WWW.DISS.SELUK.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА
(Авторефераты, диссертации, методички, учебные программы, монографии)

 

Pages:   || 2 |

«Карманов М.В., Смелов П.А., Дмитриевская Н.А. МЕТОДОЛОГИЯ ПРИКЛАДНОГО АНАЛИЗА ВОСПРОИЗВОДСТВА МУЖСКОГО НАСЕЛЕНИЯ Монография Москва – 2011 УДК – 314.4, 314.8 Карманов М.В., Смелов П.А., ...»

-- [ Страница 1 ] --

МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

МОСКОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ

ЭКОНОМИКИ, СТАТИСТИКИ И ИНФОРМАТИКИ (МЭСИ)

Кафедра Социально-экономической статистики

Карманов М.В., Смелов П.А.,

Дмитриевская Н.А.

МЕТОДОЛОГИЯ ПРИКЛАДНОГО

АНАЛИЗА ВОСПРОИЗВОДСТВА

МУЖСКОГО НАСЕЛЕНИЯ

Монография Москва – 2011 УДК – 314.4, 314.8 Карманов М.В., Смелов П.А., Дмитриевская Н.А. Методология прикладного анализа воспроизводства мужского населения – М.: МЭСИ, 2011. -104 с.

РЕЦЕНЗЕНТЫ:

д.э.н., проф. Коротков А.В., д.э.н., проф. Кузнецов В.И.

АВТОРСКИЙ КОЛЛЕКТИВ.

Введение, глава 2, заключение, список литературы написаны совместно доц. Смеловым П.А. и проф. Кармановым М.В.

Глава 1 написана совместно проф. Кармановым М.В., доц.

Дмитриевской Н.А. и доц. Смеловым П.А.

Монография посвящена актуальным вопросам и проблемам прикладного анализа воспроизводства мужского населения. В ней рассмотрены особенности и основные направления исследования условий и факторов формирования мужского населения России. Работа представляет интерес для студентов, аспирантов, преподавателей, работников органов управления различного уровня, занимающихся исследованиями и аналитической деятельностью в области социально-демографической структуры общества.

© Карманов М.В., Смелов П.А., ISBN 978-5-7764-0710- Дмитриевская Н.А.,

СОДЕРЖАНИЕ

ВВЕДЕНИЕ

ГЛАВА 1. МЕТОДОЛОГИЯ ПРИКЛАДНОГО АНАЛИЗА

ВОСПРОИЗВОДСТВА МУЖСКОГО НАСЕЛЕНИЯ

§1. ОСНОВНЫЕ ДЕМОГРАФИЧЕСКИЕ И СОЦИАЛЬНОЭКОНОМИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ ВОСПРОИЗВОДСТВА МУЖСКОГО

НАСЕЛЕНИЯ РОССИИ

§2. МУЖЧИНЫ КАК ОСОБАЯ ГРУППА НАСЕЛЕНИЯ И ОБЪЕКТ

СТАТИСТИЧЕСКОГО АНАЛИЗА

§3. ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ПОДХОДЫ К ПОСТРОЕНИЮ СИСТЕМЫ

ПОКАЗАТЕЛЕЙ ВОСПРОИЗВОДСТВА МУЖСКОГО НАСЕЛЕНИЯ..........

ГЛАВА 2. ПРИКЛАДНОГО АНАЛИЗ РЕЖИМА, ФАКТОРОВ И

РЕЗУЛЬТАТОВ ВОСПРОИЗВОДСТВА МУЖСКОГО

НАСЕЛЕНИЯ РОССИИ

§1. ОЦЕНКА ОСОБЕННОСТЕЙ ЗАМЕЩЕНИЯ ПОКОЛЕНИЙ МУЖСКОГО

НАСЕЛЕНИЯ

§2. ИССЛЕДОВАНИЕ ЕСТЕСТВЕННОГО И МИГРАЦИОННОГО

ДВИЖЕНИЯ МУЖСКОГО НАСЕЛЕНИЯ

§3. ХАРАКТЕРИСТИКА РЕЗУЛЬТАТОВ ВОСПРОИЗВОДСТВА МУЖСКОГО

НАСЕЛЕНИЯ

ЗАКЛЮЧЕНИЕ.

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

ВВЕДЕНИЕ

Анализ официально опубликованных статистических данных показывает, что в последние десятилетия наблюдалось устойчивое ухудшение подавляющего большинства параметров воспроизводства мужского населения Российской Федерации. Столь негативные тенденции не могли не отразиться на диспропорциях половозрастной структуры населения и экономикодемографическом потенциале страны.

Чтобы исправить сложившуюся ситуацию и улучшить параметры замещения мужских поколений, как на федеральном, так и на региональном уровнях требуется принятие ряда целевых социально-экономических программ. Их разработка объективно невозможна без прикладных исследований. Поэтому всесторонний анализ изменения численности и состава, естественного и миграционного движения, состояния и последствий воспроизводства мужского населения России вызывает огромный научный и практический интерес.

При этом приходится констатировать, что методология статистической оценки воспроизводства отдельных групп населения хоть и достигла высокого уровня научной проработки, но все равно нуждается в совершенствовании с учетом сложности современных проблем. Практическая значимость исследования воспроизводства мужского населения определяется тем, что методология комплексного прикладного анализа замещения мужских поколений представляет большой интерес для федеральных и территориальных органов государственной статистики России при оценке особенностей и результатов демографического и социальноэкономического развития общества.

ГЛАВА 1. МЕТОДОЛОГИЯ ПРИКЛАДНОГО АНАЛИЗА

ВОСПРОИЗВОДСТВА МУЖСКОГО НАСЕЛЕНИЯ

§1. Основные демографические и социально-экономические проблемы воспроизводства мужского населения России В последние годы средства массовой информации буквально «запестрели» разнообразными статьями, обзорами, выступлениями, интервью и т.д., связанными с кризисным по существу явлением – интенсивным вымиранием мужского населения Российской Федерации. Фактически сложившаяся демографическая ситуация объективно подвигала многих исследователей, комментаторов и общественных деятелей к тревожному выводу о том, что российские мужчины уже не являются сильным полом, так как по уровню целого ряда характеристик собственного воспроизводства заметно уступают женщинам.

Анализ материалов, размещенных в открытых электронных информационных ресурсах, позволяет утверждать о том, что только в русском сегменте сети Интернет находится несколько сотен сайтов непосредственно посвященных осмыслению демографических и вытекающих из них социально-экономических проблем замещения мужских поколений России. Все они, по нашему мнению, могут быть подразделены на три принципиально различные группы:





1) сайты, содержащие материалы, связанные с констатацией сущности и исследованием факторов проблематичного воспроизводства россиян мужского пола;

2) сайты, содержащие материалы, ориентированные на обоснование проблемы фактического неравноправия мужчин и женщин во многих областях общественной жизни, которое собственно и сказывается на более интенсивном вымирании представителей сильного пола в РФ;

3) сайты, содержащие материалы, пытающиеся перевести результаты демографического воспроизводства мужской популяции Российской Федерации в плоскость политических противоречий, воззрений, концепций, избирательных платформ и т.п.

Среди наиболее многочисленных сайтов первой группы, прежде всего, следует выделить позицию, представленную на сайте «Матриархат в СССР и СНГ, положение мужчин и женщин»

(http://matriarhat-v-SSSR.narod.ru/vojna-polov.htm) – «… в России самая большая в мире разность продолжительности жизни женщин и мужчин: 13 лет. Простое ознакомление со статистикой по странам мира опровергает миф о том, что разная продолжительность жизни полов задана биологически, что мужчинам предначертано природой жить меньше женщин. Есть немало стран, где разность продолжительности жизни полов незначительна и даже отрицательна (мужчины живут дольше женщин). Таких стран насчитывается 48 из 203, если принять, что незначительная разность – разность плюс или минус 2 года. Кроме того, разница в продолжительности жизни полов постоянно меняется, иногда довольно быстро и значительно, даже в пределах одной страны ….

Из этого следует, что причина такой разницы не в биологии полов, которая остаётся неизменной, а в тех факторах, которые меняются …. Поэтому в отношении России демографы употребляют специальный термин «мужская сверхсмертность». В этом смысле положение российских мужчин не имеет аналогов в мире».

Институт демографических исследований в своем комплексном обзоре «Анализ демографической ситуации:

тенденции и последствия» на сайте «Демография.ру.»

(http://demographia.ru/razdel/index.html?idR=19&idArt=282) констатирует: «В начале ХХI века Россия характеризуется чрезвычайно низкой продолжительностью жизни и отстает по этому показателю от десятки наиболее развитых государств мира на 15- лет для мужчин и на 7-12 лет для женщин. … При этом в стране наблюдается колоссальный разрыв в продолжительности жизни мужчин (58,8 года) и женщин (72 года): 13,2 года (жирное выделение авторов обзора). Такой огромной разницы нет ни в одной стране мира, что является свидетельством не только демографического, но и (обращаем особое внимание) социального неблагополучия».

Кандидат экономических наук, старший научный сотрудник Института истории и археологии УРО РАН Адель Оруджиева на страницах «Накануне.RU» (http://www.nakanune.ru/news/2006/04/06) отмечает, что «… Только в ЮАР ниже, чем у нас (51,6 лет) в среднем живут мужчины. Продолжительность жизни мужчин, например, в Азербайджане 68,6 лет, в Таджикистан - 65,5 лет, в Индии - 62 года, в Монголии - 60,5 лет. … Но мы же причисляем себя к развитым странам, а показатели на уровне африканских. Так, мужчины в 20-летнем возрасте умирают в два раза чаще, чем женщины, а в 30 лет этот разрыв увеличиваются почти в четыре раза. Необходимо исследовать, в чем причина такой «сверхсмертности» мужчин: условия жизни такие или традиции имеют значение? Конечно, большинство мужчин заняты тяжелым физическим трудом, работают в горнодобывающих, металлообрабатывающих отраслях. Однако это ли основная причина?».

Известный специалист М. Коган полагает, что «… средняя продолжительность жизни мужчин в России 58 лет – по сравнению с 80 годами у мужчин, проживающих в других развитых странах. … Это вызвано вредными психологическими условиями. К тому же, мужчины менее устойчивы к перенесению трудностей жизни по (http://www.panram.ru/ar_6271314?date=2006.08.08).

Все приведенные выше точки зрения, на наш взгляд, носят вполне конструктивный характер, потому что ориентированы на привлечение общественного внимания к проблемам замещения мужских поколений, а также на попытку разобраться в демографических и социально-экономических причинах происходящих неблагоприятных изменений. Они в значительной мере объективны, так как сознательно не пытаются искать объясняющие переменные (факторы исследуемого процесса) исключительно в гендерном и политическом аспектах.

Сайты второй группы примечательны в том отношении, что пытаются пропагандировать якобы существующее ущемление прав мужского населения в современной России. Так, например, на (http://menrights.mybb.ru/viewtopic.php?id=56&p=1) говорится: «… мы приведем всего лишь один пример. Средняя женщина, уходя на пенсию в 55 лет, пользуется ею 18 лет. Средний мужчина не доживает до пенсионного возраста (выделение авторов) в 60 лет одного года. Где же равноправие?».

На Форуме «21-й век – эпоха нарушения прав мужчин»

(http:// Uzbekistanec.com) приводится еще более резкая и эмоциональная аргументация. «Ни одна международная декларация или закон, принятые в различных странах мира, не были направлены на защиту прав мужчин. А, может, права мужчин просто ни в чем не нарушаются, или все же нарушаются? Судите сами:

мужчин принуждают служить в армии;

мужчин лишают или ограничивают в отцовских правах;

мужчины лишены репродуктивных прав, то есть прав на мужчины позже уходят на пенсию;

мужчины за одни и те же преступления получают мужчины чаще подвергаются всем видам насилия;

мужчины меньше живут.

