WWW.DISS.SELUK.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА
(Авторефераты, диссертации, методички, учебные программы, монографии)

 

Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 9 |

«А.В. Корицкий ЧЕЛОВЕЧЕСКИЙ КАПИТАЛ КАК ФАКТОР ЭКОНОМИЧЕСКОГО РОСТА РЕГИОНОВ РОССИИ Монография Научный редактор доктор экономических наук, профессор Т.В. Григорова Новосибирск 2010 УДК ...»

-- [ Страница 1 ] --

СИБИРСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ

ПОТРЕБИТЕЛЬСКОЙ КООПЕРАЦИИ

А.В. Корицкий

ЧЕЛОВЕЧЕСКИЙ КАПИТАЛ КАК ФАКТОР

ЭКОНОМИЧЕСКОГО РОСТА РЕГИОНОВ РОССИИ

Монография

Научный редактор доктор экономических наук,

профессор Т.В. Григорова

Новосибирск 2010

УДК 331.101.3 ББК 65.9(2)240 К 667 Научные рецензенты Ведущий научный сотрудник ИЭиОПП СО РАН, доктор экономических наук К.П. Глущенко Профессор кафедры экономической теории СибУПК, доктор экономических наук В.П. Теплов Корицкий А.В.

К 667 Человеческий капитал как фактор экономического роста регионов России : монография / А.В. Корицкий ; науч. ред. Т.В. Григорова ;

Сибирский университет потребительской кооперации. – Новосибирск, 2010. – 368 с.

ISBN 978-53-34-00054- В монографии рассматриваются вопросы истории возникновения и развития концепции человеческого капитала, в том числе подходы к количественной оценке его величины и отдачи инвестиций в человеческий капитал. Описываются некоторые направления практического использования концепции человеческого капитала. В частности, рассматривается использование данной концепции в современных теориях семьи и в сфере управления персоналом фирм. С помощью регрессионного анализа на основе российских статистических данных оценивается частная и социальная отдача образования в регионах России, описываются экстерналии человеческого капитала. Оценивается влияние накопленного в регионах России человеческого капитала на занятость населения, интенсивность инновационных процессов, иностранные инвестиции и экономический рост в 1999–2008 гг.

УДК 331.101. ББК 65.9(2) © А.В. Корицкий, © Сибирский университет ISBN 978-53-34-00054-4 потребительской кооперации, Cодержание От автора

Введение

ГЛАВА 1. Генезис основных положений концепции человеческого капитала.

1.1. Исходные положения концепции.

1.2. Методологические предпосылки формирования концепции человеческого капитала

1.3. Исторический обзор литературы с анализом подходов к созданию концепции человеческого капитала и его количественной оценке.

1.4. Взгляды К. Маркса на воспроизводство рабочей силы и возможности использования его подхода сегодня............... 1.5. Исследование проблем человеческого капитала в российской экономической науке.

1.6. Обзор современной литературы по проблемам оценки влияния образования и других факторов на доходы населения.

ГЛАВА 2. Теоретическая схема современной концепции человеческого капитала

2.1. Исходные положения современной концепции человеческого капитала

2.2. Человеческий капитал и проблема распределения доходов.

2.3. Исходные положения анализа факторов дифференциации доходов населения.

2.4. Человеческий капитал в организациях

2.5. Экономическая теория семьи и «семейных»

инвестиций в человеческий капитал.

2.6. Основные теоретические подходы к семье с позиций ортодоксальной теории человеческого капитала......... 2.7. Рост населения и образования как факторы экономического развития

2.8. Спрос на высшее образование в России и факторы, на него влияющие

ГЛАВА 3. Эмпирический анализ взаимосвязей человеческого капитала и уровней доходов в регионах России

3.1. Актуальность и значение эмпирических исследований влияния человеческого капитала на доходы населения в России.

3.1.1. Результаты проверки (тестирования) модели Бадингера-Тондл

3.2. Образование как фактор дифференциации доходов населения.

3.3. Оценка параметров расширенной агрегированной функции Кобба-Дугласа с использованием фиктивных переменных

3.4. Оценка параметров «взвешенной» регрессии с использованием в качестве весовой переменной доходов населения регионов России за период с 1999 по 2008 годы.......... 3.5. Оценка влияния образования работников на объемы производства валового регионального продукта.............. 3.6. Анализ влияния численности работников с разным уровнем образования на доходы населения регионов России...... ГЛАВА 4. Эмпирические оценки частной и социальной отдачи образования в экономике России.

4.1. Методические подходы к макроэкономическим эмпирическим оценкам частных и социальных норм отдачи и эстерналий образования

4.2 Макроэкономическая эмпирическая оценка социальной нормы отдачи и экстерналий образования в России

4.3. Оценка пространственных особенностей отдачи человеческого капитала (экстерналий образования) в России на панельных данных за период 2002–2006 годы.

4.4. Макроэкономическая эмпирическая оценка частной нормы отдачи и экстерналий образования в экономике России

4.5. Оценка социальной нормы отдачи образования с учетом ожидаемой продолжительности жизни при рождении

4.5.1. Анализ влияния ожидаемой продолжительности жизни на доходы населения регионов России

4.5.2. Оценка влияния ожидаемой продолжительности жизни на реальные доходы населения на панельных данных за период с 2000 по 2006 годы

4.6. Влияние уровня образования работников на фактическое конечное потребление домашних хозяйств в регионах России.

4.7. Оценка влияния человеческого капитала на доходы консолидированных бюджетов субъектов РФ

4.8. Основные результаты и предварительные выводы........ ГЛАВА 5. Человеческий капитал как фактор активизации инноваций и экономического роста в регионах России:

эмпирический анализ

5.1. Основные положения новой теории роста.

5.1.1. Построение и проверка простой модели роста с использованием человеческого капитала для России................. 5.1.2. Построение и проверка более сложной модели роста для периода с 2000 по 2007 годы

5.2. Человеческий капитал как фактор роста численности занятых в регионах России

5.3. Оценка влияния человеческого капитала на уровень безработицы в регионах России

5.4. Оценка влияния запаса человеческого капитала на интенсивность инновационных процессов в регионах России

5.4.1. Оценка влияния человеческого капитала на распространение информационно-компьютерных технологий в России

5.4.2. Оценка существования диффузии знаний между регионами России на примере патентной активности

5.5. Оценка влияния человеческого капитала на объем иностранных инвестиций в регионах России

5.6. Оценка факторов, влияющих на темпы роста реальных доходов и реального ВРП

Заключение: выводы и предложения

Библиографический список

Предлагаемая читателю монография посвящена исследованию влияния человеческого капитала на дифференциацию доходов и уровня занятости населения регионов России, его инновационную активность, а также на темпы роста доходов и занятости в регионах России.

В основу книги легли две составляющие экономического анализа. Во-первых, теоретический и методологический анализ современной концепции человеческого капитала, в том числе таких экономических категорий, как общий и специфический человеческий капитал, интеллектуальный капитал, а также генезис развития этих категорий и методов количественной оценки соответствующих элементов национального богатства и нематериальных активов организаций. Рассматривается роль человеческого капитала в экономическом развитии и возможности использования данной концепции в современных теориях роста и изучении процессов формирования нового типа экономики – экономики знаний.

Во-вторых, основные результаты работы опираются на эмпирические исследования межрегиональных различий уровней образования занятого в экономике регионов России населения и их взаимосвязи с различными социально-экономическими показателями российских регионов, в том числе с уровнями заработной платы, доходами населения регионов, объемами производства, уровнями безработицы и занятости, темпами роста реальных доходов, занятости и объемов производства, патентной активностью и распространенностью информационнокомпьютерных технологий.

В качестве теоретической и методологической базы использовались работы исследователей теории человеческого капитала и новой теории экономического роста.

Монография подготовлена на кафедре экономической теории Сибирского университета потребительской кооперации.

В качестве методического инструментария применен регрессионный (пространственный) анализ межрегиональных различий в уровнях образования, доходах и других социально-экономических показателей регионов России за период с 1999 по 2008 гг.

Проведение данного исследования было бы невозможно без поддержки коллег по кафедре экономической теории Сибирского университета потребительской кооперации, и, в первую очередь, заведующей кафедрой д-ра экон. наук, профессора Григоровой Татьяны Викторовны, осуществлявшей научное консультирование в процессе всей работы и редактирование настоящей монографии, а также докторов экономических наук, профессоров Наговициной Лидии Павловны и Новоселова Юрия Анатольевича.

Хочется также выразить благодарность за научные и методические консультации, обсуждение некоторых полученных результатов и ценные советы сотрудникам ИЭОПП СО РАН Глущенко Константину Павловичу, Лугачевой Ларисе Ивановне, Ягольницеру Мирону Аркадьевичу, коллегам по НГУ, СибУПК и другим вузам: Алетдиновой Анне Александровне, Баранову Александру Олеговичу, Гусейнову Рифату Мирахмедовичу, Ломовой Наиле Махмудовне, Лычагину Михаилу Васильевичу, Теплову Владимиру Павловичу, Мейкшану Владимиру Ивановичу, Удальцовой Марии Васильевне, Шаланову Николаю Васильевичу.

Одним из важнейших и традиционных объектов исследования политической экономии является категория «рабочая сила», рассматриваемая в качестве главного движущего фактора общественного воспроизводства. В экономической теории общественное воспроизводство, в широком народнохозяйственном аспекте, есть непрерывное возобновление производства товаров, физического капитала и воспроизводство самой рабочей силы, а также производственных отношений. Эти ключевые моменты неизменно на протяжении веков были в центре внимания экономистов-теоретиков. Но уже более полувека человек и его способности к труду оказались в центре исследований представителей неоклассической концепции человеческого капитала, которые широко развернули эмпирические и теоретические исследования этого важнейшего фактора экономического развития.

Процессы развития личности человека и его способностей к труду изучаются представителями различных наук – антропологами, педагогами, медиками, психологами, социологами, экономистами, но до сих пор эти исследования не носят комплексного, системного характера. До недавнего времени значительная часть российских экономистов недооценивала влияние потребления населением материальных благ и услуг на развитие способностей человека к труду.

В условиях научно-технической революции в развитых странах образовался дефицит высококвалифицированных кадров и в 50-е годы центр тяжести исследований западных экономистов сместился с процессов использования имеющейся рабочей силы на процессы формирования рабочей силы качественно нового уровня. Структурные изменения в совокупной рабочей силе привели к усилению интереса к факторам экономического роста и экономической динамике, явились причинами возникновения и развития современной теории человеческого капитала, появления теории эволюционных изменений, новых теорий роста и новой институциональной экономической теории. Изменение роли рабочей силы в процессе производства не могло не вызвать в науке нового направления исследований, в котором объектом изучения становится человеческий капитал.

Но прежде всего, следует говорить о неоклассической теории человеческого капитала, которая сформировалась и развивалась в трудах Д. Аджемоглу, С. Боулса, М. Блауга, Й. Бен-Порэта, Г. Беккера, Б. Вейсброда, Ц. Грилихеса, Г. Гинтиса, Х. Гарднера, Л. Каца, Э. Лазира, Дж. Минцера, Р. Нельсона, Д. Парсонса, М. Спенса, Дж. Стиглица, Дж. Хекмана, Л. Хансена, Р. Лэйарда, Ф. Уэлча, Б. Чизвика, Р. Лукаса, Е. Фелпса, Т. Шульца, и многих других выдающихся экономистов-теоретиков1.

Это направление развивается в рамках неоклассической экономической теории и применяется в исследовании таких сфер общественного воспроизводства, как образование, здравоохранение, экономика семьи, теории экономического роста и другие виды рыночной и внерыночной деятельности.

