WWW.DISS.SELUK.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА
(Авторефераты, диссертации, методички, учебные программы, монографии)

 

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 5 |

«СОВРЕМЕННОЕ СОСТОЯНИЕ ВОДНЫХ РЕСУРСОВ И ФУНКЦИОНИРОВАНИЕ ВОДОХОЗЯЙСТВЕННОГО КОМПЛЕКСА БАССЕЙНА ОБИ И ИРТЫША Ответственные редакторы: д-р геогр. наук Ю.И. Винокуров, д-р биол.наук А.В. ...»

-- [ Страница 2 ] --

Фоминское), 7 – р. Обь (г. Барнаул), 8 – Новосибирское водохранилище (нижний бьеф), 9 – р. Обь (г. Колпашево), 10 – р. Обь (с. Александровское), 11 – р. Обь (г. Нижневартовск), 12 – р. Обь (с. Белогорье), Особенно это проявляется в случае загрязнения нефтепродуктами, расходы которых в местах нефтедобычи возрастают в 1,5–2 раза (рис. 2.4.5). Положительные балансы органических веществ для большинства водохозяйственных участков указывают на значительную роль водосборной площади в загрязнении поверхностных вод р. Обь этими соединениями.

Анализ загрязнения р. Обь тяжелыми металлами позволил выявить допустимых норм по железу и меди на всех участках р. Обь от истока до устья. Высокое содержание марганца и цинка отмечено на участках р. Обь в районе г. Нижневартовска и ниже. Однако отсутствие данных по тяжелым металлам для ряда ВХУ не позволяет дать объективную оценку загрязнения р. Обь по этим параметрам. Распределение расходов железа и марганца при продвижении от истока к устью характеризуется их резким увеличением на участках, расположенных ниже с. Александровское (рис. 2.4.6).

Расчет баланса для некоторых ВХУ оказался не возможен из-за отсутствия данных.

Анализ имеющейся информации показывает, что максимальные количества железа и марганца приходятся на участки Нижней Оби. Полученные отрицательные балансы связаны либо с процессами самоочищения на этих участках, либо с некорректными данными о содержании тяжелых металлов.

Таким образом, для трансграничного переноса веществ (водная составляющая) в пределах речного бассейна Оби на региональном уровне решающее значение имеет смена природно-климатических условий при протекании реки с юга на север.

Рис. 2.4.4. Продольное распределение расходов органических веществ на участке р. Обь от 1 – р. Чулышман, 2 – оз. Телецкое, 3 – р. Бия, 4 – р. Катунь (п. Тюнгур), 5 – р. Катунь (с. Сростки), 6 – р. Обь (с.

Фоминское), 7 – р. Обь (г. Барнаул), 8 – Новосибирское водохранилище (нижний бьеф), 9 – р. Обь (г. Колпашево), 10 – р. Обь (с. Александровское), 11 – р. Обь (г. Нижневартовск), 12 – р. Обь (с. Белогорье), 13 – Рис. 2.4.5. Продольное распределение расходов нефтепродуктов на участке 1 – р. Чулышман, 2 – оз. Телецкое, 3 – р. Бия, 4 – р. Катунь (п. Тюнгур), 5 – р. Катунь (с. Сростки), 6 – р. Обь (с.

Фоминское), 7 – р. Обь (г. Барнаул), 8 – Новосибирское водохранилище (нижний бьеф), 9 – р. Обь (г. Колпашево), 10 – р. Обь (с. Александровское), 11 – р. Обь (г. Нижневартовск), 12 – р. Обь (с. Белогорье), 13 – Рис. 2.4.6. Продольное распределение расходов Fe и Mn на участке 1 – р. Чулышман, 2 – оз. Телецкое, 3 – р. Бия, 4 – р. Катунь (п. Тюнгур), 5 – р. Катунь (с. Сростки), 6 – р. Обь (с.

Фоминское), 7 – р. Обь (г. Барнаул), 8 – Новосибирское водохранилище (нижний бьеф), 9 – р. Обь (г. Колпашево), 10 – р. Обь (с. Александровское), 11 – р. Обь (г. Нижневартовск), 12 – р. Обь (с. Белогорье), 13 – Из природных источников наиболее значимое влияние на качество вод Средней и Нижней Оби и нижнего течения Иртыша оказывают Васюганские болота. Уменьшение величины pH и растворенного кислорода, существенное повышение цветности и концентраций железа, марганца, биогенных элементов (аммонийного азота и фосфатов) и органических веществ – все это последствия дренирования этими реками обширных заболоченных территорий.

Антропогенное загрязнение вод Оби носит локальный характер и проявляется только ниже сельхозугодий, расположенных в пойме, крупных поселков и промышленных городов, а также в районах нефтегазодобычи. Обь, имеющая высокий потенциал самоочищения, быстро восстанавливает свое экологическое состояние. Из всех притоков наибольший вклад в загрязнение вод р. Обь вносит Иртыш, который характеризуется значительными расходами загрязняющих веществ.

по гидрохимическим и гидробиологическим показателям Оценка состояния водных объектов по гидробиологическим показателям Обь-Иртышский бассейн включает значительное количество разнотипных экосистем текучих и стоячих вод: водотоков различной величины; горных и степных озер разных размеров и солености, малых и больших водохранилищ, болот [Жадин, 1950; Стебаев и др., 1993; Кириллов, 2001а].

Сезонная динамика пигментных характеристик, видового состава и уровня развития фитопланктона верхнего течения Оби свидетельствует о высоком потенциале биологического самоочищения реки в период открытой воды, доминирующей роли климатических и гидродинамических факторов в формировании и функционировании фитопланктона [Кириллова, Митрофанова, 2002а-б]. Трофический статус участка реки ниже г. Барнаула можно отнести к мезотрофно-эвтрофному. В межгодовом аспекте он достаточно стабилен, тогда как в сезонном прослеживаются значительные колебания, обусловленные повышением продуктивности планктонного сообщества реки в течение вегетационного периода. Верхнее течение Оби также характеризуется низкими значениями численности и биомассы зообентоса, что вероятнее всего, связано с естественными причинами:

распространением на этом участке реки малопродуктивных песчаных грунтов. По сапробиологическим показателям верхнее течение р. Обь можно отнести к олиго-бетамезосапробной зоне с незначительным повышением сапробности (до бета-мезосапробного уровня) ниже крупного города – Барнаула. За 70 лет наблюдений не отмечено существенных изменений состава, структуры доминирующего комплекса и обилия гидробионтов верхнего течения, что свидетельствует о стабильности состояния донных зооценозов. По классификации [Руководство по.., 1992] такое состояние сообществ соответствует фоновому.





Притоки Верхней Оби (реки Чарыш, Чумыш, Алей) берут свое начало в горной области. В целом они характеризуются невысокими значениями продукционных показателей фито- и зооценозов и соответствуют уровню олиготрофных водоемов. Вода этих рек относится преимущественно ко II и III классам качества – «чистая» и «удовлетворительной чистоты», отдельные водоемы (Гилевское водохранилище) и участки рек ниже крупных населенных пунктов (г. Рубцовск и г. Алейск) соответствовали классу «загрязненные».

Исключение составляет р. Барнаулка, уровень загрязнения которой меняется с «умеренно загрязненного» выше г. Барнаула до «сильно загрязненного» в черте города.

В пределах Верхней Оби расположено крупное равнинное Новосибирское водохранилище. В последние годы отмечено незначительное снижение видового разнообразия русла водохранилища при высоком его уровне для заросших участков литорали. Численность и биомасса зообентоса основной части водохранилища имеют стабильно низкие значения, их межгодовые колебания зависят от водности года. В бентосе представлены все основные трофические группировки при доминировании детритофаговсобирателей. Учитывая стабильность основных гидробиологических показателей, можно сделать вывод, что такое состояние сообществ для Новосибирского водохранилища, вероятно, соответствует фоновому. В срединной части водохранилища (разрез Ордынское – Нижняя Каменка) и на приплотинном участке отмечено снижение биологического разнообразия, повышение биомассы, упрощение трофической структуры сообщества, что позволяет заключить, что сообщества этих участков до сих пор находятся в состоянии антропогенного экологического регресса.

Одним из наиболее загрязненных водотоков Верхней Оби является р. Томь.

Антропогенное загрязнение вниз по течению Томи распространено неравномерно. По степени загрязнения выделяются три наиболее загрязненных участка – ниже г. Новокузнецка (с. Ерунаково), Кемерово (с. Мозжуха) и г. Томска, соответственно. При комплексном исследовании реки в осенний период при пониженном потенциале самоочищения водотока было установлено, что на участке реки от с. Ерунаково до с. Мозжуха вниз по течению наблюдается уменьшение количественных показателей гидробионтов – фитоперифитона, зоопланктона и зообентоса. Участок Томи от г. Новокузнецка до г. Кемерово характеризуется: по уровню трофности – как олиготрофно-мезотрофный, по индексу сапробности Пантле и Букка – как бета-мезосапробный. На участке предполагаемого строительства Крапивинского водохранилища (от с. Усть-Нарык до с. Металлоплощадка) отмечены олиготрофные олигосапробные условия. Здесь идет процесс самоочищения реки, способствующий фактически полному восстановлению биоценозов и улучшению качества воды, что свидетельствует о ее способности справляться с дисбалансирующим действием г.

Новокузнецка даже в период пониженного потенциала самоочищения. Интегральная оценка экологического состояния Томи по фитопланктону, зоопланктону и зообентосу показала, что восстановление состава и количества гидробионтов происходит на участке в 30-ти км ниже г. Новокузнецка. Стоки Томь-Усинской ГРЭС стимулируют развитие гидробионтов на участке ниже сброса подогретых вод в реку (0,3 км). Ниже г. Томска (50 км) не отмечено улучшения качества среды обитания гидробионтов, что связано не только с поступлением большого количества хозяйственно-бытовых и промышленных сточных вод, но и с изменением гидрологических условий (снижением уклона русла) и фракционного состава донных отложений, способствующих аккумуляции загрязняющих веществ.

По мере удаления от верхней границы Средней Оби видовой состав, численность и биомасса планктонных организмов увеличивается за счет выноса организмов из придаточной системы. Однако на отдельных участках реки (ниже устья основных притоков – рек Томь, Чулым, Тым, Вах, Иртыш) наблюдалось снижение общей численности и биомассы фитопланктона, а иногда (устье р. Томь) зоопланктона и зообентоса. Среднее течение Оби принимает в себя также воды притоков, протекающих в районе интенсивной нефтедобычи. В донных сообществах отмечается сокращение численности и выпадение чувствительных к загрязнению групп (например, ручейников), снижается разнообразие гидробионтов, при этом на отдельных участках численность и биомасса зообентоса повышаются. Увеличение численности, биомассы (в районе пос. Каргасок) и индекса сапробности Пантле и Букка (в районах Нижневартовска, Сургута и Ханты-Мансийска) отмечено также для зоопланктона.

Согласно методу экологических модификаций [Руководство.., 1992], речные сообщества находятся в состоянии антропогенного экологического регресса.

На состав и структуру зооценозов рек оказывают влияние работы по добыче песчаногравийной смеси в их руслах. Во время проведения работ планктонные и бентосные сообщества водоемов полностью разрушаются, на их восстановление требуется длительный (до нескольких лет) период.

В нижнем течении р. Обь происходит обогащение (особенно во вторую половину лета) планктонных и бентосных сообществ за счет выноса организмов из пойменных водоемов, при длительном затоплении поймы в многоводные годы численность и биомасса фито-, зоо- и ихтиоценозов возрастает. Притоки Нижней Оби не испытывают в настоящее время существенной техногенной нагрузки и вносят в р. Обь преимущественно чистые воды.

Индекс сапробности (по фито- и зоопланктону) в Нижней Оби незначительно снижается по сравнению со средним течением и показывает изменение состояния водных масс от «умеренно загрязненных» (3-й класс качества воды) до «чистых» (2-й). В зоне поступления вод материкового стока и сточных вод населенных пунктов вода характеризуется как альфабета-мезосапробная, однако самоочистительная способность экосистемы реки на данном участке настолько высока, что зоны влияния стоков очень ограничены, и через несколько километров ниже по течению качество воды уже характеризуется как бета-мезосапробное.

Донные сообщества нижнего течения реки характеризуются увеличением разнообразия (числа видов), большой гетерогенностью пространственного распределения и увеличением средних показателей численности и биомассы зообентоса, что соответствует состоянию антропогенного экологического напряжения.

