WWW.DISS.SELUK.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА
(Авторефераты, диссертации, методички, учебные программы, монографии)

 

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |

«Саратов - 2013 УДК 321.74; 316.6 ББК 60.5 П74 Рецензенты: доктор социологических наук, профессор Ю. В. Селиванова доктор социологических наук, профессор М. В. Калинникова Авторский ...»

-- [ Страница 3 ] --

Безработные граждане, испытывающие трудности в поиске работы, получившие субсидии на развитие самозанятости, в разрезе категорий распределились следующим образом: инвалиды – 73 чел. (26,1%), одинокие и многодетные родители - 128 чел. (45,7%), родители, воспитывающие детей-инвалидов – 7 чел. (2,5%), граждане, проживающие в сельской местности – 127 чел. (45,4%), граждане, освобожденные из мест исполнения наказаний - 11 чел. (3,9%), граждане, уволенные с военной службы и члены их семей - 6 чел. (2,1%), лица предпенсионного возраста – 45 чел. (16,1%), выпускники учреждений профессионального образования - 9 чел. (3,2%), граждане, подвергшиеся воздействию радиации – 1 чел. (0,4%).

Субсидии для развития предпринимательства были предоставлены в сельскохозяйственном производстве (42,9%), оптовой и розничной торговле (24,3%), обрабатывающих производствах (5,4%), строительстве (3,2%), других сферах услуг (24,2%). В 2012 году в Питерском районе было создано три кооператива с участием 15 безработных граждан, испытывающих трудности в поиске работы, в том числе граждан с инвалидностью, одиноких и многодетных родителей, граждан предпенсионного возраста.

Итогом реализации Года содействия занятости стало уменьшение численности граждан данной категории, состоящих на учете в областной службе занятости населения, на 2,9% (с 3964 чел. до 3851 чел.) и увеличение уровня охвата участием в программах по содействию в трудоустройстве на 5 п.п. (с 45,6% до 50,6%). В 2013 году министерство продолжит работу в данном направлении. Запланировано проведение 720 мероприятий с участием 13,1 тыс. граждан, испытывающих трудности в поиске работы, и 2,4 тыс. работодателей. Усилия специалистов министерства будут направлены на организацию работы по квотированию рабочих мест для инвалидов в рамках нового федерального закона от 23 февраля 2013 года №11.

Одной из главных задач станет обеспечение доступности и качества предоставляемых государственных услуг по содействию занятости населения, увеличение участия граждан данной категории в программах активной политики занятости населения, сокращение периода поиска работы.

В СОВРЕМЕННОМ ПРОСТРАНСТВЕ ЗАНЯТОСТИ

Стратификационные процессы пространства занятости связаны с разными условиями доступа к образовательным и профессиональным ресурсам, с различными возможностями групп населения влиять на изменение социальных статусов, процессов и условий жизни. Инфраструктура пространства занятости представляет собой множество пересекающихся плоскостей: социально-трудовые отношения работников, работодателей и профсоюзов; правовое регулирование процессов занятости, государственная и негосударственная политика занятости; процессы самоорганизации рынка (труда); взаимодействие государства, бизнеса и общественных организаций; стратификацию пространства занятости. Пространство занятости мы рассматриваем как сферу трудовой деятельности, включающую процессы государственного и негосударственного регулирования деятельности субъектов на рынке труда в условиях неопределенности и риска, а именно: работников и работодателей, предпринимателей и их ассоциаций, профсоюзов и профессиональных сообществ работников, представителей власти.

Институт защиты прав личности декларирует возможность индивиду самостоятельно выбирать профессию, сферу и форму занятости. Наряду с этим существуют механизмы воспроизводства неравенства, порождающие риски социально-трудовых отношений, оцениваемые в обществе как несправедливые. Это могут быть особенности выбора профессии, обусловленные ограниченным доступом к образованию, дисбаланса требований к подготовке выпускников со стороны образовательных стандартов и работодателей, наличие или отсутствие качественных рабочих мест в регионах, зависимость социально-экономического положения индивида от статуса поселения и от государственных трансфертов («западня бедности»48), несбалансированность процессов спроса и предложения на рынке труда и образовательных услуг, механизмы профессионального закрытия.

Стратификация в сфере занятости базируется на комплексе факторов - половозрастных, этноконфессиональных, связанных с состоянием 48 Кунтыш В. А. Социологический аспект экономической бедности // Альманах современной науки и образования. 2007. № 1. C. 138-139.

здоровья и уровнем образования, формами занятости и условиями труда, выполнением правовых норм по социальной защите работников. Это порождает целый комплекс рисков социально-трудовых отношений и неравенство возможностей реализации человеческого потенциала в профессии, отражаясь на специфике профессиональной структуры. Современные формы неравенства, связанные разным доступом к социально-экономическим и властным ресурсам, трансформируют стратификационную модель занятости. Вектор трансформации смещается в сторону распространения рискогенных и нелегитимных практик занятости, недейственности линейной логики профессионального роста. В силу вступают новые стратифицирующие факторы, связанные с необходимостью хозяйственных субъектов осуществлять выбор и действовать в ситуации постоянного риска, а такие категории как «риск» и «безопасность» становятся рыночными товарами – на них есть спрос и предложение.

Теоретико-методологический анализ стратификационного пространства занятости. Изучение структурирования и сегментирования пространства занятости в современных рискогенных условиях базируется на объяснениях механизмов дифференциации социально-трудовых отношений, социально-профессионального закрытия. Задача выбора терминологии и единиц анализа социально-профессиональной структуры осложнена традициями противопоставления классового и стратификационного подходов, которые, на наш взгляд, продуктивнее рассматривать как взаимодополняющие.





Классовое неравенство в марксистской традиции основано на делении населения на классы буржуазии и пролетариата как реальных общностей и политических сил, на основании собственности на капитал и средства производства49. Наряду с основными капиталистическими классами марксистами признавалось существование социальных слоев и групп, рассматриваемых как остаточные и преходящие формы прошлых эпох (например, городская мелкая буржуазия, крестьяне, наемные управляющие, чиновники, интеллигенция). Диалектическая структура общества взаимодействия социально-экономических процессов занятости, в марксистском 49 Маркс К., Энгельс Ф. Манифест Коммунистической партии, 1848 // www.marxists.org/russkij/marx/1848/manifestohttp://www.marxists.org/russkij/marx/1848/m anifesto (дата обращения: 10.02.2013) понимании представленная классами рабочих и капиталистов, не актуальна в современных условиях со сложными процессами управления производством при усложнении форм собственности. То есть социальное положение неразрывно связано с социально-трудовыми, властноимущественными отношениями, позициями работодателей и наемных работников.

М. Вебер50 показывает влияние экономической позиции, определяемой через образование, квалификацию и капитал, на жизненные шансы индивида и соответственно выделяет класс собственников, интеллектуалов, администраторов и менеджеров, мелкобуржуазный класс мелких бизнесменов и владельцев магазинов, рабочий класс. По П.А. Сорокину51, социальная стратификация – это дифференциация некой социальной совокупности людей (населения) на иерархические ранги по экономическому, политическому и профессиональному основанию. Предполагают дополнение классового деления (классификация) делением на страты52 (стратификацией), учитывая в качестве значимых параметров профессиональной стратификации уровень подготовки, интеллектуальных способностей, профессионального контроля и вознаграждения, иерархический статус профессии. Классы предлагается выделять путем деления на статусы в рамках профессиональной структуры, однако, возникающие в социальном пространстве группы. П.Бурдье предлагает рассматривать в многомерном социальном поле как «возможные классы», способные представлять свою волю и интересы53.

При учете функциональной значимости неравенства обществу необходимо отслеживать, чтобы «наименее существенные позиции не могли успешно конкурировать с наиболее существенными», но если нет проблем с заполнением важных позиций «то нет нужды их сильно вознагражВебер М. Основные понятия стратификации // Социологические исследования. 1994.

№5. С. 147-156.

51 Сорокин П.А. Социальная мобильность / Пер. с англ. М.В. Соколовой. М.: Academia:

LVS, 2005.

52 Анурин В.Ф. Профессиональная стратификация и закон перемены труда // Социологические исследования. 2006. №7. С.23-33.

53 Бурдье П. Социальное пространство и генезис «классов». Пер. с фр., общ. ред.

Н.А.Шматко: в кн. Социология социального пространства.., 2005. СПб.: Алетейя; М.:

Ин-т эксперим. социологии, 2005. 288с./С.112.

дать»54. Наряду с дифференцирующей функциональной важностью нужно проводить мониторинг и дифференцирующей редкости персонала, связанной со способностями и подготовкой. Такая функциональная позиция может характеризовать довольно стабильные, равномерно развивающиеся общества. Российские же реалии показывают множество примеров «незапланированных» и нелогичных траекторий изменения социальнопрофессионального статуса.

Определение классовой принадлежности на основании собственности на средства производства возможно посредством проведения различия «между юридической собственностью на капитал и выполнением функций капитала, которые могут осуществляться лицами, юридически не имеющими собственности на используемые ими средства производства»55. Результатом процесса разделения функций капитала и собственника стало увеличение «средних классов» менеджеров, профессионалов и специалистов, совмещающих функции капитала и коллективного рабочего. Они выполняли функции управления все более сложными процессами производства и их координирования, контроль и инспектирование труда, размещение ресурсов в рамках предприятия, проектирование продукции и процессов ее производства.

В периоды трансформаций институциальные и легальные механизмы изменения статуса утрачивают свою значимость, уступая первенство непредсказуемым и иррациональным тенденциям. Конфликтологический подход помогает интерпретировать происходящие социальные процессы, подчеркивая антагонистические интересы общественных групп, стремящихся к достижению более высокого социального, экономического и политического статусов. Поэтому социальную стратификацию как борьбу за дефицитные ресурсы определяют интересы индивидов и социальных групп, а не общественные нужды. С точки зрения теорий конфликта и действия, рассматривающих общество как борьбу различных групп за соблюдение собственных интересов, профессиональный контроль и профессиоДэвис К., Мур У. Некоторые принципы стратификации: Пер. с англ. А.И.Кравченко / Социология. Хрестоматия для вузов. М.: Академический проект, 2002. С. 366-374.

55 Аберкромби Н., Хилл С., Тернер Б. Социологический словарь: Пер. с англ., ред.

С.А.Ерофеева. 2-е изд., перераб. и доп. М.: ЗАО Изд-во «Экономика», 2004. с./С.176.

нализацию раскрываются в стремлении получить и сохранить высокий профессиональный статус и удержать властно-имущественные ресурсы, предоставляемые профессией. Таким образом, профессия связана с социальным статусом в стратификационной системе общества посредством механизмов, открывающих или ограничивающих доступ к образовательным, властным и материальным ресурсам.

В современных трансформационных и рискогенных условиях социально-професиональная стратификация опирается не только на отношения собственности (акционирование, управление капиталом несобственниками), но и на статус профессии, дробность ее иерархической структуры, принципы разделения и специализации труда. Система стратификации зависит от распределения вознаграждения и престижа технических позиций в структуре специализации труда. Так, по мнению К.Дэвиса и У.Мура, «крайнее разделение труда склонно создавать много специалистов, не имеющих высокого престижа, так как у них короткое обучение и требуемые природные способности относительно невелики…»56. Упрощение системы подготовки специалистов по системе научной организации труда Ф.Тейлора57 снизило статус высококвалифицированных рабочих и упростило воспроизводство технических профессионалов. По мнению П.Дракера, профсоюзы, интеллигенция и собственники критиковали Ф.Тейлора за отрицание им «квалифицированного труда»: любая качественно выполненная работа заслуживает «первоклассной платы труда», стремления перераспределить доходы в пользу рабочих, ввести «профессиональное управление»58.

Неоднозначную трактовку системы социально-трудовых отношений при противопоставлении классов буржуазии и рабочих предлагают Э.Райт, С.Костелло, Д.Хейчен, Дж.Спрейг: группы менеджеров характеризуются спорным статусом, подчиняясь собственникам и управляя рабочими, что порождает противоречие позиций в способах производства. Классовая и 56 Дэвис К., Мур У. Некоторые принципы стратификации: Пер. с англ. А.И.Кравченко / Социология. Хрестоматия. М: Академический проект, 2002. С. 366-374.