О том, что мужчины рано умирают и чаще заканчивают жизнь самоубийством, знают многие, но никогда положение мужчин не рассматривалось и не анализировалось комплексно. Вряд ли вы где-нибудь найдете более или менее полную картину положения мужчин, список ниже – лишь слабая попытка закрыть эту брешь:

средняя продолжительность жизни у мужчин в России на ежегодно более одного миллиона мужчин умирают от болезней сердца и сосудов, что примерно в десять раз смертность мужчин в молодом возрасте (15-24 лет) в три раза превышает смертность женщин;

в возрасте семидесяти лет и более количество мужчин в четыре раза меньше, чем женщин;

от травм, полученных на производстве, мужчин погибает в десять раз больше, чем женщин;

от всех видов насилия мужчин погибает в два раза ежегодно, заканчивающих жизнь самоубийством, мужчин 70% страдающих наркоманией – мужчины (обычно 80% больных СПИДом – также мужчины;

85% всех бездомных – мужчины;

мужчины составляют 95% всех обитателей тюрем».

Рассмотренные выше так называемые гендерные различия или противоречия, на наш взгляд, в основной своей части справедливы, объективны, а поэтому имеют право на существование и тщательный всесторонний анализ. Другое дело, какие комментарии и выводы по данному поводу возникают и делаются.

Например, в то, что в старческих возрастных группах населения Российской Федерации (70 лет и более) численность женщин в несколько раз превышает численность мужчин, вполне конкретный вклад внесла последняя Мировая война. Ну а если среди самоубийц, наркоманов, больных СПИДом, бездомных и обитателей тюрем резко преобладают представители сильного пола, то вряд ли в этом виноваты женщины или государство, которые не заставляют мужчин активно пополнять маргинальные слои общества. Поэтому, с нашей точки зрения, более плачевное по ряду приведенных выше показателей социально-демографическое положение мужского населения в России вряд ли целесообразно направлять в русло юридических межполовых «разборок», так как даже в условиях абсолютного равноправия женщины вряд ли в полном объеме смогут заменить мужчин в армии, в отраслях и секторах экономики, связанных с тяжелыми физическими и вредными условиями труда и т.п. При этом сильная половина человечества не по воле общества, а в силу законов природы лишена прав «на желанное отцовство», так как репродуктивная функция в основной части возложена на женщин, которые и принимают решение о рождении детей.

Особое положение сайтов третьей группы определяется тем обстоятельством, что они пытаются конкретизировать и персонифицировать вину за кризис мужской «сверхсмертности» и перенести ее в плоскость политических противостояний. По нашему мнению, поиск виноватых это ненаучная операция и неблагодарное занятие. Поэтому приведем лишь один показательный пример.

Председатель Львовской областной организации „Путь православных”, диакон Владимир Белошицкий в своей статье «По (http://www.zaistinu.ru/articles/?aid=1542) население России, благодаря демократии Ельцина, без ленинских ЧК, продразверстки и продналога, эскадронов смерти, сталинских ГУЛАГов и репрессий, без фашистских бомбардировок стабильно вымирало за все время его правления со скоростью 3-4 тысячи душ каждый день. … Вместе с тем, продолжительность жизни русских мужчин благодаря демократии Ельцина и его закрытому акционерному обществу по уничтожению населения России сократилась до 59 лет, до уровня самых нищих африканских стран (и продолжает падать, несмотря на то, что Президент Путин хоть и недостаточно, но все же что-то делает для прекращения геноцида).

То есть средний русский мужчина живет на 16 лет меньше, чем продолжительности жизни мужчин Россия откатилась на 161-е место в мире! А за годы правления Ельцина средняя продолжительность жизни русского мужчины на территории РФ уменьшилась как минимум на 9 лет. В то же время многократно возрос уровень заболеваемости населения, значительно увеличилось количество инвалидов, резко увеличилось число самоубийств. Количество бездомных, беспризорных, сирот исчисляется теперь миллионами. А численность русского народа сократилась на многие миллионы».

Комментируя выступления подобного рода, в первую очередь, требуется сказать, что годы серьезных социальноэкономических преобразований в России (в значительной степени связанные с эпохой политического правления Б.Н. Ельцина) действительно вряд ли стоит признать удачными или благополучными для мужчин, особенно с позиций динамики уровня их смертности или средней продолжительности жизни. Однако ради объективности необходимо отметить, что за годы ельцинской шоковой терапии и последующего перехода к рыночным отношениям продолжительность жизни хоть и в заметно меньшей степени, но сократилась и у женщин. А превосходство в длительности жизни у женщин над мужчинами сформировалось в нашей стране еще в советский период (в 1970 г. оно составляло более 10 лет, в 1980 г. – почти 12 лет, в 1990 г. – почти 11 лет). К тому же, нам представляется, что использование любых демографических, экономических, социальных и т.п. трудностей и проблем в политических целях по определению является бесперспективным, так как изначально ориентировано не на поиск конструктивных путей разрешения кризисной ситуации, а на обличение и дискредитацию политических оппонентов.

Несомненно, отдельные решения правительства, принятые за годы политического руководства Б.Н. Ельцина, усугубили и так уже к тому времени неблагоприятную демографическую ситуацию в российском обществе. Однако вряд ли только на них стоит списывать абсолютно все современные проблемы воспроизводства мужского населения Российской Федерации, которые складывались не одно десятилетие и явно носят исторически глубинный и комплексный характер.

Занимаясь обзором точек зрения и мнений, содержащихся в Интернет, вряд ли можно пройти мимо того, а что собственно думает само российское население по существу рассматриваемого (http://www.rusnko.info/16/i35_1073p0.htm#kl_5) обследование, проведенное Фондом «Общественное мнение» в г. в 100 населенных пунктах 44 областей, краев и республик России, дало следующие результаты. По мнению 76% опрошенных россиян средняя продолжительность жизни в стране в настоящее время ниже, чем в развитых государствах, 11% – считают, что она такая же. И лишь 3% (остальные затруднились ответить на поставленный вопрос) полагают, что их сограждане в среднем живут дольше людей из развитых стран. Не менее интересные результаты принес и вопрос о соотношении средней продолжительности жизни мужчин и женщин (рис. 1).

Рис. 1. Распределение респондентов по вопросу о соотношении средней продолжительности жизни мужчин и женщин С нашей точки зрения, приведенные выше результаты социологического опроса, свидетельствуют о том, что жители РФ в своей подавляющей массе имеют (в плане длительности предстоящей жизни) объективное представление не только о месте своего общества по отношению к экономически развитым государствам земного шара, но и о том, что российские мужчины живут меньше по сравнению с женщинами. Причем столь высокие проценты правильных ответов, по-видимому, говорят о владении населением информацией подобного рода, ее открытости и доступности.

Чтобы объективно разобраться в причинах любых демографических диспропорций обязательно следует опираться на непредвзятый статистический анализ информации, которая позволяет нам констатировать, что по данным Федеральной службы государственной статистики России по состоянию на 1 января года численность женщин в стране действительно превышала численность мужчин на 10 млн. 636 тыс. человек (выделение автора). Подобный количественный перевес женского населения в силу своей значительности вряд ли носит случайный характер и, видимо, складывался длительный исторический период времени.

Для ответа на последний вопрос обратим внимание на динамику данного показателя (рис. 2).

Рис. 2. Абсолютный перевес численности женщин над численностью мужчин в Российской Федерации, тыс. чел.

Анализ показателей, представленных на рис. 1, дает основания говорить о том, что заметный перевес женщин над мужчинами в России сложился в результате серьезных людских потерь в ходе Второй мировой войны и на протяжении последних более чем полувека всегда выражался в приличных по статистическим мерках объемах. Однако в рассматриваемой ситуации гораздо более интересным обстоятельством является тот факт, что с 1960 по 1990 гг. абсолютный перевес женского населения над мужским в России постепенно сокращался, а затем по настоящее время включительно стал опять расти. Это качественное изменение направления развития исследуемого демографического индикатора более наглядно просматривается по динамике относительных показателей половой структуры российских жителей (табл. 1).

Характеристики половой структуры населения Показатели Удельный вес мужчин в общей численности населения, % Удельный вес женщин в общей численности населения, % Число женщин, приходящихся на 1235 1196 1171 1136 1000 мужчин, чел.

По данным табл. 1 получается, что в 90-е годы двадцатого века перевес женщин над мужчинами в России хоть и рос, но очень медленно. В результате это обеспечивало примерное сохранение долей полов в обществе и числа женщин, приходящихся на мужчин. После 2000 г. рассматриваемый процесс несколько ускорился, что и обеспечило повторное снижение удельного веса представителей сильного пола в населении и повышение уровня показателя координации численности женщин и мужчин. В результате, если с 1960 по 2000 гг. степень диспропорциональности половой структуры жителей РФ (разность удельных весов мужчин и женщин в населении, взятая по модулю) сократилась с 10,6% до 6,4%, то затем за 2000-2010 гг. она опять возросла до 7,6%.

Установленные выше количественные трансформации половой структуры российского общества с содержательной точки зрения в соответствие со специальной демографической шкалой за исследуемый период времени неизменно протекали в рамках сильной или существенной степени диспропорциональности полов и имели несколько различные формы проявления применительно к репродуктивному, бракоспособному и трудоспособному контингентам населения (табл. 2).

Удельный вес мужчин в составе отдельных контингентов Репродуктивный контингент лет включительно) Бракоспособный контингент Трудоспособный контингент (мужчины в возрасте от 16 до 59 лет и женщины в возрасте от 16 до 54 лет включительно) Если судить по динамике относительных показателей, приведенных в табл. 2, то можно утверждать, что за последние чуть менее полувека произошли позитивные сдвиги во всех трех рассматриваемых группах российского общества. В составе репродуктивного контингента удельный вес мужчин повысился на 4,0 процентных пункта, в составе бракоспособного контингента – на 3,0 процентных пункта и в составе трудоспособного контингента – на 5,6 процентных пункта соответственно. Следовательно, в относительном выражении внешне наблюдался вполне благополучный процесс постепенного выравнивания диспропорции полов, связанной с последствиями Второй мировой войны, во всех важнейших демографических и социально-экономических контингентах населения. Правда, применительно к лицам трудоспособного возраста, глядя на достигнутое в 2010 г.

незначительное превосходство мужчин, не стоит забывать, что оно получено исключительно за счет более длительного (на 5 лет) периода трудоспособности по сравнению с женщинами. Если бы в 2010 г. в России представители сильного пола выходили на пенсию одновременно с представительницами прекрасного пола (в 55 лет), то тогда бы удельный вес мужчин в составе репродуктивного контингента был менее половины и составлял 48,9%.

репродуктивного и бракоспособного контингентов, на наш взгляд, гораздо целесообразнее перейти к абсолютным показателям, чтобы понять, сколько женщин фактически не могут найти себе пару для продолжения рода или вступления в брак (рис. 3).

Рис. 3. Абсолютный перевес численности женщин над численностью мужчин в Российской Федерации, млн. чел.

Динамика абсолютного перевеса численности женщин над численностью мужчин в составе репродуктивного и бракоспособного контингентов также носит позитивный, но содержательно уже менее благополучный характер. С 1960 по гг. абсолютное превосходство женщин в бракоспособном возрасте над мужчинами сократилось, но крайне медленно и всего на 1,4 млн.

человек. По этой причине пусть и в значительной части за счет старших возрастных групп, но все же 16,9% женщин России, находящихся в бракоспособном возрасте, в силу объективного отсутствия представителей сильного пола не могут найти себе партнера для брака. Обстановка с репродуктивным контингентом за эти же годы как это не парадоксально прозвучит, стала выглядеть лучше, но не менее тревожно. С одной стороны, абсолютное превосходство женщин над мужчинами в возрасте от 15 до 49 лет сократилось в 7 раз. С другой стороны, даже с учетом столь впечатляющего положительного изменения еще 0,8 млн.

представительниц слабого пола (или почти 2,2% женщин рассматриваемого контингента) не имеют возможности создать пару для выполнения репродуктивной функции. Масштаб названной цифры станет более понятным, если вспомнить, что в РФ в среднем за год сейчас рождается около 1,5 млн. детей.