В целом структурные характеристики фито- и зооценозов свидетельствуют о достаточно благополучном состоянии р. Обь. Экосистема реки способна к самоочищению, происходящие в ней изменения по характеру обратимы, но существует угроза перехода в кризисное состояние на наиболее загрязненных участках, особенно ниже по течению городов, где наблюдается поступление сточных вод. Уровень самоочищения реки снижается в период паводка вследствие большого сноса терригенного материала с территории бассейна, передислокации донных отложений, снижения прозрачности, повышения турбулентности воды и, как следствие, снижения физиологической активности водорослей.

Оценка состояния водных объектов по гидрохимическим показателям Для определения химического состава и оценки качества поверхностных вод ОбьИртышского бассейна был изучен фактический материал гидрохимических наблюдений Западно-Сибирского УГМС (1995–2005 гг.) и Омского УГМС (1990–2009 гг.), рассчитаны средние многолетние концентрации минеральных ионов (Са2+, Mg2+, HCO3–, SO42–, Cl–, Na++K+), биогенных элементов (NH4+, NO2–, NO3–, PO43–), pH, растворенного кислорода, общих показателей содержания органического вещества (БПК5, ХПК), органических соединений (фенолы, нефтепродукты, СПАВ) и тяжелых металлов (Fe, Cu, Mn, Cr, Pb, Hg, Zn, Ni). Для каждого водного объекта рассчитаны формулы Курлова и определен химический тип вод.

Реки Обь-Иртышского бассейна по величине минерализации являются в основном водами малой (44 % рек) и средней (32 % рек) минерализации. Доля вод с очень малой минерализацией составляет 10 %, повышенной – 5, высокой минерализацией – 9 %. По химическому составу 84 % поверхностных вод бассейна относятся к гидрокарбонатному классу вод кальциевой группы. Другие типы представлены в незначительных количествах:

гидрокарбанатно-магниевый – 2 % (р. Алей, г. Алейск); гидрокарбонатно-натриевый – 5 % (реки Тым, Кулунда, Аба, Ускат, оз. Большое Островное). Воды засушливых степных зон Алтайского края (оз. Кучукское) и Новосибирской области (реки Каргат и Карасук, оз. Яркуль, Малые и Большие Чаны) относятся к сульфатно-натриевому и хлориднонатриевому классам вод, соотношение которых составляет 1 и 8 %, соответственно.

Анализ данных гидрохимических постов (в основном приуроченных к населенным пунктам) показал, что большинство водных объектов Обь-Иртышского бассейна на участках отбора проб по индексам загрязнения воды (УКИЗВ) классифицируются как загрязненные (рис. 2.5.1). Сравнение качества воды для разных участков р. Обь по УКИЗВ показывает, что минимальные значения наблюдаются в районах Верхней Оби, максимальные и средние – для всех участков Оби примерно одинаковы. В пространственном отношении, по мере продвижения к устью, наблюдается увеличение показателя УКИЗВ (табл. 2.5.1).

Изучение временной динамики показателей УКИЗВ на различных участках Оби показало их увеличение в среднем в 1,5 раза за пятилетний период (рис. 2.5.2).

Существующие источники загрязнения вод Обь-Иртышского бассейна определяют спектр приоритетных загрязняющих веществ, поступающих в поверхностные и подземные воды данного бассейна.

Рис. 2.5.1. Качество поверхностных вод Обь-Иртышского бассейна Интервалы варьирования УКИЗВ и их средние значения для разных участков Обь-Иртышского Согласно данным гидрохимических наблюдений Западно-Сибирского и Омского УГМС, приоритетными загрязняющими веществами рек Обь-Иртышского бассейна являются ионы NH4+, PO43–, NO2–, легкоокисляемые органические вещества (определяемые по показателю БПК5), трудноокисляемые органические вещества (по показателю ХПК), фенолы, нефтепродукты. Среди тяжелых металлов (ТМ) превышения допустимых концентраций (для рыбохозяйственных водоемов) наблюдаются для Fe и Cu на всех ВХУ, для Mn и Zn – преимущественно на участках Средней и Нижней Оби.

Рис. 2.5.2. Изменение показателей УКИЗВ на различных участках Обь-Иртышского бассейна: а – Верхняя Обь; б – Средняя Обь; в – Нижняя Обь.

3. Комплексная оценка водно-ресурсного Для проведения комплексной оценки современного состояния водных объектов бассейна Оби и Иртыша разработаны методологические подходы, учитывающие природноклиматические условия формирования качества воды и специфику химического состава вод (рис. 3.1.1).

Выделение природно-климатических зон на территории Обь-Иртышского бассейна Дифференциация ВХУ по уровню антропогенной нагрузки Рис. 3.1.1. Методологическая база для комплексной оценки состояния водных объектов и совершенствования существующих систем экологического мониторинга Оценка состояния водных объектов проводилась в рамках выделенных на этой территории типизированных классов вод. Было выбрано 13 ключевых водохозяйственных участков (ВХУ) с различными типами вод по следующей схеме.

1. Водохозяйственные участки, имеющие одинаковый тип вод, объединялись в одну группу. В случае приуроченности участка к двум и более природно-климатическим зонам и наличия на территории поверхностных вод разной степени минерализации его относили ко всем выявленным типам вод с указанием долей вклада занимаемой ими площади относительно общей площади ВХУ. Для наибольшей по площади и меридиональной протяженности таежной зоны (IV тип) ключевые ВХУ выбраны в пределах каждой подзоны – южнотаежной, среднетаежной и северо-таежной.

2. В каждой группе выбирались, как минимум, два ключевых ВХУ. Один из участков, отражающий в большей степени специфику природной составляющей, принимался в качестве фонового. Другой, испытывающий максимальную степень антропогенной нагрузки (или несколько участков, ранжированных по степени антропогенной нагрузки), использовался для оценки степени воздействия антропогенной нагрузки на экологическое состояние водных объектов в данной группе ВХУ.

3. Данные по ключевым ВХУ распространялись на территорию всей выделенной группы, что позволило охарактеризовать Обь-Иртышский бассейн в целом даже при отсутствии информации по некоторым ВХУ группы.

4. Участки, признанные фоновыми, позволили определить целевые показатели качества вод в рамках выделенных классов.

Оценка проводилась на двух уровнях: ВХУ и всей водосборной площади ОбьИртышского бассейна. Расчетные материалы послужили базой для составления серии оценочных карт. Картографирование выполнялось в среде ArcGIS на топографических основах масштабов 1:200 000 и 1:1 000 000.

Для типизации вод Обь-Иртышского бассейна использовались данные по природноклиматическим условиям и показатели минерализации воды. За основу была взята классификация О.А. Алекина [1970], согласно которой природные поверхностные воды подразделяются на пять классов: 1-й – воды очень малой минерализации (до 100 мг/дм 3 ); 2-й – малой минерализации (100–200); 3-й – средней (200–500); 4-й – повышенной (500–1000); 5-й – воды высокой минерализации (более 1000 мг/дм 3 ). С учетом природно-климатических и гидрохимических условий на территории Обь-Иртышского речного бассейна выделено семь типов вод.

I. Очень малая минерализация – водоемы таежного, тундрового и нивально– гляциального высотных поясов.

II. Очень малая минерализация – водоемы в зоне тундры и лесотундры.

III. Малая минерализация – в горно-таежном поясе.

IV. Малая минерализация – в таежной зоне.

V. Средняя минерализация – в равнинной и горной лесостепи.

VI. Повышенная минерализация – в равнинной и горной степи.

VII. Высокая минерализация – в бессточной области, степной и лесостепной зонах.

Ранжирование (зонирование) территории Обь-Иртышского бассейна по степени антропогенной нагрузки проводилось на основе учета показателей, оказывающих косвенное воздействие на водные объекты, что проявляется в виде площадных нагрузок на водосборе, связанных с заселением территории, хозяйственной деятельностью жителей, промышленной и сельскохозяйственной специализацией экономики [Рыбкина и др., 2011]. В качестве основных применялись: плотность населения на водосборной территории, плотность промышленного производства (объем производимой в регионе промышленной продукции в тыс. руб., приходящийся на 1 км2) и сельскохозяйственная освоенность, включающая распаханность (%) и животноводческую нагрузку (количество условных голов на 1 км2). Расчеты данных показателей проводились с административной привязкой в границах речных бассейнов и отдельных ВХУ.

Используемые показатели группировались по видам антропогенных воздействий: демографических, промышленных и сельскохозяйственных. При этом сельскохозяйственная нагрузка получена как среднеарифметическое значение балльных оценок интенсивности земледельческой (распаханность) и животноводческой нагрузок. Совокупная антропогенная нагрузка определялась как среднеарифметическое демографической, промышленной и сельскохозяйственной нагрузок. Для каждого из показателей принята 8-мибалльная условная шкала интенсивности антропогенной нагрузки (табл. 3.1.1), в основу которой положена методика А.Г. Исаченко [2001]. Эта шкала была использована при оценке степени нагрузки на территории ВХУ, для целей комплексной оценки состояния водных объектов ОбьИртышского бассейна шкала антропогенной нагрузки была упрощена до трех градаций: 1–я – низкая (1–3 балла), 2–я – средняя (4–6) и 3–я – высокая (7–8 баллов) степень. Результаты ранжирования территории Обь-Иртышского бассейна по типам поверхностных вод и степени антропогенной нагрузки приведены на рис. 3.1.2.

Оценка и анализ состояния водных объектов Обь-Иртышского бассейна велись по следующим направлениям:

• природно-климатические условия;

• ландшафтно-экологические условия;

• гидрогеологический режим;

• гидрологический режим;

• водохозяйственная деятельность;

• антропогенная нагрузка на водосборный бассейн;

• гидрохимический режим;

• гидробиологический режим;

• интенсивность самоочищения водных объектов.

Природно-климатические условия характеризовались такими основными параметрами, как количество атмосферных осадков, их распределение по периодам и месяцам, высота снежного покрова, температура воздуха (средняя, максимальная и минимальная самого теплого и самого холодного месяцев, соответственно), относительная влажность воздуха, скорость ветра.

руб./ км гол./км Ландшафтно-экологические условия. Геологическая основа для рассматриваемого уровня формирования стока имеет первостепенное значение (строение зоны аэрации и горизонт грунтовых вод). Характеристика рельефа осуществлялась по следующим показателям:

абсолютные отметки (максимум, минимум и средние, м), относительные превышения высот (м), густота речной сети (км/км2), густота расчленения (км/км2), глубина расчленения (м).

Основные параметры почвенного покрова: тип почвы, геохимический ландшафт, мощность почвенного профиля (м), плотность почв (г/см3), масса почв с учетом мощности почвенного профиля (кг). Кроме того учитывались лесистость, озерность, заболоченность территории (%).

Рис. 3.1.2. Основные типы вод и степень антропогенной нагрузки на территории Обь-Иртышского бассейна Совокупная антропогенная нагрузка на водосборе, балл Совокупная антропогенная нагрузка на водосборе, балл Гидрогеологический режим. Характеристика проводилась с использованием следующих показателей: водоносная зона трещиноватости, комплекс, горизонт (индекс), распространение; глубина залегания (м); мощность водоносной зоны трещиноватости, водоносного комплекса, горизонта (м); водовмещающие породы (доля от преобладающих, %); удельные дебиты скважин, расходы родников (л/с); минерализация (г/дм3), химический состав вод; модуль подземного стока (с 1 км2, л/с). Для оценки гидрологического режима водных объектов ВХУ использовался следующий набор необходимых для этого параметров и характеристик.

Водный потенциал (потенциал возобновляемых водных ресурсов, м3/год/км2); среднегодовой модуль стока (с 1 км2, л/с) и годовой слой стока (мм); составляющие водного баланса (осадки, поверхностный сток, потери на испарение, км3); запас труднодоступных вод (ледники, болота, подземные воды, км3); паводковая опасность (превышение уровня начала затопления, м; вероятность, %; категория и степень опасности).

Оценка водохозяйственной деятельности и антропогенной нагрузки на водосборный бассейн осуществлялась в разрезе водохозяйственных участков по следующей схеме.