Позднее появились пространственные (межстрановые и межрегиональные) эмпирические исследования влияния человеческого капитала на доходы населения и темпы их роста, которые проводили М. Абреу, П. Аньон, Г. Бадингер, Р. Барро, И. Бенхабиб, Х. де Гроот, Е. Денисон, Д. Уэйл, Р. Холл, Ч. Джонс, Ф. Каселли, Дж. Кендрик, Г. Мэнкью, Ч. Майер, Х. Сала-и-Мартин, Б. Сианези, Г. Пери, П. Ромер, Дж. Псачаропулос, А. де ла Фуэнте, Г. Тондл, М. Тодаро, Л. Туроу, Е. Ханушек, П. Ховитт, Р.Флоракс, А. Чикконе, М. Шпигель, и многие другие.

Среди современных российских экономистов, работающих в сфере исследований человеческого капитала, можно выделить В. Гимпельсона, Т. Горбачеву, Е. Гвоздеву, А. Добрынина, С. Дятлова, А. Лукьянову, В. Марцинкевича, И. Майбурова, Р. Капелюшникова, С. Курганского, Д. Нестерову, И. Ильинского, Е. Полищука, К. Сабирьянову, И. Соболеву, Т. Штерцера, И. Харченко, Е. Цыренову и многих других.

Целью исследования, результаты которого представлены в монографии, является углубление теоретических и расширение эмпирических знаний о процессах формирования и использования человеческого капитала в экономике России, а также выявления его См. например, обзоры литературы данного направления в работах: Гойло В. Современные буржуазные теории воспроизводства рабочей силы. М.: Наука, 1975; Капелюшников Р. Современные западные концепции формирования рабочей силы. М.: Наука, 1981; Курганский С.А. Человеческий капитал: сущность, структура, оценка. Иркутск: ИГЭА, 1999; Полищук Е.А. Человеческий капитал в экономике современной России: проблемы формирования и реализации. Ижевск: Изд-во ИхГТУ, 2005; Добрынин А.И., Дятлов С.А., Цыренова Е.Д. Человеческий капитал в транзитивной экономике. СПб.: Наука, 1999; Нуреев Р.М. Экономика развития: модели становления рыночной экономики: учебник. 2-е изд., переработ. и доп. М.:

Норма, 2008; Берндт Э. Практика эконометрики: классика и современность: учебник / Пер. с англ.; под. ред. С.А. Айвазяна. М.: ЮНИТИ-ДАНА, 2005.

влияния на доходы, занятость и инновационную активность населения, занятого в экономике регионов России.

Сформулированы соответствующие задачи исследования, включающие:

– разработку теоретических представлений о процессах формирования и реализации человеческого капитала в экономике России в последние десятилетия;

– получение на основе анализа эмпирических данных новых знаний о факторах, влияющих на формирование человеческого капитала в процессе образования и его реализацию в хозяйственных процессах;

– выявление закономерностей экономического развития России на основе эмпирического исследования взаимосвязей человеческого капитала с доходами, занятостью и инновационной активностью работающего населения регионов России.

Эмпирическим объектом исследования послужили: студенческая молодежь, получающая образование в высших учебных заведениях России, и работающее население регионов России, а также процессы дифференциации по регионам объемов производства, доходов, потребления, инвестиций, а также инновационные процессы, происходящие в экономике России.

Информационной базой исследования являются статистические данные, содержащиеся в статистических справочниках «Российский статистический ежегодник» и «Регионы России: социальноэкономические показатели» за 1999–2008 гг., а также статистические данные, содержащиеся в статистических ежегодниках Росстата, в Центральной базе статистических данных Росстата, статистической базе ГУ ВШЭ, и других статистических базах данных.

Теория человеческого капитала имеет давние теоретические и методологические корни, но до сих пор является одним из современных и самых актуальных направлений неоклассической теории.

Современная неоклассическая теория человеческого капитала зародилась на основе работ лауреатов Нобелевской премии Г. Беккера, Дж. Минцера, Т. Шульца, в 1950–1960-е годы. О ее рождении объявил в 1960 г. Теодор Шульц. Официальное объявление о рождении новой теории произошло в октябре 1962 г., когда «Journal of Political Economy» выпустил дополнительный номер под названием «Инвестиции в людей»2. С тех пор поток литературы, развивающий данную Блауг М. Методология экономической науки. НП. Вопросы экономики. М., 2004. С. 317.

концепцию, стал стремительно расти. Первый учебник по теории человеческого капитала, написанный Т. Шульцем, вышел в 1963 г3. В 70-е годы появились учебники еще восьми авторов, а также семь антологий классических статей по теории человеческого капитала и смежным с ней вопросам. В 80-е годы были изданы еще три учебника4.

Один из выдающихся современных экономистов, профессор экономики и социологии Чикагского университета Гэри Стэнли Беккер получил в 1992 г. Нобелевскую премию за «распространение сферы микроэкономического анализа на целый ряд аспектов человеческого поведения и взаимодействия, включая нерыночное поведение»5.

Экономический подход к социальным вопросам Г.С. Беккер и его последователи применили в исследовании таких нерыночных форм деятельности, как дискриминация, образование, преступность, брак, планирование семьи, в объяснении иррационального и альтруистического поведения, идеологических процессов и религиозной деятельности.

Значительный вклад, зачастую пионерный, в развитие теории человеческого капитала внесли коллеги Гэри Беккера по Чикагскому университету Теодор Шульц и Джакоб Минцер, также награжденные Нобелевскими премиями.

Сторонники теории человеческого капитала разработали разнообразные эмпирические, количественные методы анализа эффективности вложений в образование, медицинское обслуживание, подготовку на производстве, миграцию, рождение и уход за детьми и их денежной (и не денежной) отдачи для общества и семьи. Главное внимание в этом анализе уделяется производимым способностям человека и дифференциации доходов, вызываемой различными уровнями инвестиций в их производство.

Оппонентами этого направления выступают консервативные психологи и экономисты, приписывающие ведущую роль в дифференциации способностей наследственному, биологическому, фактору. Они считают, что объяснение всей разницы в доходах у лиц с неодинаковым уровнем профессиональной подготовки или получаемым образованием приводит к завышению эффекта обучения.

Schultz T.W. The Economic Value of Education. – New York: Columbia University Press, 1963.

Блауг М. Методология экономической науки. НП. Вопросы экономики. М., 2004. С. 317.

Капелюшников Р.И. Экономический подход Гэри Беккера к человеческому поведению / США: экономика, политика, идеология. 1993. – № 11. С. 17.

Оба указанных объяснения причин дифференциации способностей к труду и, соответственно, доходов населения подверглись критике радикальных экономистов. По их мнению, образование выступает как посредник, преобразующий неравенство в социальном происхождении, в неравенство доходов. Передача от поколения к поколению экономического неравенства в капиталистическом обществе, по их мнению, происходит как посредством передачи связей в деловом мире, так и через усвоение ценностных установок, мотиваций и стереотипов поведения. Поэтому, если на разных уровнях производственной иерархии требуются работники с разными поведенческими характеристиками, и если развитие этих характеристик осуществляется в основном в семье, то социальное происхождение может быть важнейшей причиной воспроизводства экономического неравенства.

В общепринятом понимании, человеческий капитал – это имеющийся у каждого запас знаний, навыков, мотиваций. Инвестициями в него являются такие виды деятельности человека, как: образование, накопление производственного опыта, охрана здоровья, географическая мобильность, поиск информации. Согласно Г. Беккеру, при принятии решений о вложении средств в образование учащиеся и их родители сопоставляют ожидаемую предельную норму отдачи от таких вложений с доходностью альтернативных инвестиций (процентами по банковским вкладам, дивидендами по ценным бумагам и т. д.).

В современной теории в человеческом факторе выделяются три основных элемента: человеческий капитал, природные способности, чистый труд. Все они вместе взятые характеризуют труд в общепринятом смысле, а первые два – человеческий капитал.

C.А. Дятлов дал следующее определение человеческого капитала: «сформированный в результате инвестиций и накопленный человеком определенный запас здоровья, знаний, навыков, способностей, мотиваций, которые целесообразно используются в той или иной сфере общественного воспроизводства, содействуют росту производительности труда и производства, и тем самым влияют на рост доходов (заработков данного человека)»6.

Главное отличие человеческого капитала от вещественного капитала, состоит в том, что он воплощен в человеке и не может отчуждаться, то есть продаваться, или передаваться в дар, или оставляться в наследство по завещанию, как деньги и материальные ценДятлов С.А. Основы теории человеческого капитала. СПб., 1994. С. 83.

ности. Но он может использоваться во внутрисемейном производстве человеческого капитала следующих поколений.

В человеческом капитале принято выделять ряд компонент.

Общепринятого перечня этих компонент пока не составлено. Г. Беккер предлагает выделить в нем капитал образования (знания общие и специальные), капитал здоровья, капитал профессиональной подготовки (квалификация, навыки, производственный опыт), капитал миграции, а также обладание экономически значимой информацией и мотивацией к экономической деятельности7. Л. Туроу включает в человеческий капитал такие черты, как «уважение к политической и социальной стабильности»8. В. Марцинкевич пытается выявить влияние на созидательные способности человека его активности, ответственности, честности, коллективизма, коммуникабельности, то есть параметров, вообще говоря, трудноизмеримых или даже вряд ли поддающихся измерению и, соответственно не поддающихся верификации9. И. Ильинский предлагает выделять в человеческом капитале образование, здоровье и общую культуру10. В любом случае, выделение компонент человеческого капитала до сих пор носит скорее качественный, чем количественный характер, их измерение связано с большими трудностями статистического и методического характера. Измерение как самих факторов, влияющих на накопление каждой компоненты, так и величины или доли ее в общем объеме человеческого капитала проблематично, если только не использовать метод аккумуляции затрат на развитие соответствующих характеристик человека, что не всегда может показывать их экономическую ценность. Кроме того, природные, биологически наследуемые способности человека: такие как запас его здоровья, красота, интеллектуальные (например, математические или музыкальные) способности человека являются своеобразным бесплатным даром его предков.

По мнению радикальных экономистов, неоклассическая теория вернулась к традиции Д. Рикардо и К. Маркса в трактовке рабочей силы как произведенного средства производства. Она отвергла упрощенное предположение классической теории об однородности труда и соЦит. по: Майбуров И.А. Эффективность инвестирования и человеческий капитал в США и России / Мировая экономика и международные отношения. 2004. № 4. С. 4.

Там же.

Марцинкевич В.И., Соболева И.В. Экономика человека. М., 1995. С. 14.

Ильинский И.В. Инвестиции в будущее: образование в инвестиционном воспроизводстве.

СПб., 1996. С. 28.

средоточила внимание на причинах разнокачественности (неоднородности) рабочей силы. Наконец, она ввела в русло экономического анализа основные социальные институты (такие как образование и семья), первоначально относившиеся к чисто культурной сфере11.

До 60-х годов «не было принято рассматривать расходы на здравоохранение и образование как аналоги инвестиций в физический капитал», а спрос на образование экономисты считали разновидностью спроса на потребительские блага12. В области образования основной вывод «исследовательской программы человеческого капитала состоит в том, что спрос на добровольное образование чувствителен к колебаниям прямых и косвенных частных издержек обучения и к колебаниям в разнице доходов, связанной с дополнительными годами обучения»13.

Широко распространенными также стали представления, о том, что человеческий капитал, воплощенный в людях, является продуктивным не только в рыночном смысле, то есть в получении доходов от его применения, но и в производстве и развитии созидательных, креативных способностей самих людей, его носителей, при его использовании в свободное (личное) время, в том числе при производстве услуг в домохозяйствах для внутрисемейного потребления, в воспитании детей, и т. п.

