогу для родителей (увеличение вычета из дохода до величины прожиточного минимума), предоставление льготных жилищных кредитов молодым семьям, имеющим детей и т. д.

2.6. Основные теоретические подходы к семье с позиций ортодоксальной теории человеческого капитала Понятие семья и домашнее хозяйство в экономической теории разграничиваются. Под семьей понимается группа, объединяемая общностью семейно-родственных связей, которая не обязательно проживает под одной и той же крышей и не обязательно имеет общий бюджет. Домашнее хозяйство представляет собой группу людей, объединенных общими задачами, местом проживания, бюджетом и семейно-родственными связями192.

В неоклассической теории, как фирма, так и домашнее хозяйство, являются «черными ящиками», для которых известны только «вход» – затраты, и «выход» – продукция. Для домашнего хозяйства параметрами «входа» являются заработная плата и другие доходы за вычетом налогов (или поток потребляемых товаров и услуг), а «выходом» – производимый человеческий капитал, услуги труда, реализуемые на рынке труда, удовлетворение от потребления.

В институциональной же теории акцент делается на анализе домашнего хозяйства как особый форме организации, отличной и от фирмы, и от государства.

Основной экономической функцией домашнего хозяйства является производство, реализация и сохранение человеческого капитала, который, в свою очередь, понимается как совокупность знаний, практических навыков и опыта, моральных ценностей и мотиваций человека.

С позиций институциональной экономики домашнее хозяйство – группа людей, объединенных общей задачей воспроизводства человеческого капитала, местом проживания, бюджетом и семейнородственными связями. В основе домашнего хозяйства лежат властные отношения – права по контролю над совместной экономической деятельностью передаются одному из его членов – «главе семьи».

Функционирование домашнего хозяйства предполагает передачу:

– права контроля над формированием и расходованием семейного бюджета одному из членов домашнего хозяйства, обычно называемому «главой семьи», который действует в интересах всех членов семьи и обеспечивает им больший уровень благосостояния, чем они могли бы достичь по отдельности;

Олейник А. Институциональная экономика // Вопросы экономики. 1999. № 12. С. 125.

– права контроля над действиями детей родителям, в обмен на это ребенку гарантируется забота о нем и обеспечение его интересов193.

Общая цель домашнего хозяйства – обеспечение каждому его члену гарантированного уровня благосостояния в соответствии с общим уровнем доходов семьи. Защитная функция семьи основывается на формальных и неформальных нормах взаимопомощи и оказания материальной поддержки членам семьи.

Особенностью домашнего хозяйства в отличие от фирмы является то, что властные отношения, возникающие в нем, в большинстве случаев, имеют простой и персонифицированный характер.

Но в ряде случаев, в богатых семьях в развитых странах, домашнее хозяйство может быть структурно организовано и законодательно оформлено таким образом, что оно приближается по своим характеристикам к контракту о найме с четко оговоренными имущественными и прочими взаимными правами и обязанностями его членов. В этом случае решение о совместном ведении хозяйства выражает не только согласие на определенный уровень благосостояния, но и стремление к его максимизации. Тогда выбор спутника жизни и принятие решения о рождении детей становятся лишь частными случаями потребительского выбора с помощью заключения контракта о продаже194.

Западные ученые внесли большой вклад в понимание взаимодействия семьи и рыночной экономики, определяя домохозяйство как структурную единицу, имеющую различные типы стратегий:

стратегию существования, выживания, миграции, социальной мобильности195.

Взгляд на семью и домашнее хозяйство как на управляющую организацию, имеющую институциональную структуру, ориентированную на эффективность деятельности и минимизацию издержек «Родители имеют право и обязаны воспитывать своих детей». «Ребенок имеет право жить и воспитываться в семье…, если это не противоречит его интересам. Ребенок имеет право на воспитание своими родителями, обеспечение его интересов, всестороннее развитие, уважение его человеческого достоинства». (Ст. 54, п.2; Ст. 63, п.1. – Семейный кодекс Российской Федерации. – М.: Норма/ Инфра, 1998. С. 23, 27).

Подробнее см.: Беккер Г. Выбор партнера на брачных рынках // THESIS. 1994. № 6.

Юридической формой семейного «контракта о продаже» выступает брачный договор, основные положения которого изложены в гл. 8 Семейного кодекса (Семейный кодекс РФ, Ст.16) Women, employment and the family in the international division of labor. L., 1990.

данной организации, предполагает трансакционный подход к исследованиям домохозяйственной экономической единицы196.

Включение в анализ деятельности домохозяйства проблем социополового неравенства, отчасти обусловленного социальными институтами и стереотипными предпочтениями, представлено в работах феминистского направления197. Так как социальные институты и предпочтения потребителей могут изменяться, то необходимо изучать воздействие институтов и эволюции предпочтений на рыночное поведение домохозяйств.