I. Хозяйственная деятельность. Источниками информации служили статистические данные по муниципальным образованиям, предоставленные территориальными органами Федеральной службы государственной статистики. При характеристике данного фактора использовались следующие показатели:

• численность населения (тыс. чел), в том числе городского, плотность населения • крупнейшие населенные пункты;

• производство основных видов промышленной продукции (тыс. руб. в натуральном • наличие земель, нарушенных при добыче полезных ископаемых открытым способом • площади сельскохозяйственных угодий, в том числе пашни в хозяйствах всех категорий (тыс. га), уровень сельскохозяйственной освоенности и распаханности территории (%);

• поголовье скота в хозяйствах всех категорий, животноводческая нагрузка на территорию (количество условных голов на 1 км2);

• производство сельскохозяйственной продукции в хозяйствах всех категорий (в натуральном выражении).

II. Особенности водопользования. Характеристика водопользования дана по материалам статистической отчетности 2-ТП(водхоз), предоставленным Верхне- и Нижне-Обским, а также Енисейским (по р. Чулым) БВУ. Особенности водопользования описывались следующими показателями:

• общий водозабор, в том числе из поверхностных водных объектов и подземных вод • объемы прямоточного водопотребления, в том числе на хозяйственно-питьевые, производственные нужды, сельскохозяйственное водоснабжение (орошение), прудовое и рыбное хозяйство и др. (млн м3);

• доля оборотного и повторно-последовательного использования воды в валовом водопотреблении на производственные нужды (%);

• общий объем сбросов и сброс в поверхностные водные объекты, в том числе загрязненных и нормативно-очищенных вод (млн м3);

• характеристики крупных водопользователей.

Как уже отмечалось, в основу зонирования (ранжирования) степени антропогенной нагрузки были положены показатели косвенного (опосредованного) воздействия на водоемы и водотоки, выражающегося в виде нагрузок на территорию водосбора. Методика ранжирования представлена выше. Прямые воздействия на водные объекты определялись, исходя из объемов изъятия речного стока и сброса сточных вод, а также расчета показателя водного стресса. Оценка водного стресса (термин «water stress» в настоящее время широко используется за рубежом при характеристике водноэкологических ситуаций) определяется соотношением забора воды из поверхностных водных источников к доступным возобновляемым водным ресурсам (в нашем случае – среднемноголетние значения речного стока). Если оно менее 10 %, то водный стресс не наблюдается, от 10 до 20 %. существует слабая нехватка воды, 20–40 %. умеренная, превышение 40 % означает высокий уровень вододефицита [Данилов-Данильян, Лосев, 2006].

Гидрохимический режим. Химический состав природных вод отражает результирующее действие всех факторов формирования количества и качества природных вод, а также внутриводоемных процессов. Поэтому для наиболее полного представления о состоянии водных объектов водохозяйственного участка необходимо характеризовать их по общепринятой [Руководство.., 1977] подробной схеме, приведенной ниже.

1. Физико-химические показатели (tC, pH, Eh, цветность, мутность, электропроводность).

2. Растворенные газы (О2, СО2, H2S).

3. Минеральные вещества (Ca2+, Mg2+, жесткость, HCO3–, SO42–, Cl–, (Na++K+), Br–, F–).

4. Биогенные вещества (NH4+, NO3–, NO2–, Nобщ, PO43–, Pобщ., Si).

5. Органические вещества (БПК5, ХПК, ПО, фенолы, нефтепродукты, АПАВ).

6. Тяжелые металлы (Cd, Co, Cr, Cu, Hg, Fe, Mn, Ni, Pb, Zn, а также As).

7. Специфические загрязняющие вещества, характерные для отходов промышленной, сельскохозяйственной и другого рода деятельности в рамках границ ВХУ (для каждого участка установлен свой набор специфических загрязняющих веществ).

Из приведенного списка показателей для каждого ВХУ определялись приоритетные загрязняющие вещества, содержание которых превышает установленные нормы. Так как состояние водных объектов оценивается на основе количественных гидрохимических данных, то для достоверной оценки необходимы надежные сезонные определения специфических и приоритетных загрязняющих веществ, а также органических и биогенных веществ и физикохимических показателей. При этом среднегодовые значения всех этих показателей необходимо рассчитывать с учетом продолжительности гидрологического сезона года как средневзвешенную среднегодовую концентрацию вещества, равную математическому ожиданию случайной величины:

где Ci – среднесезонная концентрация анализируемого вещества i-го сезона; Тi – продолжительность i-го сезона, 365 – количество дней в году.

В случае негомогенного распределения определяемого вещества в потоке реки для того, чтобы взять репрезентативную пробу, по створу сечения реки брали единичные пробы и смешивали в пропорциях, учитывающих вклад мгновенного расхода каждого участка (сегмента) створа, где была отобрана проба, в общий объем расхода воды (при определении растворенных форм) или взвешенных веществ (при определении взвешенных форм). Тем самым, как и в случае среднегодовых концентраций, среднюю концентрацию вещества в створе реки характеризовали средневзвешенной величиной:

где Ci – концентрация анализируемого компонента в пробе, отобранной в i-м сегменте створа; Qi – расход воды (или взвешенных веществ) в i-м сегменте; Q – общий расход воды или взвешенных веществ в створе, равный Qi.

Для оценки общего поступления загрязняющих веществ с водосборной площади ВХУ и способности к самоочищению приуроченных к нему водных объектов необходимо рассчитывать поток загрязняющих веществ через входной и замыкающий створы как для самого участка, так и для основных его водотоков.

Гидробиологические показатели являются важнейшим элементом системы контроля загрязнения поверхностных вод; они позволяют охаратеризовать экологическое состояние водных объектов, оценить качество поверхностных вод как среды обитания организмов, определить совокупный эффект комбинированного действия загрязняющих веществ, локализовать источник загрязнения во времени и пространстве, определить трофические свойства водного объекта, тип загрязнения, установить возникновение вторичного загрязнения вод.

Биоиндикационные исследования проводят с использованием характеристик различных водных сообществ, из которых на практике чаще используют фитопланктон, зоопланктон и зообентос [Израэль и др., 1979; Wetzel, Likens, 1991].

Для гидробиологической характеристики водных объектов использовали следующие показатели: количество видов, численность и биомасса фитопланктона, зоопланктона и зообентоса, концентрация хлорофилла а; трофность водоема по фитопланктону, зоопланктону и зообентосу определяли по шкале С.П. Китаева [1984].

Видовое разнообразие фитопланктона, зоопланктона и зообентоса оценивали на основе расчета информационного индекса разнообразия Шеннона–Уивера по численности (Pi=Ni/N):

Для оценки сапробности воды по организмам фито- и зоопланктона применяли метод индикаторных организмов Пантле и Букка в модификации Сладечека. Данный метод учитывает численность гидробионтов h и их индикаторную значимость s (сапробную валентность):

Для ксеносапробной зоны принимали значения индекса в пределах 0–0,50; олигосапробной – 0,51–1,50; бета-мезосапробной – 1,51–2,50; альфа-мезосапробной – 2,51–3,50; полисапробной – 3,51–4,00. Для оценки хронического загрязнения водных объектов органическими веществами использовали индексы, основанные на соотношении числа видов и численности отдельных групп долгоживущих бентосных организмов (биотический индекс Вудивисса и олигохетный индекс Гуднайта-Уитлея).

Самоочищение вод – совокупность природных процессов, направленных на восстановление экологического благополучия водного объекта (ГОСТ 27065–86). Факторы самоочищения, показатели его интенсивности и эффективности делятся на три группы: физические, химические и биологические.

К физическим факторам самоочищения водоемов относятся: разбавление (уменьшение концентрации загрязнителей вследствие перемешивания и диффузии), ультрафиолетовое излучение солнца (дезинфицирующий эффект), температура воды и седиментация взвешенных веществ. Физические факторы самоочищения зависят от гидрологических и гидравлических свойств водного объекта, главным образом, от расхода воды, при этом минимальный потенциал самоочищения наблюдается в меженный период и в маловодные годы.

Из химических факторов самоочищения водоемов первостепенное значение имеет окисление органических и неорганических веществ. Химическое самоочищение в основном определяется окислительными свойствами растворенного в воде кислорода.

Для оценки биологического потенциала самоочищения исследуют состав и уровень развития гидробионтов, пространственное распределение и динамику биоценозов, продуктивность и благополучие водных экосистем, характер и степень экологических модификаций.

В соответствии с методикой выявления гидравлических факторов самоочищения определяются два показателя: условия самоочищения поверхностных вод за счет трансформации загрязняющих веществ и интегральные условия самоочищения [Скорняков и др., 1997;

Стурман, 1995]. Первый показатель рассчитывается с учетом пространственного сопоставления данных по среднемноголетним температурам воды за три летних месяца и интенсивности перемешивания воды, которая определяется на основе подразделения рек на равнинные (абсолютные высоты до 500 м) – слабая интенсивность перемешивания; предгорные – средняя; горные (высоты свыше 1000 м) – сильная.

Для выделения классов рек по интегральным условиям самоочищения применяется матрица с градацией значений температуры и интенсивности перемешивания воды [Скорняков и др., 1997]. Классы рек по интегральным условиям самоочищения воды выделяются на основе значений расходов воды и условий трансформации загрязняющих веществ. Уровень разбавления рассчитывается на основе данных по нормам среднегодовых расходов воды.

Интенсивность биохимических процессов самоочищения с участием гидробионтов, включая микроорганизмы, напрямую зависит от температурного режима водного объекта.

Чем выше температура, тем быстрее протекает самоочищение, что обусловливает неравномерность данного процесса в различные сезоны года. Общую характеристику температурных условий самоочищения дает показатель природного потенциала самоочищения воды ( ППСН О ), который рассчитывается по формуле:

где А – число дней в году со среднесуточной температурой воды 16° С и выше; J – эмпирический индекс максимальной цветности воды [Гигиенические основы.., 1987].

Показатель природного потенциала самоочищения воды позволяет в универсальной форме оценить интегральные условия этого процесса и сравнивать между собой различные водные объекты (на разных участках реки), а определение показателя за ряд лет позволяет выявить его изменения за выбранный расчетный период [Кириллов и др., 2010].

3.2. Результаты оценки вод Обь-Иртышского бассейна В ходе проведения комплексной оценки водно-ресурсного потенциала и экологического состояния вод Обь-Иртышского бассейна были рассмотрены все 72 ВХУ, лежащие в его пределах (прилож.).

Большое разнообразие природно-климатических и ландшафтно-экологических условий территории обусловлено обширностью Обь-Иртышского бассейна, его значительной протяженностью с юга на север и наличием горного обрамления. Сложность и мозаичность ландшафтных условий нашли свое отражение в пределах многих ВХУ, особенно тех, которые расположены на стыке равнинной и горной частей. С другой стороны, поскольку самым большим по площади является пояс тайги (61 % территории), участки, лежащие в его пределах, характеризуются однородной ландшафтной структурой. Подобная неоднородность и сложность природных условий отдельных ВХУ обусловили большое разнообразие количества и качества водных ресурсов, формирующихся в пределах данных участков, уровня и видов их использования, а также сложность комплексной оценки вод бассейна.

По мере изменения природно-климатических условий при продвижении от степных районов к тундре средний многолетний поверхностный слой стока изменяется в широких пределах: от 10–15 мм (в степной зоне, VII тип вод) до 200–300 мм (в лесотундровой и тундровой зонах, II тип). В зависимости от условий увлажнения в горах средний многолетний поверхностный слой стока колеблется также значительно: от 200–300 мм (в низкогорных горно-таежных районах – IV тип) до 450-570 мм (в среднегорных горно-таежных – III тип).

Характерной чертой водного режима рек Обь-Иртышского бассейна является значительная внутригодовая неоднородность. На реках степной зоны (VII тип) за период половодья формируется 90–95 % годовой величины стока. С увеличением увлажнения внутригодовая неоднородность уменьшается, но остается достаточно высокой до 70–75 % (таежная и горно-таежная зоны, IV тип). Неоднородность стока изменяется в межгодовом аспекте и зависит от уровня увлажнения территории. Наиболее явно она проявляется в слабо увлажненных районах (Cv = 0,70–0,89), а при значительном увлажнении уменьшается (Cv = 0,18–0,25).

Наиболее неблагополучная водохозяйственная ситуация сложилась в индустриально развитых регионах Урала, где промышленное освоение территорий приурочено к горным ландшафтам (преимущественно горно-таежным, а кроме того, горно-лесостепным и горностепным) в верховьях рек (типы вод III, V и VI) (рис. 3.2.1).