В целом, анализ обстановки, связанной с дефицитом мужчин, дает объективные и серьезные основания говорить о том, что внушительное превосходство женщин не голословно, а действительно порождает целый ряд не только демографических, но и социально-экономических проблем, а крылатое выражение известнейшего демографа Б.Ц. Урланиса: «Берегите мужчин», озвученное впервые уже несколько десятилетий назад, сегодня стало в современной России актуальным как никогда. В этой связи для разработки и реализации комплекса мероприятий, направленных на исправление сложившейся ситуации, по нашему мнению, обязательно требуются всесторонние статистические исследования процесса замещения мужских поколений, которые, прежде всего, должны опираться на выяснение особенностей мужчин как отдельной группы населения.

§2. Мужчины как особая группа населения и объект Чтобы разобраться в причинах дефицита российских мужчин крайне важно всесторонне проанализировать их особенности как отдельной не только половой, но и социальной, экономической, биологической, психологической и т.д. группы населения. Для чего подробно остановимся на многочисленных мнениях и точках зрения по поводу роли представителей сильного пола в жизнедеятельности современного общества, содержащихся в научных публикациях и СМИ.

Рассматривая мужчин как самостоятельную группу населения, прежде всего, нельзя не остановиться на мнении Орловой Н.Х., приведенном в статье «Мужчина России: выживающий или вымирающий» (http://sofik-rgi.narod.ru/avtori/orlova_men_rus.htm), где она, на наш взгляд, справедливо полагает: «Было бы неправильным утверждать, что сложившаяся в истории культуры дихотомия полов поставила мужчину исключительно в выигрышную позицию. Следует вести разговор и об ограничениях, накладываемых традиционной мужской ролью, т.к. взаимосвязанная природа мужских и женских ролей подразумевает, что изменения в одной из них непременно должны сопровождаться изменениями в другой. Разрушительная озабоченность современных мужчин во все большей власти, бесконечное стремление «скакать в табуне», machismo («самчество»), а для русских мужчин, «мужичизм», привели к тому, что мы скорее можем говорить об инфляции мужского, о кризисе маскулинности. Мужчины постоянно сталкиваются с трудностями, которые определены самим содержанием роли. Несмотря на то, что в основе всех научных исследований и идей лежит как норма мужское, однако наука никогда не обращалась к специфическим переживаниям мужчин, не рассматривала мужчину как объект исследования. Мужчины находятся под постоянным нормативным и информационным давлением, которое предписывает им воспроизводить только маскулинные характеристики. Общество поощряет за гендерно соответствующее поведение и осуждает за отход от него».

Таким образом, мужчина (в том числе и в России) очень длительное время рассматривался как член общества, играющий ведущую роль, которая воспринималась как норма и накладывала серьезную нагрузку на ее исполнителей. При этом положение мужчин с позиций их назначения было настолько исторически сложившимся и традиционным, что никому очень долго даже и не приходило в голову рассматривать представителей сильного пола как самостоятельный обособленный объект научного исследования.

Орлова Н.Х. также выделяет три ключевые нормы мужчин, соответствующие их половой принадлежности: «Идеология мужественности ( masculinity ideology ) включает в себя три ключевые нормы, соответствие которым детерминирует как уровень удовлетворенности своей судьбой самого мужчины, так и оценку его состоятельности обществом. Хотя требование соответствовать всем трем нормам подразумевает их равнозначность, но мы в первую очередь скажем о норме статуса, которая означает, что мужчина должен стремиться завоевывать статус и уважение других. Данная норма конструируется вокруг богатства, власти, положения в обществе и сверяется по способности мужчины удовлетворять материальные потребности своей семьи. Норма твердости предписывает соответствовать образцам умственной, эмоциональной и физической твердости. Она конструируется вокруг физической силы, высокой биологической активности (потенции) и эмоциональной сдержанности. Насилие, в том числе и по отношению к женщине, является компенсаторной мужественностью в случае, если он не способен соответствовать этим требованиям.

Сексуальная активность мужчины поощряется, мифологизируется как нечто значительное и необходимое. Однако сексуальность и сексуальная активность выступает как символ власти, как норма статуса и твердости, но не как признак человеческого здоровья в первую очередь. Норма антиженственности предписывает избегать так называемых «женских» видов деятельности, поведенческих тактик и стратегий, которые маркируются как женские».

С нашей точки зрения, достаточно очевидно, что в современной России нормы статуса и твердости мужчин «размыты»

очень сильно, а норма антиженственности подвергнута определенной ревизии. В условиях невысокого уровня жизни и широкой социальной базы бедности многие мужские нормы пасуют перед правдой жизни, которая заставляет их мириться с объективными условиями существования.

Шапиро Б.Ю., кандидат психологических наук, доцент, декан факультета социального менеджмента и социальной работы Московской высшей школы социальных и экономических наук при АНХ при правительстве РФ, действительный член Академии педагогических и социальных наук, член Европейской ассоциации психотерапевтов, член Общества семейных психотерапевтов и консультантов в своей статье «Семья. Дискриминация мужчин – проблема всего общества» («Консерватор», №4, 2002) считает, что:

«У русского феномена есть много социокультурных причин. Одна из них в том, что есть целая мифология касательно вклада женщины и мужчины в воспитание ребенка. На протяжении тысячелетий считалось, что ребенок, уход за ним и его воспитание - прерогатива матери. Потому что отец был «добытчиком». Что происходило в недавнем прошлом? Отцы перестали быть «добытчиками», начиная с установления советской власти, женщин стали включать в общественное производство, давать им равные права, что хорошо и правильно, но, с другой стороны, мужчина в советский период оказался несостоятелен как «добытчик». Государство заместило часть его функций и наделило женщин определенной экономикосоциальной самостоятельностью. Мужчина начал утрачивать семейные и социальные ориентиры. Чтобы получать зарплату большую, чем зарплата жены, нужно было дожить до 40 - 45 лет.

Кстати, это одна из причин массовой мужской алкоголизации, произошедшей в советский период. В настоящее время социальная база общества изменилась. Отдельные мужчины стали зарабатывать больше, а отдельные женщины стали безработными. Появилось много семей с резко поляризованными семейными ролями и функциями. Сюда относятся как семьи безработных, так и семьи «новых русских». У мужчин появилось значительно больше возможностей выполнять роль «добытчика». Но условия «добычи»

материальных благ в России сопряжены со значительно большим риском, чем в Европе и США. Мужчина тратит большое количество времени, усилий, нервов, мужчина стал переживать больше стрессовых ситуаций. У мужчин не остается часто ресурсов, ни физических, ни психологических, чтобы включаться полноценно во (http://www.msses.ru/faculty/socialwork/shapiro-kons-200902.html).

Оценивая точку зрения Шапиро Б.Ю., которая, наш взгляд, носит дискуссионный характер, хотелось обратить внимание на следующие обстоятельства. Во-первых, видимо, не только советская власть, а весь ход истории цивилизации заметно трансформировал социально-семейные функции мужчин. Из воинов и добытчиков они постепенно превратились в равноправных или почти равноправных членов семей. В настоящее время, как у «новых русских», так и у обыкновенных россиян женщины достаточно часто являются либо самостоятельными добытчиками средств существования, либо партнерами собственных мужей в обеспечении материального благополучия первичных ячеек общества. Во-вторых, несомненно, новые рыночные отношения опрокинули может и не слишком сытное, но стабильное положение времен социализма. К чему многие мужчины оказались не готовыми, а поэтому начали тратить много времени, усилий, нервов, физических и психологических ресурсов для достижения даже весьма скромных по мировым меркам результатов трудовой деятельности. Это привело к тому, что финансовая состоятельность, экономическая независимость, богатство и т.п. российских мужчин стали скорее исключением, чем правилом.

Материальная и финансовая несостоятельность безжалостно бьют по самолюбию мужского населения современной России.

Заведующий отделением суицидологии НИИ психиатрии Министерства здравоохранения и социального развития Российской Федерации В. Войцех справедливо подмечает, что по статистике Всемирной организации здравоохранения Россия – это страна детейсамоубийц и мужчин-самоубийц. Он также отмечает: «…Смерть в возрасте до восемнадцати – 10% от всей статистики отечественного суицида. 76% самоубийц – мужчины от 22 до 60 лет. Показатели детской и мужской смертности вывели РФ на первое место в «черном рейтинге» планеты, а общим количеством жертв суицида она сравнима только с Литвой. При этом мы остаемся государством, где нет национальной программы защиты населения от самоуничтожения. Ежегодно 200-300 тысяч россиян, дойдя до точки, пытаются свести счеты с жизнью, 60 тысяч из них погибают»

(http://www.narod-vlast.ru/index.php?option).

Следовательно, экономическая несостоятельность или неудовлетворенность достигнутым положением значительной части современных российских мужчин заставляет их искать кардинальные и не всегда, безусловно, правильные (точнее адекватные) способы исправления сложившейся ситуации.

К большому сожалению, в начале двадцать первого века приходится констатировать, что с течением времени претерпевают изменения не только семейный или экономический статусы, но и внешний облик мужского населения Российской Федерации. По словам руководителя отделения болезней обмена веществ Клиники лечебного питания Института питания РАМН Ю. Поповой «от лишнего веса страдают примерно 35% российских мужчин. У женщин этот показатель выше – слишком полных среди них ровно половина. Это объясняется тем, что мужчины все-таки больше занимаются спортом. Большинство мужчин начинают толстеть после 30 лет, когда повышается их социальный статус и больше времени приходится проводить не «в бегах», а сидя на своем рабочем месте. А если и передвигаются – то на автомобиле»

(www.izvestia.ru). При этом по оценкам экспертов еще полвека тому назад от лишнего веса страдала пятая часть мужчин в России, что свидетельствует о заметном ухудшении ситуации, так как лишние килограммы – это не только нарушение внешней гармонии человека, но прямая угроза здоровью, связанная с заболеваниями сердца, нарушениями половой функции и т.п.

Авторы исследования, результаты которого опубликованы в медицинском журнале «The Lancet», установили, что почти половина российских мужчин трудоспособного возраста умирают от чрезмерного употребления алкоголя. Специалисты из лондонской Школы гигиены и тропической медицины сравнили данные о причинах смерти 1750 мужчин, скончавшихся с 2003 по 2005 год в г.

Ижевске. Они выяснили, что «более 40% из этих мужчин принимали спиртосодержащую продукцию, не предназначенную для употребления внутрь. …Среди таких продуктов некачественная водка, одеколоны и лосьоны, антифриз и моющие средства. В этот список попадают и травяные настойки, продающиеся в аптеках. Все эти продукты легко доступны, дёшевы и содержат до 97% спирта».

Ученые поясняют, что в этих продуктах мало токсичных веществ, однако они смертельно опасны из-за чрезмерно высокого уровня содержания алкоголя. Поэтому мужчины трудоспособного возраста в России умирают в 3,5 раза чаще, чем в Великобритании, где алкоголизм считается одной из самых серьезных проблем в обществе (http://www.fitplace.ru/news/on_themes/medicine).

На пресс-конференции на тему «Судьба мужчины в России», организованной в 2007 г. известным агентством «Информ-Наука»

(http://www.follow.ru/article/284), Е.М. Андреев, заведующий лабораторией в Центре демографии и экологии человека отметил, что «алкоголь вряд ли стоит считать виновником всех бед: если бы мужчины не пили, они бы больше страдали от стрессов». Там же известный сексолог, доктор философских наук И.С. Кон подчеркнул: «Все происходящее в России – часть общемировых проблем. В 70-е годы весь мир столкнулся с проблемой смертности мужчин и с изменением мужской сущности. Что же происходит:

феминизация мужчин или маскулинизация женщин? Скорее это ослабление поляризации мужского и женского начала. Женщины осваивают мужские профессии и социальные роли. Поскольку сближается характер деятельности, то сближаются и психологические свойства. Происходит ломка гендерных стереотипов. … Почему все же мужчины больше умирают сегодня именно в России? Причина этого в особенности русского характера:

недооценка жизни и пренебрежение к смерти, равнодушие к своему здоровью. Это в большей степени характерно для мужчин, и этим мы отличаемся от западного мира, где очень серьезно относятся к индивидуальной жизни». А доктор биологических наук В.А.