В различных культурах существенно отличаются типы домохозяйств. Данный термин в основном описывает западную семью нуклеарного типа. При описании «домохозяйства» возникают сложности с понятиями совместного проживания, собственности, общего дохода, воспроизводственных отношений (включая отношения полов, подходы к воспитанию детей, отношения родства и социальное определение родства).

Наблюдается сдвиг национальных исследований на уровень домохозяйственных единиц, что связано, по-видимому, с удобством сбора статистических данных, с четким определением прав собственности в рамках домохозяйства, с совпадением родственносемейных и домохозяйственных связей. В соответствии с рекомендациями ООН домохозяйство определяется как «лицо или группа лиц, объединенных с целью обеспечения всем необходимым для жизни»198, т. е. объединенных совместным ведением хозяйства.

Определение термина «домохозяйство» не совпадает с понятием «семья» («совокупность лиц, проживающих совместно, вязанных родством или свойством и общим бюджетом»199). Термин «домохозяйство» имеет более строгую привязанность к территориальным границам домохозяйственной единицы, включает членов домохозяйства, не являющихся родственниками.

По мнению И.Е. Калабихиной, набор проблем, исследуемых в рамках экономики домохозяйства, выглядит следующим образом:

McElroy and Horney. Nask –Bargained Household Decision… // International Economic Review. 1991. Vol. 20/2.

Analyzing gender. N.Y., 1988; Sen A. Resources, Values, and Development. Cambridge, 1984;

см. также Калабихина И.Е. Социальный пол и проблемы населения. М., 1995.

Валентей Д.И., Кваша А.Я. Основы демографии. М., 1989.

– каков механизм взаимодействия семьи и экономики в контексте домохозяйственных отношений, какова степень автономии домохозяйства от внешней экономической системы;

– возможен ли сопоставимый анализ домашнего (домохозяйственного) и профессионального (оплачиваемого) труда;

– является ли домохозяйство базисной единицей в процессе принятия экономических решений на микроуровне;

– как распределяются профессиональные и семейные роли среди членов домохозяйства;

– каким образом факторы домохозяйства влияют на предложение женского труда, на спрос на женский труд, влияет ли разделение труда по полу в семье на изменения на рынке труда? Следует отметить, что И.Е. Калабихина подразумевает отделенность домохозяйства от экономики, понимая, по-видимому, под экономикой только систему рынков. Такой подход не соответствует ни западной, ни марксисткой традиции, в которых фирмы и семьи являются экономическими агентами воспроизводственного процесса в масштабах всего общества.

В соответствии с теорией «новой экономики домохозяйства»

домохозяйство является составной частью рыночной экономики и участвует в общественном разделении труда, выполняя производственные функции201. Домохозяйство производит и предлагает на рынке труда человеческий капитал. Получаемые от продажи человеческого капитала доходы семья расходует на покупку товаров и услуг, используемые в производстве человеческого капитала.

Таким образом, домохозяйство рассматривается как структурная производственная единица рыночной системы, взаимодействующая с другими экономическими субъектами (другими семьями, фирмами, банками, государством и т. п.) на рынках труда, финансовых рынках и рынках потребительских и производственных товаров и услуг.

Домохозяйство осуществляет и внерыночную деятельность, выполняя социальные и прочие функции. Оно обеспечивает восстановление сил своих членов после труда, увеличение полезности от потребления товаров и услуг при коллективном потреблении их в семье, моральную и материальную поддержку членов домохозяйства, Калабихина И.Е. Некоторые аспекты теоретического анализа домохозяйства // Вестник МГУ. № 5. Сер. 6 «Экономика», 1995. С. 30.

Becker, G.S. A Treatise on the Family. Cambridge, 1981.

рождение и воспитание детей, поддержание моральных норм и нравственных ценностей.

Гэри Беккер в статье «Теория распределения времени» отверг жесткое разделение времени жизни человека между работой и досугом202. Часть нерабочего времени посвящена особой деятельности – «домашнему хозяйствованию», а также затрачивается на самообразование, на занятия спортом и другие виды деятельности, которые являются инвестициями в развитие человеческого капитала. Поэтому нужно различать товары (goods), приобретаемые на рынке и «потребительские блага» (commodities), являющиеся продуктами домашнего хозяйства и непосредственным источником полезности. Потребительский спрос предъявляется не на рыночные товары сами по себе, а на извлекаемые из них полезные эффекты, или атомарные объекты выбора, по определению Беккера. Потребителей интересует не само мясо, а блюда, из него изготавливаемые, не пылесос, а затраты труда на уборку квартиры, не школа, а обученный и воспитанный ребенок.