57 Тейлор Ф. Научная организация труда. Пер с англ. М.: НКПС Транспечать, 1925. 58 Дракер П. Посткапиталистическое общество // Новая индустриальная волна на Западе. Антология / Под ред. В.Л. Иноземцева. М.: Academia, 1999. С. 67-100.

профессиональная принадлежности не тождественны, поскольку профессия описывает техническое содержание работы, а «класс выражает отношения господства и присвоения, внутри которых собственно и разворачивается техническая деятельность»59. Противоречивые позиции проявляются в деятельности предпринимателя, не использующего труд наемных рабочих, а также полуавтономных служащих (адвокаты, врачи, ученые), контролирующих свой рабочий процесс и не владеющих средствами производства.

Согласно исследованиям, социально-квалификационная структура российских предприятий и профессионализм являются наиболее значимыми факторами, определяющими статус работника в структуре современного общества и на рынке труда. Элементами организационностратифицированного общества являются статусно-квалификационные группы, имеющие схожие модели социального поведения - «политические пристрастия, определенные культурные стили, потребительские предпочтения, а также жизненные шансы и возможности, формирующиеся в конкретных социально экономических обстоятельствах»60.

Основными властно-статусными группами, характеризующими социально-профессиональную структуру предприятий, являются директорат;

инженерно-технических работников, высококвалифицированные рабочие, профессионалы; низкостатусные группы. Причем первая группа консолидируется в интересах сохранения капитала и личного обогащения, а последняя расширяется за счет «деквалификации индустриального труда» с логичной тенденцией снижения уровня жизни. Средняя группа испытывает снижение социального статуса, престижа и дохода, утрату ранее имевшихся привилегий, перерастая в категорию - "бедность сильных".

Эффективное управление трудовыми ресурсами на основе научного анализа профессиональной структуры общества становится важным ресурсом снижения рисков современного стратификационного пространства заРайт Э., Костелло С., Хейчен Д., Спрейг Дж. Классовая структура американского общества // Социологические исследования. 1984. № 1. С. 152–163.

60 Романов П.В. Социально-квалификационные группы при переходе России к рыночной экономике: методология исследования // Трансформация социального пространства в посткоммунистических странах и новые подходы в социальных науках. Самара: СамГА, 1998. С.55-63.

нятости. Социальная и профессиональная стратификация предполагает деление на группы разного статуса, формирование представлений об иерархии ресурсов, возможностей и полномочий в соответствии с положением в обществе или профессии. Поэтому остановим внимание на определении стратифицирующих факторов, степени их выраженности в социальнотрудовых отношениях.

Стратифицирующие факторы. При стратификационном анализе тривиально соотносить только вид трудовой деятельности и соответствующее ему место в социальной иерархии. На обыденном уровне мы легко назовем те виды деятельности, которые соотносятся с высоким (деятели искусства, науки, политики) или низким (дворники, посудомойки, грузчики, слесари) социальным статусом. Более же внимательный анализ подразумевает, например, вопрос о соотношении параметров, влияющих на профессиональный и социальный статус, возможности получения места в социально-профессиональной структуре, карьерный рост, таких как образование, личные качества, опыт, признание заслуг, связи и знакомства, семейный и брачный статус, имущество, доход и другое. Рассмотрим более детально в качестве стратифицирующих признаков пол, возраст, образование, социально-профессиональный статус, состояние здоровья и условия труда, влияющие на него, доход, место проживания.

Гендерное неравенство на рынке труда проявляется в феноменах двойной женской занятости – в оплачиваемой публичной сфере и неоплачиваемой приватной, а также сегментировании видов деятельности на предпочтительно «мужские» и «женские», существовании феномена «стеклянного потолка», препятствующего карьерному росту и вертикальной социально-профессиональной мобильности. Гендерный аспект «профессионального закрытия» показывает неравность доступа полов к ресурсам (образовательным, правовым и государственным), необходимым для успеха в приобретении статуса профессионала, что связывается с тем, что «вся система социально-экономических отношений, вся политика в государстве способствуют гендерно-дифференцируемому образовательному и профессиональному выбору. Государство, определяя нищенские оклады работникам социальных служб, фактически действует на основании негласно действующего в обществе установления о дешевизне женского труда, с одной стороны, и на основании гендерной сегрегации рынка – с другой»61.

Возрастная профессиональная сегментация рынка труда имеет неоднозначную оценку. С одной стороны, важно учитывать естественный процесс повышения социального статуса в профессиональной иерархии с накоплением опыта, знаний и навыков в течение жизни. Так, В.А. Бондаренко отмечает «положительную зависимость социального статуса на разных этапах жизненного пути»62 от профессионального статуса и уровня образования индивида. С другой стороны, как отмечает П.В. Романов, такой подход соответствует только «стабильному состоянию общества, где должностной рост является определяющим признаком успеха» и не учитывает «уровень дохода, который в настоящее время является весомой альтернативой карьерному продвижению»63. Более того, российская реальность свидетельствует об уязвимом положении работников молодых и предпенсионных возрастов, что оценивается как «особенность российского рынка труда. Наоборот, именно эти [старшие] группы должны характеризоваться высокой конкурентоспособностью на рынке и высокой производительностью труда»64. Возраст как стратифицирующий фактор определяет, по В.А. Бондаренко, «неодинаковые риски оказаться в неблагоприятном положении на рынке труда – либо потерять работу и войти в состояние безработицы, либо оказаться на низкооплачиваемой работе».

Характеристики социально-профессионального статуса связаны с трансформацией социальной структуры и новых форм рыночных практик.

Интенсивное технологическое развитие генерировало множество форм занятости, в частности сегменты по обслуживанию и совершенствованию техники, развитие социально ориентированных профессий, что существенСоциальная политика и социальная работа в изменяющейся России / Под ред.

Е.Ярской-Смирновой, П.Романова. М.: ЮНИОН РАН, 2002. 456 с./С.77.

62 Бондаренко В.А. Эмпирическая модель воспроизводства социального статуса // Мир России. 2002. № 4. С.126-156/С.126.

63 Романов П.В. Социально-квалификационные группы при переходе России к рыночной экономике: методология исследования // Трансформация социального пространства в посткоммунистических странах и новые подходы в социальных науках. Самара: СамГА, 1998. С.55.

64 Доходы и социальные услуги: неравенство, уязвимость, бедность / Г.Е. Бесстремянная, А.Я. Бурдяк, А.С. Заборовская [и др.]; рук. авт. колл. Л.Н. Овчарова; НИСП. М.:

Изд. дом ГУ ВШЭ, 2005. С.125.

но изменило структуру занятости и отношение к труду. Повысились требования к работникам относительно освоения новых технологий в промышленной и социальной сферах, способности к анализу, готовности к риску, постоянному профессиональному росту. Появляются новые виды труда, новые профессии, выполняющие посредническую, обслуживающую функцию в современном обществе – например, это риэлторы, трейдеры, логистики, мерчендайзеры. Многие профессии стали дистанционными, что можно рассматривать, на фоне развития телекоммуникационных ресурсов, как новый тренд в сфере занятости.

Требования к профессионалу связываются в основном с требованиями эмоциональной гибкости и креативности, что придаст организации определенный «запас прочности». Среди стратификационных факторов нематериального характера выделим также навыки использования информационных ресурсов, способность к усвоению и производству знаний, ведущие к индивидуализации социальной структуры, жизненных шансов, достижению индивидуального успеха. Л.В.Санкова оценивает увеличение неравенства на рынке труда как результат организационной революции, усиливающей «сегментацию между периферией и ядром занятых», связанную с «различным интеллектуальным капиталом занятых, отношениями собственности на монопольный ресурс рабочей силы – знания и компетенцию»65. Организационная революция связывается с инновационными процессами в сфере занятости, усилением информационных потоков, повышающих гибкость физического и человеческого капитала и меняющих предпочтения относительно занятости и потребления. При этом фактор «владения знанием» определяет «размывание средней страты работников», в результате чего происходит поляризация «привилегированного слоя работников разных профессий и должностей», с одной стороны, и группы работников, занятых низкооплачиваемой деятельностью, не требующей высокой квалификации, с другой.

Положение дел на рынке труда в российской действительности нередко зависит не только от профессионализма, но и от сферы профессиональной деятельности, а также от географического статуса поселения и 65 Санкова Л.В. Паттерны занятости в современной экономике / Под ред. А.О. Блинова. Саратов: СГТУ, 2004. С.51.

осуществления хозяйственной деятельности, при котором актуализируется проблема центр-периферия со значимыми различиями в доступе к ресурсам. Влияние поселенческого фактора на профессиональный статус индивида отмечается при стратегиях поиска и адаптации к новому рабочему месту, принятии решения о смене работы. Рассмотрение географического пространства «среднего» в российской действительности основано на разрыве между российскими мегаполисами и сельскими глубинками в стиле и образе жизни, количестве и качестве структуры трудовой занятости, в сформированности социальной инфраструктуры. Значимый методологический прием, раскрывающий понятие «среднего» представлен в форме комплексного анализа социальных сервисов в Среднегорске66.

Идентификация среднего класса или средних социальных слоев связана с выявлением имущественных показателей, самоидентификации, специфики положения в профессиональной структуре в качестве предпринимателей или менеджеров среднего звена, профессионалов. В региональном разрезе отмечается максимальное представительством групп с высокой концентрацией признаков среднего класса в «богатых» регионах в противоположность «бедным». Как отмечает Е.М.Авраамова, концентрация среднего класса по критерию дохода в бедных регионах «распространяется на 22% обследованных семей, в “средних” – на 31% и в “богатых” – на 67% семей». Условия формирования среднего класса различаются между типами поселений («в областных центрах и столичных городах число семей с максимальной ресурсной обеспеченностью в 2,5 раза выше, чем в районных центрах, и в 5 раз выше, чем и сельской местности»67). Как результат, в России практически нет условий для формирования среднего класса в малых городах и селах при высоком риске попасть в ситуацию безработицы, особенно в критической ситуации с занятостью в моногородах вследствие банкротства ведущих предприятий.

Социальная структура рынка труда, таким образом, может оцениваться в мировом масштабе, масштабе страны и региона. Критический исСоциальная политика и социальная работа в изменяющейся России / Под ред.

Е.Р.Ярской-Смирновой, П.В. Романова. М: ИНИОН РАН, 2002. 456 с. /С.138.

67 Авраамова Е.М. Формирование среднего класса в России: определение, методология, количественные оценки // Общественные науки и современность. 2002. №1.С.17точник неравенства в мировом масштабе определен О.Шкаратаном и В.Карачаровским в форме «различного времени доступа к технологической силе для людей, стран и регионов»68. С позиций дефицита информационных ресурсов можно оценить угрозу исключения экономик стран и континентов из мировой системы разделения труда. В данном контексте отстающее положение России в электронных и коммуникативных сферах противоречит ее высокому научно-образовательному статусу, позволяющему создать потенциальную базу для развития наукоемких технологий.

Доход и материальное положение являются одними из ведущих стратифицирующих факторов, определяющих возможности человека занять высокие социальные позиции, однако не является исчерпывающим, соотносясь с другими стратифицирующими факторами, такими как занятость, место проживания и другое. Высокий доход может являться мерой поощрения за высоко оцениваемый профессиональный вклад или быть следствием уже занятого положения в обществе, за ранее произведенные заслуги. Анализ рынка труда с точки зрения идентификационных причин бедности выявляет в качестве определяющих факторов оплату труда и отсутствие оплачиваемой занятости. Методологическое рассмотрение бедности как домохозяйственной характеристики позволяет увидеть процессы «объединения в одной семье людей с активной и пассивной позицией на рынке труда» и выравнивания «доходных возможностей на уровне средних характеристик». В исследовании неравенства, учитывающем доходы и совокупные ресурсы семьи, обозначено «трудоспособное лицо» российской бедности: «среди всех бедных по денежным доходам 82% домохозяйств имеют в своем составе лиц трудоспособного возраста, а среди бедных по располагаемым ресурсам – 92%»69.