По природным условиям потенциальная водообеспеченность здесь имеет наименьшие показатели в бассейне (бассейн р. Исеть – 0,5–1,0 тыс. м3/год на чел., р. Увелька – 0,8 тыс. м3/год, на наиболее освоенном участке бассейна р. Миасс в районе г. Челябинск – 0, тыс. м3/год1). При этом показатель водного стресса достигает здесь своих максимальных значений. Так в верховьях рек Исеть и Увелька забор воды составляет, соответственно, 14 и 18 % от их среднемноголетних расходов, на участках бассейнов рек Тагил (г. Нижний Тагил) и Миасс (г. Челябинск) – более 50–70 %, а в верховьях р. Миасс на двух водохозяйственных участках забор воды равен расходу реки. Проблема недостатка воды в Свердловской и Челябинской областях решается зарегулированием русел рек и межбассейновыми перебросками стока (из бассейна Камы).

В условиях лесостепной зональной области, в лесостепи межгорных котловин ОбьИртышского бассейна (тип вод V) высокие антропогенные нагрузки приурочены к крупным промышленным центрам и городам-миллионерам (Новосибирск, Омск, Кемерово, Новокузнецк, Барнаул и др.) (рис. 3.2.2). Обеспеченность населения поверхностными водными ресурсами здесь имеет высокие значения (20–50 тыс. м3/год на чел.). Показатель водного стресса составляет не более 1–2 %, однако на отдельных участках в бассейне Томи он превышает 10–20 %. В указанных регионах преобладает смешанный тип водоснабжения.

При пороге в 1,7 тыс. м3/год на человека, который, по оценкам специалистов, соответствует ситуации водного кризиса [Данилов-Данильян, Лосев, 2006; Entekhabi et. al., 1999].

Довольно значителен водный стресс в условиях недостаточного увлажнения в бассейнах степных рек с высокой долей распаханных территорий и низкой потенциальной обеспеченностью населения поверхностными водными ресурсами, особенно в пределах бессточной области Обь-Иртышского междуречья (типы вод VI и VII). Так обеспеченность населения поверхностными водными ресурсами в бассейне р. Тобол составляет 1,7 тыс. м3/год на чел.; в бассейне оз. Чаны – 1,3 тыс. м3/год (при среднем расходе) и 0,3 тыс. м3/год (при минимальном среднемноголетнем расходе).

При этом показатели водного стресса здесь обычно не превышают 10 %, достигая умеренных значений (10–20 %) в маловодные годы. Именно поэтому водоснабжение этих регионов (Курганская область, частично Новосибирская область и Алтайский край) осуществляется преимущественно из подземных водных источников, однако подаваемая населению вода не всегда соответствует критериям питьевого качества.

Рис. 3.2.1. Зонирование (ранжирование) территории Обь-Иртышского бассейна Рис. 3.2.2. Зонирование (ранжирование) водосборной территории по степени антропогенной нагрузки ВХУ 13.01.03.003 (р. Томь, от г. Новокузнецка до г. Кемерово) В среднем и нижнем течении р. Обь в таежной и тундровой зонах (типы вод II и IV) потенциальная водообеспеченность имеет максимальные величины. Высокая обеспеченность населения ресурсами поверхностных вод (600–800 тыс. м3/год и более) наблюдается практически повсеместно: и в условиях очагового промышленного освоения, связанного с нефте- и газодобычей, и там, где ее нет. Водный стресс минимален: в среднем менее 1 %, в очагах освоения – не более 10 %.

Малоосвоенные горные территории Алтая и Кузнецкого Алатау (типы вод I и III) характеризуются наиболее благополучной природно-экологической обстановкой с высокой водообеспеченностью (500–600 тыс. м3/год/чел.) при наименьших значениях водного стресса (менее 1 %).

По химическому составу преобладающее количество водных объектов ОбьИртышского бассейна относится к гидрокарбонатному классу вод группы кальция. Лишь воды рек засушливых степных районов Алтая, Омской и Новосибирской областей в меженные периоды переходят в сульфатно-хлоридный классы групп магния или кальция (реки Карасук, Каргат, Кулунда). Озера равнинного степного Алтая и степной зоны Новосибирской и Омской областей высоко минерализованы и относятся преимущественно к хлоридному классу вод группы натрия.

Согласно природно-климатическому районированию, по мере продвижения с юга на север (от степных районов к тундре) в поверхностных водах рек Обь-Иртышского бассейна происходит снижение минерализации и содержания основных ионов, но при этом повышается содержание биогенных веществ (в первую очередь, ионов аммония и фосфатов), железа, марганца, органических веществ нефтяного происхождения и гуминовых веществ, поступающих с заболоченных территорий. Таким образом, химический состав р. Обь и ее притоков, пересекающих различные природные зоны, отражает зональные природные особенности, которые позволили ранжировать поверхностные воды Обь-Иртышского бассейна на семь типов.

Воды I типа, приуроченные к высокогорно-таежной, горно-тундровой или нивальногляциальной зонам, имеют низкое содержание солей и относятся к классу вод очень малой минерализации (0,05–0,10 г/л). Величина жесткости не превышает 1,5 мг-экв/л, что характеризует этот тип вод как «очень мягкие». В большинстве случаев в их минеральном составе среди катионов преобладают ионы кальция, а среди анионов – гидрокарбонат-ионы. Однако воды горно-тундровой и высокогорно-таежной зон также могут принадлежать к гидрокарбонатно-кремнеземному классу вод, гидрохимические фации которого характерны для рек горных областей умеренных климатических зон и составляют особую горную (вертикальную) зону [Проблемы Байкала, 1978]. Воды I типа содержат высокие концентрации растворенного кислорода (10,2–10,6 мг/л), величина водородного показателя рН варьирует в пределах 7,27–7,51.

Концентрации биогенных элементов группы азота невелики и не превышают допустимых значений для вод рыбохозяйственного назначения. Содержание органических веществ, определяемых по показателям БПК5 и ХПК, также незначительно и не превышает значений ПДКвр Количество фенолов и нефтепродуктов, по данным Западно-Сибирского УГМС, выше допустимых нормативов в среднем в три раза. Однако превышение допустимых норм содержания веществ, поступление которых в водные объекты напрямую связано с антропогенной нагрузкой, при отсутствии которой это является малодостоверным фактом и требует дополнительного изучения.

Концентрации тяжелых металлов в поверхностных водах этого типа лежат в допустимых пределах, исключение составляет медь, содержание которой превышает ПДКвр в среднем в три раза. По показателям качества (УКИЗВ) воды I типа Обь-Иртышского бассейна относится к классу слабозагрязненных вод. Приоритетными загрязняющими веществами являются фенолы, нефтепродукты и медь.

Воды II типа, приуроченные к тундровой и лесотундровой зонам, не были исследованы и их характеристика из-за отсутствия фактического материала выполнена на основе литературных данных [Московиченко, 2010; Природа Ямала, 1995; Нечаева, 1985, 1988; ЯмалоГдынская.., 1978].

По величине минерализации поверхностные воды этого типа относятся к слабоминерализованным (до 100 мг/л) и «очень мягким» (общая жесткость, как правило, не превышает 0,65 мг-экв/л). Особенностью рек тундровой зоны является слабокислая и близкая к нейтральной реакция водной среды (значения рН лежат в пределах 5,38–6,41). Содержание растворенного кислорода существенно зависит от периода года: в безледный – максимально (10–14 мг/л), в подледный – нередко достигает критических значений ( 4 мг/л). По химическому составу воды относятся к кальциевой группе гидрокарбонатного класса с низким содержанием сульфатов, хлоридов и ионов натрия.

Еще одной особенностью химического состава вод тундровой зоны является их высокая цветность, обусловленная большой концентрацией природных органических соединений гумусового происхождения, которые определяют высокие значения показателя ХПК ( мг/л). Биогенные элементы в водах этого типа имеют повышенные концентрации аммонийного азота, поступающего с заболоченных территорий в составе гуминовых соединений.

Присутствие других биогенов, как правило, незначительное.

Содержание нефтепродуктов в водах II типа напрямую зависит от степени антропогенной нагрузки. На участках, где техногенное воздействие отсутствует, показатели находятся на уровне ПДК, а в непосредственной близости к районам освоения месторождений углеводородов их концентрации составляют десятки ПДК.

Для рек тундровой и лесотундровой зон характерно высокое содержание железа, превышающее установленные нормативы для рек рыбохозяйственного назначения. Обусловлено это, главным образом, природными факторами, а именно, повышенным содержанием железа, находящимся в составе комплексов с солями гуминовых кислот в болотных и грунтовых кислых водах. В целом следует отметить, что железо является типоморфным элементом для ландшафтов севера Западной Сибири, где широко распространена глеевая восстановительная обстановка, в которой оно становится активным элементом. В этих условиях железо способно вступать в химические соединения и приобретать подвижное состояние.

Повышенное содержание меди в водах этого типа связано, вероятно, с региональными ландшафтно-геохимическими особенностями тундры севера Западной Сибири, которые обусловливают активное выщелачивание и высокую миграционную подвижность данного элемента в кислых поверхностных и грунтовых водах.

Воды III типа Обь-Иртышского бассейна, приуроченные к горно-таежной зоне, характеризуются малой величиной минерализации, что составляет в среднем 164 мг/л. По показателю жесткости (1,16–2,98 мг-экв/л) они относятся к «мягким» водам, по химическому составу – к классу гидрокарбонатно-кальциевых. Воды этой зоны достаточно насыщены кислородом (9,59–11,2 мг/л), величина водородного показателя рН варьирует в пределах 7,51–7,76.

В химическом составе вод этого типа, расположенных на территориях со средней антропогенной нагрузкой, наблюдается увеличение концентраций биогенных элементов группы азота и незначительное превышение допустимых значений по иону аммония для вод рыбохозяйственного назначения (1,5 ПДК). Аналогичная ситуация прослеживается и для органических веществ, определяемых по показателям БПК5 и ХПК, для которых также наблюдается увеличение и незначительное превышение ПДКвр. Содержание фенолов и нефтепродуктов превышают допустимые нормативы в среднем в 5 и 3,5 раза, соответственно.

Содержание тяжелых металлов в водах этого типа для территорий со средней антропогенной нагрузкой характеризуется превышением ПДКвр для железа – в 2 раза, для меди – в 9,5 раз. По показателям качества, принятым в нашей стране для водоемов рыбохозяйственного назначения, данные воды относятся к классу загрязненных вод. Среди загрязняющих веществ доминируют ионы аммония, органические вещества, фенолы, нефтепродукты, железо и медь.

На территории водосборных бассейнов рек III типа существуют несколько участков, на которых высокое антропогенное загрязнение вод имеет устойчивый региональный характер. Это, в первую очередь, горно-таежные территории Свердловской области – бассейны притоков рек Тобола и Ишима (Черная, Нейва, Исеть, Пышма). По данным Федеральной службы России по гидрометеорологии и мониторингу окружающей среды в р. Иcеть (г. Екатеринбург) значения показателя качества воды (УКИЗВ) варьируют от 6,27 до 7,20; в р. Пышма (г. Березовский) – 6,70-7,98; р. Нейва (г. Невьянск) – 6,40-6,98 [Ежегодник качества.., 2006]. Основными загрязняющими веществами являются органические вещества, медь, марганец, нитритный азот, аммонийный азот, фенолы. Особое место в данном перечне занимают тяжелые металлы (медь и марганец), концентрации которых в этих водах могут достигать более 30 ПДКвр.

Воды IV типа являются доминирующими в Обь-Иртышском бассейне. Они приурочены к таежной зоне и характеризуются малой величиной минерализации (197 мг/л). По величине жесткости этот тип вод относится к «мягким» водам. В минеральном составе среди катионов преобладают ионы кальция, в анионном – гидрокарбонат-ионы. Воды этого типа содержат высокие концентрации растворенного кислорода (8,40–12,3 мг/л), величина водородного показателя рН варьирует в пределах 6,5–7,70.

Химический состав данного типа вод резко меняется при переходе из южно-таежной природной зоны в среднетаежную, когда начинает активно сказываться влияние Васюганских болот (для бассейна Оби это район г. Каргасок). Уменьшение pH и растворенного кислорода, существенное повышение цветности (в 4–5 раз) и содержания биогенных и органических веществ, железа, марганца (в 3–5 раз) – все это последствия дренировании реками обширных болотистых территорий.