Каждая семья, в трактовке Беккера, подобна фирме, производящей продукцию и потребляющей ресурсы (рыночные товары, свободное время, деньги и т. д.). Ключевым для домашнего хозяйства ресурсом является время, расходуемое как при изготовлении потребительских благ (еды, одежды, ремонте квартиры и т. п.), так и при инвестициях в человеческий капитал. Как и в случае образовательных инвестиций, показателем ценности расходуемого в домашнем хозяйстве времени могут служить упущенные заработки.

Следовательно, «полный доход» семьи выражается в потоке потребительских благ и оценивается как сумма двух частей – денежного дохода, расходуемую на покупку товаров и услуг на рынке, и упущенных заработков, т. е. ценности внерабочего времени, расходуемого на производство потребительских благ в домашнем хозяйстве. При таком подходе возникает возможность рассматривать внутрисемейное производство в терминах рационального выбора, анализировать эффекты дохода и замещения при потреблении комплиментарных благ и благ субститутов. Например, если растут цены на овощи при падающих доходах, то выгоднее становятся их производить в домашнем (подсобном) хозяйстве. Если увеличиваются возможности трудоустройства женщин и их доходы, то уменьшается их домашняя занятость и растет спрос на платные бытовые услуги (прачечных, химчисток, ателье по Becker, G. Theory of the Allocation of Time // Economic Journal. 1965. № 299 Vol. 75.

пошиву одежды и т. п.). То есть происходит замещение более времяемких видов домашней деятельности менее времяемкими, и перераспределение времени женщин в пользу рыночного сектора.

Беккер выделяет следующие аспекты жизни семьи: разделение труда между полами, действие механизмов брачного рынка, решения о количестве и «качестве» детей, динамика разводов, роль альтруизма, эволюция института семьи в длительной исторической перспективе.

Разделение труда в семье существовало в любом обществе и во все времена. Оно достаточно жестко фиксируется обычаями и традициями, т. е. женщины специализируются на работе в домашнем хозяйстве, а мужчины – в рыночном секторе. Обычно такое разделение труда объясняют действием институциональных и биологических факторов. Беккер же считает, что оно является результатом рационального выбора на основе оценки членами домохозяйства экономических условий и параметров. По его мнению, достаточно небольших исходных различий между полами, влияющих на экономическую эффективность их труда в разных секторах экономики, чтобы побудить их специализироваться в том или ином виде деятельности.

Для того, кто занят профессиональной деятельностью полный рабочий день уровень отдачи образования будет выше, соответственно, будет выше и заинтересованность в накоплении специфического человеческого капитала. Женщины обладают биологическими и психологическими преимуществами в выкармливании и воспитании детей, поэтому специализируются в накоплении специфического человеческого капитала более эффективного при использовании в домашнем хозяйстве. Конечным результатом такого рационального выбора, отмечает Г. Беккер, может стать жесткое общественное разделение труда мужчин и женщин и различия в эффективности и оплате труда мужчин и женщин в рыночном секторе экономики.

Заключение брака интерпретируется Г. Беккером по аналогии с созданием фирмы в форме товарищества: люди заключают брачный союз с целью увеличения выпуска совместно производимых ими потребительских благ. Если в семье они производят больший объем благ, чем если бы они действовали раздельно, то создание семьи эффективно.

Поскольку на эффективность семейного союза оказывают влияние личностные характеристики, а на получение информацию о них требуется время, то созданию семьи предшествует поиск. Поиск на брачном рынке аналогичен поиску на рынке труда, и рациональные агенты прекращают его, когда ожидаемая полезность от вступления в брак с конкретным партнером оказывается выше, суммы ожидаемой полезности от холостой жизни и дополнительных издержек, связанных с поиском лучшей пары.

Какие-то личные характеристики потенциальных партнеров являются комплиментарными (взаимодополняющими). По мнению Г. Беккера предпочтение на брачном рынке отдается партнерам, близким по росту, цвету кожи, образованию, коэффициенту, интеллектуальности, социальному происхождению, но отличающимся по уровню заработков. Такой вывод согласуется с эмпирическими данными, но противоречит общественному мнению. Противоречит широко распространенному мнению и такой факт, что состоятельные люди в более раннем возрасте вступают в брак и реже разводятся. Гэри Беккер объясняет это тем, что они женятся на лучших по своим личностным характеристикам женщинах, поэтому прирост полезности от образования семьи у них выше, чем у менее состоятельных людей.

Неполнота и неточность информации о своих партнерах перед заключением брака объясняет тот факт, что значительная часть браков распадается в первые годы совместной жизни.

Браки распадаются, если полезность от их сохранения меньше, чем полезность от жизни в одиночестве или ожидаемых выгод, связанных с его расторжением. Чем длительнее совместное проживание, тем ниже вероятность развода, так как оба супруга накапливают специфический для данной семьи человеческий капитал (навыки, привычки, семейный опыт и т. п.) и ее распад будет сопровождаться большими потерями (издержками) и меньшими выгодами. Рост числа разводов в развитых странах во второй половине XX века был вызван, по мнению Г. Беккера, с увеличением женской занятости и их экономической самостоятельности, что понизило для женщин издержки расторжения брака203.