Геодакян из Института проблем экологии и эволюции РАН вообще заявил: «Не надо спасать мужчин! Мужская смертность – это естественный процесс. Так происходит не только у людей, но и у большинства животных и даже растений. Мужской пол – слабый, он чаще гибнет от болезней и условий окружающей среды. Это явление фундаментальное. С эволюционной точки зрения мужской пол – экспериментальный, а женский – консервативный. Эволюция решает все проверять на менее ценном мужском поле. Для воспроизводства мужчин много не нужно, и каким-то их количеством можно пожертвовать. Миссия женского пола – сохранение генетической информации, а мужского – ее изменение».

Комментируя слова Е.М. Андреева, хотелось бы сказать, что широкая алкоголизация российских мужчин, особенно с точки зрения роста потребления некачественной водки, одеколонов, лосьонов, антифриза и моющих средств, на наш взгляд, вряд ли стоит рассматривать как некую панацею от нервных срывов и психологических стрессов, так как все перечисленные непищевые продукты серьезно вредят здоровью и резко сокращают продолжительность жизни представителей сильного пола.

Позиция И.С. Кона, представляется нам убедительной в том отношении, что российские (и не только российские) мужчины действительно со временем все больше теряют мужественное начало и приобретают женские качества. Ну а пренебрежительное отношение россиян мужского пола к своему здоровью (читай к жизни) и нежелание посещать врачей и лечиться уже стало притчей во языцах, а поэтому настоятельно требует решительного вмешательства общества.

Концепция В.А. Геодакяна, видимо, имеет право на самостоятельное существование. Однако, по нашему мнению, в условиях интенсивного вымирания российских мужчин и острого демографического кризиса вряд ли может служить разумным оправданием, как на семейном, так и на государственном уровнях.

Ведь если мужская сверхмертность это естественный процесс, то бессмысленно идти поперек природы и объективного развития общества.

Доктор экономических наук, директор Института социальноэкономических проблем народонаселения Н.М. Римашевская в своей публичной лекции «Гендерные аспекты социальноэкономической трансформации в России»

(http://www.owl.ru/library/046t.htm) по поводу различий в состоянии здоровья мужчин и женщин нашей страны отмечает: «Объяснения этому кажущемуся противоречию следует искать в том, что организм женщин генетически более устойчив против негативных факторов формирования здоровья. И это определяется популяционной ролью женщины как продолжательницы человеческого рода. … Мужчины, напротив, лечатся крайне неохотно, ведут сравнительно более патологический образ жизни (выше потребление алкоголя, курение), а в результате – у них выше смертность в молодом возрасте. Сегодня причины смерти от несчастных случаев, отравлений и травм у мужчин трудоспособного возраста оказались на первом месте. Все большее число специалистов придерживаются того мнения, что главной внешней причиной сверхвысокой смертности мужчин в России является алкоголизация общества».

Приведенные выше особенности мужчин как отдельной группы населения, связанные с меньшей устойчивостью их организма противостоять негативным факторам здоровья по сравнению с женщинами, а также нежеланием лечиться вкупе с более высокой склонностью к патологическому образу жизни, с нашей точки зрения, уже являются традиционными и устойчивыми воззрениями, которые часто встречаются в научной, учебно-научной литературе и СМИ, а поэтому воспринимаются как неоспоримые или почти неоспоримые аргументы.

Опрос ВЦИОМ, проведенный в июне-июле 2005 г. (было опрошено 1600 человек в153 населенных пунктах, 46 областях, краях и республиках России со статистической погрешностью не более 3,4%), позволил установить, что в настоящее время курят 59% мужчин и только 15% женщин. При этом подавляющее большинство россиян (94%) считают курение опасным для здоровья (http://www.advesti.ru/news/sled/17112005smoking).

Подобные результаты, на наш взгляд, явно свидетельствуют о том, что мужчины, проживающие в Российской Федерации, являются «курящей аудиторией», осознанно представляющей вред и опасность столь пагубного занятия.

Ситуация, сложившаяся в России с курением, в значительной степени усугубляется неудовлетворительным потреблением мужского населения. По данным информационного агентства «Альянс-Медиа» в настоящее время половина российских мужчин питается ниже физиологически необходимого уровня (http://businesstest.ru/NewsAMShow.asp?ID=1131).

официально заявил вице-премьер, министр сельского хозяйства РФ Алексей Гордеев по окончании одного из заседаний правительственной комиссии по регулированию потребительского рынка. Он обратил внимание присутствовавших на то, что развитие дистрофии является следствием недоедания 50% российских мужчин. В этой связи, подчеркнул министр, правительственная комиссия поручила экономическому блоку правительства разработать предложения об оказании помощи малоимущему населению дополнительными продуктовыми наборами за счет бюджетов всех уровней.

Занимаясь систематизацией и анализом научных и популярных изданий совсем не вредно, а в большинстве случаев и просто полезно прислушаться к мнению простых жителей страны.

Так на Сахалинском форуме («Стратегия развития Сахалинской области – 2020 г.») по вопросу принадлежности мужчин к сильному полу было высказано следующее интересное соображение:

«Мужчины – сильный пол???? Сильно сомневаюсь!!! И даже могу объяснить, почему. Может, физически они и сильны, а морально??

Многие мужчины просто убегают от проблем. Например, когда хотят бросить девушку, что многие делают? Просто исчезают. А взять другой пример. Муж и жена, все хорошо. Рождается ребенок, скажем, с некоторыми недостатками. Например, ребенок глухой.

Известно множество случаев о том, что в таких ситуациях мужчина просто кидает свою семью и убегает. Это нормальный, (http://forum.zontik.ru).

По нашему мнению, столь эмоциональное выступление (видимо, одной из представительниц женского пола) фиксирует еще одну из примечательных черт современного российского мужчины, а именно моральную или психологическую слабость, гораздо меньшую по сравнению с женщинами способность противостоять жизненным трудностям.

Данной точке зрения вторит майский номер (2007 г.) женского журнала «Woman's world» (http://www.perfectlady.ru/articlehtml), который утверждает: «Оказывается, не только женщины являются слабым полом. Ученые провели эксперимент и установили, чего же избегают и страшатся мужчины. Оказывается, первое место занимает страх неудачи. Мужчины боятся не соответствовать установленным требованиям, которые к ним предъявляются на работе или дома. Они не хотят и боятся выглядеть неудачниками. Мужчины никогда не рассказывают о своих переживаниях и терзаниях, потому что боятся, что их посчитают слабыми. Они предпочитают переживать все свои неудачи в одиночестве».

Конечно, можно спорить по поводу всех утверждений, представленных в приведенной выше цитате. Но главное, по нашему мнению, заключается в том, что мужчины в отличие от женщин в своей подавляющей массе носят свои переживания и терзания внутри, что не позволяет им по примеру женщин «раскрыв душу», или «поплакавшись подруге», избавиться от негативных эмоций, сбросить отрицательный фон. Подобное самоедство, несомненно, не способствует сохранению жизненного потенциала и отражается на преждевременной смертности мужского населения.

Отдельно хотелось бы заметить, что вопрос о силе полов также решается не в пользу мужчин даже в такой щепетильной и чувствительной для них сфере, как половая активность. Врачпсихотерапевт А. Полеев на основе собственной практики считает:

«мужчины раньше выходят из игры, выключаются из системы половых отношений, а, учитывая, что в Москве их еще и численно дефицит, мужики прекрасно понимают, что они нарасхват, и не особенно утруждают себя ухаживаниями, не уделяя женщинам того внимания, которого бы им хотелось» (http://www.businesspress.ru).

То есть, по сути дела российские мужчины свою половую несостоятельность эффективно трансформируют в половой конъюнктурный эгоизм.

Е. Ишутина на страницах электронного издания «Работа & (http://www.zarplata.ru) самое серьезное внимание обращает на недисциплинированность на дорогах: «если «глупая» дама за рулем будет соблюдать ПДД даже в отсутствие представителя патрульнопостовой службы, но «нарушит» скоростной режим мужчины, то последний обязательно заерзает и обгонит досадное препятствие.

Приведу опять же данные статистики: в России от ДТП погибают почти 30 тысяч человек в год. Сравните: за все годы военного конфликта в Афганистане наша армия потеряла около 14 тысяч солдат. Получается, что смертность мужчин в трудоспособном возрасте можно сравнить с теми потерями, которые происходят во время войны». При этом данные той же официальной статистики говорят о том, что среди погибших в ДТП водителей наблюдается преобладание представителей сильного пола, что является еще одним свидетельством их нерациональной и предосудительной жизненной активности.

Весьма уместное дополнение к облику современных российских мужчин, на наш взгляд, делает представитель Российской академии государственной службы при Президенте РФ Д. Халтурина (http://www.russia-today.ru), которая, называя среди причин сверхсмертности мужчин алкоголь, особо подчеркивает:

«Нетрезвыми людьми, по официальной статистике, совершается 37% преступлений. На них ложится большинство отравлений, травм, убийств, самоубийств и ДТП. При этом каждый 80-й мужчина России находится в тюрьме. И там заражается туберкулезом, теряет здоровье, получает серьезные психологические травмы». То есть, российские представители сильного пола как сильно пьющая аудитория объективно образует широкую базу для формирования маргинальных и социально неблагополучных слоев общества.

РИА «Новости», опираясь на материалы Всемирного банка, посвященные гендерным проблемам в Российской Федерации (www.medlenta.ru), подмечает еще одну удивительную черту мужчин, а именно «психологический суицид», когда выбранный «стиль жизни» в конечном итоге неотвратимо приводит к утрате здоровья и преждевременной смерти». Невероятно, но факт – складывается впечатление, что россияне мужского пола просто прикладывают усилия, чтобы освободиться от жизни и быстрее перебраться в иной мир.

При этом, говоря о перспективах исправления многих из выше перечисленных неблагополучных гендерных черт мужского населения России, особое внимание хотелось бы обратить на экономические предпосылки их устойчивости. По этому поводу Ю.

Крупнов председатель общественного «Движения развития» в статье «200 миллионов россиян к 2050 году, или как перестать вымирать?» (http://www.rosbalt.ru/2006/05/25) заявил: «Под широко тиражируемые сказки о дефиците трудовых ресурсов в стране продолжается снижение количества мест стратегической и перспективной занятости, которые бы давали значительной массе мужчин возможность профессионального роста и достойного, достаточного для семьи с тремя, в среднем, детьми заработка.

Отсюда базовой демографической мерой должно стать развитие перспективной и стратегической занятости, то есть того труда, который позволяет мужчинам работать на мировом уровне требований и получать соответствующую зарплату. Если мужчина уважает себя, и уважаем в семье, если у него есть возможность собственным квалифицированным трудом обеспечить семью добротным жильём и высоким качеством жизни – то проблема повышения рождаемости, при всех прочих равных условиях, в нашей стране решается почти автоматически».

Можно по-разному относиться к резкому тону высказываний Ю. Крупнова. Однако, с нашей точки зрения, если не пытаться искать фундаментальные (в том числе и экономические) корни далеко нелицеприятной всесторонней характеристики представителей сильного пола как особой группы населения, то вполне можно согласиться с мнением Интернет-журнала «Новая политика» по вопросу о феномене сверхсмертности российских мужчин: «Потери мужчин в этой необъявленной войне велики и тяжелы, и точно так же, как во время войны реальной, выживших не хватает всем женщинам» (http://ruslife.ru/768smx).