Особые условия труда также представляют стратифицирующий фактор пространства занятости. Региональная политика занятости при решении задачи контроля и управления профессиональными рисками оперирует 68 Шкаратан О.И., Карачаровский В.В. Русская трудовая и у правленческая культура.

Опыт исследования в контексте перспектив экономического развития // Мир России.

2002. №1. С.3-56.

69 Доходы и социальные услуги: неравенство, уязвимость, бедность / Г.Е.Бесстремянная, А.Я.Бурдяк, А.С.Заборовская [и др.]; рук. авт. колл. Л.Н.Овчарова;

НИСП. М.: Изд. дом ГУ ВШЭ, 2005. С.123.

рядом инструментов, такими как процедуры аттестации рабочих мест на предмет безопасных условий труда, разработка мероприятий по информированию, обучению технике безопасности, опережающее обучение женщин, высвобождаемых с вредных производств, стимулирование технологий производств химической, добывающей, энергетической отраслей, отслеживание объемов загрязняющих выбросов в окружающую среду, а также меры по увеличению размера инвестиций в основной капитал средних и крупных предприятий области по охране природных ресурсов. Традиционные меры управления профессиональными рисками имеют экстенсивную направленность.

В современных условиях профессиональное образование оказывается особенно значимым фактором стратификации, обеспечивая восходящую (рост профессионализма, продвижение по карьерной лестнице) и нисходящую (при смене профессии, переквалификации) социальную мобильность.

Так, В.Н.Ярская отмечает, что «в социальной иерархии типичных западных цивилизаций специалисты с высшим образованием входят в верхние слои среднего класса, а некоторым удается подняться и выше»70. Доступность образования для всех слоев общества является задачей социальной политики по воспроизводству активных, высококвалифицированных человеческих ресурсов. В.А.Бондаренко описывает механизмы социального воспроизводства через категории социального капитала, образовательного и профессионального статуса, социальной структуры и неравенства, мобильности71.

Получение образования как механизм восходящей социальной мобильности легитимирует процесс воспроизводства элит, «производит образованные страты»72. Стратификационная система образования связана с доступностью его получения, статусом и престижем получаемых специальностей, производством сертифицированных работников, претендующих на более высокие и высокооплачиваемые рабочие места. Сама система обЯрская В.Н. Методология диссертационного исследования: как защитить диссертацию. Саратов: ЦСПГИ, ООО «Вариант», 2011. С.48.

71 Бондаренко В.А. Эмпирическая модель воспроизводства социального статуса // Мир России. 2002. Т. 11. № 4. С.126-156/С.127.

72 Проблемы рынка образовательных услуг и спрос на выпускников учреждений профессионального образования / П.В. Романов, А.Ю. Слепухин, В.А. Карпец. Саратов:

СГТУ, 2004. С.27-28.

разования также стратифицирована, поскольку престижность образования возрастает от начального к высшему и поствузовскому.

Статус и качество занятости как ведущие стратифицирующие факторы пространства занятости связаны с доступностью рабочих мест, соответствующих квалификации работников и позволяющих удовлетворять их значимые потребности. Социальное неравенство в сфере занятости и риски социально-трудовых отношений связаны с существованием групп безработных граждан, имеющих низкий социальный статус. Безработица опасна «застойными» явлениями, когда снижается самооценка, мотивация индивида и возрастает роль государства в обеспечении его ресурсами для выхода из кризисной ситуации. Политика занятости обычно включает меры поддержки безработных (профориентацию, профконсультирование, профобразование, психологическую поддержку), политику создания рабочих мест, развитие предпринимательства и социального партнерства работников, работодателей и государства.

Социальное неравенство, связанное с качеством занятости, проявляется в феномене работающих бедных, имеющих уровень зарплаты ниже прожиточного минимума и в форме скрытой безработицы на предприятиях экономически убыточных отраслей. К «новым бедным» относят рабочих и бюджетников, «депривированных не только в материальном плане, но и во многих других отношениях, в том числе униженных морально»73.

Б.Максимов учитывает и дифференциацию рабочих в оплате труда, на основании которой «отдельные группы рабочих могут причислить себя даже к модному среднему классу. … Даже на одном производстве заработки рабочих разных производств различаются в 3-4 раза»74. Нередко представители одной профессии (медики, юристы) могут повысить социальный статус и доход, переходя с работы из государственных в частные или более престижные организации других форм собственности. Однако, такие переходы не имеют универсального характера. Исследование неравенства в разных секторах социально-экономического пространства выявило, что феномен «работающих бедных» встречается в рыночных и нерыночных 73 Максимов Б.И. Рабочие в период реформ: положение, ориентации, коллективные действия // Мир России, 2002. №3. С. 96-121.

74 Там же, с. 103.

(29 и 32% соответственно) секторах75. Согласно теории цикла депривации, особенности социализации в малообеспеченных семьях формируют пассивную жизненную позицию, воспроизводство бедности и неготовность к предпринимательству.

Риск как стратифицирующий фактор пространства занятости.

Профессиональная структура как совокупность профессиональных групп, контролирующих подготовку и допуск к определенным видам деятельности, механизмы профессиональной мобильности, распределение материальных и нематериальных благ в отраслях региона, представлена разными видами занятий, многие из которых сопряжены с социальноэкономическими, экологическими и даже геополитическими формами рисков. Стратификация общества на группы рископроизводителей, рископотребителей76 и рискоаналитиков делает категорию риска рыночной единицей, управляя которой появляется возможность манипулировать сознанием и поведением людей, конструировать модели жизни и значимые ценности, во многом определять экономическое развитие регионов.

Риски социально-трудовых отношений в широком смысле понимаются как ситуации неопределенности и необходимости выбора действий в при вероятности наступления угрозы жизни, здоровью и благополучию, уровню и качеству жизни человека, трудового коллектива или сообщества, порожденные осуществлением трудовой деятельности. Пространство риска в сфере занятости формируется из риска безработицы77, социальной незащищенности работников при «распространении «нетипичных» трудовых соглашений», «заемного труда», «риска недополучения дохода и феномена «работающих бедных»» в связи с потерями в заработках и задолженностях по ней, занятостью в неформальном секторе, несовершенстве институциональной среды, несоблюдение законодательства и слабый контроль за охраной труда на предприятиях. Система рисков социально-трудовых отноДоходы и социальные услуги: неравенство, уязвимость, бедность / Г.Е. Бесстремянная, А.Я. Бурдяк, А.С. Заборовская [и др.]; рук. авт. колл. Л.Н. Овчарова; НИСП. М.:

Изд. дом ГУ ВШЭ, 2005. C.135.

76 Яницкий О.Н. Изменяющийся мир России: ресурсы, сети, места // Мир России. 2010.

Т. XIX. №3. С.5-18.

77 Санкова Л.В. Занятость в современной России как пространство риска // Вестник Северо-Кавказского государственного технического университета, 2007. №1 (10). С.27шений представляет собой совокупность условий, потенциально содержащих в себе угрозу – как на рабочем месте, в процессе осуществления трудовой деятельности, то есть профессиональные риски, так и на рынке труда в форме социальной эксклюзии уязвимых групп населения.

Понятие профессионального риска, законодательно закрепленное в ст. 209 Трудового кодекса Российской Федерации, означает «вероятность причинения вреда здоровью в результате воздействия вредных и(или) опасных производственных факторов при исполнении работником обязанностей…». Управление профессиональными рисками (ст. 212 ТК РФ) предполагает комплекс мер по выявлению, оценке и снижению профессиональных рисков. Понятие вредных и опасных условий труда связано с повышенной вероятностью возникновения производственных травм и профессиональных заболеваний в связи с выполнением работниками трудовых обязанностей.

Определение профессионального риска представляет собой модель оценки комплекса вредных факторов трудового и производственного процесса, влияющих на частоту, глубину и продолжительность вероятных негативных последствий. Согласно руководству по оценке профессионального риска для здоровья работников (Р 2.2 1766-03 от 1.11.2003 г.) в качестве критериев оценки выступают не только медико-биологические, но и психосоциальные (удовлетворенность работой, доходом, здоровьем и другое) показатели здоровья и благополучия, влияние условий труда на продолжительность жизни репродуктивные функции, профессиональные заболевания, травмы, смертность в результате перегрузок и травм. По мнению Н.Молодкиной78, в условиях неисчислимого количества воздействующих факторов, не существует единой интеграционной характеристики оценки ситуации риска для здоровья работников. Данные Росстата за 2009 г. демонстрируют тенденцию увеличения удельного веса работников, занятых в условиях нарушения санитарно-гигиенических норм по основным видам деятельности, что составило 41%, рост профессиональных заболеваний при сокращении объемов работ и финансирования мероприятий по охране 78 Молодкина Н.Н. Профессиональный риск и защита здоровья работающих / Пенсионная реформа в России: оценка специалистов / Под ред. В.Н.Баскакова, А.С.Орлова.

М.: Редакция журнала «Пенсия», 1999. 170 с.

труда79. Ситуация на производствах обостряется случаями сокрытия производственных травм и аварий, нарушения законодательно установленных санитарно-эпидемиологических норм при отсутствии действующих санкций.

Анализ возникающих в процессе трудовой деятельности профессиональных рисков включает аспекты оценки условий на производствах, характеристик рабочего места и оборудования, рискового содержания трудовой деятельности, а также учет роли человеческого фактора в производственном процессе, возможного несоответствия характеристик компетентности работника и занимаемой им должности, выполняемых трудовых функций. Таким образом, ситуация профессионального риска складывается из риска для работника, работодателя и общества, опасных и тяжелых условий самого трудового процесса, состояния технологических линий, а также возможности неадекватного поведения работника в рутинных или экстремальных ситуациях трудовой деятельности. К опасным профессиям, сопряженным с повышенным профессиональным риском, обычно относят представителей силовых ведомств, летчиков, водолазов, военных, пожарных, работников, занятых на опасных и вредных производствах, в суровых климатических условиях, при угрозе травматизма и высокой цены ошибки. Однако, психическое и физическое здоровье работников может подвергнуться угрозе практически во всех видах экономической деятельности, а цена ошибки может повлиять на результаты труда не только конкретного работника, предприятия, но и сообщества, становясь социальной проблемой, которая может затронуть каждого. Предпринимательский риск представляет собой особую категорию, поскольку является инструментом получения прибыли, осознанно выбираемым направлением деятельности.

Предприниматели могут освобождаться от навязываемого профессионального статуса, занимая нишу, с другими, чем у наемных работников и служащих регламентирующими рамками, с другой системой отсчета прав и обязанностей, с другой системой социальной защиты в сфере труда. ПроИз протокола Всероссийского совещания специалистов по гигиене труда «Актуальные вопросы государственного санитарно-эпидемиологического надзора за условиями труда в организациях различного профиля и профилактики заболеваемости работников» от 02-03.12.2010. http://sanepid.khakasia.ru/neews/news-detail.php?ID=55 (дата обращения к ресурсу 11.03.2013).

цедура аттестации рабочих мест выявляет особые условия труда и активизирует меры охраны труда, позволяя фиксировать особые рискогенные сегменты пространства занятости.

Системный анализ профессиональных рисков может осуществляться на следующих уровнях: на микроуровне внимание обращается на профотбор и подготовку работников, на использование средств индивидуальной защиты, индивидуальные здоровьесберегающие практики, производственный травматизм, ошибку и человеческий фактор на производстве, методики и техники психосоциальной практики с работниками рискогенных видов деятельности; на мезоуровне – на выявление условий обеспечения безопасности производственного процесса, меры администрирования и управление рисками на производстве, технологии, повышающие безопасность труда, создание и поддержание команд быстрого реагирования из специалистов службы спасения, медиков, социальных работников, психологов; макроуровень включает законодательство о защите труда и нормативы безопасности, государственное и общественное внимание к факторам, вызывающим профессиональные заболевания, травматизм, смертность, к безопасности рискогенных производств, а также готовность населения к действиям в чрезвычайных ситуациях.