Экономическая теория рождаемости Г. Беккера основана на идее, что решение иметь детей подобно другим инвестиционным решениям204. Дети рассматриваются им как «блага длительного пользования». Они являются источником удовлетворения потребностей родителей в старости (не денежных и денежных), но требуют затрат на Капелюшников Р.И. Экономический подход Гэри Беккера к человеческому поведению // США: экономика, политика, идеология. 1993. № 11. С. 27.

Becker, G. An Economic of Fertility. Demographic and Economic Change in Developed Countries. Princeton, 1960.

содержание и воспитание (также денежных и не денежных – прежде всего, времени родителей). Поэтому спрос родителей на детей зависит отрицательно от уровня расходов на их содержание и воспитание, и положительно – от уровня доходов родителей. Но с ростом доходов родителей, растет и цена их свободного времени и, то есть «альтернативные» издержки, соответственно, растут издержки содержания и воспитания детей.

Поскольку же воспитание детей процесс времяемкий, то довольно часто эффект дохода оказывается меньше эффекта замещения, поэтому с ростом дохода родителей спрос на детей может расти медленно, или даже сокращаться.

Важным аспектом планирования семьи является выбор между количеством детей и их «качеством», т. е. состоянием здоровья, уровнем образования детей и т. п. Увеличение длительности процесса подготовки детей к самостоятельной жизни и выходу на рынок труда связано с ростом образования и, соответственно, «качества» детей, что значительно повышает уровень совокупных затрат на них. Поэтому выбор между количеством детей и их качеством часто делается не в пользу первого.

Рост цен на товары детского ассортимента, введение платного дошкольного воспитания, платного образования в России в 90-е годы резко повысили затраты на детей и привели к падению рождаемости. Вследствие этих причин, повышение требований рынка труда к качеству рабочей силы одновременно с падением реальных доходов и удорожанием детей привели к резкому спаду рождаемости, причем процесс этот имеет, повидимому, мультипликативный характер. В развитых странах падение рождаемости наблюдается при росте реальных доходов населения, только из-за роста качества детей и их удорожания, т. е. из-за того, что эффект замещения выше эффекта дохода. Экономический рост, повышая норму отдачи образования, стимулирует рост «качества» детей, одновременно действуя как фактор снижения рождаемости205. Некоторые меры государственной политики могут способствовать росту рождаемости. Например, финансирование не только общего, но и среднего специального образования из государственного бюджета будет снижать расходы семей на детей даже при росте их «качества» (или введение системы кредитования расходов студентов на высшее образование перекладывает затраты на образование с родителей на детей). Другим способом Капелюшников Р.И. Экономический подход Гэри Беккера к человеческому поведению // США: экономика, политика, идеология. 1993. № 11. С. 27–28.

стимулирования рождаемости является введение льгот по подоходному налогу на ту часть расходов налогоплательщика, которые он несет на содержание детей, на их образование или на медицинские и прочие платные услуги для его детей. Такие льготы уменьшают затраты семей на детей и стимулируют рост рождаемости.

В последние годы получил популярность неоинституциональный подход, на основе которого возникли модели распределения внутри семьи. В теории потребительского поведения атомарной единицей потребления является суверенный индивид – потребитель. Но любой человек растет и функционирует в семье и именно семья, как правило, является хозяйственной единицей, предъявляющей потребительский спрос (аналогично фирме в производственной сфере).

Существует три модели распределения ресурсов и доходов в семье:

модель семейного консенсуса Самуэльсона, альтруистическая модель Беккера и современные переговорные модели семьи.

Как отмечает Р. Поллак «…Модель консенсуса, наиболее четко сформулированная в работе П. Самуэльсона «Социальные кривые безразличия» (Samuelson, 1956), решает проблему внутрисемейного распределения путем постулирования единой функции благосостояния семьи»206.

По мнению Пола Самуэльсона «основной единицей со стороны спроса, бесспорно, является семья» (Samuelson, 1956)207. И далее: «Семья состоит из двух или более человек; каждый из них приобретает товары по своему усмотрению, в соответствии с собственными кривыми безразличия, и его предпочтения остаются независимыми от структуры потребления других членов семьи. Но, поскольку «кровь – не водица», предпочтения различных членов семьи связаны между собой тем, что можно назвать консенсусом «или общей функцией благосостояния».

Данная функция учитывает заслуги и «этическую ценность» каждого из членов семьи. Семья в целом как бы стремится максимизировать свою общую функцию благосостояния»208.

Консенсус или общая функция благосостояния позволяют трактовать функцию спроса семьи как индивидуальную функцию спроса, поэтому семья в понимании П. Самуэльсона оказывается не более чем упорядоченным набором предпочтений.