Таким образом, если синтезировать многочисленные объективные и субъективные, эмоциональные и аргументированные мнения, касающихся представителей мужского пола, как особой группы населения, то, на наш взгляд, можно выделить следующие характерные черты современных российских мужчин как объекта прикладного статистического анализа:

(материальной), а в широком смысле и социальной несостоятельность, бедность имеют столь широкое распространение, что стали правилом жизни, а не (добытчик), твердости (физическая сила и половая активность) и антиженственности (эмоциональная сдержанность);

ослабление поляризации мужского и женского начала, нивелирование различий гендерных ролей в обществе;

частичная утрата семейных и социальных ориентиров, связанная с быстрорастущими затратами времени, усилий, нервов и т.п., необходимых для материального обеспечения рода и приводящих к дефициту физических и психологических ресурсов внутрисемейных отношений;

систематически возрастающее нормативное и информационное давление, связанное с осуждением за отход от гендерно соответствующего поведения;

недооценка жизни, пренебрежение к смерти, равнодушие к своему здоровью и нежелание лечиться;

моральная и психологическая слабость, неспособность противостоять жизненным трудностям, страх неудач, внутренние терзания, психологический суицид и как следствие низкая и затухающая половая активность;

широкое распространение потребления на рубеже питания ниже физиологически необходимого уровня;

низкокалорийное питание, гиподинамия и избыточный недисциплинированное поведение;

тотальность алкоголизации, курения, наркомании и токсикомании, приверженности к аморальному стилю ядро преступности, бомжевания и любых маргинальных слоев общества;

основа контингента самоубийц;

генетически экспериментальный пол, слабый по своей сути в силу более высокой интенсивности вымирания от болезней и условий окружающей среды;

исторически недостаточно изученный контингент, традиционно испытывающий дефицит внимания со стороны общества и ученого мира.

Обобщение всех перечисленных выше особенностей мужского населения как объекта прикладного статистического исследования, с нашей точки зрения, приводит к достаточно нелицеприятному выводу. Современные мужчины России, скорее всего по инерции, нежели по существу продолжают считаться сильным полом, который в силу целой совокупности своих гендерных черт заметно уступает женщинам в способности приспосабливаться к жизни и противостоять вредным воздействиям окружающей среды (экономической, социальной, природной и т.д.).

При этом складывается впечатление, что представители мужской популяции прикладывают самые серьезные усилия для широкомасштабного уничтожения собственного вида, суженное замещение поколений которого в условиях тотально распространенного патологического образа жизни носит уже не кризисный, а ультра кризисный характер.

§3. Теоретические подходы к построению системы показателей воспроизводства мужского населения Выяснение причин сокращения численности и серьезного дефицита мужчин в современной России возможно только на основе всестороннего статистического анализа замещения их поколений.

Решение данной задачи подразумевает использование определенных показателей, которые призваны давать оценку разнообразных аспектов демографического развития мужской популяции. В этой связи объективно возникает широкий круг вопросов, вызванных необходимостью теоретического обоснования алгоритма (последовательности) и основных направлений прикладного исследования воспроизводства мужского населения.

В специальной научной и учебно-методической литературе существуют различные подходы не только к определению самого понятия «воспроизводство», но и к целесообразности использования тех или иных показателей для характеристики его особенностей и результатов. По этой причине в контексте проводимого исследования, прежде всего, требуется остановиться на выяснении следующих нюансов:

1) Какие компоненты включает в свой состав процесс замещения мужских поколений?

2) Какие показатели целесообразно использовать для комплексной статистической характеристики особенностей и результатов воспроизводства мужского населения?

Сущность первого из поставленных вопросов, на наш взгляд, достаточно наглядно можно проиллюстрировать при помощи точек зрения на замещение поколений общества вообще (независимо от его полового состава), сведенных в табл. 3.

Возможные подходы к идентификации воспроизводства Толкование содержания Как результат взаимодействия только процессов рождаемости Курман М.В. Актуальные и смертности, то есть как вопросы демографии. М.:

естественное воспроизводство Статистика, 1976, с.83-106.

населения.

Как результат взаимодействия не только процессов рождаемости и смертности, но и миграции, то есть как естественное и миграционное воспроизводство населения.

Как результат взаимодействия естественного (рождаемости и Вишневский А.Г.

пространственного (миграции) энциклопедический словарь. М.:

и социального (мобильности) Советская энциклопедия, 1985, движений, то есть как общее с.68-82.

воспроизводство населения.

Каждый из подходов, представленных в табл. 3, в полной мере применим не только ко всему населению, но и к его отдельным гендерным группам. В этой связи, занимаясь анализом замещения поколений мужчин, можно опираться на рассмотрение естественного, миграционного и социального движений представителей сильного пола по отдельности, в целом, а также в трех возможных парных сочетаниях («рождаемость, смертность – миграция»; «рождаемость, смертность – мобильность» и «миграция – мобильность»). Все они, несомненно, имеют право на самостоятельное существование, но с позиций данного конкретного исследования далеко не равнозначны и вот по каким причинам.

Рассмотрение только процессов рождаемости и смертности, то есть естественного воспроизводства мужского населения, с нашей точки зрения, носит ограниченный или фрагментарный характер, потому что, как свидетельствует практика, мужчины составляют значительную часть миграционных потоков и в этом аспекте территориальные перемещения оказывают заметное влияние на трансформацию численности и состава жителей мужского пола.

Дополнение рождаемости, смертности и миграции социальным движением малоэффективно по двум причинам. Вопервых, любые социальные перемещения мужчин все равно не приводят к изменению количественных размеров мужской популяции, а, следовательно, не сокращают их дефицит для представительниц прекрасного пола. Во-вторых, введение социального фактора в рамки любого исследования заметно расширяет его размеры и не позволяет в ограниченных рамках досконально рассмотреть чисто демографические компоненты, непосредственно формирующие параметры и режим замещения мужских поколений. С другой стороны, попытка разрыва естественного и миграционного воспроизводства и попытка их самостоятельной увязки с социальной мобильностью мужчин, по нашему мнению, носит искусственный характер и в данном конкретном случае не позволяет подробно разобраться в истинных причинах суженного замещения поколений лиц мужского пола.

В совокупности, учитывая все плюсы и минусы различных методологических подходов к идентификации процесса воспроизводства мужского населения, его содержание будет сознательно сведено к прикладному анализу естественных и миграционных компонент замещения поколений, взаимодействие которых предоставляет возможность в явном виде выйти на понимание причин сокращения численности мужчин в Российской Федерации.

Выбор в пользу естественного и миграционного воспроизводства в некоторой степени упрощает ответ на второй из вопросов, поставленных в самом начале данного параграфа, так как освобождает от необходимости рассматривать показатели социальной мобильности мужского населения.

В принципиальном плане обоснование целесообразности применения тех или иных индикаторов для комплексной статистической характеристики особенностей и результатов замещения поколений мужчин по сути дела упирается в решение задачи, связанной с выделением и систематизацией самых важных и актуальных показателей воспроизводства мужской популяции. В статистической практике используется целая группа характеристик, ориентированных на оценку режима замещения поколений представителей сильного пола. Остановимся чуть более подробно на их составе и содержании (табл. 4).

Показатели воспроизводства мужского населения, применяемые в практике Росстата (источник: Демографический ежегодник России 2006, М.: Федеральная служба государственной «Общие показатели «Показатели браков и разводов населения» число разводов;

«Показатели смертности «Показатели смертности населения по причинам основным классам причин смерти «Показатели миграции численность прибывших мужчин международных сравнений» продолжительность предстоящей Индикаторы воспроизводства мужского населения, используемые в статистической практике, нуждаются в комментариях двоякого рода. Прежде всего, с точки зрения логики и последовательности расположения отдельных разделов показателей.

Во-вторых, с позиций конкретного наполнения каждого из разделов теми или иными количественными характеристиками.

В плане своего логического построения система показателей воспроизводства населения Росстата (в том числе и мужчин) построена по принципу от общего к частному. Этим объясняется то обстоятельство, что, в первую очередь, рассматриваются общие параметры замещения мужских поколений. Они позволяют акцентировать внимание на ключевых интегральных показателях режима воспроизводства представителей сильного пола, которые затем уже конкретизируются в целом ряде других разделов, детально раскрывающих степень участия естественных и миграционных компонент в формировании результатов демографического развития общества. При этом индикаторы естественного и миграционного движения мужчин, в конечном счете, дополняются международными сравнениями, позволяющими более точно оценить истинное положение дел.

Рождаемость является важнейшей исходной составляющей, играющей важную роль в замещении мужских поколений. Поэтому отсутствие в системе показателей Росстата отдельного раздела, посвященного характеристикам деторождения, на первый взгляд выглядит странно. Однако подобный подход связан с двумя причинами. С одной стороны, некоторые параметры рождаемости в явном виде присутствуют в составе общих показателей воспроизводства населения. С другой стороны, практически все или подавляющее большинство индикаторов рождаемости, особенно рассчитываемых в относительном выражении (общий, частные, специальные и возрастные коэффициенты) не ориентированы на выделение только мальчиков, а отображают интенсивность деторождения независимо от пола.

Показатели браков и разводов населения примечательны в том отношении, что отображаемые ими естественные демографические процессы (брачность и разводимость) не изменяют численность мужской популяции, а только трансформируют ее структуру, что уже в свою очередь оказывает опосредованное воздействие на остальные естественные и миграционные компоненты. При этом абсолютные числа браков и разводов являются статистическими характеристиками, которые одновременно могут рассматриваться, как по отношению к мужчинам, так и по отношению к женщинам, совершенно не искажая ситуацию в силу парного характера бракоразводных явлений.

Смертность населения в трактовке Росстата составляет самый представительный раздел показателей, по сути дела разделенный на два подраздела. Вычленение индикаторов смертности мужчин по причинам смерти, на наш взгляд, предопределяется тем обстоятельством, что названная группа включает достаточно большое количество специфических характеристик, которые позволяют понять не только как, но и за счет каких факторов формируется процесс вымирания мужских поколений. Слияние двух обширных подразделов статистических показателей, скорее всего не пошло бы на пользу дела, а только усложнило используемую конструкцию.

Включение показателей миграции мужского населения в общую концепцию комплексной статистической характеристики воспроизводства представителей сильного пола, во-первых, вытекает из необходимости учета всех без исключения источников формирования численности и состава мужчин, а, во-вторых, логично увязывается с подходом к определению сущности замещения поколений как важнейшего демографического процесса.

Раздел показателей, связанный с международными сравнениями, выглядит несколько ущербно в том плане, что в нем присутствует только один показатель (в различных вариациях), относящийся к мужской популяции – средняя ожидаемая продолжительность предстоящей жизни мужчин по отдельным странам мира (для новорожденных мальчиков, а также для мужчин достигших возраста 15, 45 и 65 лет). По этой причине он либо нуждается в дополнении, либо вполне может быть перенесен в тот раздел, где присутствуют другие индикаторы средней предстоящей продолжительности жизни мужчин (то есть в общие показатели воспроизводства мужского населения).

С точки зрения конкретного наполнения каждого из разделов теми или иными количественными характеристиками или с позиций содержательного анализа необходимо обратить внимание на следующее. Суммарный коэффициент рождаемости, попавший в самый первый раздел системы показателей Росстата, несомненно, относится не только к представителям мужского пола, а ко всему населению. Ведь он показывает, сколько детей в среднем (независимо от половой принадлежности) за всю свою жизнь в среднем рожает одна женщина. Вместе с тем при расчете бруттокоэффициента воспроизводства населения, который находится на основе именно суммарной рождаемости, появляется возможность вместо доли девочек использовать долю мальчиков. Этот ход позволит оценить, сколько мальчиков в среднем за всю жизнь рожает одна женщина без учета фактора смертности. С этой точки зрения нахождение коэффициента суммарной рождаемости в числе прочих показателей воспроизводства мужского населения становится не только понятным, но и обоснованным.

По нашему мнению, нельзя не пройти мимо того обстоятельства, что среди показателей смертности населения по причинам смерти Росстат приводит стандартизованные коэффициенты смертности мужчин по основным классам причин смерти. Подобные индикаторы, рассчитанные для всего мужского населения, а также для города и села в отдельности, несомненно, позволяют устранить влияние структурного фактора, но носят не первичное, а уточняющее значение и по этой причине несколько отягощают общее восприятие сложившейся обстановки.

В целом, подходы Федеральной службы государственной статистики России к статистической характеристике процесса замещения мужских поколений, на наш взгляд, носят комплексный, последовательный, логичный, всесторонний и весьма детальный характер. Однако с практических позиций рассмотренная выше конструкция системы показателей воспроизводства мужчин выглядит все же достаточно громоздкой и тяжеловесной, а самое главное нуждается в уточнениях с точки зрения конкретных направлений прикладного анализа исследуемого демографического процесса. В этой связи, с нашей точки зрения, логика статистической оценки параметров воспроизводства мужчин должна строиться по следующей схеме (рис. 4).