Риск как фактор стратификации регионального пространства занятости проявляет себя на этапах включения в трудовую деятельность, ее осуществления и прекращения. На первом этапе важны параметры входа в трудовые отношения, условия и обязательства, принимаемые сторонами трудового соглашения. Кроме того, возможная ситуация безработицы связана со снижением уровня и качества жизни, процессам и деквалификации.

На втором этапе важно учитывать возможные производственные ошибки, безопасность технологических процессов, эффективность мер социальной защиты работников, соблюдение условий трудового договора, предоставление максимально безопасных условий труда. На этапе прекращения социально-трудовых отношений нужно обращать внимание на предоставление предусмотренных гарантий в соответствии с причинами прекращения трудовой деятельности, меры реабилитации и компенсации при возможных профессиональных заболеваниях или производственных травмах. Таким образом, повышенный профессиональный риск отдельных видов трудовой деятельности предполагает особые меры защиты и привилегии работникам, но одновременно оборачивается фактором, снижающим качество жизни, влияя на состояние здоровья.

Слабая инфраструктура поддержки основной части населения, механизмов стимулирования предпринимательской активности, отсутствие реальных механизмов защиты от ущемлений прав работающих и безработных граждан, привели к увеличению численности слабо защищенных клиентов службы занятости и к резкому массовому обнищанию работающего населения, снижению качества жизни работающих, росту производственного травматизма и заболеваемости. Актуальность изучения взаимовлияния процессов в социальной структуре общества и в структуре занятости проявляется в поляризации общества по доходу, уровню и качеству жизни, условиях трудовой занятости, различных установках населения на социальную и профессиональную активность.

Риск потери работы и затруднений с поиском новой постоянно сопровождают любого наемного работника. Практики социального исключения на рынке труда характерны не только для социальных групп, относимых к категории клиентов социальной работы (инвалиды, пенсионеры, люди, вышедшие из мест лишения свободы, имеющие зависимость от наркотических средств и др.), но и для людей, столкнувшихся с трудными жизненными ситуациями, кризисами, сниженной конкурентоспособностью. Для отдельных социальных групп на рынке труда барьеры трудоустройства трудно преодолимы: для людей с инвалидностью вследствие несформированной безбарьерной инфраструктуры, лиц с судимостью – вследствие дефицита положительных рекомендаций и наличия стигм, отсутствия гражданства и разрешения на работу у мигрантов.

Внутриотраслевая дифференциация в бюджетной сфере приводит к различным доходам работников, поскольку «и в государственном секторе есть успешные предприятия». Решение проблемы работающих бедных авторы связывают с учетом сохранения существующей дифференциации при повышении минимальной заработной платы во избежание деформаций рынка труда в секторе высококвалифицированных работников, связанных со снижением их материальной заинтересованности и с развитием неформальных отношений.

Отечественный подход определяет профессию как вид деятельности, сложившийся в процессе разделения труда, для которого характерно наличие определенной совокупности теоретических знаний и практического опыта, а в англо-американской традиции профессия - определенная категория привилегированных занятий, требующих специальных знаний, установленных профессиональным сообществом. И.М.Иванов рассматривал профессионалов как «носителей человеческого потенциала нации», являющихся преимущественно наемными рабочими, главная задача которых в создании «платежеспособного спроса, стимулирующего экономический рост, сбережения в разных видах, трансформируемые в инвестиции, а также быть гарантом общественной стабильности», но «материальное положение профессионалов явно не позволяет им выполнить вышеуказанную роль»80. Профессиональная принадлежность данной группы включает, например юристов, врачей, преподавателей, инженеров, экономистов, офицеров, научных сотрудников, программистов.

Остановимся на явлениях престижности и востребованности профессии, которые определяют место профессионала на рынке труда. Востребованность профессии связана с потребностью в специалистах на рынке труда и доступностью выбора мест работы, уровнем конкуренции, а в итоге – сложностью профессионального измерения жизненного пути, профессионального самоутверждения. Престижность профессии определяется теми преимуществами, которые ее сопровождают – социальная значимость, известность, высокий доход, доступ к власти и ресурсам. Вследствие этого, по Ф.Паркину, доступ к профессиям можно ограничить через стратегии «профессионального закрытия»81, объясняющие существование привилегий и завышенных требований к образованию, не соответствующих характеру профессиональной работы.

Социальная защита через профессию складывается из установленных государством мер, деятельности профсоюзов, внутрипрофессионального контроля за вертикальной мобильностью и системой санкций к носителям профессии. Профессиональный контроль может выражаться в критериях отбора и подготовки специалистов определенного профиля, в механизмах контроля за трудовым процессом, в формировании позитивного 80 Иванов И.М. Профессионалы на рынке труда и проблемы их социальной защищенности в современной России // Мир России, 2004. № 4. С.115.

81 Аберкромби Н., Хилл С., Тернер Б. Социологический словарь: Пер. с англ., ред.

С.А.Ерофеева. 2-е изд., перераб. и доп. М.: Экономика, 2004. 456 с./С.176.

образа профессии, удержании власти профессиональной группы над производимыми услугами или продукцией.

Занятость как социально-экономическое явление становится характеристикой трудовой активности населения и «приобретает широкий контекст социальной защиты через профессию»82. Вариативность рабочих мест современного рынка труда включает в себя сектора работ с вредными и тяжелыми условиями труда, которые устанавливаются процедурой аттестации рабочих мест, выявляющей факторы, оказывающие негативное воздействие на здоровье человека и будущих поколений. Основным показателем качества жизни является здоровье, являясь одновременно ресурсом активной трудовой деятельности и, как следствие, борьбы с бедностью. Его состояние зависит от выбора образа жизни человеком, состояния социально-экологической инфраструктуры, охраны труда, развития медицины.

При низком уровне жизни большинства семей «приоритетным становится получение средств существования в ущерб здоровью за счет его эксплуатации независимо от качества (готовность работать во вредных и тяжелых условиях, в нескольких местах, ненормированное время, при ежедневных дальних поездках)»83. Ограничение возможностей трудовой деятельности, учитывая стратифицирующий фактор состояния здоровья, вызывает затруднения с поиском подходящей работы и обостряет проблему нехватки материальных ресурсов для обеспечения жизнедеятельности.

Таким образом, в определении социального статуса занятых важно учитывать внутрипрофессиональную и внутриотраслевую дифференциацию. Распределение профессионально-квалификационных и социальных групп на рынке труда имеет сегментированный характер, создающий барьеры социальной мобильности. Нам важно отметить уровни стратификации, определяющие содержание социальной политики: организационный – определяет должностной статус работника, внутрипрофессиональный - касается признания профессионального сообщества, межотраслевой уровень связывает стратификационные особенности с государственной или частной сферой, а также с экономически развитыми или убыточными сферами.

82 Ярская В.Н., Яковлев Л.С., Печенкин В.В., Ежов О.Н. Пространство и время социальных изменений. Саратов: Научная книга, 2004. 280 с./С.188.

83 Гутман Г., Дигилина О., Старостин Г., Чукин Н. Социально-экономический рост и проблемы бедности в регионе. М.: Дашков и К, 2002. 204 с./С.138.

Соответственно социальная политика регулирует требования к рабочему месту, времени, минимальной оплате труда, предоставляет возможности получения образования и повышения квалификации, при ориентации на развитие конкурентоспособной личности стимулирует развитие социально-экономически приоритетных отраслей, формирует инфраструктуру предпринимательства.

Приоритет модернизации экономики и общества. Стратегия развития и преобразования общества предусматривает активность институтов гражданского общества в целях повышения благополучия населения. Данная стратегия будет эффективной, если произойдет стимулированиие качественно нового уровня развития как производств, так и сферы социальной защиты работающего и неработающего населения, в переходе от экстенсивных форм социальной помощи в виде тактики наращивания льгот и компенсаций рассматриваемой категории к интенсивным, предупреждающим возникновение профессиональных заболеваний, направленным на защиту и автоматизацию технологических процессов, сведение к минимуму негативного воздействия производственных факторов на человека и окружающую среду.

Модернизацию промышленных организаций Л.В.Корель и В.Ю.Комбаров определяют как «мобилизационный процесс, направленный на преодоление их глубокого отставания по широкому комплексу характеристик – технологических, экономических, производственных, управленческих, информационных, социокультурных, когнитивных, ментальных и других – от передовых держав мира …, движение предприятий к зрелой версии постиндустриальной модели развития»84. В качестве затруднений, препятствующих развитию новых технологий, исследователями отмечаются отсутствие государственной поддержки развития предприятий, в том числе нерациональное использование трудовых ресурсов; дефицит готовности «идти на риск в условиях высокой нестабильности и непредсказуемости экономического развития»85.

Применительно к вопросу о производствах химической, добывающей и обрабатывающей отраслей, в которых находится значительное чисКорель Л.В., Комбаров В.Ю. Директора предприятий о государственной промышленной политике // Социологические исследования. 2010. №11. С. 30.

85 Там же, с. 33.

ло рабочих мест с вредными и опасными условиями труда, то она должна осуществляться преимущественно за счет наукоемких технологий. Однако, как отмечает О.Н.Яницкий, «вместо того, чтобы создавать новые высокотехнологичные производства и необходимую им инфраструктуру, в том числе производства по переработке токсических и бытовых отходов, мы ремонтируем и «модернизируем» старую индустриальную систему, закачивая в нее гигантские деньги»86. В условиях обострения демографических и экологических проблем, особую актуальность приобретает проблема социальной защиты и сохранения здоровья работников вредных производств.

Дело не только в техническом обеспечении, но и в повышении уровня и качества жизни, профессиональных стандартов, оптимизации методов и форм социальной защиты и социальной работы.

Система профилактики профессиональных рисков. Профилактика профессиональных рисков представляет собой меры по управлению риском, направленные на их снижение и устранение с помощью разноплановых мероприятий, в частности через инструктаж и обучение технике безопасности, выявление и устранение источников опасности, внедрение безопасных технологических систем, медицинские профилактические осмотры, меры социальной защиты работников, занятых на производствах с вредными и особо опасными условиями труда содействие занятости и помощи в трудоустройстве безработным и высвобождаемым работникам, и т.д.

Идея социального страхования профессиональных рисков как форма социальной защиты работников реализуется в деятельности государственной службы занятости населения, фонда социального страхования Российской Федерации через выплату пособий при временной нетрудоспособности, при несчастных случаях на производстве и профессиональных заболеваниях, в формах защиты безработных граждан.

Уровни социальной профилактики, определенные ВОЗ, в проекции профилактики социальных рисков, характеризуют меры воздействия на проблемную ситуацию в зависимости от степени ее глубины и интенсивности ее проявлений и деформаций. Первичная профилактика профессиональных рисков предусматривает недопущение ситуации угрозы, превенЯницкий О.Н. Социальные ограничения модернизации России // Социологические исследования. 2010. №7. С.17-27.

ция возникновения социальной проблемы. Это трудовое законодательство, меры по опережающему обучению высвобождаемые работников, медицинские профилактические осмотры, нормативы по безопасности труда, опережающие инструктажи по технике безопасности, меры по внедрению безопасных технологических линий. Вторичная профилактика относится к ситуации, когда человек сталкивается с опасной ситуацией, например, устраивается на предприятие с вредными и опасными условиями труда. Этот уровень предполагает первичные формы помощи, коррекцию ГОСТов, СНИПов в целях ограничения вредного воздействия производственных факторов. Меры третичной профилактики разрабатываются в ситуации наступления негативного события, страхового случая в целях комплексной реабилитации работника, получившего профессиональную травм, заболевание или потерявшего работу. Данные меры направлены на выход из кризиса и недопущение рецидивов.

Система социальной защиты работников вредных производств построена преимущественно на экстенсивной основе видоизменения пособий и льгот, усиленного питания, дополнительного отпуска и денежных выплат, а не обеспечения контроля за соблюдением мер индивидуальной защиты работников, повышения их заинтересованности в обеспечении собственной безопасности, сохранении здоровья и жизни. Данный вектор социальной защиты по предоставлению дополнительных льгот работникам оценивается И.М.Козиной87 как наследие советской системы, которая трансформируется в меры конкурентной борьбы за человеческие ресурсы, средства формирования позитивного имиджа компаний. Кроме этого, отмечается тенденция «персонификации льгот» в отношении отдельных групп работников, формирования зависимости получения социальных благ от результатов труда.