Поллак Р. Трансакционный подход к изучению семьи и домашнего хозяйства // THESIS.

1994. Вып. 6. С. 61.

В основе второй модели, предложенной Г. Беккером, лежит аксиома, что в семье присутствует «альтруист» – член семьи, структура предпочтений которого отражает заботу о благосостоянии всех остальных. Беккер показывает, что наличие одного альтруиста побуждает эгоистичных, но рационально действующих членов семьи вести себя в соответствии с принципами альтруизма, то есть ресурсы в семье распределяются так, чтобы максимизировать функцию полезности альтруиста.

Беккер делает вывод: «Согласно моему подходу, «оптимальное перераспределение» является результатом альтруизма и добровольного содействия, так что «групповая функция предпочтения» соответствует аналогичной функции альтруиста, который является главой семьи, даже если он не обладает суверенной властью»209.

Третий тип модели – переговорные модели внутрисемейного распределения, которые разработали независимо друг от друга М. Мэнсер и М. Браун (Manser and Brown, 1980), с одной стороны, и К. МакЭлрой и М. Хорни (McElroy and Horney, 1981) – с другой210.

Брак рассматривается как «кооперативная игра»211. Предполагается, что предпочтения супругов не совпадают и все спорные вопросы решаются ими в рамках известной им переговорной модели.

Переговорные модели брака позволили рассматривать вопросы внутрисемейного распределения в понятиях теории игр и создали хорошую основу для дальнейшего анализа этих проблем. Исследование семьи стало проводиться подобно анализу дуополии или двусторонней монополии.

Трансакционный подход позволяет учесть необходимость принятия серии адаптивных решений в многопериодном процессе с меняющимися условиями, существование управляющей структуры и специфического для данной семьи человеческого капитала. Как пишет Р. Поллак: «Специфический для данной семьи капитал определяется двумя характеристиками: во-первых, он увеличивает произвоBecker, G.S. A Treatise on the Family. – Cambridge: Harvard University Press, 1981. P. 192.

Manser, M. and Brown M. Marriage and Household Decision-Making: A Bargaining Analysis.

International Economic Review, № 1. Vol. 21, February 1980. – P. 31–44; McElroy M.B. and Horney M.J. Nash-Bargainend Household Decision: Toward a Generalisation of the Theory of Demand // International Economic Review. 1981. № 2. Vol. 22. P. 333–349.

Кооперативной называют игру, в которой «участники обладают полной свободой заключать взаимообязывающие предварительные соглашения».

дительность домашнего хозяйства; во-вторых, его ценность становится нулевой при расторжении данного конкретного брака»212.

Таким образом, накопление специфического человеческого (семейного) капитала в процессе брака увеличивает потери для каждого из супругов в случае его расторжения, стабилизирует семью и снижает риск дальнейших вложений в специфический производительный капитал данной семьи213.

Эффективность совместного ведения домашнего хозяйства супругами и, соответственно, выгоды, извлекаемые ими, зависят как от накопленного ими вещественного имущества (квартиры, дачи, машины и т. п.), от количества и качества детей, рассматриваемых в качестве своего рода общественных благ семьи, а также от накопления супругами специфического человеческого капитала (умения готовить вкусные блюда, взаимопонимания и готовности к взаимопомощи, личных качеств, ценимых в данной конкретной семье и т. п.).

Если производительность в домашнем хозяйстве зависит от накопления специфического человеческого капитала, то и потери от развода для каждого из супругов увеличиваются. При разводе приходится также делить накопленное вещественное имущество, что также сопровождается денежными и эмоциональными потерями для каждого из супругов.

Наконец, развод приводит к раздельному проживанию с детьми одного из супругов и потере им удовлетворения от общения с ними.

Говоря в обобщенном смысле, поток расходов разошедшихся супругов на раздельное ведение хозяйства увеличивается, а поток эмоциональных, психологических и прочих выгод и удовлетворений – уменьшается.

Г. Беккер, Е. Ландес и Р. Майкл относят детей не к общественным (семейным) благам, а к специфическому семейному капиталу, «так как один из родителей после развода получает гораздо меньше возможности общаться с ними»214. Поэтому дети увеличивают выгоды, связанные с сохранением брака, и, напротив, снижают выгоды, связанные с разводом. Беккер замечает, что дети «представляли бы Поллак Р. Трансакционный подход к изучению семьи и домашнего хозяйства // THESIS.

1994. Вып.6. С. 65.

См. например, Becker G.S., Landes E.M. and Michael R.T. An Economic Analysis of Marital Instability // Journal of Political Economy. 1997. № 6. Vol. 85.

Becker G.S., Landes E.M. and Michael R.T. An Economic Analysis of Marital Instability // Journal of Political Economy. 1997. № 6. Vol. 85. P. 1150.