Независимо от уровня антропогенной нагрузки в реках данного типа вод превышение допустимых значений по иону аммония составляет в среднем 2 ПДКвр, по нитрит-иону – 1, ПДКвр,по показателям БПК5 и ХПК – 1,5 и 2,5 ПДКвр, соответственно. Содержание фенолов и нефтепродуктов превышает допустимые нормативы в среднем в 12 и 13 раз, соответственно. Концентрации тяжелых металлов значительно выше ПДКвр: для железа – в 10 раз, для марганца – в 16, для меди – в 9, для цинка – в 3 раза. В местах активной нефтедобычи (Тюменская область) за счет перекрытия донных отложений малых рек слоем асфальтенов (тяжелые фракции нефти) природный характер состояния водных экосистем этих рек практически полностью нарушен.

По показателям качества IV тип вод Обь-Иртышского бассейна относится к классу «очень загрязненных» вод. Приоритетными загрязняющими веществами являются ионы аммония, органические вещества, фенолы, нефтепродукты, железо, марганец, медь и цинк. Однако следует отметить, что кроме низовья Томи, испытывающего высокую антропогенную нагрузку, и рек, расположенных в местах активной нефтедобычи, на остальных территориях данного типа вод повышенное содержание биогенных элементов (включая ионы биогенных металлов железа и марганца) и органических веществ определяются исключительно природными факторами – наличием обширных болотистых территорий. Таким образом, высокое содержание биогенных и органических веществ, а также ряда металлов является природной нормой данного типа вод, и относить эти воды к классу очень загрязненных вод неправомерно.

Воды V типа Обь-Иртышского бассейна приурочены к лесостепной и горнолесостепной зонам. Они характеризуются средней величиной минерализации. По жесткости этот тип вод относится к «умеренно жестким» водам. В минеральном составе среди катионов преобладают ионы кальция, в анионном – гидрокарбонат-ионы. Воды этого типа достаточно насыщены кислородом (7,48–10,9 мг/л), величина водородного показателя рН варьирует в пределах 7,43–7,95.

Водосборная площадь бассейнов рек данного типа наиболее густонаселена и промышленно освоена. На данной территории нет ВХУ с низкой антропогенной нагрузкой, основное количество участков испытывает среднюю степень нагрузки и лишь несколько (приурочены к р. Иня в Кемеровской и Новосибирской областях, рекам Исеть и Миасс – в Челябинской и Курганской областях) – высокую. Повсеместно химический состав вод этого типа характеризуется повышенными концентрациями биогенных элементов группы азота и фосфат-ионов. Превышение допустимых значений по иону аммония составляет в среднем 1, раза, по нитрит-иону – 1,2, по фосфат-ионам – 2 раза. Для органических веществ отмечено повышенное содержание и превышение ПДКвр в 2,3 (БПК5) и 2,8 (ХПК) раза. Содержание фенолов и нефтепродуктов превышают допустимые нормативы в среднем в 4 и 6 раз, соответственно. Концентрации тяжелых металлов в водах этого типа превышают ПДКвр: для железа – в 2 раза, для марганца – в 1,5, для меди – в 4 раза.

По показателям качества V тип вод Обь-Иртышского бассейна относится к классу «грязных» вод. Приоритетными загрязняющими веществами являются ионы аммония, фосфат-ионы, органические вещества, фенолы, нефтепродукты, железо, марганец, медь, никель и цинк.

Воды VI типа Обь-Иртышского бассейна приурочены к степной, горно-степной и горно-луговой зонам. Они характеризуются повышенной величиной минерализации (510 мг/л). По показателю жесткости этот тип вод относится к «жестким» водам. В минеральном составе среди катионов преобладают ионы кальция, в анионном – гидрокарбонатионы. Воды этого типа достаточно насыщены кислородом (9,05–10,7 мг/л), величина водородного показателя рН варьирует в пределах 7,54–8,48.

Независимо от уровня антропогенной нагрузки для химического состава вод этого типа отмечается возрастание концентрации ионов аммония и фосфат-ионов – 1,3 и 1,5 ПДКвр, соответственно. Для органических веществ характерны превышения значений ПДКвр в 1, (БПК5) и 1,8 (ХПК) раза. Содержание фенолов превышает допустимые нормативы в среднем в 4, а нефтепродуктов – в 8 раз. Концентрации тяжелых металлов в водах этого типа значительно выше ПДКвр: для железа – в 3 раза, для марганца – в 2, для меди и цинка – в 10 раз.

По показателям качества воды VI типа Обь-Иртышского бассейна относятся к классу «грязных» вод. Приоритетными загрязняющими веществами являются ионы аммония, фосфат-ионы, органические вещества, фенолы, нефтепродукты, железо, марганец, медь и цинк.

Поскольку качество воды в водных объектах данного типа не зависит от уровня антропогенной нагрузки, оказываемой на их водосборную площадь, то наблюдаемые превышения установленных норм обусловлены только природными факторами.

Воды VII типа, приуроченные к степной и лесостепной зонам бессточных областей, характеризуются очень высоким содержанием солей и относятся к классу вод высокой минерализации (1–188 г/л). Величина жесткости составляет 6,82–53,0 мг-экв/л, что характеризует этот тип вод как «очень жесткие». В минеральном составе среди катионов преобладают ионы натрия, в анионном – хлорид-ионы. Содержание кислорода варьирует от 2,0 до 10,6 мг/л, величина рН –7,28–8,63.

Содержание биогенных элементов группы азота превышает ПДКвр: по иону аммония – в 3 раза, нитрит-иону – 1,4, фосфат-иону – в 1,5 раза. Концентрация органических веществ превышает ПДКвр: по БПК5 – в 1,1, ХПК – 5 раз. Уровень загрязнения фенолами и нефтепродуктами значительно выше допустимых норм: в 3 и 9 раз, соответственно.

Высока концентрация тяжелых металлов в поверхностных водах этого типа, что связано, в первую очередь, с их природной особенностью. Испарение ведет к накоплению металлов наряду с другими веществами, что обусловливает образование прочных хлоридных комплексов и удерживание их в растворе.

По показателям качества воды VII тип вод Обь-Иртышского бассейна относится к классу «грязных» вод. Приоритетными загрязняющими веществами являются ионы аммония, нитрит- и фосфат-ионы, органические вещества, фенолы, нефтепродукты, железо, медь, марганец, свинец и цинк. Однако наблюдаемые превышения установленных норм качества связаны только с природной спецификой изучаемого типа вод.

Обь-Иртышский бассейн включает значительное количество разнотипных текучих и стоячих вод: водотоков различной величины; горных и степных озер различных размеров и солености, малых и больших водохранилищ, болот [Жадин, 1950; Стебаев и др., 1993; Кириллов, 2001б]. Существенное разнообразие природно-климатических и ландшафтногеографических факторов формирования экосистем обусловливает значительное разнообразие водных биоценозов региона. В соответствии с делением поверхностных вод ОбьИртышского бассейна на семь типов можно типизировать и биогидроценозы региона.

Тип I. В речных водах очень малой минерализации горно-тундровой зоны развиваются, как правило, сообщества ультра-олиготрофного типа. Донные сообщества представлены преимущественно оксиреофильными холодноводными видами. Истинный планктон не развит, что связано с его гибелью в следствие быстрого течения горных рек. Среди макрофитов преобладают макроводоросли и водные мохообразные. Рыбы встречаются в основном в нижнем течении рек и представлены бореальным предгорным комплексом видов. Экосистемы водотоков I типа чрезвычайно чувствительны к антропогенной нагрузке, что обусловлено доминированием в их составе высокочувствительных к загрязнению видов гидробионтов. В связи с низким уровнем развития биоценозов биологический потенциал самоочищения также низкий.

Тип II. К водам очень малой минерализации тундровой зоны относится участок Нижней Оби ниже г. Салехарда, где происходит обогащение (особенно во вторую половину лета) планктонных и бентосных сообществ за счет выноса организмов из пойменных водоемов.

При длительном затоплении поймы в многоводные годы численность и биомасса фито-, зоои ихтиоценозов возрастают. Трофность увеличивается до бета-мезотрофного – альфаэвтрофного уровня. Притоки Нижней Оби не испытывают в настоящее время существенной антропогенной нагрузки и вносят в р. Обь преимущественно чистые воды. Индекс сапробности (по фито- и зоопланктону) в Нижней Оби несколько ниже по сравнению со средним течением и показывает изменение состояния водных масс от «умеренно загрязненных» (3-й класс чистоты воды) до «чистых» (2-й класс) [Гидробионты Обского.., 1995].

Тип III. В водах горно-таежной зоны относительно горно-тундровых вод I типа трофность повышается до олиготрофного уровня, а по бентосным сообществам нижних участков малых и средних рек – до мезотрофного. Бентоценозы представлены реофильными эвритермными видами. Повышается разнообразие макрофитов за счет появления гидрофитов речных перекатов и стремнин. Ихтиоценозы таксономически обогащаются преимущественно видами равнинного и арктического комплекса. По гидробиологическим показателям воды этого типа соответствуют преимущественно 1-2 классам качества. К наиболее загрязненным водотокам относится р. Томь на участке, расположенном в 30 км ниже г. Новокузнецка.

Тип IV. Речные воды таежной зоны отличаются повышенным развитием фитопланктона (по содержанию хлорофилла – до мезотрофно-эвтрофного уровня). Максимального разнообразия в этой зоне достигают сообщества высшей водной растительности, представленные высоко- и низкотравными гелофитами, гидро- и плейстофитами слабопроточных и эвтрофных вод. На преобладающих в данном типе рек малопродуктивных песчаных грунтах донные сообщества слабо развиты и сформированы преимущественно лимнофильными видами. Рыбы представлены равнинным комплексом видов. По гидробиологическим показателям воды этого типа относятся преимущественно к 3-му классу качества. К наиболее загрязненным по гидробиологическим показателям водотокам этой зоны относится р. Томь от г.

Томска до устья.

Типы V-VI. В речных водах данных типов уровень развития биоценозов, как правило, невысок и соответствует олиготрофному типу водоемов на горных участках рек и олиготрофно-мезотрофному типу – в равнинной части. По гидробиологическим показателям воды этих типов относятся преимущественно ко 2-му (на горных участках рек) и 3-му (в равнинной части) классам качества. Гидробиологические данные по наиболее загрязненным участкам бассейна отсутствуют.

Тип VII. В озерах высокой минерализации бессточной области степной и лесостепной зон уровень развития фито- и зоопланктона соответствует мезотрофно-эвтрофному типу водоемов. При повышении уровня минерализации свыше 100 г/л уровень развития зообентоса снижается с мезотрофного до олиготрофного; при минерализации свыше 200 мг/л бентосные беспозвоночные практически не встречаются. По гидробиологическим показателям воды этого типа относятся преимущественно к 2–3-му классу качества. Следует отметить, что на границах ландшафтно-географических зон, а также при незначительной площади бассейна, принадлежащей отдельной зоне, биоценозы, как правило, не успевают отреагировать на изменение условий перестройкой структурно-функциональных характеристик, что связано как с переносом гидробионтов с вышележащих участков реки, так и с их интразональностью.

Характеристика самоочищающей способности водоемов По условиям самоочищения за счет разбавляющей способности, интенсивности трансформации загрязняющих веществ, по температуре и цветности воды, уровню развития планктона и бентоса, а также по содержанию растворенного кислорода, биогенных и органических веществ р. Обь в период открытой воды на всем протяжении течения характеризуется высокими потенциалом и интенсивностью самоочищения вследствие взаимодействия физических, химических и биологических процессов. Снижение интенсивности самоочищения наблюдается в подледный период, особенно в условиях поступления с заболоченного водосбора на участке Средней Оби вод, обогащенных органическими веществами, что определяет дефицит кислорода и значительные изменения экосистемы реки.

Для одного из наиболее крупных притоков (р. Томь) установлено, что низкая температура воды на протяжении большей части года (294–304 дня) и, возможно, токсичный характер загрязнения воды существенно лимитируют самоочистительную способность реки.

Это происходит несмотря на значительный потенциал самоочищения, обусловленный большим расходом воды, достаточным содержанием кислорода, полнотой и уровнем развития водных сообществ.