Труды Г. Беккера, Т. Шульца и их последователей произвели переворот в экономике труда. Их исследования позволили перейти от текущих одномоментных показателей к показателям, охватывающим весь жизненный цикл человека, выделению «капитальных» инвестиционных аспектов в поведении агентов на рынке труда, признанию человеческого времени в качестве ключевого экономического ресурса. Теория человеческого капитала позволяет объяснить структуру распределения личных доходов, возрастную динамику заработков, неравенство в оплате мужского и женского труда, причины миграции и многое другое. Благодаря данной теории образовательные инвестиции стали рассматриваться как источник экономического роста, не менее важный, чем обычные инвестиции. Из этой теории очевидно следующее: индивидуальная кривая спроса на вложения в образование, показывающая уровень их отдачи, имеет отрицательный Капелюшников Р.И. Современные западные концепции формирования рабочей силы. М.:

Наука, 1981.

Блауг М. Методология экономической науки. НП. Вопросы экономики. М., 2004. С. 319.

наклон; длительное обучение сопровождается нарастанием физических и интеллектуальных нагрузок; чем больше накоплено человеческого капитала, тем дороже обходится человеку потеря заработков;

поздние инвестиции приносят доход в течение более короткого периода; с увеличением объема вложений повышается степень риска.

Актуальность исследований эффективности производства и использования человеческого капитала в последние десятилетия увеличивается в связи с повышением роли знаний и научно-технического прогресса в современной экономике. Как показывают многочисленные исследования российских и зарубежных экономистов экономический рост обусловлен разнообразными факторами, в первую очередь, темпами накопления физического и человеческого капитала. В современных условиях становления рыночной экономики в России приоритетное, и все возрастающее значение приобретает накопление знаний, навыков, способностей к инновациям и налаживанию коммуникационных процессов, решению все более усложняющихся управленческих задач, то есть такие характеристики людей, которые современные экономисты называют человеческим, социальным и интеллектуальным капиталом. Знания и навыки, которыми обладает работник, и которые приобретены им благодаря общему образованию и профессиональной подготовке, включая умения и навыки, получаемые с опытом работы, составляют определенный запас производительных активов любой фирмы и страны в целом.

Появились математические модели, в которых используется представление, что человеческий капитал является прямым источником потребительских выгод, так как он оказывает влияние на эффективность использования потребительского (свободного) времени человека, времени его досуга.

Обращение экономистов-теоретиков в конце 50-х годов к идее человеческого капитала и интенсивное развитие этого направления в современной экономической теории обусловлено объективными причинами. Оно представляет собой попытку учесть реальные народнохозяйственные сдвиги, порожденные научно-технической революцией и выразившиеся в том, что в современных условиях накопление невещественных элементов богатства (научных достижений, роста уровня образования населения и т. д.) приобрело первостепенное значение для всего хода общественного воспроизводства.

Монография структурирована следующим образом:

В первой главе обосновывается актуальность исследования и дается описание основных теоретико-методологических положений современной концепции человеческого капитала, а также истории возникновения, развития и использования экономистами теоретиками основных ее положений, анализируется генезис подходов в экономической оценке человека в контексте тех или иных направлений их практического использования на протяжении XIX и XX веков.

Во второй главе проводится анализ факторов, влияющих на объем частных инвестиций в образование, на примере анализа динамики численности студентов и их приема в высшие учебные заведения в регионах России. Представлена концептуальная схема анализа затрат и выгод, связанных с инвестициями в человеческий капитал на протяжении жизненного цикла человека, а также некоторые возможности их практического использования в управлении человеческим капиталом организаций.

В третьей главе представлены некоторые методы эмпирического анализа влияния человеческого капитала и других факторов производства на доходы населения регионов России с использованием расширенной производственной функции Кобба-Дугласа, проводится расчет соответствующих регрессионных уравнений на основе российских статистических данных и анализ их результатов.

В четвертой главе приведены методы макроэкономической оценки частных и социальных норм отдачи образования в регионах России, проведен их расчет на основе российских статистических данных за период 1999–2008 гг. Проведена классификация экстерналий и на этой основе дана оценка некоторых видов экстернальных эффектов человеческого капитала в экономике российских регионов за данный период.

В пятой главе анализируются отдельные положения «новой теории роста», которые апробированы на материалах российской статистики на примере диффузии информационно-компьютерных технологий и патентной активности в российских регионах. Даются также некоторые эмпирические оценки влияния человеческого капитала на объемы иностранных инвестиций в регионах России, на налоговые доходы субъектов РФ, а также факторов экономического роста в российских регионах.

В заключении формулируются основные результаты проведенного исследования, даются выводы и рекомендации.

ГЛАВА 1. ГЕНЕЗИС ОСНОВНЫХ ПОЛОЖЕНИЙ

КОНЦЕПЦИИ ЧЕЛОВЕЧЕСКОГО КАПИТАЛА

«Человеческий капитал» – как определяют его большинство западных экономистов – состоит из приобретенных знаний, навыков, мотиваций и энергии, которыми наделены человеческие существа и которые могут использоваться в течение определенного периода времени в целях производства товаров и услуг»14.

«Он есть форма капитала, потому что является источником будущих заработков, или будущих удовлетворений, или того и другого вместе. Он человеческий, потому что является составной частью человека»15.

Исторические корни данной теории могут быть найдены в работах Адама Смита и Уильяма Петти, Карла Маркса и Джона Стюарта Милля, Генри Сиджвика и Альфреда Маршалла, Генриха Рошера и Уильяма Фарра, Эрнста Энгеля и Теодора Витстейна и многих других крупных экономистов прошлого. Джон Стюарт Милль писал:

«Самого человека... я не рассматриваю как богатство. Но его приобретенные способности, которые существуют лишь как средство и порождены трудом, с полным основанием, я считаю, попадают в эту категорию16. И далее: «Мастерство, энергия и настойчивость рабочих страны в такой же мере считаются ее богатством, как и их инструменты и машины»17.

Как отмечает Марк Блауг: «концепция человеческого капитала, или «твердое ядро» исследовательской программы человеческого капитала, заключается в идее, что люди тратят на себя ресурсы различным образом – не только для удовлетворения текущих потребностей, но и ради будущих денежных и не денежных доходов. Они могут инвестировать в свое здоровье; могут добровольно приобретать дополнительное образование; могут тратить время на поиск работы с максимально возможной оплатой вместо того, чтобы соглашаться на первое же попавшееся предложение; могут покупать информацию о вакансиях; могут Цит. по: Капелюшников Р. Современные западные концепции формирования рабочей силы. М.: Наука, 1981. С. 16.

Милль Дж. С. Основы политической экономии. Т. 1. М.: Прогресс, 1980. С. 139.

мигрировать, чтобы воспользоваться лучшими возможностями для занятости; наконец, они могут выбирать низкооплачиваемую работу с более широкими возможностями для обучения вместо высокооплачиваемой работы без каких либо перспектив развития»18.

Полученное образование делает человека не только более эффективным работником, но и более эффективным учеником. Кроме того, чем более одарен человек, тем меньше затрачивает он усилий на приобретение новых знаний, т. е. тем меньшие издержки он несет и тем выше расположена кривая его спроса на услуги образования.

Структурно-функциональный анализ процесса воспроизводства рабочей силы в рамках концепции человеческого капитала предполагает следующие составные части:

1. Народное хозяйство, включающее в себя:

а) материальное производство;

б) нематериальное производство (производство рабочей силы):

2. Семья, выполняющая функции:

а) демографическую;

б) производства рабочей силы (РС);

в) предложения рабочей силы на рынке труда и распределения доходов по возрастным группам членов семьи;

г) воспитания (социализации) подрастающих членов семьи.

Подсистема «семья», в свою очередь, включает в себя следующие элементы:

а) имущество семьи (объекты собственности) вещественное и невещественное, воплощенное в людях и невоплощенное в них;

б) собственную цель существования (максимизация благосостояния, потребления, доходов, удовлетворения и т. п.);

в) производственную функцию (производство человеческого капитала);

г) демографическую функцию, т. е. взаимосвязь демографического поведения и экономических характеристик.

В активы (имущество) семьи входят следующие компоненты.

Экономический (воспроизводственный) потенциал семьи, включающий вещественные (финансовые) компоненты и компонент человеческого капитала, а также, возможно, демографический и духовный потенциал. Это показатели типа «запас», который можно использовать в ходе материального и нематериального производства. Оценки Блауг М. Методология экономической науки. Вопросы экономики. М., 2004. С. 318.

этих показателей могут даваться как в натуральных, так и в стоимостных единицах измерения, причем последние определяются рыночной конъюнктурой.

В отличие от собственности в форме вещественных или финансовых активов, которая может передаваться по наследству, индивидуальный человеческий капитал в наследство по завещанию передаваться не может, но участвует во внутрисемейном производстве человеческого капитала следующих поколений. Поэтому общая собственность семьи может рассматриваться как сумма стоимостей вещественных компонентов богатства (семейных и индивидуальных финансовых и вещественных активов) и человеческих капиталов членов семьи.

1.2. Методологические предпосылки формирования Современная неоклассическая экономическая теория последовательно развивает и распространяет на новые сферы человеческой деятельности принципы рациональности поведения человека. Модель человека экономического (homo economicus) впервые, повидимому, стали использовать представители английской классической политической экономии (А. Смит, Д. Рикардо и другие). Ее основные идеи сформировались в работах Иеремии Бентама и других представителей школы утилитаризма. Человек, в работах ученых этого направления, предстает неким арифмометром, непрерывно исчисляющим выгоды и затраты, полезность и неудобства от каждого своего действия и выбирающим такой способ деятельности, который сулит ему наибольшую разницу между выгодами и затратами.

Впоследствии этот тезис развивали представители маржиналистской и гедонистской школ. По их мнению, «всякий человек ищет удовольствия и избегает неприятности и при всяких обстоятельствах стремится получить максимум одного при минимуме другого»19.

Ш. Жид и Ш. Рист считают, что школа гедонистов делает такой же вывод, что и классическая школа, а именно, что «абсолютная конкуренция реализует максимум удовлетворения для каждого частного лица», и в этом пункте продолжает великую классическую традицию20.

Джевонс С. Теория политической экономии. Цит. по: Жид Ш., Рист Ш. История экономических учений. М.: Экономика, 1995. С. 398.

Там же. С. 399.

Один из важнейших разделов микроэкономики – теория поведения потребителя – базируется на гипотезе рациональности потребителя (consumers rationality). Предполагается, что существует шкала предпочтений потребителя, который стремится получить на свои деньги максимум удовлетворения, которое можно назвать полезностью, в этом случае гипотезу о рациональности потребителя можно сформулировать следующим образом: потребитель стремится максимизировать полезность при данном ограниченном доходе.

Одно из современных направлений развития неоклассической школы – чикагское – основываясь на гипотезе принципиальной рациональности человеческого поведения, применила этот подход в анализе новых, зачастую неожиданных, сфер человеческой жизни и деятельности. Один из ее выдающихся представителей, лауреат нобелевской премии Гэри Беккер «широко раздвинул рамки неоклассической теории, которая была осознана им как универсальный язык описания человеческого поведения, где бы и кем бы оно не осуществлялось»21.

Исследовательскую программу человеческого капитала в том виде, как она была сформулирована Т. Шульцем, Г. Беккером и Дж. Минцером, характеризует «методологический индивидуализм, то есть представление о том, что любые социальные явления могут быть сведены к их основаниям в области индивидуального поведения»22.

Плодотворность своего подхода Г. Беккер продемонстрировал на таких «внерыночных» формах деятельности человека, как дискриминация, образование, преступность, брак, планирование семьи, а также при объяснении иррационального и альтруистического поведения людей, идеологических процессов, религиозной деятельности и даже сексуальной активности23.

Работы Г. Беккера и многих других экономистов «чикагской школы» посвящены изучению семьи и инвестиций в человеческий капитал. Как пишет сам Беккер: «До 50-х годов современные экономисты игнорировали проблематику семьи. Позднее к экономическому анализу прибегали обычно для объяснения того, кто на ком женится или выходит замуж и почему люди разводятся (если это вообще происходит); количества детей в семье и инвестиций в человеческий капитал каждого ребенка; степени и продолжительности учаКапелюшников Р.И. Экономический подход Гэри Беккера к человеческому поведению // США: экономика, политика, идеология. 1993. № 11. С. 18.