ПОКАЗАТЕЛИ ВОСПРОИЗВОДСТВА МУЖСКОГО

НАСЕЛЕНИЯ

ФАКТОРОВ

РЕЖИМА РЕЗУЛЬТАТОВ

РЕЖИМА

ВОСПРОИЗВОДС ВОСПРОИЗВОДС

ВОСПРОИЗВОДС

ТВА МУЖСКОГО ТВА МУЖСКОГО

ТВА МУЖСКОГО

НАСЕЛЕНИЯ НАСЕЛЕНИЯ

НАСЕЛЕНИЯ

Рис. 4. Система показателей статистики воспроизводства Приведенная выше схема, на наш взгляд, носит более простой, последовательный и целостный характер. Ее простота по сравнению с системой Росстата заключается в меньшем количестве разделов показателей, используемых для комплексной характеристики процесса замещения мужских поколений.

Последовательность заключается в том, что синтетический подход (в конструкции Росстата от общего к частому) заменен аналитическим подходом (от частного к общему), который опирается на следующую логику. Показатели первого раздела призваны всесторонне отобразить особенности фактически сформировавшегося режима воспроизводства мужского населения по состоянию на определенный момент времени. Они явно повисают в воздухе, если не дополняются показателями второго раздела, ориентированными на количественную оценку факторов, обеспечивших существующий режим замещения мужчин. По сути дела показатели факторов режима воспроизводства позволяют ответить на вопрос, почему он сложился именно так и никак иначе.

Третий и заключительный раздел показателей содержательно уместен в том плане, что показывает, к каким положительным или негативным результатам, как в демографическом, так и в социальноэкономическом аспектах, привел конкретный режим воспроизводства мужчин. В совокупности, объединение таких компонент, как оценка сущности процесса, характеристика его факторного механизма и исследование достигнутых результатов, по нашему мнению, дает возможность получить целостное представление об особенностях замещения поколений лиц мужского пола.

Если говорить о непосредственном содержании каждого из разделов системы показателей статистики воспроизводства мужского населения, предложенной на рис.4, то следует сказать, что, с нашей точки зрения, по большей своей части они объективно должны наполняться характеристиками, которые либо имеются в демографическом ежегоднике России, либо легко могут быть рассчитаны на их основе. Применение индикаторов, которые нельзя получить из официальных статистических публикаций вряд ли целесообразно, потому что превращает прикладной анализ в теоретические рассуждения о возможностях оценки тех или иных параметров объекта исследования (табл. 5).

Состав системы показателей статистики воспроизводства 1. Показатели режима 2. Показатели факторов 3. Показатели воспроизводства режима воспроизводства результатов мужского населения мужского населения воспроизводства индекс жизненности численность родившихся абсолютный прирост брутто-коэффициент численность умерших мужчин;

продолжительность года;

жизни мужчин при определенного естественного прироста число мужчин, средняя ожидаемая число браков и разводов женщин;

определенного разводимости мужчин; демографической вероятность смерти Предложенная в табл. 5, система показателей, по нашему мнению, охватывает все важнейшие аспекты и направления статистической характеристики воспроизводства мужского населения, а поэтому позволяет получить подробное и всестороннее представление о процессе замещения поколений мужчин как особой социально-демографической группы населения.

В заключение, необходимо отметить, что теоретические подходы к построению системы показателей воспроизводства мужского населения, сформулированные в данном параграфе, позволяют рассмотреть, охарактеризовать и оценить тенденции и закономерности трансформации замещения поколений мужчин с позиций единства и взаимосвязи всех компонент, принимающих участие в формировании столь сложного демографического процесса, который, к большому сожалению, в современной России уже сравнительно длительное время приносит далеко неблагополучные результаты.

ГЛАВА 2. ПРИКЛАДНОГО АНАЛИЗ РЕЖИМА, ФАКТОРОВ И

РЕЗУЛЬТАТОВ ВОСПРОИЗВОДСТВА МУЖСКОГО

НАСЕЛЕНИЯ РОССИИ

§1. Оценка особенностей замещения поколений мужского Процесс замещения поколений общества, в том числе и его мужской популяции, характеризуется целым рядом параметров, среди которых общим и вместе с тем весьма показательным индикатором служит индекс жизненности. Этот относительный показатель, отражающий соотношение численностей родившихся и умерших лиц мужского пола на самом простейшем уровне или в первом приближении дает представление о взаимодействии двух естественных демографических процессов, предопределяющих режим воспроизводства мужчин (табл. 6).

Индекс жизненности мужского населения в Российской Годы Все население Городское население Сельское население Анализ данных табл. 6 позволяет утверждать о том, что за последние пятнадцать лет индекс жизненности россиян мужского пола претерпел заметные количественные и содержательные изменения. В количественном аспекте уровень соотношения численностей родившихся и умерших мужчин упал в полтора раза, как для всего населения, так и для жителей города и села в отдельности. В содержательном аспекте его повсеместное падение ниже единицы, свидетельствует о таком режиме замещения мужской популяции, при котором мужчин умирает больше, чем рождается. Также необходимо отметить, что процесс естественного вымирания мужских поколений, «стартовавший» с 1992 г., поразному протекал в городской и сельской местности Российской Федерации. Если с 1991 по 2001 гг. ситуация на селе все же была лучше, чем в городе, то после этого, начиная с 2002 г., обстановка поменялась и вернулась к состоянию 1990 г. с той лишь разницей, что теперь менее благополучный характер замещения поколений сельских мужчин стал наблюдаться в условиях естественной убыли.

Чтобы конкретизировать содержание негативных изменений режима возобновления мужской популяции в современной России необходимо перейти к рассмотрению динамики уровня бруттокоэффициента воспроизводства мужчин. Обычно в статистической практике этот индикатор вычисляется применительно к женским поколениям, но методика его оценки достаточно просто может быть трансформирована для представителей сильного пола:

где R(м) – брутто-коэффициент воспроизводства мужского населения;

F – коэффициент суммарной рождаемости;

g – доля девочек среди родившихся.

Замена доли девочек на долю мальчиков в традиционном брутто-коэффициенте воспроизводства населения позволяет ответить на вопрос о том, сколько мальчиков в среднем рожает одна женщина (или 1000 женщин в зависимости от базы расчетов) за всю свою жизнь без учета фактора смертности детей мужского пола (рис. 5).

Рис. 5. Динамика брутто-коэффициента воспроизводства мужского населения в Российской Федерации, на 1000 женщин Как свидетельствует рис. 5, уже в 1990 г. даже без учета фактора смертности режим замещения поколений мальчиков носил суженный характер (уровень брутто-коэффициента был меньше 1000). При этом за последующие годы этот демографический индикатор еще снизился на 309 мальчиков в расчете на каждую женщин репродуктивного возраста или на 31,8%. Столь серьезное сужение воспроизводства мужского населения в России стало несколько выправляться после 2000 г., но крайне медленными темпами (за десять лет прирост составил всего 27,8%).

Для количественной оценки воздействия различных факторов на динамику брутто-коэффициента воспроизводства мужчин был применен индексный метод. Расчеты производились по следующему алгоритму:

где F и F – суммарные коэффициенты рождаемости в базисном и отчетном периодах;

0 и 1 – доля мальчиков среди родившихся в базисном и отчетном периодах;

(F) – абсолютное влияние изменения суммарного коэффициента рождаемости;

() – абсолютное влияние изменения доли мальчиков среди родившихся.

Проведенные по данной методике расчеты позволили установить:

рождаемости брутто-коэффициент воспроизводства российских мужчин в 2010 г. по сравнению с 1990 г.

сократился на 18,7% или на 181 мальчиков в расчете на 1000 женщин репродуктивного возраста;

вследствие повышения доли мальчиков среди родившихся брутто-коэффициент воспроизводства российских мужчин в 2010 г. по сравнению с 1990 г.

увеличился на 0,1% или на 1 мальчика в расчете на женщин репродуктивного возраста.

Результаты индексного факторного анализа показали, что рассматриваемые нами факторы воздействовали в противоположных направлениях. Причем некоторое (весьма незначительное) повышение доли мальчиков среди родившихся пусть и слабо, но все же позволило несколько компенсировать последствия серьезного снижения уровня коэффициента суммарной рождаемости в РФ за 1990-2010 гг.

В условиях существенного сужения естественного замещения поколений мальчиков очень важную роль играет их смертность в перинатальном периоде, которая складывается из мертворожденных и умерших в течение первой недели жизни (рис. и 7).

Рис. 6. Удельный вес мертворожденных в общей совокупности всех рождений мальчиков в Российской Федерации Рис. 7. Удельный вес мальчиков, умерших в возрасте до 7 дней За период времени с 1990 по 2010 гг. перинатальная смертность мальчиков в России претерпела благоприятные изменения. Доля мертворожденных младенцев мужского пола снизилась практически на половину, а доля мальчиков, умерших в возрасте до 7 дней, соответственно уменьшилась еще сильнее – более чем в 7 раз. Подобные позитивные подвижки, конечно, можно попытаться объяснить заметным сокращением абсолютного масштаба процесса деторождения, но нельзя отрицать и того факта, что они отразились на динамике такого важного показателя воспроизводства мужских поколений, как вероятность смерти мальчиков от момента рождения до 5 лет (рис. 8).

0, 0, 0, 0, 0, Рис. 8. Вероятность смерти мальчиков от момента рождения С 1990 по 2010 гг. вероятность смерти мальчиков в РФ на протяжении первых пяти лет жизни заметно снизилась (на 54,1%).

Причем, если в течение 90-х годов прошлого века она оставалась практически на стабильном уровне, то затем существенно упала.

Получается, что негативные результаты замещения мужских поколений в России основывались не на росте смертности совсем юных представителей сильного пола, связанной с их адаптацией к жизни, а на действии каких-то других факторов, которые, видимо, и отразились на катастрофическом падении средней длительности жизни мужчин.

Средняя продолжительность предстоящей жизни мужского населения в статистической практике рассчитывается, как для новорожденных мальчиков, так и для мужчин, достигших определенного возраста. Поэтому чтобы разобраться в особенностях режима воспроизводства мужских поколений в России мы, в первую очередь, остановимся на длительности жизни при рождении (табл.

7).

Средняя продолжительность предстоящей жизни мужчин при рождении в Российской Федерации, лет За последние двадцать лет средняя продолжительность жизни при рождении у мужчин в России уменьшилась на 0,5 года или на 1%. При этом, снижаясь, как в городской, так и в сельской местности, у мужчин-горожан она была всегда выше, чем у мужчинселян. Правда, размеры сокращения рассматриваемого показателя воспроизводства мужской популяции все же несколько различались в зависимости от места жительства. С 1990 по 2010 гг. средняя длительность предстоящей жизни при рождении у городских мужчин снизалась на 0,4 года или на 0,6%, а у сельских мужчин соответственно на 0,6 года или на 1%. То есть в относительном выражении падение продолжительности жизни у сельских жителей мужского пола по сравнению с горожанами носило пусть и незначительно, но более глубокий характер.

К сожалению, неблагоприятные изменения средней продолжительности предстоящей жизни мужчин при рождении в РФ сопровождались аналогичными подвижками практически во всех возрастах (табл. 8).

Средняя продолжительность предстоящей жизни для мужчин, достигших определенного возраста, в Российской Федерации, Данные табл. 8 свидетельствуют о том, что средняя продолжительность предстоящей жизни российских мужчин, достигших определенного возраста, с 1990 по 2010 гг.

незначительно повысилась (на предельно минимальную величину) только в четырех самых старших возрастах (70 лет и более). При этом поразительно, но факт – во всех возрастах, начиная с 5 до лет, сокращение средней длительности жизни мужского населения составило более 3%. А максимальные в относительном выражении неблагоприятные изменения средней продолжительности предстоящей жизни (первые пять мест) пришлись на возраста от до 40 лет, то есть на зрелые и самые экономически продуктивные поколения мужчин. Это обстоятельство носит крайне тревожный характер, потому что даже в условиях снижения вероятности смертности мальчиков от момента рождения до 5 лет последующая убыль представителей сильного пола в современной России явно превосходит разумные пределы и делает их воспроизводство кризисным не только в демографическом, но и в социальном смыслах слова.