Для большинства ключевых водохозяйственных участков отмечены плохие и очень плохие интегральные условия самоочищения при их низком биологическом потенциале. Это связано с невысокой температурой воды в летний период и небольшими среднегодовыми расходами рек (притоков Оби и области замкнутого стока). Относительно хорошие и средние условия самоочищения характерны только для больших и средних рек (Бия, Катунь, Обь, Томь, Чулым, Вах, Васюган, Северная Сосьва).

Снижение проточности, повышение температуры воды, интенсивности трансформации веществ в результате увеличения количества и разнообразия гидробионтов при зарегулировании стока р. Обь и создании Новосибирского водохранилища способствовали повышению потенциала самоочищения реки на этом участке.

В целом анализ условий и показателей самоочищения для бассейна Оби позволил установить приоритетное значение природных факторов по сравнению с антропогенными.

Водные экосистемы формируются и функционируют при кратковременных и локальных в пространстве изменениях характеристик биоценозов и качества поверхностных вод под влиянием крупных индустриальных центров и отдельных промышленных предприятий.

3.3. Целевые показатели водно-ресурсного потенциала и экологического состояния водных объектов Для установления целевых показателей качества2 водоемов рыбохозяйственного назначения в бассейне Оби и Иртыша предложено (рис. 3.3.1):

• ранжирование поверхностных вод Обь-Иртышского бассейна на семь типов, учитывая природные и гидрохимические особенности водных объектов и их водосборных бассейнов;

• установление единых групповых целевых показателей водно-ресурсного потенциала и качества для каждого типа вод;

• организация ревизий и корректировка норм качества (ПДК) для вод культурнобытового и рыбохозяйственного назначений на основе современных научно обоснованных подходов.

Водно-ресурсные Гидробиологические Зона сапробности Целевые показатели качества вод – допустимый интервал концентраций, устанавливаемый в зависимости от целевого использования водных объектов.

В ходе выполнения комплексной оценки водных объектов Обь-Иртышского бассейна было показано, что неправомерно характеризовать все типы поверхностных вод от слабоминерализованных тундровых до высокоминерализованных вод бессточных зон по единым установленным нормам качества (ПДК) и единым целевым показателям. Оценку качества вод необходимо проводить по критериям, учитывающим природную специфику и установленным для определенного типа вод.

Групповые целевые показатели водно-ресурсного потенциала и качества вод бассейна, учитывающие природные и гидрохимические особенности водных объектов и их водосборных территорий, обоснованы и установлены для каждого из выделенных семи типов вод, вклад которых в общую площадь водосбора Обь-Иртышского бассейна составил: для вод IV типа – 61 %, V – 15, III – 8,1, VII – 5,7, VI – 4,6, I – 4,0, II типа – 1,6 %. Ниже приводятся групповые целевые показатели (водно-ресурсные характеристики и нормы качества) для выделенных семь типов вод Обь-Иртышского бассейна.

Воды очень малой минерализации, приуроченные к высокогорно-таежной, горно-тундровой Водосборная площадь вод I типа составляет 4,0 % от водосбора бассейна. Водные объекты представлены высокогорными озерами и горными реками снежно-ледникового питания. Характерной особенностью территории является наличие при прочих равных условиях строго выраженной зависимости количества осадков и слоя водного стока от направленности основного воздушного потока.

Водосборные территории данного типа вод являются наименее заселенными и освоенными районами Обь-Иртышского бассейна. Целевые показатели водно-ресурсного потенциала и экологического состояния водных объектов данного типа вод сведены в табл. 3.3.1.

Из-за очень низкой минерализации и низкого потенциала самоочищения водные объекты данного типа очень уязвимы. Их экосистемы могут быть нарушены даже при незначительном антропогенном воздействии или загрязнении. Так при небольшом повышении антропогенной нагрузки (средний уровень) индекс загрязненности (УКИЗВ) данных вод резко увеличивается с 0,54–1,42 до 1,68–2,27. Поэтому для данного типа вод рекомендуется природоохранный режим использования водных объектов, так как любое сколько-нибудь значимое вмешательство или промышленное освоение территории может привести к непоправимым экологическим последствиям.

Высокие значения целевых показателей качества воды по фенолам, нефтепродуктам и меди для вод I типа (выше ПДК), установленные на основе долгосрочных (за последние лет) данных государственных контролирующих служб, на наш взгляд, не отражают реальности и связаны как с методическими ошибками мониторинга (например, невыполнение обязательного условия фильтрации и консервации водных проб на месте отбора), так и с установленными в нашей стране необоснованно низкими пороговыми значениями критерия качества по этим показателям.

Целевые показатели водно-ресурсного потенциала и экологического состояния водных объектов Обь-Иртышского бассейна, относящихся к водам I типа Потенциал возобновляемых водных ресурсов ~358 тыс. м3/год км Потенциальная водообеспеченность Химический тип: гидрокарбонатно-кремнеземный, гидрокарбонатно-кальциевый Приоритетные загрязняющие вещества: БПК5, фенолы, нефтепродукты, Cu Повсеместно отмечаемое «загрязнение» вод I типа и всех других типов вод ОбьИртышского бассейна фенолами, нефтепродуктами и медью даже на тех участках рек, где антропогенная нагрузка на водосборную площадь практически полностью отсутствует, подтверждает справедливость наших выводов и является весомым аргументом для подробного рассмотрения этих вопросов на государственном уровне.

Воды очень малой минерализации, приуроченные к тундровой или Водосборная площадь вод II типа наименьшая – 1,6 % площади Обь-Иртышского бассейна. Водными объектами этого типа вод являются реки и озера заболоченных северных территорий, имеющие преимущественно снеговое питание и очаговый тип освоения. К соВодообеспеченность не рассчитана из-за отсутствия постоянного населения.

жалению, на этой территории (ВХУ 15.02.03.002) систематические данные гидрологических, гидрохимических и гидробиологических наблюдений отсутствуют, поэтому оценочные значения целевых показателей для данного типа вод выполнены с использованием немногочисленных литературных данных [Московиченко, 2010; Природа Ямала, 1995; Нечаева, 1985, 1988; Ямало-Гдынская.., 1978] (табл. 3.3.2).

Из-за очень низкой минерализации и варьирующего от низкого к среднему биологического потенциала самоочищения водные объекты данного типа чуть менее уязвимы при их использовании, чем воды I типа. Согласно литературным данным в районах тундры ЯмалоНенецкого округа, неподверженных антропогенным нагрузкам, содержание таких характерных для Обь-Иртышского бассейна загрязняющих веществ, как фенолы и нефтепродукты, находится на уровне ниже чувствительности метода их определения. Для данных территорий рекомендуется природоохранный режим использования водных объектов.

Целевые показатели водно-ресурсного потенциала и экологического состояния водных объектов Обь-Иртышского бассейна, относящихся к водам II типа Потенциал возобновляемых водных ресурсов 250 тыс. м3/год км Химический тип: гидрокарбонатно-кальциевый, гидрокарбонатно-кремнеземный Приоритетные загрязняющие вещества: цветность, ХПК, ионы аммония, нефтепродукты, Биологический потенциал самоочищения низкий/средний Воды малой минерализации, приуроченные к горно-таежной зоне (III тип) Водосборная площадь III типа вод составляет 8,1 % от общей водосборной площади Обь-Иртышского бассейна. Основными водными объектами являются горные озера и реки, имеющие смешанный тип питания с преобладанием снегового (табл. 3.3.3). По степени антропогенных воздействий различают высокоиндустриальные территории Урала и слабо освоенные – Алтая, Салаира и Кузнецкого Алатау. При низкой минерализации и потенциале самоочищения водные объекты данного типа более устойчивы к антропогенной нагрузке, чем воды I и II типов. Об этом свидетельствуют незначительные изменения интервалов варьирования индекса загрязненности вод: при среднем уровне антропогенной нагрузки показатели УКИЗВ изменяются в пределах 1,64–3,79, а при высоком уровне антропогенной нагрузки – 1,76–4,23. Так как реки горно-таежной зоны в основном представлены малыми водотоками, использование водных ресурсов здесь должно быть ограничено и осуществляться при обязательном соблюдении необходимых природоохранных мер. На Урале в условиях высокого водного стресса (более 40 %) требуется переход на альтернативные источники водоснабжения (перераспределение стока, обеспечение бутилированной водой и др.) и водосберегающие технологии.

Целевые показатели водно-ресурсного потенциала и экологического состояния водных объектов Обь-Иртышского бассейна, относящихся к водам III типа Потенциал возобновляемых водных ресурсов 250 тыс. м3/год км Потенциальная водообеспеченность Урал – 0,5–1,0 тыс. м3/год;

Химический тип: гидрокарбонатно-кальциевый Приоритетные загрязняющие вещества: ХПК, ионы аммония, фенолы, нефтепродукты, железо, медь Биологический потенциал самоочищения низкий/средний Воды малой минерализации, приуроченные к таежной зоне (IV тип) Водосборная площадь вод IV типа составляет 61,0 % от общей водосборной площади Обь-Иртышского бассейна. Водоемы данного типа вод представлены озерами и реками с заболоченными водосборами и имеют смешанный тип питания с преобладанием снегового.

Территория отличается преимущественно очаговым характером освоения.

Благодаря низкой величине минерализации и низкому/среднему потенциалу самоочищения (табл. 3.3.4) водные объекты данного типа являются более устойчивыми к антропогенному воздействию, чем воды III типа из-за их высокой разбавляющей способности. Об этом свидетельствуют незначительные изменения интервалов варьирования показателей УКИЗВ: при среднем уровне антропогенной нагрузки показатели изменяются в пределах 1,96–6,30, при высоком – 2,38–6,39.

Целевые показатели водно-ресурсного потенциала и экологического состояния водных объектов Обь-Иртышского бассейна, относящихся к водам IV типа Потенциал возобновляемых водных ресурсов 225 тыс. м3/год км Потенциальная водообеспеченность 600–800 тыс. м3/год Химический тип: гидрокарбонатно-кальциевый Приоритетные загрязняющие вещества: ионы аммония, БПК5, ХПК, фенолы, нефтепродукты, Биологический потенциал самоочищения низкий/средний Здесь следует отметить, что высокие значения верхних границ интервала целевых показателей по ионам аммония, БПК5, ХПК, нефтепродуктам, железу и марганцу связаны исключительно с природными особенностями региона – наличием Васюганских болот, занимающих значительную территорию и существенно влияющих на качество воды.

При соблюдении водоохранных мероприятий территории водосборных бассейнов вод IV типа перспективны для освоения и заселения и характеризуются высоким водноресурсным потенциалом.

Воды средней минерализации, приуроченные к лесостепной Водосборная площадь вод V типа составляет 15,0 % от общей водосборной площади Обь-Иртышского бассейна. Водоемы данного типа имеют смешанный тип питания с преобладанием снегового. Это наиболее густонаселенные и освоенные территории. Данный тип вод, характеризующийся средней величиной минерализации и низким/средним потенциалом самоочищения (табл. 3.3.5), является сравнительно устойчивой экосистемой к внешним воздействиям. Изменение интенсивности антропогенной нагрузки мало сказывается на изменении качества вод.

При среднем уровне антропогенной нагрузки показатели УКИЗВ изменяются в пределах 1,15–4,67, а при высоком – 1,70–5,03.

Однако из-за низкого потенциала возобновляемых водных ресурсов, а также среднего (Верхняя Обь) и высокого (Уральский регион) водного стресса перспективы водоснабжения для данного типа вод связаны в одних случаях с переходом на интегрированное управление водными ресурсами и поиском путей устойчивого функционирования водохозяйственного комплекса, в других – с переходом на альтернативные источники водоснабжения и водосберегающие технологии.

Воды повышенной минерализации, приуроченные к степной Водосборная площадь VI типа вод занимает 4,6 % от общего водосбора ОбьИртышского бассейна. Основу данного типа вод составляют озера и реки, имеющие смешанный тип питания с существенным преобладанием снегового. Они характеризуются большой неравномерностью внутригодового распределения стока, объем которого в период половодья может достигать 80–85 % от годового, а в меженный период маловодных лет реки пересыхают и перемерзают. Территории водосборов имеют преимущественно сельскохозяйственную освоенность.