Блауг М. Методология экономической науки. М., Вопросы экономики, 2004. С. 321.

Там же. С. 18.

стия замужних женщин в производительном труде; причин, по которым пожилые родители полагаются на поддержку своих детей и множества других решений на уровне семьи»24.

В самый первый период разработки теории человеческого капитала, то есть в 60-е годы, такой подход был оправдан, помимо чисто методологических принципов, еще и практическими условиями и соображениями. Дело в том, что в США, где зародилась эта теория, в тот период абсолютно преобладали платное образование и медицина, так как правительственное финансирование образования и медицины было незначительным, поэтому решения об инвестициях в образование и покупке медицинских услуг принимались на индивидуальном уровне. В эти годы в социалистических странах, а также в большинстве стран Европы и третьего мира образование и здравоохранение, полностью или в основном финансировалось из государственного бюджета. Только позднее в США государственное финансирование образования и здравоохранения многократно увеличилось. Поэтому ясно, почему Т. Шульц, Г. Беккер и Дж. Минцер рассматривали инвестиции в образование и здравоохранение как индивидуальный выбор людей, действующих исключительно в собственных интересах и является принципиальным пунктом в развитии теории человеческого капитала. Утверждалось, что приобретение дополнительного образования приносит в будущем не только дополнительный доход индивиду, но дает также внерыночные выгоды, личные и социальные, такие, как увеличение продолжительности и удовольствия от жизни, повышает качество брака и детей, аллокационную эффективность производства и потребления, ускоряет технический прогресс, увеличивает норму сбережений, влияет на уровень и природу преступности. То есть возникают как прямые, так и косвенные, частные и социальные выгоды, внешние эффекты (экстерналии) и синергические эффекты.

Но поскольку в современном мире в большинстве стран мира здравоохранение, образование, наука и информационные услуги, профессиональная подготовка и переподготовка, полностью или частично, осуществляются за счет государственного финансирования, то и соответствующие решения принимаются соответственно уже не на индивидуальном уровне, поэтому возникают сомнения в практической применимости принципа методологического индивидуализма.

Беккер Г. Экономика семьи и макроповедение // США: экономика, политика, идеология.

1994. № 2. С. 99.

Спорность тезиса об индивидуальном выборе объемов и направлений инвестиций в человеческий капитал осознают и сторонники ортодоксального направления данной концепции. Возникает правомерный вопрос: «Способна ли исследовательская программа человеческого капитала давать новые нормативные оценки государственного регулирования?». Как отмечает М. Блауг: «применительно к образованию исследовательская программа человеческого капитала в любом случае дала новый критерий оценки общественных инвестиций: ресурсы должны распределяться между предоставлением дополнительных лет и уровней образования так, чтобы уравнять предельную «общественную» норму отдачи от инвестиций в образование, и… этот выровненный доход на инвестиции в образование не должен падать ниже дохода на альтернативные частные инвестиции»25.

Как известно, потенциальные выгоды от инвестиций в человеческий капитал данного человека возникают на протяжении всей его жизни, их могут получать как члены семьи, так и государство – в виде налогов, предприниматели – в виде прибыли, возникают многообразные внешние эффекты, как в денежной, так и не денежной форме. Как следствие, их оценки разными авторами могут сильно различаться26.

Очевидно поэтому, что наблюдаемые общественные нормы отдачи от инвестиций в образование, дополняются качественными оценками внешних эффектов и порождают самые разные выводы об оптимальной образовательной стратегии27. Следовательно, вполне естественно возникает вопрос в духе позитивной экономической теории: «действительно ли правительства осуществляют аллокацию ресурсов в системе образования так, чтобы уравнять общественный доход от всех уровней и типов образования»28.

Учитывая большую неопределенность будущего развития, неточность долгосрочных экономических прогнозов и несовершенство современной экономической статистики, вряд ли кто возьмется гарантировать точность подобных расчетов. Даже для прошлых периодов, постфактум, точность таких расчетов сомнительна, тем менее надежны такие расчеты для будущих периодов, на которых и может, собственно, базироваться государственная политика в сфере образования. Известны успехи политики Советского Союза в сфере образования, но планироБлауг М. Методология экономической науки. НП. Вопросы экономики. М., 2004. С. 322.

вание объемов, структуры и видов расходов на образование в советский период базировалось на принципах, резко отличающихся от методологии теории человеческого капитала. Гигантские вложения советского правительства в образование в годы первых пятилеток диктовались необходимостью подготовки квалифицированных кадров специалистов для быстро растущей промышленности СССР.

Как отмечает Марк Блауг, «затруднительно проверить какое-либо позитивное предсказание о спросе на добровольное образование без того, чтобы сформулировать некое представление о нормах, которые лежат в основе государственной образовательной политики»29.

Экономический анализ затрат и результатов накопления человеческого капитала может существенно различаться в зависимости от принятых предпосылок, упрощающих реальные процессы, и уровня анализа; микроэкономического (на уровне отдельного человека или семьи) и макроэкономического – на уровне народного хозяйства и населения страны в целом. На микроэкономическом уровне, или уровне отдельной семьи и индивида можно использовать стандартный набор инструментов микроэкономического анализа – целевую функцию (мгновенную или долгосрочную функцию полезности индивида или семьи), максимизируемую при бюджетном ограничении, оптимизацией набора потребительских благ и досуга. В моделях, развитых Йорамом Бен-Поретом и Джеймсом Хекманом такая максимизация производится при предположении о полном предвидении индивидом ставок заработной платы и цен на протяжении всего своего жизненного цикла и отсутствии смертности (полном предвидении продолжительности жизни). Подразумевается также стабильность предпочтений на протяжении жизни человека, неизменность производственной функции, совершенная конкуренция и другие неявные предпосылки микроэкономического анализа (полнота информации, мгновенность и абсолютная точность принимаемых индивидом решений и тому подобное).

Но даже такое существенное абстрагирование от реальности хозяйственной жизни приводит не только к упрощению моделей и их анализа, дающего, тем не менее, выводы, подтверждаемые реальными статистическими данными, но и к результатам, противоречащим исходным предпосылкам. Например, рождаемость в семьях должна снижаться со снижением душевного дохода, если исходить из принципа Блауг М. Методология экономической науки. НП. Вопросы экономики. М., 2004. С. 323.

максимизирующего поведения индивида, а в семьях с высоким уровнем дохода, исходя из этого принципа, не должно быть накоплений, передаваемых детям по наследству. Поскольку существует и передача имущества по наследству и высокая рождаемость в бедных семьях, то приходиться изменять исходные положения моделей: эгоизм в семье меняется на альтруизм, принцип максимизации удовлетворения взрослых членов семьи распространяется и на потребление детей и на удовлетворение от передачи имущества детям в наследство.

Расширяющаяся сфера приложений теории человеческого капитала, которая распространяется, например, на исчисление национального богатства, анализ миграционных процессов, оценку эффективности лекарств и методик лечения заболеваний, на страхование жизни, оценки эффективности образования, оценки рыночной ценности организаций и фирм, эффективность производства и потребления благ, эффективность затрат на борьбу с преступностью и т. д., ставит перед экономистами новые задачи и требует новых методов и подходов к оценке человеческого капитала, детального анализа процесса его производства и накопления.

В процессе решения этих новых проблем возникают трудности как чисто информационного характера, например, в виде отсутствия (или недостаточности) официальной статистической информации (например, о повозрастной динамике доходов и душевного потребления разных профессиональных групп работников), так и концептуального и методологического характера. Например, необходимо учитывать роль повозрастной смертности и ее влияние на инвестиции в человеческий капитал в разных профессиональных группах, степень влияния рыночных стимулов на привлекательность тех или иных профессий и эффективность затрат на приобретение соответствующего образования. Представляется также важным учет соотношения средней заработной платы и прожиточного минимума на уровень рождаемости (а также уровней открытой и скрытой безработицы, длительности получения образования), численность семей, число заключаемых браков и разводов.

Необходимо также исследовать влияние рациональных ожиданий о предстоящей динамике реальных и номинальных доходов и их дифференциации между профессиональными группами на динамику браков и разводов, рождаемости и смертности, спрос на платные услуги образования и другие показатели.

В макроэкономическом анализе динамики и факторов накопления человеческого капитала необходимо учитывать как количественные, так и качественные характеристики населения (рождаемости и смертности, повозрастного потребления и производительности труда, повозрастной динамики доходов и т. п.), стимулы для получения образования, накопления знаний, навыков и производственного опыта. Эти экономические стимулы, как представляется, определяются разницей между величиной дополнительных доходов за время предстоящей трудовой деятельности, обусловленных получением данного образования и опыта, и затрат на их приобретение, соизмеренных во времени.

Серьезной проблемой такого анализа является длительная перспектива и неопределенность размеров будущих доходов, связанных с полученным образованием. По этой причине, а также их вариативности во времени и трудности их прогнозирования даже для больших профессиональных групп населения, велико значение общественных норм, например социального статуса той или иной профессии, как стимула для выбора того или иного профессионального образования.

Количественные экономические критерии выбора того или иного образования для молодых людей имеют ограниченную практическую применимость еще и потому, что доступная для их расчета информация берется из прошлого опыта, а не из прогнозов будущего развития рынка труда. Кроме отсутствия достоверных прогнозов состояния рынка труда в России, поскольку он еще не сформировался, также существует еще значительная дифференциация оплаты труда, как по регионам, так и внутри одной профессиональной группы, что затрудняет оценки выгод от получения образования.

По вышеуказанным причинам оценка величины человеческого капитала, как отдельных когорт профессиональных групп, так и населения в целом представляет значительные методологические и практические трудности.

Наиболее признанным методом оценки человеческого капитала является метод настоящей ценности потока будущих доходов.

где Vt0 – настоящая ценность потока будущих доходов человека в Dt – доходы человека в возрасте t;

Pt0t – вероятность дожития человека от возраста t0 до возраста t;

i – ставка банковского процента;

T – максимальная продолжительность жизни человека данной профессии.

В описанной выше формуле используется показатель валового дохода, но более точной оценкой человеческого капитала с точки зрения его ценности для семьи и общества была бы оценка настоящей ценности потока его чистого дохода, т. е. дохода за вычетом затрат на его личное потребление где 3t – затраты на личное потребление человека в возрасте t;

Wt0 – настоящая ценность потока будущих чистых доходов человека.

Но оценка настоящей ценности потока будущих доходов человека в возрасте t0, хотя и дает полезную для ряда целей информацию (например, для оценки потерь семьи и общества в целом в результате преждевременной смерти человека), имеет ряд недостатков. Оставив вне рассмотрения чисто технические (или счетные) проблемы, рассмотрим некоторые методологические вопросы и, по возможности, их практическую значимость. Во-первых, необходимо привести в сопоставимый вид оценки величин и эффективности человеческого и физического капиталов. С методологической точки зрения они должны быть симметричными, то есть давать представление о накопленном запасе как человеческого, так и физического (вещественного) капиталов.

Во-вторых, они должны быть аддитивными, то есть суммироваться при расчете национального богатства страны. Кроме того, хотелось бы, чтобы оценки человеческого капитала давали бы представление о его эффективности, т. е. о его вкладе в экономический рост и накопление национального богатства.

В-третьих, метод их расчета должен позволять производить анализ влияния различных факторов на величину человеческого капитала и его эффективность. Такими факторами является в первую очередь, по-видимому, уровень и объем затрат на образование, повозрастная рождаемость и смертность населения, повозрастные уровни личного потребления и доходов населения, динамика личных доходов и потребления во времени.