собой специфические инвестиции, если бы родители получали меньше удовлетворения, живя (постоянно) раздельно с ними»215.

Можно сделать вывод, что наличие детей влияет на стабильность брака и на внутрисемейное распределение двумя различными способами. Увеличение выгод, связанных с сохранением брака, отражает «производительность» детей как источника удовлетворения для родителей в сохраненном браке. В то же время снижение выгод, связанных с разводом, отражает роль детей как «залога» сохранения брака216.



Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 9 |
 


Похожие работы:

«Российская Академия Наук Институт философии В.В. Бибихин ВВЕДЕНИЕ В ФИЛОСОФИЮ ПРАВА Москва 2005 УДК 340.1 ББК 67.3 Б 59 Ответственный редактор доктор филос. наук А.П. Огурцов Рецензенты доктор филос. наук В.И. Молчанов доктор филос. наук С.С. Неретина Бибихин В.В. Введение в философию права. — М., Б 59 2005. — 345 с. Эта монография возникла из курсов лекций, которые читал Владимир Вениаминович Бибихин на философском факультете МГУ в 2001–2002 гг. и в Институте философии РАН в 2002 г. Автор...»

«Sidorova-verstka 7/15/07 2:08 PM Page 1 М.Ю. Сидорова ИНТЕРНЕТ-ЛИНГВИСТИКА: РУССКИЙ ЯЗЫК. МЕЖЛИЧНОСТНОЕ ОБЩЕНИЕ Издание осуществлено по гранту Президента Российской Федерации МД-3891.2005.6 Издательство 1989.ру МОСКВА 2006 Sidorova-verstka 7/15/07 2:08 PM Page 2 УДК 811.161.1:004.738.5 ББК 81.2 Рус-5 С 34 Издание осуществлено по гранту Президента Российской Федерации МД-3891.2005. Сидорова М.Ю. С 34 Интернет-лингвистика: русский язык. Межличностное общение. М., 1989.ру, 2006. Монография...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАШМ И НАУКИ РОСаШСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ ВОРОНЕЖСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ПЕДАГОГИЧЕСТОЙ УНИВЕРСИТЕТ Т.М. ХУДЯКОВА, Д.В. ЖИДКМХ ТЕРРИТОРИАЛЬНАЯ ОРГШ ИЗАЦИЯ ПИЩЕВОЙ ПРОМЫШЛЕННОСТИ БЕЛГОРОДСКОЙ ОБЛАСТИ Монография ВОРОНЕЖ Воронежский госуларствевный педагогический уюяерснтет 2012 УДК 338:91 ББК 65.04 Х98 Рецензенты: доктор географических наук, профессор В. М. Смольянинов; доктор...»

«С.В. ДРОБЫШЕВСКИЙ Предшественники. Предки? Часть I. Австралопитеки Часть II. Ранние Homo Москва-Чита, 2002 УДК 569.9 ББК 28.71 Д-75 Рецензент: Хрисанфова Е.Н., профессор, доктор биологических наук, заслуженный профессор МГУ им. М.В. Ломоносова. Дробышевский С.В. Предшественники. Предки? Часть I. Австралопитеки. Часть II. Ранние Homo: Монография. – Москва-Чита: ЗИП Сиб. УПК, 2002. – 173 с. (с иллюстр.). Работа представляет краткий обзор наиболее важных и наиболее изученных местонахождений...»

«Министерство образования и науки Российской Федерации Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования Тверской государственный университет Научно-исследовательский Центр тверского краеведения и этнографии Е. Г. Милюгина, М. В. Строганов РУССКАЯ КУЛЬТУРА В ЗЕРКАЛЕ ПУТЕШЕСТВИЙ Монография Тверь 2013 УДК 008+821.161.1.09 ББК Ч106.31.1+Ш33(2=411.2)-00 М 60 Исследование выполнено при финансовой поддержке РГНФ в рамках проекта по подготовке...»

«Федеральное агентство по образованию ГОУ ВПО Иркутский государственный университет Н. В. Задонина, К. Г. Леви ХРОНОЛОГИЯ ПРИРОДНЫХ И СОЦИАЛЬНЫХ ФЕНОМЕНОВ В СИБИРИ И МОНГОЛИИ Монография 1 УДК 316.334.5 ББК 55.03 З–15 Печатается по решению редакционно-издательского совета Иркутского государственного университета и ученого совета Института земной коры СО РАН Рецензенты: д-р геол.-минерал. наук, проф. В. С. Имаев д-р геол.-минерал. наук, проф. Р. М. Семенов Ответственный редактор: д-р физ.-мат....»