Целевые показатели водно-ресурсного потенциала и экологического состояния водных объектов Обь-Иртышского бассейна, относящихся к водамV типа Запас труднодоступных вод: ледники отсутствуют Потенциал возобновляемых водных ресурсов 38 тыс. м3/год км Потенциальная водообеспеченность Верхняя Обь – 20–50 тыс. м3/год Химический тип: гидрокарбонатно-кальциевый Приоритетные загрязняющие вещества: ионы аммония, фосфат-ионы, ХПК, БПК5, нефтепродукты, Биологический потенциал самоочищения низкий/средний Экосистемы данного типа вод, характеризующиеся повышенной минерализацией и низким/средним потенциалом самоочищения (табл. 3.3.6), являются достаточно устойчивыми. Изменение интенсивности антропогенной нагрузки мало сказывается на качестве вод.

Так при среднем уровне антропогенной нагрузки показатели УКИЗВ варьируют в пределах 1,97–5,03, а при высоком – 2,25–5,31. При этом следует отметить, что из-за повышенной минерализации поверхностных вод особое значение для использования в хозяйственно-питьевых целях приобретают подземные водоисточники, которые требуют строгой водоохранной политики при их эксплуатации.

Целевые показатели водно-ресурсного потенциала и экологического состояния водных объектов Обь-Иртышского бассейна, относящихся к водам VI типа Запас труднодоступных вод: ледники отсутствуют Потенциал возобновляемых водных ресурсов 15 тыс. м3/год км Потенциальная водообеспеченность менее 1,0–2,0 тыс. м3/год Химический тип: гидрокарбонатно-кальциевый, гидрокарбонатно-магниевый Приоритетные загрязняющие вещества: ионы аммония, фосфат-ионы, ХПК, нефтепродукты, БПК5, Биологический потенциал самоочищения низкий/средний Низкие водно-ресурсные характеристики воды поверхностных водоисточников являются фактором, ограничивающим развитие территорий. Необходимы меры по сокращению водопотерь (включая модернизацию систем водоподачи), разработке путей и механизмов рационализации водопользования, поиску дополнительных источников водоснабжения, например, подземных, которые также требуют к себе особого отношения.

Воды высокой минерализации, приуроченные к бессточным областям степной Водосборная площадь вод VII типа составляет 5,7 % от общего водосбора ОбьИртышского бассейна. Водоемы данного типа вод имеют преимущественно снеговое питание и характеризуются очень большой неравномерностью внутригодового распределения стока. В меженный период реки данной территории пересыхают и перемерзают, а во время половодья объем их стока может достигать 90–95 % годового. Территории водосбора характеризуются преимущественно сельскохозяйственной освоенностью. Высокие содержания металлов (в первую очередь, меди и цинка) определяются природными особенностями высокоминерализованных поверхностных вод – их концентрирование за счет испарения и последующее удерживание в толще воды в результате образования устойчивых комплексных соединений с анионами растворенных солей (хлоридами, сульфатами и карбонатами).

Данный тип вод, водные экосистемы которых являются самыми устойчивыми к антропогенной нагрузке в Обь-Иртышском бассейне, отличаются очень высокой минерализацией и средне-высоким потенциалом самоочищения (табл. 3.3.7). Изменение интенсивности антропогенной нагрузки практически не сказывается на изменении качества вод. Основным источником коммунального водоснабжения на территории водосборов данного типа вод являются подземные водоисточники, на которые ложится основная нагрузка коммунальнобытового водопотребления.

Целевые показатели водно-ресурсного потенциала и экологического состояния водных объектов Обь-Иртышского бассейна, относящихся к водам VII типа Потенциал возобновляемых водных ресурсов 10–15 тыс. м3/год км2 (степная зона) Химический тип: хлоридно-натриевый, гидрокарбонатно-натриевый, сульфатно-натриевый Приоритетные загрязняющие вещества отсутствуют Биологический потенциал самоочищения средний/высокий Из-за очень низкой обеспеченности ресурсами поверхностных вод и высокой степени минерализации вода является фактором, ограничивающим развитие территорий. Необходимы меры по сокращению водопотерь и улучшению водоподготовки, поиску дополнительных источников водоснабжения и рационализации водопользования в целом. Поскольку наиболее уязвимыми к воздействию антропогенной нагрузки являются водные экосистемы с очень слабой минерализацией вод, приуроченные к горно-таежной, горно-тундровой (I тип) и тундровой (II тип) зонам, для них рекомендуется природоохранный режим использования, так как любое вмешательство и промышленное освоение территории может привести к необратимым экологическим последствиям.

Водные экосистемы с повышенной и высокой минерализацией вод (VI и VII типы) наиболее устойчивы к антропогенной нагрузке, изменение интенсивности которой в настоящее время практически не сказывается на качестве их вод. Однако низкий потенциал возобновляемых водных ресурсов, высокий водный стресс и необходимость использования для целей коммунального водоснабжения подземных водных источников резко ограничивают перспективы водоснабжения этих территорий. При использовании данного типа вод необходим поиск путей устойчивого функционирования водохозяйственного комплекса, включая переход на жесткие водосберегающие технологии.

Поверхностные воды III, IV и V типов занимают промежуточное положение по степени уязвимости к антропогенным нагрузкам, поэтому при их водохозяйственном использовании необходимо обязательное соблюдение водоохранного режима, хотя и менее жесткого, чем для вод I и II типов. Самыми перспективными для освоения и заселения являются воды IV типа, они имеют высокий водно-ресурсный потенциал.

Для характеристики крупных речных бассейнов, простирающихся через различные природно-климатические зоны впервые разработаны групповые показатели количества и качества природных вод. Они могут быть использованы как целевые нормативы при разработке схем комплексного использования водных объектов. Даже при отсутствии необходимого набора гидрологических, гидрохимических, гидробиологических и других исходных данных (труднодоступные участки) такой подход позволяет в целом охарактеризовать водноресурсное и экологическое состояние водных объектов.

Основные цели исследования Новосибирского водохранилища, как и любого водохозяйственного объекта, можно сформулировать следующим образом.

1. Составление и поддержка информационной системы об объекте, содержащей как ретроспективную, так и непрерывно пополняемую оперативную информацию (своевременно переходящую в разряд ретроспективной), научное обоснование структуры определяющих параметров, а также пространственной и временной разрешимости их представления.

2. Выявление и детальное изучение как общих закономерностей, так и специфических особенностей поведения данного объекта.

3. Разработка методов и средств составления прогноза поведения объекта при различных природных и техногенных воздействиях, включая чрезвычайные ситуации.

4. Разработка теоретических основ и практических рекомендаций для проведения мониторинга (например, гидролого-экологического или технологического), принятия проектных инженерных и эксплуатационных решений по улучшению (или сохранению) состояния и водохозяйственного использования объекта.

5. Обоснование принципов управления объектом и разработка системы поддержки принятия решений (СППР).

4.1. Морфометрические и гидрологические Новосибирское водохранилище было создано в 1957–1959 гг. в результате частичного затопления долины р. Обь после ее перекрытия в створе с координатами 55°с.ш. и 83°в.д. в 679 км от места слияния рек Бия и Катунь. Водоем простирается в генеральном направлении с юго-запада на северо-восток от г. Камень-на-Оби до плотины Новосибирской ГЭС и имеет простую в плане (линейно-вытянутую) форму. Его основные морфометрические характеристики (при нормальном подпорном уровне – НПУ – 113,5 м) таковы: протяженность по судовому ходу – 200 км, по равноудаленной от берегов линии – 220 км; полный объем – 8,8 км3;

полезный объем – 4,4 км3; минимальная, средняя и максимальная ширина – 2, 10 и 22 км, соответственно; средняя и максимальная глубина – 9 и 25 м, соответственно; площадь акватории – 1090 км2; общая протяженность береговой линии – 550 км [Формирование береговой.., 1968]. Существенным фактором для формирования качества воды и жизни водохранилища является соотношение площадей участков водохранилища с различной глубиной. В Новосибирском водохранилище при НПУ участки с глубиной 0–2 м составляют 14 % акватории, 2– м – 19,6, 5–10 м – 41,2, 10–15 м – 21,5, 15–25 м и более – 3,7 %.

По гидрологическому режиму и морфометрическим характеристикам Новосибирское водохранилище является типично равнинным водоемом и подразделяется на три основные части: нижнюю – озеровидную; среднюю – суженную и верхнюю – расширенную (рис.

4.1.1). В озеровидной части водохранилища (п. Завьялово – плотина Новосибирской ГЭС) содержится 73 % объема воды при НПУ и 90 % – при уровне УМО (108,5 м). Эта часть водохранилища характеризуется наибольшей шириной, максимальными глубинами и развитием ветрового волнения. Стоковые течения здесь имеют минимальные значения (0,1–0,15 м/с), в прибрежной зоне наблюдаются ветроволновые течения, возникающие при штормах (скорость до 0,3 м/с).

Рис 4.1.1. Схема Новосибирского водохранилища: I – верхняя (расширенная, речная) часть;

II – средняя (суженная) часть; III – нижняя (озеровидная) часть.

В связи со значительными разгонами юго-западных ветров высоты волн достигают 3,0 м, правобережные склоны подвержены наиболее интенсивному разрушению. В средней (суженной) части водохранилища глубины уменьшаются, а многочисленные острова, сохранившиеся в пределах долины Оби, препятствуют развитию ветрового волнения. Скорости стоковых течений возрастают, ветроволновых – снижаются. Верхняя (расширенная, речная) часть водохранилища в русловой части характеризуется гидрологическим режимом, близким к речному. Скорости стоковых течений достигают 1,5 м/с, ветроволновые – практически отсутствуют, высота волн – минимальная для водохранилища.

Пространственное положение водохранилища в лесостепной зоне достаточно близко к горной части водосборного Обь-Иртышского бассейна, это определяет значительную неоднородность его гидрологического режима в сезонном и многолетнем аспектах. В среднем полный объем Новосибирского водохранилища аккумулирует в себе 17 % годового стока в створе гидроузла (или 27 % объема весеннего половодья), полезный – вдвое меньше. В различные по водности годы полезный объем составляет лишь от 6 до 12 % годового стока. Это обстоятельство существенно отражается на ежегодном наполнении водохранилища и трансформации им весеннего паводка. Регулирование стока Новосибирским водохранилищем в связи с его малой полезной емкостью не вызывает заметной срезки пика паводка, поэтому максимальные расходы (0,1 и 0,01 %) обеспеченности практически не трансформируются.

Основная приточность в Новосибирское водохранилище (94–96 %) обусловлена стоком р.

Обь По классификации Фортунатова [1974] Новосибирское водохранилище относится к водоемам с очень большой степенью водообмена (среднемноголетний коэффициент – 6,62). В последние годы происходит понижение водности отдельных лет в целом и весеннего сезона во внутригодовом разрезе.

В первые годы существования водохранилища (1959–1973 гг.) среднегодовой коэффициент водообмена составлял 7,13; за последующие десятилетия его величина значительно понизилась, в целом за 1959–2011 гг. был равен 6,62. Такая динамика наблюдается и для коэффициента водообмена весеннего сезона: за 1959–1973 гг. – 3,50; за 1959-2011 гг. – 3,11.

Отметим, что в маловодный 2011 г. среднегодовой коэффициент водообмена составил 5,48; а коэффициент водообмена весеннего сезона – 2,52. Динамика гидрологических характеристик Новосибирского водохранилища в годы различной водности представлена на рис. 4.1.2.

Одним из основных негативных последствий создания любого водохранилища является неизбежный процесс переработки его берегов. В связи со строительством Новосибирского водохранилища была затоплена значительная часть долины р. Обь на участке от Камня-на-Оби до Новосибирска, благодаря чему котловина образовавшегося водоема унаследовала основные черты ее строения. На Оби, как и на многих других реках северного полушария, левобережный склон долины более пологий, чем правобережный. Поэтому область наибольших глубин в котловине водоема оказалось приуроченной к его правому берегу. Ширина Новосибирского водохранилища в целом возрастает в направлении его простирания, а распределение глубин в затопленной долине также характеризуется их возрастанием в том же направлении. В совокупности с особенностями геологического строения затопленной долины эти черты во многом определяют основные тенденции развития берегов Новосибирского водохранилища.

По данным, приводимым в монографии «Природные опасности России» [2002], периметр подверженных размыву берегов Новосибирского водохранилища достигал 52 % общей протяженности его береговой линии. В результате действия гидрогенных рельефообразующих процессов на побережьях водоема было утрачено 31,2 км2 территорий, преимущественно ценных, в том числе покрытых лугами и кустарниками – 15,7 км2, покрытых лесами и редколесьями – 13,3 км2, урбанизированных (не включая территорию г. Бердск в его исторических границах) – 1,6 км2 (табл. 4.2.1–4.2.2).