В-четвертых, хотелось бы разделить эффект роста личного потребления данных возрастных когорт и вклад данного поколения в накопление человеческого капитала следующих поколений.

Решение первой задачи требует введение в анализ воспроизводства человеческого капитала понятия, аналогичного амортизации физического капитала. Как известно, физический и моральный износ основного (физического или вещественного) капитала в денежном выражении реализуется в амортизационных отчислениях, которые накапливаются за время службы основного капитала и к моменту его выбытия служат источником его возмещения.

Для человеческого капитала «амортизация» означает возврат инвестиций в человеческий капитал одного поколения и их вложения в человеческий капитал следующего поколения в том же объеме, или, иными словами, обеспечение простого воспроизводства рабочей силы.

То есть из валового дохода человека следует вычитать не только расходы на его текущее потребление, но и суммы, необходимые для возмещения расходов на его текущее потребление, образование и развитие от момента рождения и до начала трудовой деятельности (для наемных работников – регулярного функционирования на рынке труда).

1.3. Исторический обзор литературы с анализом подходов к созданию концепции человеческого капитала А. Смит писал, что «увеличение производительности полезного труда зависит, прежде всего, от повышения ловкости и умения рабочего, а затем от улучшения машин и инструментов, с помощью которых он работал»30.

Он считал, что основной капитал состоит из машин и иных орудий труда, построек, земли и «приобретенных и полезных способностей всех жителей и членов общества». Он отмечал, что «приобретение таких способностей, считая также содержание их обладателя в течение его воспитания, обучения или ученичества, всегда требует действительных издержек, которые представляют собой основной капитал, как бы реализующийся в его личности. Эти способности, являясь частью состояния того лица, вместе с тем становятся частью Смит А. Исследование о природе и причинах богатства народов. М.: Соцэкгиз, 1956.

С. 490.

богатства общества, к которому это лицо принадлежит. Большую ловкость или умение рабочего можно рассматривать с той же точки зрения, как и машины и орудия производства, которые сокращают или облегчают труд и которые, хотя и требуют известных расходов, но возвращают эти расходы вместе с прибылью»31.

Сторонники теории человеческого капитала разработали количественные методы анализа эффективности вложений в образование, медицинское обслуживание, подготовку на производстве, миграцию, рождение и уход за детьми, и их денежной отдачи для общества и семьи. Главное внимание в этом анализе уделяется производимым способностям человека и дифференциации доходов, вызываемой различными уровнями инвестиций в их производство.

Среди имен западных экономистов, которые рассматривали людей или их мастерство как капитал, есть такие хорошо известные в истории западной экономической мысли авторы, как Уильям Петти, Адам Смит, Жан-Батист Сэй, Нассау Сениор, Фридрих Лист, Иоганн фон Тюнен, Вальтер Багехот, Эрнст Энгель, Генри Сиджвик, Леон Вальрас и Ирвинг Фишер. В основном ими использовались два метода стоимостных оценок человеческих существ: стоимость производства и процедура капитализации заработка. Первая процедура заключается в оценивании реальных затрат (обычно чистого расхода средств существования (net of maintenance)) на «производство» человека; вторая заключается в оценивании настоящей (приведенной к настоящему моменту) ценности потока будущих доходов индивидуума (чистого или валового дохода).

Уильям Петти оценивал величину запаса человеческого капитала с помощью процедуры капитализации заработка как пожизненной ренты, с рыночной ставкой процента; величину заработка он определял путем вывода личного дохода из национального дохода.

Уильям Фарр усовершенствовал методику У. Петти для оценивания человеческого капитала. Его метод заключался в исчислении сегодняшней стоимости будущих чистых заработков индивидуума (будущие заработки минус личные затраты на жизнь), причем У. Фарр брал поправки, учитывающие возможность смерти, в соответствии с коэффициентами смертности.

Смит А. Исследование о природе и причинах богатства народов. М.: Соцэкгиз, 1956.

Эрнст Энгель предпочитал метод цен производства для оценивания денежной ценности человеческих существ. Он считал, что выращивание детей стоило затрат их родителям, эти затраты могут быть оценены и взяты как мера денежной стоимости детей для общества.

Как бы то ни было, не прослеживается простого и непосредственного соотношения между затратами на производство и соответствующей экономической ценностью вещей и людей. Все это особенно верно для человеческих существ, стоимость производства которых не предусмотрена непосредственно с точки зрения экономической цели.

Немного пользы и в методе цены производства для оценивания человеческих существ как таковых, тем не менее, модифицированный подход Э. Энгеля полезен в оценивании компонентов человеческого капитала, таких как капитализированные услуги здравоохранения или образования.

Дж. Р. Маккуллох ясно определил человеческие существа как капитал: «Вместо того, чтобы понимать капитал как часть продукции промышленности, несвойственной человеку, который мог бы быть сделан применимым для его поддержки и способствовать производству, кажется, не существует каких-либо обоснованных причин, по которым сам человек не мог бы им считаться, и очень много причин, по которым он может быть рассмотрен как формируемая часть национального богатства»32. Кроме того, он отмечает существование тесной аналогии между общепринятым и человеческим капиталом, считая, что инвестиции в человеческие существа должны иметь темп оборота, согласующийся с темпом оборота других инвестиций, плюс нормальный темп оборота, определенный рыночной процентной ставкой в течение возможной жизни индивидуума33.

Н. Сениор предполагал, что человеческие существа могут успешно трактоваться как капитал. В большинстве своих рассуждений на эту тему он брал в этом качестве мастерство и приобретенные способности человека, но не самого человека34. При случае, тем не менее, он трактовал сами человеческие существа как капитал с затраMcCullox J.R. The Principles of Political Economy // Alex Murrey & Son. 1870. P. 57, 67.

Там же. P. 66.

Senior, Nassay William. An Outline of the Science of Political Economy. New York: Farrar & Rincart, 1939. P. 68–69, 204–226.

тами на содержание, вкладываемыми в человека с ожиданием получения выгоды в будущем35.

Он утверждал, что существует очень маленькая разница между рассуждениями о ценности раба и ценности свободного человека.

Принципиальная разница заключается в том, что свободный человек продает самого себя на определенный период времени и только в определенном отношении, в то время как раб продается на всю его жизнь.

Г.Д. Маклеод рассматривал производящего человека как фиксированный капитал. С его точки зрения, если этот человек не является продуктивным, то не подвержен экономическому анализу36. Это мнение резко противоречит мнению Л. Вальраса, который включал все человеческие существа в капитал. А ценность или цена этих человеческих существ, говорил Л. Вальрас, определяется подобно другим капитальным товарам37.

Кроме того, Л. Вальрас был лишен внутреннего нежелания, подобно некоторым другим экономистам, рассматривать человеческие существа как капитал. Он пытался доказать, что чистой теории «присуще полное абстрагирование от рассмотрения справедливости и практической целесообразности» и призывал «рассматривать человеческие существа исключительно с точки зрения меновой стоимости»38.

И.Г. фон Тюнен также отмечал нежелание отдельных исследователей оценивать человеческие существа в деньгах. Но из этого нежелания, говорил он, «проистекает недостаток ясности и путаность понятий в одной из наиболее важных областей политической экономии». «Более того, может оказаться, что свобода и достоинство людей могли бы быть успешно обеспечены, если бы они были субъектами законов о капитале»39.

И. фон Тюнен полагал, что многие социальные институты можно отменить, если затраты, которые увеличивают производительность труда, рассматривать в аналитической схеме человеческого капитала.

Там же. P. 10.

Macleod, Henry D. The Elements of Economics. New York: D. Appleton & Co., 1881. Vol. 2.

P.134, 205–206, 213.

Walras, Leon. Elements of Pure Economics // Translated by William Jaffe. Homewood, Ill:

Rickard D. Irwin, 1954. P. 40, 214–216, 271.

Там же. P. 216.

Thunen, Iohann Heinrich von. Der isolierte Stadt // Translated by Bert F. Hoselitz. Chicago: Corporative Education Center, Univ. Of Chicago; originally publicized 1875. Vol. 11. Pt. 11. P. 5.

Кроме того, капитализированная ценность этих расходов, должна рассматриваться как часть агрегированного запаса капитала40.

Интересно отметить, как в этом случае, так и в ряде других, наличие этой идеи присуще сентиментализму, хотя многие современные авторы отрицают присутствие понятия человеческого капитала в главном потоке экономического мышления этого направления.

А. Маршалл допускал, что оценки капитализированной стоимости человека могут быть полезными и рассматривал их в явном виде по методу капитализации чистого заработка (потребление вычиталось из заработка до капитализации), тем не менее, он отбросил понятие человеческого капитала как «нереалистическое», поскольку человеческие существа не продаются на рынке41.

Человеческие существа включались И. Фишером в определение капитала, который, как он утверждал, является «полезным предназначенным материальным объектом», и, следовательно, поскольку человеческие существа обладают этой характеристикой, последовательность в рассуждениях требует их включения в понятие капитала42. Более того, мастерство индивидуума не является капиталомдобавкой к самому индивидууму. Существует, говорил И. Фишер, обученный индивидуум, который должен быть включен в понятие капитала43.

Все это поднимает интересный вопрос: является ли одним и тем же стоимость мастерства и полезных способностей человека и стоимость самого индивидуума?

Э. Денисон предполагает, что говорить о технологическом прогрессе, воплощенном в физическом капитале, значит просто ссылаться на изменения в качестве основных фондов (капитальных товаров)44. Такая аналогия может быть применена и к человеческим существам. Мастерство и приобретенные способности воплощены в человеческих существах и, предположительно, увеличивают их полезные свойства как производительных единиц. Следовательно, мастерство и способности неотделимы от индивидов. И сомнительно, Там же. P. 1–10.

Marshall, Alfred. Principles of Economics. New York: Macmillan Co., 1959. P. 469–470, 705–706.

Fisher Irving. Senses of Capital, Econ. J., VII (June, 1897) – P. 201–202; он же, The Nature of Capital and Income. London: Macmillan & Co., 1927 P. 5, 51–52, 68; он же, The Theory of Interest. New York: Augustus M. Kelley, 1965. P. 12–13.

Denison, Edward F. The Unimportance of the Embodied Question, A.E.R., LIV (March, 1964).

P. 91.

можно ли говорить о них отдельно от человека как о капитале; существует, если принята эта точка зрения, обученный индивидуум, который и является капиталом.

Предполагается, тем не менее, что ответ на этот вопрос дается в зависимости от определения экономической ценности.

Если ценность определяется как «чистая прибыль» для общества, где превышение валового выпуска над валовым потреблением дает чистую прибыль, сумма мастерства или полезных способностей будет увеличивать прибыль, в то время как добавление к ним индивидуума увеличивает не только выпуск, но и потребление. Ценность мастерства и полезных способностей и ценность индивидуума, если то и другое измерено величиной чистой добавленной прибыли, может быть различной45.

Так или иначе, берутся ли только мастерство и приобретенные способности или их владелец, для определения человеческого капитала является относительно неважным. Однако в некоторых случаях различие между мастерством и приобретенными способностями, с одной стороны, и человеком – с другой, важно, например, для целей налогообложения, что отмечает Б.Ф. Кикер46.

Человеческий капитал, по С.С. Хюбнеру, может иметь такое же научное толкование, какое имеет обычный капитал. Его операциональное определение может быть получено, «капитализацией стоимости человеческой жизни с помощью облигаций, придавая им пожизненную ренту (для данной рабочей силы) и обращаемость (как источнику кредита), рассматривая их по принципу обеспечения и используя метод амортизационных фондов для обеспечения реализации рассматриваемого объекта, если только человек имеет перспективу будущей деловой активности, а его семья – обязательства перекрыть существующий риск неопределенности длительности человеческой жизни»47.