«Министерство образования и науки РФ Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования Восточно-Сибирская государственная академия образования И.В. Федосова Т.В. Мезенцева ВНЕУРОЧНАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ КАК СРЕДСТВО РАЗВИТИЯ У МЛАДШИХ ШКОЛЬНИКОВ КОМПЕТЕНЦИИ ЦЕННОСТНО-СМЫСЛОВОЙ ОРИЕНТАЦИИ В МИРЕ Монография Иркутск 2013 УДК ББК Ф Печатается по решению редакционно-издательского совета ВСГАО Рецензенты: Петрова М.А., канд.психол.наук, доцент, зав....»

«Издания, отобранные экспертами для Института экологии растений и животных УрО РАН (октябрь - декабрь 2012) Дата Институт Оценка Издательство Издание Эксперт ISBN Костина, Т. И., Ковылин, Ю. А. Научно-инновационная деятельность: предмет, структура, методология : монография / Т. И. Костина, Ю. А. Ковылин; 08 Институт Приобрести ISBN Изд-во Моск. гос. Правительство Москвы, Департамент образования г. экологии для Братцева Ирина 978-5Москвы, Моск. гос. акад. делового администрирования. академии...»

«Министерство образования и науки, молодежи и спорта Украины Государственное учреждение „Луганский национальный университет имени Тараса Шевченко” ЛИНГВОКОНЦЕПТОЛОГИЯ: ПЕРСПЕКТИВНЫЕ НАПРАВЛЕНИЯ Монография Луганск ГУ „ЛНУ имени Тараса Шевченко” 2013 1 УДК 81’1 ББК 8100 Л59 Авторский коллектив: Левицкий А. Э., доктор филологических наук, профессор; Потапенко С. И., доктор филологических наук, профессор; Воробьева О. П., доктор филологических наук, профессор и др. Рецензенты: доктор филологических...»

«ИНСТИТУТ СОЦИАЛЬНО-ПОЛИТИЧЕСКИХ ИССЛЕДОВАНИЙ РОССИЙСКОЙ АКАДЕМИИ НАУК ЦЕНТР СОЦИАЛЬНОЙ ДЕМОГРАФИИ И ЭКОНОМИЧЕСКОЙ СОЦИОЛОГИИ УНИВЕРСИТЕТ ТОЯМА ЦЕНТР ДАЛЬНЕВОСТОЧНЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ Сергей Рязанцев, Норио Хорие МОДЕЛИРОВАНИЕ ПОТОКОВ ТРУДОВОЙ МИГРАЦИИ ИЗ ЦЕНТРАЛЬНОЙ АЗИИ В РОССИЮ Трудовая миграция в цифрах, фактах и лицах Москва-Тояма, 2010 1 УДК ББК Рязанцев С.В., Хорие Н. Трудовая миграция в лицах: Рабочие-мигранты из стран Центральной Азии в Москвоском регионе. – М.: Издательство Экономическое...»

«Министерство образования и науки Российской Федерации Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования ТУЛЬСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ Е.Д. Грязева, М.В. Жукова, О.Ю. Кузнецов, Г.С. Петрова Оценка качества физического развития и актуальные задачи физического воспитания студентов Монография Москва Издательство ФЛИНТА Издательство Наука 2013 УДК 378.037.1 ББК 74.58.054 Г92 Рецензенты: д-р пед. наук, проф., ведущий научный сотрудник...»

«С.Г. Суханов Л.В. Карманова МОРфО-фИзИОЛОГИчЕСКИЕ ОСОБЕннОСтИ энДОКРИннОй СИСтЕМы У жИтЕЛЕй АРКтИчЕСКИх РЕГИОнОВ ЕВРОпЕйСКОГО СЕВЕРА РОССИИ С.Г. Суханов Л.В. Карманова Морфо-физиологические особенности эндокринной системы у жителей арктических регионов Европейского Севера России Архангельск 2014 УДК ББК Суханов С.Г., Карманова Л.В. Морфо-физиологические особенности эндокринной системы у жителей арктических регионов Европейского Севера России.– Архангельск: Изд-во Северного (Арктического)...»

«Министерство образования и науки Российской Федерации Ярославский государственный университет им. П.Г. Демидова КРЕАТИВНОСТЬ КАК КЛЮЧЕВАЯ КОМПЕТЕНТНОСТЬ ПЕДАГОГА МОНОГРАФИЯ Ярославль 2013 УДК 159.922 ББК 88.40 К 79 Работа выполнена при финансовой поддержке РГНФ, проект №11-06-00739а Рецензенты: доктор психологических наук, профессор, главный научный сотрудник Института психологии РАН Знаков Виктор Владимирович; доктор психологических наук, профессор, председатель Российского отделения...»