Профессиональные риски регионального пространства занятости.

Меры региональной социальной защиты работников производств с вредными и опасными условиями труда, на примере Саратовской области, опираются на федеральные нормы и законы, учитывая региональную специфику распределения предприятий по отраслям, наличия производств, созКозина И.М. Корпорации и профсоюзы – вариант России // Мир России. 2009. Т.

XVIII. №1. C.144-163.

дающих ситуацию повышенного риска для здоровья работников и населения, экологической обстановки. В Саратове к предприятиям с вредными производственными факторами относят сферы химической и строительной промышленности, энергетику и ряд других, число которых по данным Управления Роспотребнадзора по Саратовской области в 2011 году составляет 2747 объектов, а численность работающих во вредных условиях труда 117864, в том числе женщин - 33581 человек. Одновременно с этим, в регионе осуществляется производство и утилизация опасных химических веществ, создающих ситуацию повышенного риска для здоровья работников и населения, экологической обстановки. По санитарно-техническому состоянию объекты распределяются по трем группам: к III группе (крайне неудовлетворительные) относятся 2,99% (или 82 предприятия), ко II (неудовлетворительные) и I (удовлетворительные) группе – соответственно 65,23% и 31,78% предприятий88. Следствием неудовлетворительных условий труда стали случаи регистрации профессиональных заболеваний, которые составили 67 человек, из них 11 женщин. При этом остаются случаи сокрытия профессиональных заболеваний из-за опасения работников потерять рабочее место. Таким образом, мужчин на производствах с вредными и тяжелыми условиями труда нужно защищать не меньше, чем женщин, ведь это напрямую влияет на характеристики качества жизни, демографические процессы, репродуктивное здоровье, благополучие и здоровье работников и членов их семей. По данным Саратовстата89, в последние годы отмечается положительная динамика по сокращению показателей воздействия хозяйственной деятельности на окружающую среду: сокращение атмосферных выбросов, сброса сточных вод, увеличение размера инвестиций в основной капитал средних и крупных предприятий области по охране природных ресурсов.

Риск внедрения новых технологий на производствах может быть связан с высвобождением рабочей силы, неподготовленностью и сопроГосударственный доклад «О санитарно-эпидемиологической обстановке в Саратовской области в 2011году» С. 29. Официальный сайт Управления федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека по Саратовской области. Доступен: http://64.rospotrebnadzor.ru (дата обращения: 05.01.2013).

89 Электронный ресурс Саратовстата http://srtv.gks.ru/public/ElectronLibrary/Forms/All Items.aspx (дата обращения: 12.03.2013).

тивлением изменениям, их несвоевременностью, а с другой стороны, введение этих технологий может отторгаться общественностью ввиду недостаточной информированности значения и недооценке рисков повседневности. Так, в январе 2011 года внимание региональной общественности привлекли события, связанные с проектом утилизации ядерных отходов на территории Саратовской области. Сам факт открытия рискогенного предприятия и привоза в регион отходов атомной энергетики, безусловно, настораживает, однако, существование Балаковской АЭС при отсутствии современных предприятий по утилизации продуктов ядерного распада, также заставляет задуматься о постоянной угрозе экологической безопасности региона.

Социальный менеджмент института занятости регионального уровня создал инструмент социальной защиты работников организаций с опасными условиями труда, нашедший отражение в Долгосрочной областной целевой программе "Улучшение условий и охраны труда в Саратовской области" на 2010-2012 годы. Поставленные задачи снижения рисков производственного травматизма и профессиональных заболеваний, повышения качества условий труда, организации обучения по охране труда; пропаганды здоровых и безопасных условий труда планируется достичь посредством совершенствования нормативно-правовой базы, проведения медосмотров и аттестации рабочих мест, использования социальной рекламы и информационных акций, проведения социологических опросов, подготовки персонала к оказанию помощи в случае несчастных случаев с помощью тренингов управления профессиональными рисками и ряда других мер. В программе сделан акцент на необходимости «усиления роли социального партнерства в системе управления профессиональными рисками, содействие общественному контролю за соблюдением прав и законных интересов в области охраны труда».

Областная целевая программа «О дополнительных мероприятиях, направленных на снижение напряженности на рынке труда Саратовской области на 2011 год» учитывает ограниченные ресурсы предприятий и сокращение статей расходов на охрану труда в период экономического кризиса, статистические данные, установки работников вредных производств на расширение перечня пособий и льгот. Эта программа предусматривает опережающее профессиональное обучение и стажировку 50 женщин с последующим выводом с вредного производства. Данная программа содержит ссылку на проведенное исследование 45 предприятий Саратовской области, из которых 7% планируют реорганизацию части рабочих мест с вредными и тяжелыми условиями труда. При этом значительная доля работниц этих предприятий (в анкетном опросе приняло участие 266 женщин) желает сохранить свои рабочие места и получать льготы и компенсации, а 10% согласились пройти образовательные курсы для трудоустройства на другое место работы. Подобную тактику социальной защиты работников скорее можно считать тупиковой мерой, ведь следующим шагом, согласно этой логике – после женщин, нужно будет выводить мужчин с вредных производств, особенно учитывая низкую продолжительность жизни, заболеваемость и травматизм.

Существующие меры политики занятости и охраны труда отражают российские тенденции в решении проблемы защиты работников производств с вредными и опасными условиями труда: преодоление профессиональных рисков затягивается и движется по пути наращивания и корректировки компенсационных мер, государственные рекомендации, декларации и призывы не обеспечены соответствующими материальными подкреплениями, а работодатели не имеют достаточных инвестиционных ресурсов для внедрения наукоемких передовых технологий, развития здоровьесберегающих и экологически безопасных производств. Система социальной защиты работников вредных производств построена преимущественно на экстенсивной основе видоизменения пособий и льгот, усиленного питания, дополнительного отпуска и денежных выплат, а не обеспечения контроля за соблюдением мер индивидуальной защиты работников, повышения их заинтересованности в обеспечении собственной безопасности, сохранении здоровья и жизни.

В условиях нарастающей экологической угрозы, нестабильного экономического и геополитического пространства, существующие меры по охране труда, аттестации рабочих мест позволяют, скорее, держать под контролем проявления и следствия несовершенной системы профилактики профессиональных рисков. Это сравнимо с попыткой реанимации погибающего организма, а не с поддержанием его здорового образа жизни, попыткой скорректировать и сократить неизбежно опасное и вредное воздействие на работника и регион, но не остановить его. Это работа со следствием, а не с причиной проблем, с неготовностью осваивать альтернативные природосберегающие технологии, не зависящие от лимита нефте- и газопродуктов, природных ископаемых, источников атомной энергии. В настоящее время невозможно радикально отказаться от сырьевой экономики и сопутствующих ей финансовых потоков, не вызвав мирового социальноэкономического коллапса, но проявить внимание к развитию альтернативных источников энергии просто необходимо.

Слабая инфраструктура поддержки основной части населения, механизмов развития активности, предпринимательства, неадаптированная налоговая система, отсутствие реальных механизмов защиты от ущемлений прав работающих и безработных граждан привело к увеличению числа слабо защищенных клиентов службы занятости и к резкому массовому обнищанию работающего населения. Актуальность изучения взаимовлияния процессов в социальной структуре общества и в структуре занятости проявляется в остроте социальных проблем поляризации общества по доходу, уровню и качеству жизни, в различных установках на социальнопрофессиональную активность.

Заключение. Проведенный в работе теоретико-методологический анализ концепций социального неравенства и стратификации пространства занятости помогает отследить логику развития социально-трудовых отношений в традициях марксизма, понимающей социологии М.Вебера, социального поля П.Бурдье, моделях профессиональной стратификации и научной организации труда Ф.Тейлора, Э.Райта, К.Дэвиса, У.Мура, П.Романова. Эффективность применения научного знания в практиках менеджериалазации делает его значимым инструментом управления профессиональными рисками и регулирования природных, символических и трудовых ресурсов, капитала.

Государственная политика занятости как социальный институт в современном российском обществе находится в стадии формирования и трансформации. Функция поддержки занятости осуществляется государством в разных формах в зависимости от направлений деятельности, характера социально-трудовых отношений. Легитимация тех или иных форм занятости, закрепление трудовых прав и обязанностей, создание условий (льготы, снижение налогов), поощрение или ограничение (лицензирование, создание административных и материальных барьеров, например, уставных капиталов) трудовой деятельности формирует структуру занятости и определяет доступ к видам занятости, престижность и статусность видов труда.

Механизмы политики занятости, влияющие на стратификационные процессы, связаны с формированием доступной инфраструктуры содействия предпринимательству, свободного диалога с властью, социальноправового сопровождения занятости и безработицы, стимулирования наращивания человеческого капитала и формирования активной жизненной позиции. Однако заявленные задачи не всегда эффективно реализуются, о чем свидетельствует рост количества незаконных видов предпринимательства, хронической безработицы и числа работающих бедных. При этом основные меры социальной политики в настоящее время преимущественно ориентируется на поддержку уязвимых слоев населения, воспроизводя зависимость от социальных трансфертов. Расстановка акцентов социальной политики на поддержку средних слоев общества позволит создать условия для поддержания достойного социального статуса основной массы населения. Построение рационального курса социально ориентированной политики воспроизводства и развития человеческих ресурсов, поддержание традиционных и новаторских форм занятости, развитие высокотехнологичных производств может стать механизмом по повышению социального статуса и качества жизни населения, способствуя формированию массового среднего класса.

В качестве рекомендаций по организации экологичности труда и стимулированию предпринимательской инициативы, снижению профессиональных рисков и вредных производств Саратовской области отметим:

инициирование участия работодателей в разработке проектов производства, расчету их стоимости; стимулирование развития на конкурсной основе наукоемких и экологически чистых технологий, обеспечивающих безопасность работников, производства для здоровья и окружающей среды; информирование работников о правилах безопасности и отслеживание их выполнения, введение мер контроля за соблюдением правил безопасности труда, мер поощрения и санкций по результатам контроля; введение адресной поддержки (информационной, налоговой) и целевое финансирование проектов производств с вредными и опасными условиями труда из средств бюджетов разных уровней.

Социальная ответственность институтов гражданского общества за выбор курса общественных преобразований, государственная поддержка высокотехнологичных отраслей экономической деятельности, безопасных для здоровья человека и окружающей среды, установка на повышение уровня и качества жизни, и при научном прогнозировании и моделировании являются базой благополучного социально-экономического развития, региона, его человеческого потенциала и профессиональной структуры.

Решение проблемы социальной защиты работников производств с вредными и опасными условиями труда затягивается и движется по пути наращивания и корректировки компенсационных мер не имеют достаточных инвестиционных ресурсов. Выбор стратегии социальной политики в современной российской действительности, находится под влиянием либеральных тенденций в социально-экономических процессах может быть направлен на изменение проблемной ситуации с помощью активизации структур гражданского общества, наделения их властью, полномочиями в системе местного самоуправления.

2.3. ДИСТАНЦИОННАЯ ТРУДОВАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ

С ПОЗИЦИЙ СОЦИОЛОГИЧЕСКИХ ТЕОРИЙ

Трудовая деятельность играла важную роль в развитии человеческого общества на всех этапах его становления. Специфика социальнотрудовых отношений во многом определяла устройство общества, происходящие социальные процессы, его структуру. Трудовая деятельность в ряде общественных устройств, формаций выступает одной из доминирующих социальных ценностей. Современным трендом развития социально-трудовых отношений выступает их виртуализация, внедрение дистанционных форм в результате появления новых средств коммуникации, информационно-цифровых технологий, сетевых ресурсов.