В теории общего равновесия, с постулированными краткосрочными договорами, предприниматели не заинтересованы в инвестициях в рабочую силу, то есть в человеческий капитал. Но в последнее Dublin, Louis J., and Lotka, Alfred. The Money Value of Man. New York: Roland Press Co., 1930. P. 4.

Kiker B.F. The Historical Roots of the Concept of Human Capital. In: Human Capital Formation and Manpower Development. Edited by Ronald Wykstra. The Free Press, New York, CollierMacmillan Limited, London, 1971. P. 11.

Huebner S.S. The Human Value in Business Compared with the Property Value, Proc. Thirtyfifth Ann. Convention Nat. Assoc. Life Underwriters (July, 1914). P. 18–19.

время факторы долгосрочного роста широко признаются в качестве доминирующих факторов в регулировании деловой активности. Как отмечают некоторые западные экономисты, предприниматели все лучше осведомлены о важности инвестиций, которые становятся «интегрированной частью человека», и это осознание приводит к освобождению роста инвестиций в человеческие существа48.

Следовательно, симметричное рассмотрение приобретенных способностей человека и обычного капитала было привычной практикой для многих экономистов уже в XIX веке.

Э. Вудс и К. Метцгер показали, что симметричность в рассмотрении как человеческого, так и обычного капитала достигается только при условии использования категорий «обесценения», «сохранения» и «выбытия». Затраты на сохранение учитываются, когда затраты на потребление вычитаются из заработка, а обесценение с выбытием учитываются способом, которым оценивается средний заработок: «этот фактор (обесценение и выбытие) вводится в рассмотрение подсчетом средней ежегодной зарплаты рабочих, которая включает низкую заработную плату старых рабочих наряду с высокой зарплатой более эффективных производителей. Первые естественно получают меньшие оклады и заработную плату, чем здоровые и производительные рабочие в первую половину своей жизни, но заработки последних разбавляются в «среднем» более низкими заработками первой группы и тех очень молодых рабочих, которые еще не имеют квалификаций»49.

В результате исследователи делают вывод о том, что денежная ценность населения является наибольшим активом страны, и что «общественно-заинтересованные в национальном благосостоянии граждане и студенты активно поддерживают прогресс, способствующий сохранению человеческой жизни и наслаждению имеющимся здоровьем, с тем, чтобы жизнь производительных индивидов была продлена и, следовательно, прибавлена к благосостоянию общества»50.

Этому заключению противоречит мнение некоторых современных экономистов, которые утверждают, что дальнейшее возрастание затрат на здравоохранение в развитых странах «будет производить Becker, Gary S. Investment in Human Capital: A Theoretical Analysis, J.P.E., LXX, Suppl. (October, 1962). P. 9–49.

Woods, Edward A., and Metzger, Clarens B. Americas Human Wealth: Money Value of Human Life. New York: F.S. Crofts & Co., 1927. P. 122.

здоровье, но не благосостояние, и, следовательно, в экономическом смысле, будет не вполне продуктивным»51.

Некоторые авторы использовали оценки капитальной стоимости человека при оценке потерь в первой мировой войне52. Человек – это капитал, – говорил Ив Гийот, – и общество должно быть заинтересовано в уменьшении смертей не только по гуманитарным, но и по экономическим причинам»53. Эрнст Богарт утверждал, что оценка денежной стоимости человеческих жизней, потерянных в войне, является «методом сомнительной статистической уместности». Тем не менее, он считал, что только денежная оценка этих потерянных в войне жизней может помочь осознать их громадную экономическую важность54.

Г. Боаг рассматривал вопрос о том: «корректно ли включать в оценки уменьшения капитала, как стоимости войны, потери человеческих жизней?»55. Он сделал вывод, что это правильно, так как имеется тесная аналогия между «материальным и человеческим» капиталами56. Более того, Г. Боаг сформулировал несколько важных вопросов, относящихся к оцениванию человеческого капитала: первый:

метод оценки должен зависеть от целей, для которых оценки будут использоваться; второй, должна соблюдаться осторожность в проведении расчетов по статьям, как для человеческого, так и для обычного капитала; третий – должно быть принято во внимание взаимовлияние стоимостей обычного и человеческого капитала 57.

Г. Боаг также отмечал, что метод капитализации заработков в оценивании человеческого капитала является более предпочтительным, поскольку с его помощью оценивается стоимость материальных вещей, в то время как метод стоимости производства может включать затраты на индивидуума в отрыве от их влияния на увеличение его способности зарабатывать. «Валовой» метод; с его точки зрения, Lees, D.S. An Economist Considers Other Alternatives, Financing Medical Care ed. Hemut Shoeck. Caldwell, Idaho: Caxton Priners Ltd, 1962.

Guyot, Ives M. The Waste of War and the Trade of Tomorrow, Nineteenth Century and After, LXXVI (December, 1914). P. 1193-1206. Crammond, Edgar. The Cost of War, J.Royal Statis.

Soc., LXXVIII (May, 1915). P. 361-99. Bogart, Ernest L. Direct and Indirect Costs of the Great World War. New York: Oxford Univ. Press, 1919.

Там же. P. 1193–98.

Bogart, Ernest L. Direct and Indirect Costs of the Great World War. New York: Oxford Univ.

Press, 1919. P. 274.

Boag, Harild. Human Capital and the Cost of War, Royal Statis. Soc. (January, 1916). P. 7.

Там же. P. 9.

Там же. P. 10.

является более предпочтительным в случае оценивания денежных потерь в результате войны: «В расчетах материальных потерь, потери дохода обычно сравниваются с общим национальным доходом, а не с национальными сбережениями, и, следовательно, часто лучше рассматривать капитализированную стоимость уменьшения валового дохода, а не прибавочного»58.

Хотя Н. Сениор ранее отмечал это, Г. Боаг был первым, кто четко определил одну из трудностей, связанных с методом оценки человеческого капитала по стоимости производства: явно невозможно определить, как много затрат на образование, содержание и т. п. точно необходимо для производства получателя дохода, рассматриваемого отдельно от его способностей «любить, наслаждаться, восхищаться, которые могут не сопутствовать производству материального богатства»59.

Аналитическая схема человеческого капитала используется западными экономистами для тех же самых целей, что и обычный капитал, а именно: для показа экономической выгодности миграции, инвестиций в здоровье, предотвращение преждевременных смертей, в образование и т. п.

Интересная дискуссия о денежной ценности иммигрантов для Соединенных Штатов развивалась в этой стране в конце XIX века.

Сложилось всеобщее мнение, что иммиграция экономически выгодна для США, и это находилось в соответствии со свойствами концептуальной схемы анализа человеческого капитала. Существовали, тем не менее, некоторые вопросы, касающиеся степени выгодности и методов исчисления денежной ценности иммигрантов. Выгоден ли въезд старых и больных людей, не имеющих родственников на территорию США? Или полезен ли въезд людей, не имеющих профессии, образования и других полезных качеств?

Ф. Капп использовал метод стоимости производства Э. Энгеля без учета обесценения и затрат на содержание человека, для оценки капитальной стоимости иммигрантов, прибывающих в США. Он заключил, что если уровень иммиграции останется на прежнем уровне, то страна будет получать примерно миллион долларов в день в стоимости человеческого капитала60.

Boag, Harild. Human Capital and the Cost of War, Royal Statis. Soc. (January, 1916). P. 14.

Там же. P. 17.

Kapp, Fridrich. Immigration and the Commissioners of Emigration of the State of New York.

New York: E. Steigen & Co., 1870.

Ч.Л. Брейс критиковал подход Ф. Каппа к оценке эмигрантов и полученные им оценки61. Он указывал, что капитальная стоимость объекта определяется не только стоимостью его производства, но определяется также и спросом на него. Следовательно, говорит он, каждый иммигрант имеет для страны ценность равную капитализированной разнице между его вкладом в производство и затратами на свое содержание.

Р. Мейо-Смит применял процедуру У. Фарра капитализации чистых заработков и считал, что иммигрант, имеющий способности и ищущий возможность их применить, обладает не меньшей денежной ценностью для страны, в которую он приезжает, чем затраты на его производство. Вместе с тем, он отмечал, что этот метод не безошибочен, так как капитализированная стоимость будущих заработков иммигрантов зависит от имеющихся возможностей получить работу, не лишая ее других рабочих. Иначе, считал он, запас человеческого капитала в стране, принимающей иммигрантов, не будет возрастать62.

В первой четверти XX века появились работы, авторы которых использовали аналитическую схему человеческого капитала в попытках определить денежные потери из-за предотвращенных болезней и смертей, которые могут привести к потерям человеческого капитала, и что эффект от его накопления может быть увеличен с помощью предупреждения и отсрочки болезней и смертей, в той степени, в какой это возможно63.

Рассматривая проблемы образования, Дж. Р. Уолш отметил:

«Со времен сэра Вильяма Петти многие экономисты включали человека в категорию фиксированного капитала, поскольку подобно капиталу человек требует затрат на создание и служит для возвращения этих затрат с прибылью. Это заключение, тем не менее, выводится в общих понятиях, отношение устанавливается для всех людей, как к капиталу и для всех видов расходов на воспитание и обучение, как его стоимости»64.

Mayo-Smith, Richard. Emigration and Immigration. – New York: Charles Scribner’s Son, 1901.

Соответствующая часть критики Брейса цитируется Каппом (1870. P. 147–149).

Fisher, Irving. Cost of Tuberculosis in the United States and its Reduction. Read before the International Congress on Tuberculosis, Washington, 1908; Forsyth, C.H. Vital and Monetary Losses in the United States Due to Preventable Deaths, American States. Assoc. Publication, XIV (1914– 15). P. 758-89; Crum, Fredrich S. Public Accidents and Their Cost, Proc. Nat. Safety Council (8th Annual Safety Congress, 1919). P. 1061-82.; Fisk, Eugene L. Health of Industrial Workers, Waste in Industry. Washington; Federated American Engineering Societies, 1921.

Walsh, John R. Capital Concept Applied to Man, Q.J.E., XLIX (February, 1935). P. 255.

Стоимость человеческого капитала индивида определяется как накопленные за время жизни человека затраты на его содержание, воспитание, обучение, лечение и т. п., то есть стоимость производства. Она может рассчитываться с учетом обесценения (амортизации) человеческого капитала со временем. Ценность человеческого капитала человека (капитальная ценность) определяется как дисконтированный поток ожидаемых будущих доходов (валового или чистого дохода) связанных с его деятельностью.

Дж. Уолш особенно интересовался вопросами экономического значения высшего образования, изучаемыми в последние десятилетия Т.В. Шульцем, Г. Беккером и другими западными экономистами.

Дж. Уолш проверял, являются ли затраты на образование человека для его профессиональной карьеры инвестициями в капитал, производимыми с целью получения прибыли, с установлением рыночного равновесия, и являются ли они откликом на те же мотивы, которые приводят к инвестициям в обычный капитал. Он утверждал, что они являются таковыми, а для проверки данной гипотезы взял данные о заработках людей с разными уровнями образования. Их капитальная оценка была рассчитана с помощью метода капитализации заработков для каждого уровня возрастов, когда заканчивается образование.

Стоимость различных уровней образования Дж. Уолш вычислил методом стоимости производства и затем сопоставил эту стоимость и капитальную ценность, предполагая, что они стремятся друг к другу в ходе установления рыночного равновесия65.

Дж. Уолш нашел, что ценность образования в колледже превосходит стоимость его приобретения, вычислил также капитальную ценность и стоимость профессионального обучения и пришел к выводу, что стоимость превосходит ценность для людей, имеющих научные степени магистра, доктора и т. д.

Причину данного явления Дж. Уолш видел в том, что рассматривается только денежный оборот, а ученые с научными степенями получают особое удовлетворение и потребительские ценности, например, имеют возможность путешествовать, длительные отпуска и каникулы, разного рода услуги. Учет этих факторов будет увеличивать капитальную ценность, и приближать оценку ценности к стоимости. Ценность превосходит стоимость для инженеров, людей со степенью бакалавра и юристов. Дж. Уолш считал, что причиной этоWalsh, John R. Capital Concept Applied to Man, Q.J.E., XLIX (February, 1935). P. 255–285.