Кризисный характер замещения мужских поколений в РФ станет более понятным, если обратить внимание на изменение ожидаемой вероятности их смерти (табл. 9).

Ожидаемая вероятность смерти мужского населения в Российской Федерации от отдельных причин, на От болезней системы кровообращения От внешних причин (случайных отравлений алкоголем, транспортных 16902,7 16902,7 14931, несчастных случаев, самоубийств и убийств) Причины смерти От болезней органов и паразитарных болезней Несмотря на снижение ожидаемой вероятности смерти российских мужчин в расчете на 100000 новорожденных в 2010 г. по сравнению с 2008 г. от внешних причин (на 13,0%) и от некоторых инфекционных и паразитарных болезней (на 0,2%), наблюдался рост уровня данного показателя от болезней системы кровообращения (на 1,0%), от новообразований (на 5,9%), от болезней органов пищеварения (на 4,8%) и от болезней органов дыхания (на 4,3%).

При этом особое внимание обращает на себя то обстоятельство, что смерть мужского населения от болезней системы кровообращения (диагностика и излечиваемость которых в современной России находятся на крайне низком уровне) составляла жизненную перспективу почти половины исходной совокупности родившихся мальчиков и за рассматриваемые три года в 3,0-3,4 раза превышала вторую по величине вероятность смерти от внешних причин.

Одновременно наблюдался быстрый рост вероятности смерти российских мужчин от болезней системы пищеварения (в среднем более чем на 5% в год), видимо, связанный с качеством продуктов и культурой питания.

В общем, анализ особенностей замещения мужских поколений, проведенный в данном параграфе, позволяет констатировать, что режим современного воспроизводства лиц сильного пола в Российской Федерации обладает всеми признаками деструктивного характера вымирающей популяции. Во-первых, мужчин умирает больше, чем рождается. Во-вторых, их естественное возобновление за счет новорожденных даже с учетом депопуляции носит крайне суженный характер. В-третьих, средняя продолжительность предстоящей жизни мужского населения находится на очень низком уровне и продолжает снижаться наиболее серьезными темпами для лиц, достигших самых зрелых и самых экономически продуктивных возрастов (от 20 до 40 лет). Вчетвертых, ожидаемая вероятность смерти лиц мужского пола наиболее высока или растет интенсивнее по тем видам болезней, которые традиционно диагностируются и поддаются лечению труднее всего. И, наконец, в-пятых, сложившиеся параметры режима воспроизводства российских мужчин объективно вынуждают не только ставить под сомнение их принадлежность к сильному полу, но и говорить вообще о перспективах их выживания и сохранения как частного вида разумной жизни.

§2. Исследование естественного и миграционного движения Режим воспроизводства поколений мужчин формируется как результат взаимодействия естественного и миграционного движения населения. В составе естественного движения мужской популяции важнейшая роль принадлежит процессам рождаемости и смертности. В этой связи, прежде всего, необходимо остановиться на рассмотрении изменений абсолютных показателей рождения и вымирания лиц мужского пола (табл. 10).

Абсолютные характеристики естественного движения мужского населения в Российской Федерации, чел Годы Родившиеся Умершие возрасте до прирост Абсолютное естественное пополнение мужской популяции РФ в лице родившихся мальчиков с 1990 по 2010 гг. испытывало колебания, связанные с чередованием более или менее длительных периодов роста и спада, но в целом претерпело существенное сокращение собственного размера. Так за рассматриваемые пятнадцать лет годовое число родившихся мальчиков уменьшилось на статистически весомую величину – на 101609 чел. или на 10%.

Подобное, снижение рождаемости за рассматриваемые годы, к большому сожалению, совпало пусть и с не всегда последовательным, но все же итоговым повышением числа умерших мужчин. В 2010 г. по сравнению с 1990 г. естественное выбытие мужских поколений увеличилось на 248276 чел. или на 30,9%. То есть рост абсолютного уровня смертности (более чем на треть) был заметно интенсивнее падения рождаемости и привел к принципиальному изменению не только величины, но направления (знака) естественного прироста мужского населения. Если в 1990 г. у мужчин в России был зафиксирован естественный прирост, который в заметно усеченном виде, но все же сохранился в следующем году, то, начиная с 1992 г. он трансформировался в устойчивую естественную убыль мужской популяции, чьи размеры в 2010 г.

находились в районе почти 130 тысяч человек.

Не менее примечательным, на наш взгляд, является и тот факт, что непрерывное уменьшение численности мальчиков, умерших в возрасте до 1 года, которая в 2010 г. по отношению к 1990 г. сократилась на 13065 чел. или почти в 2,7 раза (а их доля в общей совокупности всех умерших мужчин соответственно упала с 2,6% до 0,7%), фактически не смогло отразиться на замедлении и заметно компенсировать естественную убыль мужской популяции.

Абсолютные характеристики естественного движения мужской популяции, отражая масштабы процессов рождаемости и смертности, а также результат их взаимодействия, ничего не говорят об интенсивности прироста или убыли мужчин. Ответ на этот вопрос позволяет получить коэффициент естественного прироста лиц мужского пола, который с 1990 по 2010 гг. в России претерпел серьезные трансформации (рис. 9). Их содержание свелось не только к изменению уровня, но и к трансформации содержания данного показателя.

Рис. 9. Коэффициент естественного прироста (убыли) мужского населения в Российской Федерации, ‰ Если в 1990 г. на каждую тысячу мужчин в России наблюдался естественный прирост в размере чуть более 3-х человек, то в 2010 г. это уже была естественная убыль в размере более 2-х человек. То есть в результате взаимодействия рождаемости и смертности за интервал времени в двадцать лет прирост в расчете на каждую тысячу мужского населения сократился более чем на 5-ть человек и поэтому превратился в достаточно интенсивную убыль.

Особую роль в достижении столь неблагоприятного итога естественного движения населения сыграла динамика интенсивности мужской смертности, которая уже давно в научной и «сверхсмертности» (табл. 11).

Возрастные коэффициенты смертности мужского населения С 1990 по 2010 г. снижение интенсивности мужской смертности в РФ наблюдалось в возрастах до 20 лет, а также от до 85 лет и старше. На практически неизменном уровне она осталась в возрастных группах 20-24 Во всех остальных без исключения группах мужчин происходило повышение возрастной смертности.

При этом даже заметное сокращение младенческой (у мальчиков в возрасте до года) и детской (у мальчиков в возрасте от 1 до 4 лет) смертности ни шло, ни в какое сравнение с ростом смертности мужчин в возрастах от 25 до 65 лет. А в таких демографически и экономически активных возрастных группах лиц мужского пола как 25-29, 30-34 и 35-39 лет она была самой высокой, что свидетельствует о просто катастрофических темпах ускорения вымирания российских мужчин. Подобные неравноценные пропорции снижения и роста возрастной смертности мужского населения привели к тому, что общий коэффициент их смертности за рассматриваемые пятнадцать лет вырос в 1,37 раза.

Для уточнения понятия мужской сверхсмертности обязательно следует обратить внимание на динамику соотношения мужской и женской смертности, приведенную в табл. 12.

Соотношение уровней смертности мужчин и женщин в Возраст, лет Мужская сверхсмертность в РФ имеет столь ярко выраженный характер, что не вызывает ни малейших сомнений. Вопервых, во всех возрастных группах (у младенцев, у детей, у подростков, у молодежи, у стариков и т.п.), кроме 85 лет и старше, интенсивность вымирания у мужчин заметно или существенно выше, чем у женщин. Во-вторых, наибольшее превосходство мужской смертности по сравнению с женской смертностью наблюдается в трудоспособном периоде, где оно либо близко, либо имеет троекратное и более преимущество. В-третьих, за 1990- гг. дальнейшее возрастание соотношения интенсивности смертности мужчин и женщин произошло в возрастных группах 24-69 лет, то есть опять таки практически во всех самых зрелых и экономически активных поколениях представителей сильного пола, что, на наш взгляд, свидетельствует об усугублении сложившейся демографической ситуации. В-четвертых, последнее обстоятельство, в конечном счете, и привело к тому, что за рассматриваемый интервал времени превышение общего коэффициента смертности мужчин над женщинами возросло с 1,06 до 1,27 раза.

В целях выявления роли структурного фактора в изменении уровня общего коэффициента смертности мужского населения Российской Федерации за 1990-2010 гг. был применен метод прямой стандартизации, алгоритм которого сводится к формуле:

где mст – стандартизованный общий коэффициент мужского смертности населения;

i – возрастные группы мужчин;

mi – фактические возрастные коэффициенты смертности мужского населения (за 2010 г.);

di0 – возрастная структура мужского населения, принятая за стандарт (за 1990 г.).

Произведенные расчеты позволили установить, что если бы возрастной состав мужской популяции России оставался без изменений, то есть на уровне 1990 г., то тогда бы в 2010 г.

стандартизованный общий коэффициент смертности лиц сильного пола составил 12,6‰. Фактически он в 2010 г. достиг отметки в 16,0‰. Следовательно, вклад интенсивного и структурного факторов в абсолютное изменение общего коэффициента смертности мужчин распределился таким образом (рис. 10).

Рис. 10. Структура абсолютного прироста общего коэффициента смертности мужского населения в Российской Федерации, % Как показывают осуществленные расчеты старение мужского населения в России, несомненно, сказалось на повышении уровня его смертности. Однако, за последние двадцать лет более существенный вклад в достигнутый неблагоприятный результат (почти 77%) внес рост возрастной смертности мужчин, который носил почти тотальный и быстрый характер.

Так как за 1990-2010 гг. в РФ наблюдалось снижение не только младенческой и детской смертности (табл. 11), но и перинатальной смертности мальчиков (она сократилась с 9,1 до 4, чел. в расчете на каждую тысячу родившихся или на 48,4%), то объективно возникает вопрос о причинах серьезного повышения интенсивности вымирания мужской популяции. Некоторые ответы на него позволяют получить данные табл. 13.

Коэффициенты смертности мужского населения по основным классам причин смерти в Российской Федерации, От болезней системы в том числе:

- от гипертонической в том числе:

- от злокачественных в том числе:

- от случайных отравлений - от всех видов транспортных несчастных От болезней органов в том числе:

От болезней органов От инфекционных и От болезней эндокринной системы, расстройства питания и нарушения в том числе:

Динамика коэффициентов смертности мужского населения России по основным классам причин смерти за 1990-2010 гг., образно выражаясь, напоминают «сводку потерь боевых действий».



Pages:   || 2 |
Похожие работы:

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАШМ И НАУКИ РОСаШСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ ВОРОНЕЖСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ПЕДАГОГИЧЕСТОЙ УНИВЕРСИТЕТ Т.М. ХУДЯКОВА, Д.В. ЖИДКМХ ТЕРРИТОРИАЛЬНАЯ ОРГШ ИЗАЦИЯ ПИЩЕВОЙ ПРОМЫШЛЕННОСТИ БЕЛГОРОДСКОЙ ОБЛАСТИ Монография ВОРОНЕЖ Воронежский госуларствевный педагогический уюяерснтет 2012 УДК 338:91 ББК 65.04 Х98 Рецензенты: доктор географических наук, профессор В. М. Смольянинов; доктор...»

«F Transfo F Transfo PD PD rm rm Y Y Y Y er er ABB ABB y y bu bu 2. 2. to to re re he he k k lic lic C C om om w w w w МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ w. w. A B B Y Y.c A B B Y Y.c РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ФГАОУ ВПО КАЗАНСКИЙ (ПРИВОЛЖСКИЙ) ФЕДЕРАЛЬНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ МИНГАЗОВА Наиля Габделхамитовна КАТЕГОРИЯ ЧИСЛА ИМЕН СУЩЕСТВИТЕЛЬНЫХ В АНГЛИЙСКОМ ЯЗЫКЕ ABB ABB ОГЛАВЛЕНИЕ II.2. Образование множественного числа исчисляемых имен существительных.. II.3.Образование множественного числа сложных слов и...»