Появление новых трендов, новых социальных процессов, социальных проблем традиционно становится предметом социологического анализа. Это связано с имманентно присущей для социологии задачей в исследовании всего нового, что появляется в обществе, с целью рефлексии, интерпретации, понимания. Дело науки состоит в том, чтобы получить представления, точно воспроизводящие предметы таковыми, каковы они суть, а не такими, какими их полезно представлять себе для практики (Э.Дюркгейм)90. В связи с этим, рассмотрим дистанционную занятость молодежи на рынке труда с точки зрения классических социологических парадигм. Молодежь нам интересна как социально-демографическая группа, характеризующаяся наиболее высокой степенью социальной активности, мобильности, восприимчивости ко всему новому и оригинальному.

Теория систем и системные идеи в социологии восходят к общей теории социальных систем Р.Берталанфи91. В соответствии с основными положениями теории систем дистанционная занятость может представлять собой определенный набор абстракций из конкретных форм взаимосвязи и поведения. В данной теории принято различать проблемы, которые становятся объектом исследования различных наук, т.е. носят междисциплинарДюркгейм Э. Метод социологии / Социология. Хрестоматия / Под ред. А.И. Кравченко. М.: Академия, 2007. 329 с./С.15.

91Берталанфи Л. Параметрическая общая теория систем // Системный подход в современной науке / Под ред. А.Уёмов. М.: Прогресс-Традиция, 2004. 560 с./С. 37-52.

ный характер, и проблемы, лежащие на «границах» социальной системы92.

Примером нарушения адаптивного равновесия, приводящего к стрессам и создающего различные социально-психологические проблемы в контексте дистанционной занятости, является не только изменение социального статуса, но и перестройка личностно-жизненного пространства, которые происходят, в частности, у молодежи после завершения профессионального обучения.

Дистанционная занятость является системой, которая действует внутри более широкого окружения, взаимодействуя с внешнеполитической, экономической, социальной, технической и культурной средами, где она постоянно вступает в сложные взаимодействия и испытывает на себе их воздействие. Нарушение функционирования одной части системы вызывает трудности в других ее частях. Молодежь, соответственно, выступает в качестве своего рода подсистемы, которая должна интеракционировать бесконфликтно, чтобы процесс занятости через Интернет, происходил максимально эффективно и надежно с повышением качества операций.

Если что-то нарушается в этой цепи, то в итоге, это может повлиять на эффективность деятельности дистанционной занятости в целом.

Анализ дистанционной занятости населения с точки зрения радикального структурализма позволяет раскрыть особенности её доступности для отдельных пользователей, что соотносится с проблемой неравенства трудоспособного населения. Рассматривая неравные возможности доступа к сети Интернет, Интернет-ресурсам и возможности работать и участвовать в трудовой деятельности дистанционно (из удобного места пребывания), мы отмечаем ряд различных видов и форм неравенства. Оно может быть связано с самыми различными ограничениями для человека, такими как: экономическое положение, технические возможности, территориальные ограничения или иные причины. Существует ряд работ, направленных на исследование проблемы доступа людей с ограниченными возможностями в виртуальные сообщества. Например, исследования обеспечения социализации и коммуникаций через участие людей с ограниченными возможностями.

92 Ядов В. А. Стратегия социологического исследования. Описание, объяснение, понимание социальной реальности. М.: Добросвет, 2003. 596 с./С.238.

Помимо проблемы неравенства существует также проблема конфликта. Обществу присущи фатально неизбежное социальное неравенство, вечная психологическая неудовлетворенность его членов и проистекающая отсюда напряженность между индивидами и группами, обусловленная их чувственно-эмоциональным, психическим расстройством, которая периодически находит выход в их взаимных коллизиях93. Поэтому социальный конфликт в системе дистанционной занятости потенциально сводится к напряженности между тем, что есть, и тем, что должно быть в соответствии с ожиданиями индивида.

Под социальным конфликтом Л. Козер понимает борьбу за ценности и претензии на определенный статус, власть и ресурсы, борьбу, в которой целями противников являются нейтрализация, нанесение ущерба или уничтожение соперника. Суть концепции в следующем: любое общество постоянно подвержено изменению, социальные изменения вездесущи; в каждый момент общество переживает социальный конфликт, социальный конфликт вездесущ; каждый элемент общества способствует его изменению; любое общество опирается на принуждение одних его членов другими94.

На наш взгляд, для дистанционной занятости имманентно характерно неравенство социальных позиций, занимаемых людьми по отношению к распределению обязанностей, а с этой точки зрения проистекают различия их интересов и устремлений, что вызывает взаимные трения, антагонизмы и, как результат, структурные изменения самого процесса трудовой деятельности. Основываясь на идеях Г.Зиммеля95, Л. Козера96, при некоторых обстоятельствах конфликт, в т.ч. при дистанционной занятости, может рассматриваться как функциональный. Он способствует укреплению преданности и лояльности в работе, таким образом, выполняет интегрирующую роль. Конфликт способен также предотвратить стагнацию социальАвагян Г. Л., Агабекян Р. Л. Современные теории занятости: учеб. пособие. М.:

Юнити-Дана, 2001. 190 с./С.77.

94 Лекторский В. А., Садовский В. Н. О принципах исследования систем [Электронный ресурс]. Текст. URL:http://vphil.ru/index.php?option=com_content (дата обращения:

25.02.2013).

95 Зиммель Г. Теория конфликтного функционализма. М.: Academia, 1993. 415 с.

96 Козер Л. Функции социального конфликта / Американская социологическая мысль.

М.: МУБиУ, 1996. С.542-556.

ных систем, заставляя их изменяться и обновляться97. С функциональной точки зрения дистанционная занятость выполняет множество функций, таких как социализация, контроль, образование, коммуникация и другие.

Основными функциями дистанционной занятости являются коммуникативная функция посредством Интернет-технологий и структурнопрофессиональная функция, позволяющая работать дистанционно, выполняя свои трудовые обязанности.

Привлекая ресурсы понимающей социологии М. Вебера, дистанционную занятость можно рассматривать как систему особых социальных действий. Определяя социальное действие как общностноориентированное, М.Вебер пишет, что это действия индивида, которые «…субъективно осмысленно соотносятся с поведением других людей… Важный, хотя и не необходимый компонент общностно-ориентированных действий, составляет его смысловая ориентация на ожидание определенного поведения других, и в соответствии с этим (субъективная) оценка шанса на успех собственных действий»98. То есть все, что происходит дистанционно у работников, является социальным по определению. Эти действия осмысленны пользователем и сопоставляются с поведением других людей, неважно какой вид деятельности выполняет отдельный индивид.

Символический интеракционизм утверждает, что взаимоотношения людей с физической или объективной реальностью контролируются символьной средой - сознанием, «я» и обществом, которые они интернализировали. Иначе говоря, значения, которыми люди наделяют знаки и символы, определяют их и ощущаемую ими реальность. В процессе социализации общекультурные значения контролируют содержание взаимодействия индивидов со средой. Применение положений символического интеракционизма в контексте дистанционности занятости дает более реалистическое представление о взаимодействии между людьми, чем теория обмена.

Однако он сосредоточен лишь на субъективных аспектах взаимодействия в процессе дистанционной занятости, уникальных для данных индивидов, 97 Лекторский В. А., Садовский В. Н. Там же.

98 Вебер М. О некоторых категориях понимающей социологии / Избранные произведения. М.: Прогресс, 1990. 558 с./С.496.

вступающих в общение99. Кроме того, предметы становятся значимыми для нас только тогда, когда мы придаем им значение. Индивид в процессе дистанционной занятости оценивает свои действия и наружность в соответствии с представляемыми оценками его «обобщенного другого», как бы смотрит на себя со стороны.

Следуя традиции Дж.Г. Мида, потенциально дистанционная занятость создается людьми, когда они действуют в этом мире и интерпретируют происходящие в нем события100. Как отмечает А.Шюц, таких вещей, как факты, строго говоря, просто нет. Мы выбираем факты из универсального контекста посредством деятельности своего мозга, и по этой причине все «факты» - суть творения человека. Соответственно, с позиций символического интеракционизма дистанционную занятость, возможно, воспринимать как сконструированную реальность.

Посредством взаимодействия при дистанционной занятости, индивид оперирует символами и значениями, которые позволяют ему интерпретировать ситуации, оценивать преимущества и недостатки определенных действий и затем выбирать одно из них101. Однако подход символического интеракционизма имеет свои методологические ограничения. При дистанционной занятости люди не обладают полной свободой в формировании своих действий, хотя представители данного подхода признают, что во многих действиях человек руководствуется системами установившихся смысловых значений, включая культуру и нормы поведения102.

Критики утверждают, что теория социального взаимодействия на основе символов делает чрезмерный акцент на сиюминутной ситуации и «преувеличивает внимание к преходящему, эпизодическому и мимолетному»103. В отличие от традиционных формул символического интеракционизма функционалисты напоминают, что обществу присущи упорядоченРитцер Дж. Современные социологические теории. 5-е изд., СПб.: Питер, 2002. с./ С.302.

100 Ритцер Дж. Там же, с.327.

101 Золкин Е. Ю. Социально-экономическое содержание и основные формы занятости населения. Ставрополь: СевКавГТУ, 2008. 173 с. / С.144.

102 Дурнов В. В. Есть ли будущее у работы на расстоянии? // Трудовой Мир. 2001.

№1(34). С.9-12.

103 Ритцер Дж. Современные социологические теории. 5-е изд., СПб.: Питер, 2002. с./ С.401.

ность и повторяемость, которые ограничивают диапазон возможностей человека в дистанционной занятости. В свою очередь конфликтологи указывают, что социальные структуры не являются нейтральными, а распределяют обязанности и привилегии между группами неравным образом104.

Для преодоления некоторых из этих трудностей, присущих дистанционной занятости, ряд представителей символического интеракционизма, например, Ш. Страйкер, предприняли попытку ввести в свою теорию структурные компоненты, где происходит «объединение» дистанционной работы с индивидуумом посредством таких понятий, как «позиция» и «роль»105.

Таким образом, дистанционная занятость в настоящее время является относительно новым социальным феноменом и реализуется под влиянием комплекса факторов: политических перемен в стране, изменений ценностно-нормативной системы, усиления дифференциации общества106. Переход к рыночным отношениям сильно отразился на молодежи. Была ликвидирована сложившаяся ранее система социально-трудовой адаптации и интеграции молодого поколения, что привело к необходимости самостоятельно приспосабливаться к новым условиям вхождения в общество. Молодежь является особой группой, воспроизводящей в своих функциях и социальной роли единство позитивного опыта и негативных тенденций в общественном развитии.

С одной стороны, молодёжь в большей мере ориентирована на социальный прогресс, с другой, адаптируясь к условиям рынка, жесткого социального, профессионального и интеллектуального отбора, наиболее остро чувствует все издержки трансформации общественных отношений. Структурно-функциональный подход является полезным инструментом для описания дистанционной занятости и определения его структурных элементов, их функций, давая развернутую картину процесса дистанционной занятости в целом, которая находит свое выражение в упорядоченном и повторяющемся поведении и устойчивых моделях социальных институтов.

104 Ритцер Дж. Там же, с.453.

105 Полянина А. Мотивация свободным временем // Наука. 2008. №1. С. 25-29.

106 Беляева М. Особенности трудовых отношений в условиях дистанционной занятости [Электронный ресурс]. Текст. URL: http://www.top-personal.ru/issue.html (дата обращения: 30.01.2013).

2.4. ДИСТАНЦИОННЫЕ СОЦИАЛЬНО-ТРУДОВЫЕ

ПРАКТИКИ В СФЕРЕ ЗАНЯТОСТИ МОЛОДЕЖИ

Современные социально-структурные преобразования, глобализационные процессы, обусловливают трансформации в различных сферах жизнедеятельности общества, в том числе в системе социально-трудовых отношений молодежи. Молодежь в основном проигрывает на рынке труда в силу возрастных, образовательных особенностей, отсутствия профессионального опыта. Средний возраст безработных в России в 2012 г. - 35 лет.