го является краткосрочное превышение спроса на эти профессии над их предложением, а со временем, по мере подготовки специалистов по данным профессиям, будет обучено больше людей и ценность станет равной стоимости.

Теодор Витстейн рассматривал человеческие существа как основные фонды (капитальные товары) и использовал подходы к оценке человеческого капитала, разработанные У. Фарром (капитализированный заработок) и Э. Энгелем (цена производства). Интерес Т. Витстейна к концепции человеческого капитала сформировался под влиянием потребностей сферы страхования жизни и необходимости разработки справочных таблиц, используемых для расчетов величин исков на компенсацию за потерю жизни. Он предположил, что величина заработка за время жизни индивида равна затратам на его содержание плюс затраты на образование. Этот подход порождает такие оценки человека, которые неизбежно равны нулю в момент его рождения.

Т. Витстейном выведены следующие формулы:

где а – годовые расходы на потребление, включая образование на одного взрослого немца определенной профессии;

r = (1+i), где i – рыночная процентная ставка;

Ln – число людей в возрасте n в таблице жизни;

Rn – величина стоимости одноталерной ренты человека в возрасте n, приобретенной им в момент своего рождения (для данного r);

Х – величина будущего дохода на одного человека определенной профессии;

N – возраст, в котором человек вступает в трудовую жизнь.

Т. Витстейн предположил для простоты, что а и Х являются постоянными на протяжении жизни индивидуума, что первое уравнение (которое основывается на производственных затратах) может быть использовано для оценки стоимости человека в денежных единицах при Nn, в то время как при Nn более просто использовать второе уравнение (основывающееся на доходах).

Можно отметить неудовлетворительность основного положения, заключающегося в том, что заработок за время жизни человека и расходы на его содержание равны. Следует указать и на то, что какое-либо комбинирование методов капитализации заработков и цены производства является порочным, создавая возможность удвоения величины.

Американские экономисты и социологи Луис Дублин и Альфред Лотка также работали в сфере страхования жизни и отметили ценность подходов У. Фарра и Т. Витстейна к исчислению человеческого капитала для определения сумм при страховании жизни.

Они вывели следующую формулу:

где V0 – ценность индивидуума в момент рождения;

Рх – вероятность дожития человека до возраста х;

Yx – годовой заработок человека с момента х до х+1;

Ех – доля занятых в производстве в возрасте от х до х+ (У. Фарр предполагал полную занятость);

Сх – величина затрат на жизнь человека в возрасте от х до х+1.

Для определения денежной стоимости человека определенного возраста (например а), формула может быть преобразована к виду Такой метод капитализации заработка индивидуума, за вычетом затрат на его потребление или содержание, дает полезную для многих целей оценку. Например, рассчитывается экономическая ценность человека для его семьи, что явилось целью для Дублина и Лотки.

Если работник умер, то семья обеднела на величину его вклада в нее, который равен величине дохода работника за вычетом расходов на его содержание. Кроме того, аналогичным путем может определяться экономическая ценность человека для самого себя и для общества. В расчетах оценок человека для этих целей может использоваться метод капитализации валовых заработков (включая расходы на существование) или капитализация налогов, выплаченных государству данным человеком.

Стоимость производства (воспитания) человека в возрасте а – Са, по Дублину и Лотке, равна Выражение может быть упрощено до вида:

Следовательно, стоимость производства человека до возраста а равна разнице между его ценностью в возрасте а и ценностью в моi) вариант метода Э. Энгеля.

С точки зрения сторонников теории человеческого капитала, работы У. Фарра, Л. Дублина и А. Лотки являются отправным пунктом для ученых, занимающихся методами оценивания величины человеческого капитала или его компонентов. Анализ метода капитализации заработка (как с чистыми, так и с валовыми расходами на существование) проделанный, Л. Дублиным и А. Лоткой является ясным, сжатым и одним из лучших изложений этого метода. Хотя, имеются явные понятийные трудности, связанные с этим подходом, он дает наиболее точные результаты, если существуют необходимые для расчетов данные. Действительно, разработанные этими авторами методы оценивания экономической значимости способностей человека к труду, (или «человеческого капитала») технически совершенны и пригодны для практического использования на реальной информации.

Многие экономисты указывали на необходимость и возможность экономической оценки рабочей силы, а также говорили об использовании этих оценок для конкретных целей. Некоторые из них рассматривали человеческие существа или их приобретенные способности и мастерство как компоненту основного капитала. Более того, пытались оценить величину человеческого капитала, как на микроэкономическом, так и макроэкономическом уровнях и использовать эти оценки для частных целей (например, для оценки общих экономических потерь в результате войн), Другие авторы просто Dublin, Louis J., and Lotka, Alfred. The Money Value of Man. New York: Roland Press Co., 1930. P. 168.

включали человеческие существа (или их приобретенные способности и мастерство) в свое определение капитала и признавали экономическую значимость инвестиций в человеческие существа, как средства увеличения их продуктивности. Это вторая группа теоретиков, никогда не пыталась ни оценить человеческий капитал, ни применить это понятие для каких-либо частных целей67.

В целом, большинство исследователей полагали, что человеческие существа должны быть включены в категорию капитала по трем причинам:

1) затраты на воспитание и образование человеческих существ являются реальными затратами;

2) продукт их труда увеличивает национальное богатство;

3) расходы на человека, которые увеличивают этот продукт, будут увеличивать национальное богатство.

Адам Смит, хотя и не определял точно понятие «капитал», включал в эту категорию мастерство и полезные способности человеческих существ. Мастерство человека, говорил он, может быть рассмотрено как бы соответствующим свойствам машины, которая имеет подлинную стоимость и оборот прибыли. Жан-Батист Сэй утверждал, что поскольку мастерство и способности приобретаются за цену и увеличивают производительность рабочих, они должны рассматриваться как капитал. Эта тема рассматривалась также в работах Джона Стюарта Милля, Вильяма Рошера, Вальтера Багехота, и на микроэкономическом уровне Генри Сиджвиком. Согласно Фридриху Листу, мастерство и приобретенные способности человеческих существ, унаследованные большей частью от прошлого труда и самоограничений, являются наиболее важным компонентом национального запаса капитала. Он утверждал, что как в производстве, так и в потреблении, может быть рассмотрен вклад человеческого капитала в выпуск.

1.4. Взгляды К. Маркса на воспроизводство рабочей силы и возможности использования его подхода сегодня К. Маркс рассматривал производство человека – потребительное производство – как второй вид общественного производства68.

Имеется, тем не менее, несколько исключений: Ф. Лист использовал это понятие в показе важности протекционизма, а И. фон Тюнен защищал использование этой цели как ориентира в поведении в соответствии с социальной справедливостью.

Маркс К. и Энгельс Ф. Соч. Т. 46. Ч. 1. С. 27.

В этом процессе рабочая сила не только воспроизводится, но и совершенствуется, развивается. Происходит своего рода «накопление» производительной силы труда, созидательных способностей человека, причем в большей степени именно умственных.

К. Маркс писал: «Труд, который имеет значение более высокого, более сложного труда по сравнению со средним общественным трудом, есть проявление такой рабочей силы, образование которой требует более высоких издержек, производство которого требует большего рабочего времени и которое имеет, поэтому более высокую стоимость, чем простая рабочая сила. Если стоимость этой силы выше, то и проявляется она в более высоком труде и овеществляется поэтому за равные промежутки времени в сравнительно более высоких стоимостях»69.

Результатом производства физических и умственных способностей к труду является развитая рабочая сила, способная к квалифицированному труду. Сложность, качество труда, если отвлечься от вещественных условий производства, является характеристикой самой рабочей силы. Развитая рабочая сила проявляется в сложном труде, хотя может реализовываться и в простом. Но простая рабочая сила, ни при каких обстоятельствах не может проявиться в сложном труде. Можно сказать, что величина вновь созданной стоимости определяется произведением сложности труда (количество рабочей силы) на величину рабочего времени, в течение которого осуществляется труд, при прочих равных условиях. Таким образом, развитая рабочая сила способна создавать большую стоимость в течение рабочего времени, чем простая, но так как на ее производство расходуется большее количество общественного труда, то она имеет и большую стоимость воспроизводства.

Расширенное общественное воспроизводство может осуществляться только при наличии прибавочного продукта. Это общее положение для всех формаций: «избыток продукта труда над издержками поддержания труда и образования и накопление из этого избытка общественного, производственного и резервного фонда – все это было и остается основой всякого общественного, политического и умственного прогресса»70.

Маркс К. и Энгельс Ф. Соч. Т. 23. С. 208–209.

Маркс К. и Энгельс Ф. Соч. Т. 20. С. 199.

Накопление способностей к труду членов общества, развитие индивидуальных рабочих сил требуют значительных затрат живого и овеществленного труда. Этот специфический вид накопления, овеществленного в человеке труда, остается еще сравнительно мало исследованным. Как пишет В.С. Гойло: «технология формирования и развития главной производительной силы общества мало изучена экономической наукой»71.



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 9 |
 
Похожие работы:

«Министерство образования Российской Федерации Государственное образовательное учреждение “ Красноярский государственный педагогический университет им. В.П. Астафьева” Г.Ф. Быконя Казачество и другое служебное население Восточной Сибири в XVIII - начале XIX в. (демографо-сословный аспект) Красноярск 2007 УДК 93 (18-19) (571.5); 351-755 БКК 63.3 Б 95 Ответственный редактор: Н. И. Дроздов, доктор исторических наук, профессор Рецензенты: Л. М. Дамешек, доктор исторических наук, профессор А. Р....»

«Научно-исследовательский институт горной геомеханики и маркшейдерского дела Межотраслевой научный центр ВНИМИ Кемеровское Представительство ГЕОДИНАМИЧЕСКОЕ РАЙОНИРОВАНИЕ ЮЖНОГО КУЗБАССА Монография Кемерово 2006 УДК 551.24; 551.432, 550.34 Лазаревич Т.И., Мазикин В.П., Малый И.А., Ковалев В.А., Поляков А.Н., Харкевич А.С., Шабаров А.Н. Геодинамическое районирование Южного Кузбасса.- Кемерово: Научно-исследовательский институт горной геомеханики и маркшейдерского дела - межотраслевой научный...»

«ШЕКСПИРОВСКИЕ ШТУДИИ XIII Н. В. Захаров У ИСТОКОВ РУССКОГО ШЕКСПИРИЗМА: А. П. СУМАРОКОВ, М. Н. МУРАВЬЕВ, Н. М. КАРАМЗИН (К 445-летию со дня рождения У. Шекспира) МОСКОВСКИЙ ГУМАНИТАРНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ Институт фундаментальных и прикладных исследований Центр теории и истории культуры МЕЖДУНАРОДНАЯ АКАДЕМИЯ НАУК (IAS) Отделение гуманитарных наук ШЕКСПИРОВСКИЕ ШТУДИИ XIII Н. В. Захаров У ИСТОКОВ РУССКОГО ШЕКСПИРИЗМА: А. П. СУМАРОКОВ, М. Н. МУРАВЬЕВ, Н. М. КАРАМЗИН (К 445-летию со дня рождения У....»

«ФОНД ПРАВОВЫХ ПРОБЛЕМ ФЕДЕРАЛИЗМА И МЕСТНОГО САМОУПРАВЛЕНИЯ ОФИЦИАЛЬНОЕ ЭЛЕКТРОННОЕ ОПУБЛИКОВАНИЕ ИСТОРИЯ / ПОДХОДЫ / ПЕРСПЕКТИВЫ Под редакцией заслуженного юриста Российской Федерации, доктора юридических наук, профессора Национального исследовательского университета Высшая школа экономики В.Б. Исакова Москва • 2012 УДК 34:002 ББК 67.400.6 О91 Официальное электронное опубликование: История, подходы, перспективы / Под ред. проф. В.Б. Исакова. — О91 М.: Формула права, 2012. — 320 с. ISBN...»