«Т.Н. ЗВЕРЬКОВА РЕГИОНАЛЬНЫЕ БАНКИ В ТРАНСФОРМАЦИОННОЙ ЭКОНОМИКЕ: ПОДХОДЫ К ФОРМИРОВАНИЮ КОНЦЕПЦИИ РАЗВИТИЯ Оренбург ООО Агентство Пресса 2012 УДК 336.7 ББК 65.262.101.3 З - 43 Рецензенты: Доктор экономических наук, профессор Белоглазова Г.Н Доктор экономических наук, профессор Парусимова Н.И. Зверькова Т.Н. З - 43 Региональные банки в трансформационной экономике: подходы к формированию концепции развития. Монография / Зверькова Т.Н. – Оренбург: Издательство ООО Агентство Пресса, 2012. – 214 с....»

«Министерство образования и науки Российской Федерации Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования Сибирская государственная автомобильно-дорожная академия (СибАДИ) П.И. Фролова ФОРМИРОВАНИЕ ФУНКЦИОНАЛЬНОЙ ГРАМОТНОСТИ КАК ОСНОВА РАЗВИТИЯ УЧЕБНО-ПОЗНАВАТЕЛЬНОЙ КОМПЕТЕНТНОСТИ СТУДЕНТОВ ТЕХНИЧЕСКОГО ВУЗА В ПРОЦЕССЕ ИЗУЧЕНИЯ ГУМАНИТАРНЫХ ДИСЦИПЛИН Монография Омск СибАДИ УДК ББК 81. Ф Научный редактор С.А. Писарева, д-р пед. наук, проф. (РГПУ...»

«ИСТОЧНИКОВЕДЧЕСКИЕ И ИСТОРИОГРАФИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ СИБИРСКОЙ ИСТОРИИ Коллективная монография Часть 8 Издательство Нижневартовского государственного университета 2013 ББК 63.211 И 91 Печатается по решению Редакционно-издательского совета Нижневартовского государственного университета Авто р ы: Я.Г.Солодкин (разд. 1, гл. 1), Н.С.Харина (разд. 1, гл. 2), В.В.Митрофанов (разд. 1, гл. 3), Н.В.Сапожникова (разд. 1, гл. 4), И.В.Курышев (разд. 1, гл. 5), И.Н.Стась (разд. 1, гл. 6), Р.Я.Солодкин,...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ Казанский государственный энергетический университет _ Институт механики и машиностроения КНЦ РАН Р. Ш. ГИМАДИЕВ ДИНАМИКА МЯГКИХ ОБОЛОЧЕК ПАРАШЮТНОГО ТИПА Казань 2006 УДК 539.3; 533.666.2 ББК 22.253.3 Г48 Печатается по решению ученых советов Казанского государственного энергетического университета, Института механики и машиностроении Казанского научного центра РАН Гимадиев Р.Ш. Динамика мягких оболочек парашютного типа. – Казань: Казан. гос....»

«Министерство образования Республики Беларусь УЧРЕЖДЕНИЕ ОБРАЗОВАНИЯ ГРОДНЕНСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ИМЕНИ ЯНКИ КУПАЛЫ И.И.Веленто ПРОБЛЕМЫ МАКРОПРАВОВОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ ОТНОШЕНИЙ СОБСТВЕННОСТИ В РЕСПУБЛИКЕ БЕЛАРУСЬ И РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ Монография Гродно 2003 УДК 347.2/.3 ББК 67.623 В27 Рецензенты: канд. юрид. наук, доц. В.Н. Годунов; д-р юрид. наук, проф. М.Г. Пронина. Научный консультант д-р юрид. наук, проф. А.А.Головко. Рекомендовано Советом гуманитарного факультета ГрГУ им....»

«Институт системного программирования Российской академии наук В.В. Липаев ПРОЕКТИРОВАНИЕ И ПРОИЗВОДСТВО СЛОЖНЫХ ЗАКАЗНЫХ ПРОГРАММНЫХ ПРОДУКТОВ СИНТЕГ Москва - 2011 2 УДК 004.41(075.8) ББК 32.973.26-018я73 Л61 Липаев В.В. Проектирование и производство сложных заказных программных продуктов. – М.: СИНТЕГ, 2011. – 408 с. ISBN 978-5-89638-119-8 Монография состоит из двух частей, в которых изложены методы и процессы проектирования и производства сложных заказных программных продуктов для технических...»

«Министерство образования и науки Российской Федерации КУБАНСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ М.Л. НЕКРАСОВА СТРАТЕГИЧЕСКИЙ ПОДХОД К ФОРМИРОВАНИЮ ТЕРРИТОРИАЛЬНЫХ ТУРИСТСКО-РЕКРЕАЦИОННЫХ СИСТЕМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ Монография Краснодар 2013 УДК 711.455:338.48 (470+571) ББК 75.81 Н 48 Рецензенты: Доктор географических наук, профессор А.Д. Бадов Кандидат географических наук, доцент М.О. Кучер Некрасова, М.Л. Н 48 Стратегический подход к формированию территориальных туристско-рекреационных систем...»














 
© 2013 www.diss.seluk.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Авторефераты, Диссертации, Монографии, Методички, учебные программы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.