Молодежь до 25 лет составляет среди безработных 26,8% (в январе 2012г. в том числе в возрасте 15-19 лет - 3,8% (4,7%), 20-24 лет - 23,0% (23,7%). Высокий уровень безработицы отмечался в возрастной группе 15лет (28,2%) и 20-24 лет (14,9%)107.

Содействовать решению данной проблемы призвана государственная молодежная политика, ориентированная, прежде всего, на политическую и общественную активность молодежи, а также развитие у её представителей навыков самостоятельной жизнедеятельности, самообеспечения. Однако, не всегда мероприятия молодежной политики реализуются системно, обеспечены необходимым финансированием, предполагают внедрение инновационных подходов к процессу трудоустройства молодежи. Это может способствовать развитию социального неравенства, маргинальных тенденций, снижению социального статуса молодежи.

Важным является поиск эффективных способов трудоустройства молодежи, посредством создания принципиально новых форм труда, содействия самозанятости. Наиболее значительное влияние на социальнотрудовые отношения молодежи в настоящее время оказывает развитие дистанционных практик труда, появление и интенсивное распространение которых связано с прогрессом в электронно-информационных технологиях. Благодаря виртуализации труда, его интернетизации, повышается моЗанятость и безработица в Российской Федерации, 2012 год (по итогам обследований населения по проблемам занятости) [Электронный ресурс]. URL: http:// http://www.gks.ru/bgd/free/B04_03 (дата обращения: 22.01.2013).

бильность молодых работников, профессиональное самоопределение и совершенствование.

Развитие информационно-цифровых технологий, становление информационно-электронного общества выступает принципиальным условием глобализации. Данное общество, отмечает Дж.Нейсбит предопределяет потенциальную гибкость повседневной жизни, труда современного человека108, способствует его виртуализации, снижению степени нормированности, стандартизации и регулирования. В настоящее время появилась возможность создания рабочего места по многим специальностям практически везде, где имеется Интернет, либо иные современные коммуникационные ресурсы. Фактически происходит постепенное замещение «реальных» механизмов и практик социально-трудового взаимодействия на виртуальные аналоги.

М.Кастельс противопоставляет виртуальной реальности реальную виртуальность, подразумевая полный перенос материального и символического мира в виртуальные образы, полное погружение реального в виртуальное109. Под виртуализацией подразумевается любое замещение реальности ее симуляцией, образом, не обязательно с помощью компьютерной техники, но обязательно с применением логики виртуальной реальности (Д. Иванов)110. Это непосредственно влияет на специфику социальных интеракций, которые становятся более пластичными, трансграничными и более насыщенными как в содержательном, так и в визуальном плане.

Виртуальное пространство в настоящее время успешно осваивается практически всеми категориями населения, что обусловлено как относительной его доступностью, информационной насыщенностью, визуальной привлекательностью, так и возможностью осуществления вполне реальных социальных взаимодействий, построения устойчивых коммуникативных связей. Для многих подростков и молодых людей реальный и виртуальный миры стали идентичными. По данным социологических исследований 108 Нейсбит Дж. Мегатренды. М.: ООО «Издательство АСТ», ЗАО «Ермак», 2003. с. / С.7.

109 Кастельс М. Становление общества сетевых структур // Новая постиндустриальная волна на Западе. Антология / Под ред. В.Иноземцева. М., 1999. С. 494-505.

110Иванов Д.В. Виртуализация общества. Версия 2.0. СПб.: Петербургское Востоковедение, 2002. 224 с./С.14.

Фонда общественного мнения111, имеют доступ к Интернету и большую часть времени проводят в виртуальном пространстве 83% молодых людей в возрасте от 18 до 24 лет. Поэтому дистанционные социально-трудовые практики, характеризующиеся виртуальностью, являются для них простыми в освоении – все инструменты их технической реализации им известны.

Молодежь, представляя собой наиболее мобильную социальнодемографическую группу с возрастными границами от 14 до 30 лет112, характеризуется повышенной степенью восприимчивости к различным новациям, стремлением ко всему новому. Молодым людям присуща особая совокупность социокультурных особенностей, а также ценностных и поколенческих, возрастных характеристик, отличающих эту группу от младших (дети) и старших (взрослые) возрастных групп113. Молодёжь характеризуется более высоким уровнем мобильности, интеллектуальной активности и здоровья. Молодые люди первыми осваивают и выступают в роли потребителей новых технологий, гаджетов, сервисов (в том числе Wi-Fi, Skype, IP телефония), являющимися фактически коммуникационной базой виртуальной деятельности.

Сегодня практически все представители российской молодежи, по результатам наших интервью114, интересуются новшествами в коммуникативной сфере, по возможности стремятся приобрести новые средства общения и работы (в т.ч. дистанционной), отмечая, что это не только модно, современно, но и удобно (напр., iPod, iPhone, TouchPad, продукты с технологиями Touchscreen и Multitouch). Ресурсы дистанционной занятости, реализуемой именно посредством электронных новшеств интересны молодым в связи с гибким графиком работы, потенциальной возможностью работы на зарубежные компании. Труд из регионального преобразуется в 111 Распространение Интернета в России (N=1600). Отчет. ФОМ, 12.07.2011 [Электронный ресурс]. URL: http:// www.bd.fom.ru/ (дата обращения: 29.08.2012).

112 Стратегия государственной молодёжной политики в Российской Федерации до 2016 года: утверждённая распоряжением Правительства РФ от 18.12.2006 года №1760-р [Электронный ресурс]. URL: http://vmo.rgub.ru/policy/act/strategy.php (дата обращения:

08.02.2013).

113 Костерина И., Исупова О. Что такое молодежь? // Демоскоп Weekly. 2010. №439Электронный ресурс]. URL: http://www.demoscope.ru/weekly/2010/0439/ gender01.php (дата обращения: 13.05.2012).

114 2010-2012 гг., N = 24 (Зайцев Д.В., Правкина Я.Ю., Щебланова В.В).

глобальный ресурс, так как благодаря Интернету, как одному из факторов глобализации, повышается мобильность рабочей силы, и рынок труда переходит национальные границы.

Рассмотрим понятийную схему дистанционного труда молодежи, определим его сущностные и содержательные черты.

С дистанционным трудом взаимосвязаны следующие понятия: труд, работа, занятость и деятельность. Социологический подход состоит в том, что труд рассматривается комплексно, с системных позиций. С точки зрения социологии, это особая, относительно самостоятельная форма социальной жизни, одна из социальных подсистем115. Её функционирование и эволюция происходит в широком и постоянно меняющемся культурноисторическом контексте, во взаимосвязи с иными подсистемами (сферами) деятельности и отношений между людьми.

Специфика труда как одной из подсистем общественной жизни проявляется в двух аспектах: внешнем и внутреннем. Внешний аспект характеризуется составом и содержанием социальных функций труда, т.е. тех функций, которые он выполняет по отношению к другим подсистемам общества. Внутренний аспект заключается в особенностях состава, связей и изменений элементов, составляющих саму сферу труда как относительно самостоятельную область деятельности и отношений, включая и внешние элементы, и участников социально-трудовой деятельности, и многообразные социальные связи, которые складываются между ними, а также другие компоненты социального свойства116.

Опираясь на концепции марксизма (К. Маркс117) и неомарксизма (например, Т. Адорно118, Г. Маркузе119, М.Хоркхаймер120), при анализе 115 Тощенко Ж.Т., Цветкова Г.А. Социология труда. М.: Центр социального прогнозирования и маркетинга, 2012. 464 c./С.7.

116 Кибанов А.Я. Управление персоналом организации. М.: Инфра-М, 2010. 695 с.

/С.27.

117 Маркс К. Капитал. Т.1. Гл 5. С. 188-197 [Электронный ресурс]. URL:

http://www.esperanto.mv.ru/Marksismo/Kapital1/index.html (дата обращения: 12.02.2013).

118 Адорно Т. Негативная диалектика : Пер. с нем. М.: Академический проект, 2011. 538 с.

119 Маркузе Г. Критическая теория общества. М.: АСТ, 2011. 384 с.

120 Хоркхаймер М., Адорно Т. Диалектика Просвещения. Философские фрагменты / Пер. с нем. М.Кузнецова. М.-Спб.: Медиум, Ювента, 1997. 312 с.

внутренних особенностей дистанционного труда, как социальной подсистемы, необходимо учитывать: иерархическое строение сферы дистанционного труда, состоящей из личностей дистанционных работников, трудовых общностей малых, средних и больших организаций, имеющих свои индивидуальные и видовые особенности; специализации дистанционных трудовых организаций (отраслевая, технологическая или процессная, региональная); социальные свойства и типы трудовых организаций; социальнопсихологические особенности участников дистанционных социальнотрудовых отношений.



Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |
 
Похожие работы:

«Ю. В. Казарин ПОЭЗИЯ И ЛИТЕРАТУРА книга о поэзии Екатеринбург Издательство Уральского университета 2011 ББК К Научный редактор доктор филологических наук, профессор, заслуженный деятель науки Л. Г. Бабенко Рецензенты: доктор филологических наук, профессор Т. А. Снигирева; доктор филологических наук, профессор И. Е. Васильев Казарин Ю. В. К000 Поэзия и литература: книга о поэзии : [монография] / Ю. В. Казарин. — Екатеринбург : Изд-во Урал. ун-та, 2011. — 168 с. ISBN 00 Ю. Казарин — поэт, доктор...»

«М.Ж. Журинов, А.М. Газалиев, С.Д. Фазылов, М.К. Ибраев ТИОПРОИЗВОДНЫЕ АЛКАЛОИДОВ: МЕТОДЫ СИНТЕЗА, СТРОЕНИЕ И СВОЙСТВА М И Н И С Т Е РС Т В О О БРА ЗО ВА Н И Я И Н А У КИ РЕС П У БЛ И К И КА ЗА Х СТА Н ИНСТИТУТ ОРГАНИЧЕСКОГО КАТАЛИЗА И ЭЛЕКТРОХИМИИ им. Д. В. СОКОЛЬСКОГО МОН РК ИНСТИТУТ ОРГАНИЧЕСКОГО СИНТЕЗА И УГЛЕХИМИИ РК М. Ж. ЖУРИНОВ, А. М. ГАЗАЛИЕВ, С. Д. ФАЗЫЛОВ, М. К. ИБРАЕВ ТИОПРОИЗВОДНЫЕ АЛКАЛОИДОВ: МЕТОДЫ СИНТЕЗА, СТРОЕНИЕ И СВОЙСТВА АЛМАТЫ ылым УДК 547.94:547.298. Ответственный...»

«В.В. Мыльников ПЛАНИРОВАНИЕ ЗАВОДСКОГО ДОМОСТРОЕНИЯ. ПРОГРАММНЫЙ КОМПЛЕКС АСУ ДСК 3 УДК 69.003.121 ББК 65.9(2).26 М - 94 Рецензенты: д-р физ. - мат. наук, проф. Р.Т. Файзуллин, д-р физ. - мат. наук, проф. А.К. Гуц, д-р техн. наук, проф. Д.Г. Одинцов. Монография одобрена редакционно-издательским советом академии. Мыльников В.В. ПЛАНИРОВАНИЕ ЗАВОДСКОГО ДОМОСТРОЕНИЯ. ПРОГРАММНЫЙ КОМПЛЕКС АСУ ДСК: Монография. – Омск: Изд-во СибАДИ, 2002. – 104 с. Отражена работа по созданию автоматизированной...»

«Министерство образования Республики Беларусь Учреждение образования Витебский государственный университет имени П.М. Машерова БИОЛОГИЧЕСКОЕ РАЗНООБРАЗИЕ БЕЛОРУССКОГО ПООЗЕРЬЯ Монография Под редакцией Л.М. Мержвинского Витебск УО ВГУ им. П.М. Машерова 2011 УДК 502.211(476) ББК 20.18(4Беи) Б63 Печатается по решению научно-методического совета учреждения образования Витебский государственный университет имени П.М. Машерова. Протокол № 6 от 24.10.2011 г. Одобрено научно-техническим советом...»