«ФЕДЕРАЛЬНОЕ АГЕНТСТВО ПО ОБРАЗОВАНИЮ ГОСУДАРСТВЕННОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ САМАРСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ПСИХОЛОГИЧЕСКИЙ ФАКУЛЬТЕТ Кафедра общей психологии и психологии развития К.С. Лисецкий ПСИХОКОСМЕТОЛОГИЯ: теория и практика Самара Издательство Универс групп 2006 Печатается по решению Редакционно-издательского совета Самарского государственного университета УДК 159.9 ББК 88.3 Л 63 Ответственный редактор к.пс.н., заведующий кафедрой...»

«Федеральное агентство по образованию ВОСТОЧНО-СИБИРСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ТЕХНОЛОГИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ С. Э. Желаева В.Е. Сактоев Е.Д. Цыренова ИНСТИТУЦИОНАЛЬНЫЕ АСПЕКТЫ УСТОЙЧИВОГО РАЗВИТИЯ СОЦИОЭКОЛОГО-ЭКОНОМИЧЕСКИХ СИСТЕМ РАЗЛИЧНЫХ ТИПОВ Издательство ВСГТУ Улан-Удэ 2005 УДК 330.8:332.1(571.54) ББК 65.01(2Р-:Бу) Ж 50 Ответственный редактор д.э.н., профессор Цыренова Е.Д. Желаева С.Э., Сактоев В.Е., Цыренова Е.Д. Ж 50 Институциональные аспекты устойчивого развития социо-эколого-экономических...»

«Федеральное агентство по образованию Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования Ухтинский государственный технический университет (УГТУ) Механические свойства материалов с эффектом памяти формы при сложном температурно-силовом воздействии и ортогональном нагружении Монография Ухта 2010 ББК 22.251 УДК 539.4.014 М 55 Авторский коллектив: Андронов И. Н., Богданов Н. П., Вербаховская Р. А., Северова Н. А. ISBN 978-5-88179-597-9 Механические свойства материалов...»

«А.Б. КИЛИМНИК, Е.Э. ДЕГТЯРЕВА НАУЧНЫ Е ОСНОВЫ ЭКОЛОГИЧЕСКИ ЧИСТЫХ ЭЛЕКТРОХИМИЧЕСКИХ ПРОЦЕССОВ СИНТЕЗА ОРГАНИЧЕСКИХ СОЕДИНЕНИЙ НА ПЕРЕМЕННОМ ТОКЕ ИЗДАТЕЛЬСТВО ТГТУ УДК 541.138.3: 621.357.3 ББК Г 5/6 К392 Рецензенты: Доктор технических наук, профессор С.И. Дворецкий, Кандидат химических наук, доцент Б.И. Исаева К3 Килимник, А. Б. Научные основы экологически чистых электрохимических процессов синтеза органических соединений на переменном токе : монография / А.Б. Килимник, Е.Э. Дегтярева. – Тамбов...»

«1 УДК 341 ББК 67.412 Ш 18 Шалин В.В., Альбов А.П. Право и толерантность:либеральная традиция в эпоху глобализации. – 2-е изд., перераб. и доп. – Краснодар. Краснодарская академия МВД России, 2005. - 266 с. Монография представляет собой первое оригинальное научное издание, формирующее целостное предствление о закономерностях развития концепции толерантности, о правовых и нравствтенных регуляторах взаимодействия личности, общества, государства в России и в странах Западной Европы. В книге, в...»

«Министерство образования Российской Федерации Владимирский государственный университет В.В. КОТИЛКО, Д.В. ОРЛОВА, А.М. САРАЛИДЗЕ ВЕХИ РОССИЙСКОГО ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСТВА Владимир 2003 ББК 65.03 К 73 Рецензенты: Доктор экономических наук ГНИУ СОПС¬ Минэкономразвития РФ и РАН И.А. Ильин Доктор исторических наук, профессор, декан гуманитарного факультета, заведующий кафедрой истории и культуры Владимирского государственного университета В.В. Гуляева Котилко В.В., Орлова Д.В., Саралидзе А.М. Вехи...»

«Министерство образования и науки Российской Федерации Сибирский федеральный университет А.В. Леопа ТРАНСФОРМАЦИЯ ИСТОРИЧЕСКОГО СОЗНАНИЯ В ПЕРЕХОДНЫЙ ПЕРИОД ИСТОРИИ конец XX – начало XXI века Монография Красноярск СФУ 2012 УДК 930.1 ББК 60.03 Л479 Рецензенты: А.И. Панюков, д-р филос. наук, проф., проф. кафедры философии и социологии Рос. гос. аграр. ун-та – МСХА им. К.А. Тимирязева; М.Н. Чистанов, д-р филос. наук, доц., зав. кафедрой философии и культурологии Хакас. гос. ун-та им. Н.Ф. Катанова...»

«Федеральное агентство по образованию Владивостокский государственный университет экономики и сервиса Н.В. ХИСАМУТДИНОВА ДАЛЬНЕВОСТОЧНАЯ ШКОЛА ИНЖЕНЕРОВ: К ИСТОРИИ ВЫСШЕГО ТЕХНИЧЕСКОГО ОБРАЗОВАНИЯ (1899–1990 гг.) Монография Владивосток Издательство ВГУЭС 2009 ББК 74.58 Х 73 Рецензенты: Г.П. Турмов, д-р техн. наук, президент ДВГТУ; Ю.В. Аргудяева, д-р ист. наук, зав. отделом Института истории, археологии и этнографии народов Дальнего Востока ДВО РАН Хисамутдинова, Н.В. Х 73 ДАЛЬНЕВОСТОЧНАЯ ШКОЛА...»

«Н.Н. КАРКИЩЕНКО АЛЬТЕРНАТИВЫ БИОМЕДИЦИНЫ Том 1 ОСНОВЫ БИОМЕДИЦИНЫ И ФАРМАКОМОДЕЛИРОВАНИЯ Межакадемическое издательство ВПК Москва 2007 УДК 61:57.089 52.81в6 Каркищенко Н.Н. Альтернативы биомедицины. Том 1. Осно К 23 вы биомедицины и фармакомоделирования – М.: Изд во ВПК, 2007. – 320 с.: 86 ил. ISBN Монография посвящена историческим предпосылкам, а также теорети ческим и прикладным аспектам биомедицины и фармакомоделирова ния, построения и анализа биомоделей. Даны современные представле ния о...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ МОСКОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСТИТЕТ ЭКОНОМИКИ, СТАТИСТИКИ И ИНФОРМАТИКИ (МЭСИ) КАФЕДРА УПРАВЛЕНИЯ ЧЕЛОВЕЧЕСКИМИ РЕСУРСАМИ КОЛЛЕКТИВНАЯ МОНОГРАФИЯ ИННОВАЦИОННЫЕ ТЕХНОЛОГИИ УПРАВЛЕНИЯ ЧЕЛОВЕЧЕСКИМИ РЕСУРСАМИ Москва, 2012 1 УДК 65.014 ББК 65.290-2 И 665 ИННОВАЦИОННЫЕ ТЕХНОЛОГИИ УПРАВЛЕНИЯ ЧЕЛОВЕЧЕСКИМИ РЕСУРСАМИ: коллективная монография / Под редакцией к.э.н. А.А. Корсаковой, д.с.н. Е.С. Яхонтовой. – М.: МЭСИ, 2012. – С. 230. В книге...»

«ПОЛИТИКА ЗАНЯТОСТИ В РЕГИОНАЛЬНОМ КОНТЕКСТЕ СОЦИАЛЬНО-ТРУДОВЫХ ОТНОШЕНИЙ Саратов - 2013 УДК 321.74; 316.6 ББК 60.5 П74 Рецензенты: доктор социологических наук, профессор Ю. В. Селиванова доктор социологических наук, профессор М. В. Калинникова Авторский коллектив: И. Бабаян – 1.5, Список терминов; О. Григорьева – 2.3, Приложение, Библиография; Д. Зайцев – 1.2, 2.3, Список терминов, Библиография; Н. Ловцова – 1.4, Список терминов; Н. Соколова – 2.1.; Е. Пашинина – 2.2; В. Печенкин – Предисловие,...»

«Климанов В.П., Косульников Ю.А., Позднеев Б.М., Сосенушкин С.Е., Сутягин М.В. Международная и национальная стандартизация информационно-коммуникационных технологий в образовании Москва ФГБОУ ВПО МГТУ СТАНКИН 2012 УДК 004:006.03 ББК 73ц:74.5 М43 Рецензенты: Липаев В.В., профессор, д.т.н., главный научный сотрудник института системного программирования РАН Олейников А.Я., профессор, д.т.н., главный научный сотрудник института радиотехники и электроники РАН им. В.А. Котельникова Климанов В.П.,...»

«Министерство образования Республики Беларусь УЧРЕЖДЕНИЕ ОБРАЗОВАНИЯ ГРОДНЕНСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ИМЕНИ ЯНКИ КУПАЛЫ И.И.Веленто ПРОБЛЕМЫ МАКРОПРАВОВОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ ОТНОШЕНИЙ СОБСТВЕННОСТИ В РЕСПУБЛИКЕ БЕЛАРУСЬ И РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ Монография Гродно 2003 УДК 347.2/.3 ББК 67.623 В27 Рецензенты: канд. юрид. наук, доц. В.Н. Годунов; д-р юрид. наук, проф. М.Г. Пронина. Научный консультант д-р юрид. наук, проф. А.А.Головко. Рекомендовано Советом гуманитарного факультета ГрГУ им....»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ НЕГОСУДАРСТВЕННОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ ОМСКАЯ ГУМАНИТАРНАЯ АКАДЕМИЯ СОВРЕМЕННЫЕ ТЕХНОЛОГИИ УПРАВЛЕНИЯ В СЕРВИСЕ Монография Под общей редакцией доктора экономических наук, профессора О.Ю. Патласова ОМСК НОУ ВПО ОмГА 2011 УДК 338.46 Печатается по решению ББК 65.43 редакционно-издательского совета С56 НОУ ВПО ОмГА Авторы: профессор, д.э.н. О.Ю. Патласов – предисловие, вместо послесловия, глава 3;...»

«РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ НАУК ИНСТИТУТ НЕФТЕХИМИЧЕСКОГО СИНТЕЗА им. А.В.ТОПЧИЕВА Н.А. Платэ, Е.В. Сливинский ОСНОВЫ ХИМИИ И ТЕХНОЛОГИИ МОНОМЕРОВ Настоящая монография одобрена Советом федеральной целевой программы Государственная поддержка интеграции высшего образования и фундаментальной науки и рекомендована в качестве учебного пособия для студентов старших курсов и аспирантов химических факультетов университетов и технических вузов, специализирующихся в области химии и технологии высокомолекулярных...»

«П.Ф. Забродский, А.Н. Чуев Иммунопатология сочетанного действия диметилдихлорвинилфосфата и механической травмы МОНОГРАФИЯ © П.Ф. Забродский, 2012 © А. Н. Чуев, 2012 ISBN 978–5 –91272-254-66 УДК 612.014.46:616–012 ББК 52.84+52.54+52.8 Я 2 з–114 САРАТОВ-2012 2 ОГЛАВЛЕНИЕ стр. Перечень сокращений Введение Глава 1. Нарушения физиологической регуляции антиинфекционной неспецифической резистентности организма и иммуногенеза при действии фосфорорганических соединений и механической травмы 1.1. Общая...»








 
© 2013 www.diss.seluk.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Авторефераты, Диссертации, Монографии, Методички, учебные программы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.