«Научно-учебная лаборатория исследований в области бизнес-коммуникаций Серия Коммуникативные исследования Выпуск 6 Символы в коммуникации Коллективная монография Москва 2011 УДК 070:81’42 ББК 760+81.2-5 Символы в коммуникации. Коллективная монография. Серия Коммуникативные исследования. Выпуск 6. М.: НИУ ВШЭ, 2011. – 161 с. Авторы: Дзялошинский И.М., Пильгун М.А., Гуваков В.И., Шубенкова А. Ю., Панасенко О.С., Маслова Д.А., Тлостанова М.В., Савельева О.О., Шелкоплясова Н. И., ЛарисаАлександра...»

«А.Н. КОЛЕСНИЧЕНКО ОСНОВЫ ОРГАНИЗАЦИИ РАБОТЫ ТРАНСПОРТА ВО ВНЕШНЕЙ ТОРГОВЛЕ Под общей редакцией доктора экономических наук В.Л. Малькевича Общество сохранения литературного наследия Москва 2011 УДК [339.5:658.7](035.3) ББК 65.428-592 К60 Колесниченко Анатолий Николаевич. Основы организации работы транспорта во внешней торговле / А.Н. Колесниченко; под общ. ред. В.Л. Малькевича. – М. : О-во сохранения лит. наследия, 2011. – 280 с.: илл. – ISBN 978-5-902484-39-4 Агентство CIP РГБ Настоящая работа...»

«ГОСУДАРСТВЕННОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ РОССИЙСКАЯ ПРАВОВАЯ АКАДЕМИЯ МИНИСТЕРСТВА ЮСТИЦИИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ Н. И. Добрякова ГРАЖДАНСКО-ПРАВОВАЯ ОХРАНА И ИСПОЛЬЗОВАНИЕ ОБЪЕКТОВ АВТОРСКОГО ПРАВА ВУЗОВ Монография 88 Москва 2010 УДК 247.78 ББК 67.404.3 Д 57 Автор: Н. И. Добрякова, кандидат юридических наук, ведущий научный сотрудник НИИ РПА Минюста России Рецензенты: И. Ю. Павлова, кандидат юридических наук, доцент кафедры гражданского права РПА Минюста...»

«Современная гуманитарная академия ВИГОРОСНОСТЬ И ИННОВАЦИИ (человеческий фактор как основа модернизации) Под редакцией М.П. Карпенко Москва 2011 УДК 101.1:316 ББК 87.6 В 41 Вигоросность и инновации (человеческий фактор как основа модернизации) / Под ред. М.П. Карпенко. М.: Изд-во СГУ, 2011. 242 с. ISBN 978-5-8323-0783-1 Монография посвящена поиску ответов на вопросы, вот уже несколько тысячелетий волнующих лучшие умы человечества: в чем источник развития общества, какова природа социальной...»

«Пензенский государственный педагогический университет имени В. Г. Белинского В. В. Константинов, Н. А. Ковалева СОЦИАЛЬНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ ФЕНОМЕНА РАССТАВАНИЯ МИГРАНТОВ С РОДИНОЙ Пенза – 2010 1 Печатается по решению редакционно-издательского совета ПГПУ им. В. Г. Белинского УДК 314.7 ББК 60.74 Рецензенты: Доктор психологических наук, профессор Н. И. Леонов Доктор психологических наук, профессор С. В. Сарычев Константинов В. В., Ковалева Н. А. Социально-психологический анализ феномена...»

«Адыгейский государственный университет Научно-методический центр развития образовательных систем Кафедра педагогики и педагогических технологий Кудаев М.Р. Богус М.Б. Кятова М.К. Развитие вербально-логического мышления обучаемых в процессе формирования когнитивного понимания текста (на материале гуманитарных дисциплин) Монография Майкоп - 2009 УДК 37.025.7 ББК 74.202.20 К 88 Печатается по решению редакционно-издательского совета Адыгейского государственного университета Рецензенты: Джандар...»

«Ленинградский государственный университет имени А.С. Пушкина А. А. Сазанов МОЛЕКУЛЯРНАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ ГЕНОМА ПТИЦ Монография Санкт-Петербург 2010 2 УДК 575.113:577.21:598.2 ББК 28.64+28.693.35 Рецензенты: Т. И. Кузьмина, доктор биологических наук, профессор (Всероссийский научноисследовательский институт генетики и разведения сельскохозяйственных животных Российской академии сельскохозяйственных наук); Я. М. Галл, доктор биологических наук, профессор (Ленинградский государственный университет...»

«УДОВЛЕТВОРЁННОСТЬ ЗАИНТЕРЕСОВАННЫХ СТОРОН КАК ФАКТОР ПОВЫШЕНИЯ КАЧЕСТВА ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ФИЗКУЛЬТУРНОГО ВУЗА Волгоград, 2012 Министерство спорта Российской Федерации Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования Волгоградская государственная академия физической культуры УДОВЛЕТВОРЁННОСТЬ ЗАИНТЕРЕСОВАННЫХ СТОРОН КАК ФАКТОР ПОВЫШЕНИЯ КАЧЕСТВА ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ФИЗКУЛЬТУРНОГО ВУЗА МОНОГРАФИЯ Волгоград, УДК 378.9...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ НЕГОСУДАРСТВЕННОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ ОМСКАЯ ГУМАНИТАРНАЯ АКАДЕМИЯ СОВРЕМЕННЫЕ ТЕХНОЛОГИИ УПРАВЛЕНИЯ В СЕРВИСЕ Монография Под общей редакцией доктора экономических наук, профессора О.Ю. Патласова ОМСК НОУ ВПО ОмГА 2011 УДК 338.46 Печатается по решению ББК 65.43 редакционно-издательского совета С56 НОУ ВПО ОмГА Авторы: профессор, д.э.н. О.Ю. Патласов – предисловие, вместо послесловия, глава 3;...»

«Министерство образования и науки Российской Федерации Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования Сибирская государственная автомобильно-дорожной академия (СибАДИ) МАТЕМАТИЧЕСКОЕ МОДЕЛИРОВАНИЕ РАБОЧИХ ПРОЦЕССОВ ДОРОЖНЫХ И СТРОИТЕЛЬНЫХ МАШИН: ИМИТАЦИОННЫЕ И АДАПТИВНЫЕ МОДЕЛИ Монография СибАДИ 2012 3 УДК 625.76.08 : 621.878 : 519.711 ББК 39.92 : 39.311 З 13 Авторы: Завьялов А.М., Завьялов М.А., Кузнецова В.Н., Мещеряков В.А. Рецензенты:...»

«Научно-исследовательский институт горной геомеханики и маркшейдерского дела Межотраслевой научный центр ВНИМИ Кемеровское Представительство ГЕОДИНАМИЧЕСКОЕ РАЙОНИРОВАНИЕ ЮЖНОГО КУЗБАССА Монография Кемерово 2006 УДК 551.24; 551.432, 550.34 Лазаревич Т.И., Мазикин В.П., Малый И.А., Ковалев В.А., Поляков А.Н., Харкевич А.С., Шабаров А.Н. Геодинамическое районирование Южного Кузбасса.- Кемерово: Научно-исследовательский институт горной геомеханики и маркшейдерского дела - межотраслевой научный...»

«В.В. Макаров, В.А. Грубый, К.Н. Груздев, О.И. Сухарев СТЕМПИНГ АУТ В ЭРАДИКАЦИИ ИНФЕКЦИЙ Часть 2 Деконтаминация МОНОГРАФИЯ Владимир Издательство ВИТ-принт 2012 УДК 619:616.9 С 79 Стемпинг аут в эрадикации инфекций. Ч. 2. Деконтаминация: монография / В.В. Макаров, В.А. Грубый, К.Н. Груздев, О.И. Сухарев. – Владимир: ФГБУ ВНИИЗЖ, 2012. – 96 с.: ил. Часть 2 монографии посвящена деконтаминации – третьему, завершающему элементу политики и тактики стемпинг аут в эрадикации особо опасных эмерджентных...»

«Д.С. Жуков С.К. Лямин Постиндустриальный мир без парадоксов бесконечности 1 УДК 316.324.8 ББК 60.5 Ж86 Научный редактор: доктор философских наук, ведущий научный сотрудник Института философии РАН, профессор Ф.И. Гиренок (Московский государственный университет им. М.В. Ломоносова) Рецензент: кандидат политических наук И.И. Кузнецов (Саратовский государственный университет им. Н.Г. Чернышевского) Жуков Д.С., Лямин С.К. Ж 86 Постиндустриальный мир без парадоксов бесконечности. — М.: Изд-во УНЦ ДО,...»

«Министерство здравоохранения и социального развития Российской Федерации Северный научный центр СЗО РАМН Северное отделение Академии полярной медицины и экстремальной экологии человека Северный государственный медицинский университет А.Б. Гудков, О.Н. Попова ВНЕШНЕЕ ДЫХАНИЕ ЧЕЛОВЕКА НА ЕВРОПЕЙСКОМ СЕВЕРЕ Монография Издание второе, исправленное и дополненное Архангельск 2012 УДК 612.2(470.1/.2) ББК 28.706(235.1) Г 93 Рецензенты: доктор медицинских наук, профессор, директор Института...»

«Министерство образования и науки РФ Русское географическое общество Бийское отделение Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования Алтайская государственная академия образования имени В.М. Шукшина А.Н. Рудой, Г.Г. Русанов ПОСЛЕДНЕЕ ОЛЕДЕНЕНИЕ В БАССЕЙНЕ ВЕРХНЕГО ТЕЧЕНИЯ РЕКИ КОКСЫ Монография Бийск ГОУВПО АГАО 2010 ББК 26.823(2Рос.Алт) Р 83 Печатается по решению редакционно-издательского совета ГОУВПО АГАО Рецензенты: д-р геогр. наук, профессор ТГУ В.А. Земцов...»

«Э. А. Томпсон РИМЛЯНЕ И ВАРВАРЫ Падение Западной империи Издательский Дом Ювента 2003 ББК88.3 Т83 Издание выпущено при поддержке Института Открытое общество (Фонд Сороса) в рамках мегапроекта Пушкинская библиотека The edition is published with the support of the Open Society Institute within the framework of Pushkin Library megaproject Редакционный совет серии Университетская библиотека: Н. С. Автономова, Т. А. Алексеева, М. Л. Андреев, В. И. Бахмин, М. А. Веденяпина, Е. Ю. Гениева, Ю. А....»

«ФЕДЕРАЛЬНОЕ АГЕНТСТВО ПО ОБРАЗОВАНИЮ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ Федеральное государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования ЮжНыЙ ФЕДЕРАЛЬНыЙ уНИВЕРСИТЕТ Факультет психологии И. П. Шкуратова СамоПредъявленИе лИчноСтИ в общенИИ Ростов-на-Дону Издательство Южного федерального университета 2009 уДК 316.6 ББК 88.53 Ш 66 Печатается по решению редакционно-издательского совета Южного федерального университета рецензент: доктор психологических наук, профессор Джанерьян С.Т...»

«ДИВИНСКАЯ Е. В. ОЛИМПИЙСКОЕ ОБРАЗОВАНИЕ БУДУЩИХ СПЕЦИАЛИСТОВ ФИЗИЧЕСКОЙ КУЛЬТУРЫ И СПОРТА НА ОСНОВЕ ЛИЧНОСТНО ОРИЕНТИРОВАННОГО ПОДХОДА Волгоград 2012 МИНИСТЕРСТВО СПОРТА, ТУРИЗМА И МОЛОДЕЖНОЙ ПОЛИТИКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования Волгоградская государственная академия физической культуры Кафедра теории и истории физической культуры и спора Дивинская Е.В. ОЛИМПИЙСКОЕ ОБРАЗОВАНИЕ БУДУЩИХ СПЕЦИАЛИСТОВ...»






 
© 2013 www.diss.seluk.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Авторефераты, Диссертации, Монографии, Методички, учебные программы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.