«В.И. Барсуков АТОМНЫЙ СПЕКТРАЛЬНЫЙ АНАЛИЗ МОСКВА ИЗДАТЕЛЬСТВО МАШИНОСТРОЕНИЕ-1 2005 В.И. Барсуков АТОМНЫЙ СПЕКТРАЛЬНЫЙ АНАЛИЗ МОСКВА ИЗДАТЕЛЬСТВО МАШИНОСТРОЕНИЕ-1 2005 УДК 543.42 ББК 344 Б26 Р е ц е н з е н т ы: Доктор химических наук, профессор В.И. Вигдорович Доктор химических наук, профессор А.А. Пупышев Кандидат физико-математических наук В.Б. Белянин Барсуков В.И. Б26 Атомный спектральный анализ. М.: Издательство Машиностроение-1, 2005. 132 с. Рассмотрены теоретические основы оптической...»

«МОСКОВСКИЙ АВТОМОБИЛЬНО-ДОРОЖНЫЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ТЕХНИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ (МАДИ) Г. Г. НАУМОВ АНТРОПОГЕННЫЕ ВОЗДЕЙСТВИЯ НА РУСЛОВЫЕ ПРОЦЕССЫ НА ПЕРЕХОДАХ ЧЕРЕЗ ВОДОТОКИ МОСКВА 2012 УДК 624.21(083.94) ББК 39.112:30.2 Н 34 Р е ц е н з е н т ы: зав. кафедрой гидрометрии Российского государственного гидрометеорологического университета д-р геогр. наук, проф., заслуженный деятель науки РФ Н. Б. Барышников; д-р техн. наук, проф., заслуженный деятель науки РФ, заслуженный строитель РФ, академик...»

«ПРОБЛЕМНОЕ ОБУЧЕНИЕ ПРОШЛОЕ, НАСТОЯЩЕЕ, БУДУЩЕЕ В 3 книгах Книга 1 ЛИНГВО-ПЕДАГОГИЧЕСКИЕ КАТЕГОРИИ ПРОБЛЕМНОГО ОБУЧЕНИЯ Коллективная монография Издательство Нижневартовского государственного гуманитарного университета 2010 ББК 74.00 П 78 Печатается по постановлению Редакционно-издательского совета Нижневартовского государственного гуманитарного университета Авторский коллектив: А.М.Матюшкин, А.А.Матюшкина (предисловие), Е.В.Ковалевская (ч. I, гл. 1, 2, 3, 4; послесловие), Н.В.Самсонова (ч. II,...»

«Институт монголоведения, буддологии и тибетологии СО РАН Институт истории, археологии и этнографии ДВО РАН МОНГОЛЬСКАЯ ИМПЕРИЯ И КОЧЕВОЙ МИР Книга 3 Ответственные редакторы Б. В. Базаров, Н. Н. Крадин, Т. Д. Скрынникова Улан-Удэ Издательство БНЦ СО РАН 2008 УДК 93/99(4/5) ББК63.4 М77 Рецензенты: д-р и.н. М. Н. Балдано д-р и.н. С. В. Березницкий д-р и.н. Д. И. Бураев Монгольская империя и кочевой мир (Мат-лы междунар. М науч. конф-ии). Кн. 3. - Улан-Удэ: Изд-во БНЦ СО РАН, 2008. -498 с. ISBN...»

«ФЕДЕРАЛЬНОЕ АГЕНТСТВО ПО ОБРАЗОВАНИЮ МОСКОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ИНДУСТРИАЛЬНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ С. А. Сушинский Я ВЫБИРАЮ ТРЕЗВОСТЬ! Москва 2008 УДК 613.83 ББК 51.1(2)5 C 91 Рецензенты: А.М. Карпов – заведующий кафедрой психиатрии, наркологии и психотерапии Казанской государственной медицинской академии, доктор медицинских наук, профессор; А.Н. Маюров – президент Международной академии трезвости, доктор педагогических наук, профессор; Е.А. Резчиков – заведующий кафедрой безопасности...»

«Плюснин Ю.М. Заусаева Я.Д. Жидкевич Н.Н. Позаненко А.А. ОТХОДНИКИ Москва Новый хронограф 2013 УДК. ББК. П40 Издание осуществлено на пожертвования Фонда поддержки социальных исследований Хамовники (договор пожертвования № 2011-001) Научный редактор С.Г. Кордонский Плюснин Ю.М., Заусаева Я.Д., Жидкевич Н.Н., Позаненко А.А. Отходники [текст]. – М.: Изд-во Новый хронограф, 2013. – ххх с. – 1000 экз. – ISBN 978-5-91522-ххх-х (в пер.). Монография посвящена проблеме современного отходничества –...»

«Министерство образования Российской Федерации Владимирский государственный университет В.В. КОТИЛКО, Д.В. ОРЛОВА, А.М. САРАЛИДЗЕ ВЕХИ РОССИЙСКОГО ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСТВА Владимир 2003 ББК 65.03 К 73 Рецензенты: Доктор экономических наук ГНИУ СОПС¬ Минэкономразвития РФ и РАН И.А. Ильин Доктор исторических наук, профессор, декан гуманитарного факультета, заведующий кафедрой истории и культуры Владимирского государственного университета В.В. Гуляева Котилко В.В., Орлова Д.В., Саралидзе А.М. Вехи...»

«1 И.А. Гафаров, А.Н. Шихранов Городище Исследования по истории Юго-Западного региона РТ и села Городище УДК 94(47) ББК Т3 (2 Рос. Тат.) Рецензент: Ф.Ш. Хузин – доктор исторических наук, профессор. Гафаров И.А., Шихранов А.Н. Городище (Исследования по истории Юго-Западного региона РТ и села Городище). – Казань: Идел-Пресс, 2012. – 168 с. + ил. ISBN 978-5-85247-554-2 Монография посвящена истории Юго-Западного региона Республики Татарстан и, главным образом, села Городище. На основе...»

«Интеграционный проект фундаментальных исследований 2012–2014 гг. М-48 Открытый архив СО РАН как электронная система накопления, представления и хранения научного наследия ОТКРЫТЫЙ АРХИВ СО РАН ЮРИЙ БОРИСОВИЧ РУМЕР Физика, XX век РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ НАУК СИБИРСКОЕ ОТДЕЛЕНИЕ ИНСТИТУТ СИСТЕМ ИНФОРМАТИКИ ИМ. А.П. ЕРШОВА ЮРИЙ БОРИСОВИЧ РУМЕР Физика, XX век Ответственный редактор доктор физико-математических наук, профессор АЛЕКСАНДР ГУРЬЕВИЧ МАРЧУК НОВОСИБИРСК ИЗДАТЕЛЬСТВО АРТА УДК 001(09) ББК Ч P...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ФГБОУ ВПО УДМУРТСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ БИОЛОГО-ХИМИЧЕСКИЙ ФАКУЛЬТЕТ КАФЕДРА ЭКОЛОГИИ ЖИВОТНЫХ С.В. Дедюхин Долгоносикообразные жесткокрылые (Coleoptera, Curculionoidea) Вятско-Камского междуречья: фауна, распространение, экология Монография Ижевск 2012 УДК 595.768.23. ББК 28.691.892.41 Д 266 Рекомендовано к изданию Редакционно-издательским советом УдГУ Рецензенты: д-р биол. наук, ведущий научный сотрудник института аридных зон ЮНЦ...»

«E. V. Rung GREECE AND ACHAEMENID POWER: The History of Diplomatic Relations in VI-IV Centuries B.C. St. Petersburg State University Faculty of Philology and Arts Nestor-Historia 2008 Э. В. Рунг ГРЕЦИЯ И АХЕМЕНИДСКАЯ ДЕРЖАВА: История дипломатических отношений в VI-IV вв. до н. э. Факультет филологии и искусств Санкт-Петербургского государственного университета Нестор-История 2008 ББК 63.3(0)32+86.31 Р86 Научный редактор: д-р ист. наук проф. Э. Д. Фролов О т в е т с т ве н н ы й редактор: д-р...»

«Российская академия наук Э И Институт экономики УЧРЕЖДЕНИЕ РОССИЙСКОЙ АКАДЕМИИ НАУК ИНСТИТУТ ЭКОНОМИКИ РАН ВОСТОЧНАЯ И ЮГОВОСТОЧНАЯ АЗИЯ–2008: ЭКОНОМИЧЕСКОЕ РАЗВИТИЕ В УСЛОВИЯХ КРИЗИСА Москва 2009 ISBN 978-5-9940-0175-2 ББК 65. 6. 66. 0 B 76 ВОСТОЧНАЯ И ЮГО-ВОСТОЧНАЯ АЗИЯ–2008: ЭКОНОМИЧЕСКОЕ РАЗВИТИЕ В УСЛОВИЯХ КРИЗИСА / Ответственный редактор: М.Е. Тригубенко, зав. сектором Восточной и Юго-Восточной Азии, к.э.н., доцент. Официальный рецензент сборника член-корреспондент РАН Б.Н. Кузык — М.:...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РФ РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ НАУК СИБИРСКОЕ ОТДЕЛЕНИЕ ИНСТИТУТ ВОДНЫХ И ЭКОЛОГИЧЕСКИХ ПРОБЛЕМ ХОВДСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ Оценка среднего многолетнего увлажнения и поверхностного стока бессточного бассейна реки Ховд (Западная Монголия) Монография Барнаул 2013 ББК 26.222.82 O 931 Рецензенты: докт. геогр. наук, снс Д.В.Черных; канд. геогр. наук, доцент Н.И.Быков. Утверждено к печати Ученым советом ИВЭП СО РАН О 931 Галахов В.П., Ловцкая О.В., Самойлова С.Ю.,...»

«Тузовский И.Д. СВЕТЛОЕ ЗАВТРА? Антиутопия футурологии и футурология антиутопий Челябинск 2009 УДК 008 ББК 71.016 Т 82 Рецензент: Л. Б. Зубанова, кандидат социологических наук, доцент Челябинской государственной академии культуры и искусств Тузовский, И. Д. Светлое завтра? Антиутопия футурологии и футурология антиутопий / И. Д. Тузовский; Челяб. гос. акад. культуры и искусств. – Челябинск, 2009. – 312 с. ISBN 978-5-94839-150-2 Монография посвящена научной и художественно-творческой рефлексии...»

«А.А. ХАЛАТОВ, И.В. ШЕВЧУК, А.А. АВРАМЕНКО, С.Г. КОБЗАРЬ, Т.А. ЖЕЛЕЗНАЯ ТЕРМОГАЗОДИНАМИКА СЛОЖНЫХ ПОТОКОВ ОКОЛО КРИВОЛИНЕЙНЫХ ПОВЕРХНОСТЕЙ Национальная академия наук Украины Институт технической теплофизики Киев - 1999 1 УДК 532.5 + УДК 536.24 Халатов А.А., Шевчук И.В., Авраменко А.А., Кобзарь С.Г., Железная Т.А. Термогазодинамика сложных потоков около криволинейных поверхностей: Ин-т техн. теплофизики НАН Украины, 1999. - 300 с.; ил. 129. В монографии рассмотрены теплообмен и гидродинамика...»

«Е.Е. ЧЕПУРНОВА ФОРМИРОВАНИЕ, ВНЕДРЕНИЕ И ПРИМЕНЕНИЕ ПРОЦЕССОВ СИСТЕМЫ МЕНЕДЖМЕНТА КАЧЕСТВА ПРЕДПРИЯТИЯ ПО ПРОИЗВОДСТВУ ОРГАНИЧЕСКОЙ ПРОДУКЦИИ Тамбов Издательство ГОУ ВПО ТГТУ 2010 Министерство образования и науки Российской Федерации Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования Тамбовский государственный технический университет Е.Е. ЧЕПУРНОВА ФОРМИРОВАНИЕ, ВНЕДРЕНИЕ И ПРИМЕНЕНИЕ ПРОЦЕССОВ СИСТЕМЫ МЕНЕДЖМЕНТА КАЧЕСТВА ПРЕДПРИЯТИЯ ПО ПРОИЗВОДСТВУ ОРГАНИЧЕСКОЙ...»






 
© 2013 www.diss.seluk.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Авторефераты, Диссертации, Монографии, Методички, учебные программы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.