Рис. 4.1.2. Динамика гидрологического режима Новосибирского Абразионный размыв берегов Новосибирского водохранилища, 1959–2010 гг.

В период нормальной эксплуатации Новосибирского водохранилища на большей части его побережий наблюдалось снижение масштабов негативных проявлений деятельности гидрогенных рельефообразующих процессов и темпа размыва [Хабидов, 1999; Хабидов и др., 2001]. Анализ картографических произведений, материалов дистанционного зондирования и данных наблюдений показал [Хабидов и др., 2009], что протяженность подверженных размыву берегов водохранилища в настоящее время сократилась до 33,6 % периметра береговой линии и составляет 244 км. При этом наблюдавшаяся скорость переработки берегов снизились с 13,0 м/год (1960–1970 гг.) до 2,2 м/год (2006–2010 гг.).



Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 5 |
 
Похожие работы:

«АКАДЕМИЯ НАУК РЕСПУБЛИКИ ТАДЖИКИСТАН Г.Н. Петров, Х.М. Ахмедов Комплексное использование водно-энергетических ресурсов трансграничных рек Центральной Азии. Современное состояние, проблемы и пути решения Душанбе – 2011 г. ББК – 40.62+ 31.5 УДК: 621.209:631.6:626.8 П – 30. Г.Н.Петров, Х.М.Ахмедов. Комплексное использование водно-энергетических ресурсов трансграничных рек Центральной Азии. Современное состояние, проблемы и пути решения. – Душанбе: Дониш, 2011. – 234 с. В книге рассматриваются...»

«И Н С Т И Т У Т П С И ХОА Н А Л И З А Психологические и психоаналитические исследования 2010–2011 Москва Институт Психоанализа 2011 УДК 159.9 ББК 88 П86 Печатается по решению Ученого совета Института Психоанализа Ответственный редактор доктор психологических наук Нагибина Н.Л. ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ И ПСИХОАНАЛИТИЧЕСКИЕ ИССЛЕДОВАНИЯ. П86 2010–2011 / Под ред. Н.Л.Нагибиной. 2011. — М.: Институт Психоанализа, Издатель Воробьев А.В., 2011. — 268 с. ISBN 978–5–904677–04–6 ISBN 978–5–93883–179–7 В сборнике...»

«Министерство сельского хозяйства Российской Федерации Федеральное государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования Мичуринский государственный аграрный университет А.Г. КУДРИН ФЕРМЕНТЫ КРОВИ И ПРОГНОЗИРОВАНИЕ ПРОДУКТИВНОСТИ МОЛОЧНОГО СКОТА Мичуринск - наукоград РФ 2006 PDF created with FinePrint pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com УДК 636.2. 082.24 : 591.111.05 Печатается по решению редакционно-издательского ББК 46.0–3:28.672 совета Мичуринского...»

«Ю. В. КУЛИКОВА ГАЛЛЬСКАЯ ИМП Е Р И Я ОТ ПОСТУМА ДО ТЕТРИКОВ Санкт-Петербург АЛЕТЕЙЯ 2012 У ДК 9 4 ( 3 7 ).0 7 ББК 6 3.3 (0 )3 2 К 90 Р ец ен зен ты : профессор, д.и.н. В.И.К узищ ин профессор, д.и.н. И.С.Ф илиппов Куликова Ю. В. К90 Галльская империя от П остума до Тетриков : м онография / Ю. В. Куликова. — С П б.: Алетейя, 2012. — 272 с. — (Серия Античная библиотека. И сследования). ISBN 978-5-91419-722-0 Монография посвящена одной из дискуссионных и почти не затронутой отечественной...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ МОСКОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСТИТЕТ ЭКОНОМИКИ, СТАТИСТИКИ И ИНФОРМАТИКИ (МЭСИ) КАФЕДРА УПРАВЛЕНИЯ ЧЕЛОВЕЧЕСКИМИ РЕСУРСАМИ КОЛЛЕКТИВНАЯ МОНОГРАФИЯ ИННОВАЦИОННЫЕ ТЕХНОЛОГИИ УПРАВЛЕНИЯ ЧЕЛОВЕЧЕСКИМИ РЕСУРСАМИ Москва, 2012 1 УДК 65.014 ББК 65.290-2 И 665 ИННОВАЦИОННЫЕ ТЕХНОЛОГИИ УПРАВЛЕНИЯ ЧЕЛОВЕЧЕСКИМИ РЕСУРСАМИ: коллективная монография / Под редакцией к.э.н. А.А. Корсаковой, д.с.н. Е.С. Яхонтовой. – М.: МЭСИ, 2012. – С. 230. В книге...»

«Влюбленность и любовь как объекты научного исследования  Владимир Век Влюбленность и любовь как объекты научного исследования Монография Пермь, 2010 Владимир Век Влюбленность и любовь как объекты научного исследования  УДК 1 ББК 87.2 В 26 Рецензенты: Ведущий научный сотрудник ЗАО Уральский проект, кандидат физических наук С.А. Курапов. Доцент Пермского государственного университета, кандидат философских наук, Ю.В. Лоскутов Век В.В. В. 26 Влюбленность и любовь как объекты научного исследования....»

«РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ НАУК ИНСТИТУТ ЛИНГВИСТИЧЕСКИХ ИССЛЕДОВАНИЙ Л. З. Сова АФРИКАНИСТИКА И ЭВОЛЮЦИОННАЯ ЛИНГВИСТИКА САНКТ-ПЕТЕРБУРГ 2008 Л. З. Сова. 1994 г. L. Z. Sova AFRICANISTICS AND EVOLUTIONAL LINGUISTICS ST.-PETERSBURG 2008 УДК ББК Л. З. Сова. Африканистика и эволюционная лингвистика // Отв. редактор В. А. Лившиц. СПб.: Издательство Политехнического университета, 2008. 397 с. ISBN В книге собраны опубликованные в разные годы статьи автора по африканскому языкознанию, которые являются...»

«ИНСТИТУТ СОЦИАЛЬНО-ПОЛИТИЧЕСКИХ ИССЛЕДОВАНИЙ РОССИЙСКОЙ АКАДЕМИИ НАУК ЦЕНТР СОЦИАЛЬНОЙ ДЕМОГРАФИИ И ЭКОНОМИЧЕСКОЙ СОЦИОЛОГИИ УНИВЕРСИТЕТ ТОЯМА ЦЕНТР ДАЛЬНЕВОСТОЧНЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ Сергей Рязанцев, Норио Хорие МОДЕЛИРОВАНИЕ ПОТОКОВ ТРУДОВОЙ МИГРАЦИИ ИЗ ЦЕНТРАЛЬНОЙ АЗИИ В РОССИЮ Трудовая миграция в цифрах, фактах и лицах Москва-Тояма, 2010 1 УДК ББК Рязанцев С.В., Хорие Н. Трудовая миграция в лицах: Рабочие-мигранты из стран Центральной Азии в Москвоском регионе. – М.: Издательство Экономическое...»

«88 ВЕСТНИК УДМУРТСКОГО УНИВЕРСИТЕТА 2011. Вып. 1 БИОЛОГИЯ. НАУКИ О ЗЕМЛЕ УДК 633.81 : 665.52 : 547.913 К.Г. Ткаченко ЭФИРНОМАСЛИЧНЫЕ РАСТЕНИЯ И ЭФИРНЫЕ МАСЛА: ДОСТИЖЕНИЯ И ПЕРСПЕКТИВЫ, СОВРЕМЕННЫЕ ТЕНДЕНЦИИ ИЗУЧЕНИЯ И ПРИМЕНЕНИЯ Проведён анализ литературы, опубликованной с конца XIX до начала ХХ в. Показано, как изменялся уровень изучения эфирномасличных растений от органолептического к приборному, от получения первичных физикохимических констант, к препаративному выделению компонентов. А в...»

«ИННОВАЦИОННО-ОРИЕНТИРОВАННАЯ ПОДГОТОВКА ИНЖЕНЕРНЫХ, НАУЧНЫХ И НАУЧНО-ПЕДАГОГИЧЕСКИХ КАДРОВ С.И. ДВОРЕЦКИЙ, Е.И. МУРАТОВА, И.В. ФЁДОРОВ ИННОВАЦИОННО-ОРИЕНТИРОВАННАЯ ПОДГОТОВКА ИНЖЕНЕРНЫХ, НАУЧНЫХ И НАУЧНО-ПЕДАГОГИЧЕСКИХ КАДРОВ ИЗДАТЕЛЬСТВО ТГТУ Министерство образования и науки Российской Федерации ГОУ ВПО Тамбовский государственный технический университет С.И. ДВОРЕЦКИЙ, Е.И. МУРАТОВА, И.В. ФЁДОРОВ ИННОВАЦИОННО-ОРИЕНТИРОВАННАЯ ПОДГОТОВКА ИНЖЕНЕРНЫХ, НАУЧНЫХ И НАУЧНО-ПЕДАГОГИЧЕСКИХ КАДРОВ...»

«НАУЧНЫЕ ОСНОВЫ МАРКЕТИНГА ИННОВАЦИЙ ТОМ 2 Сумы ООО Печатный дом Папирус 2013 УДК 330.341.1 ББК 65.9 (4 Укр.) - 2 + 65.9 (4 Рос) - 2 Н-25 Рекомендовано к печати ученым советом Сумского государственного университета (протокол № 12 от 12 мая 2011 г.) Рецензенты: Дайновский Ю.А., д.э.н., профессор (Львовская коммерческая академия); Куденко Н.В., д.э.н., профессор (Киевский национальный экономический университет им. В. Гетьмана); Потравный И.М., д.э.н., профессор (Российский экономический...»

«Исаев М.А. Основы конституционного права Дании / М. А. Исаев ; МГИМО(У) МИД России. – М. : Муравей, 2002. – 337 с. – ISBN 5-89737-143-1. ББК 67.400 (4Дан) И 85 Научный редактор доцент А. Н. ЧЕКАНСКИЙ ИсаевМ. А. И 85 Основы конституционного права Дании. — М.: Муравей, 2002. —844с. Данная монография посвящена анализу конституционно-правовых реалий Дании, составляющих основу ее государственного строя. В научный оборот вводится много новых данных, освещены крупные изменения, происшедшие в датском...»

«ФЕДЕРАЛЬНОЕ АГЕНТСТВО ПО ОБРАЗОВАНИЮ АДЫГЕЙСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ЦЕНТР БИЛИНГВИЗМА АГУ X. 3. БАГИРОКОВ Рекомендовано Советом по филологии Учебно-методического объединения по классическому университетскому образованию в качестве учебного пособия для студентов высших учебных заведений, обучающихся по специальности 021700 - Филология, специализациям Русский язык и литература и Языки и литературы народов России МАЙКОП 2004 Рецензенты: доктор филологических наук, профессор Адыгейского...»

«С.В.Бухаров, Н.А. Мукменева, Г.Н. Нугуманова ФЕНОЛЬНЫЕ СТАБИЛИЗАТОРЫ НА ОСНОВЕ 3,5-ДИ-ТРЕТ-БУТИЛ-4-ГИДРОКСИБЕНЗИЛАЦЕТАТА 2006 Федеральное агенство по образованию Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования Казанский государственный технологический университет С.В.Бухаров, Н.А. Мукменева, Г.Н. Нугуманова Фенольные стабилизаторы на основе 3,5-ди-трет-бутил-4-гидроксибензилацетата Монография Казань КГТУ 2006 УДК 678.048 Бухаров, С.В. Фенольные стабилизаторы на...»

«Федеральное агентство по образованию ГОУ ВПО Иркутский государственный университет Н. В. Задонина, К. Г. Леви ХРОНОЛОГИЯ ПРИРОДНЫХ И СОЦИАЛЬНЫХ ФЕНОМЕНОВ В СИБИРИ И МОНГОЛИИ Монография 1 УДК 316.334.5 ББК 55.03 З–15 Печатается по решению редакционно-издательского совета Иркутского государственного университета и ученого совета Института земной коры СО РАН Рецензенты: д-р геол.-минерал. наук, проф. В. С. Имаев д-р геол.-минерал. наук, проф. Р. М. Семенов Ответственный редактор: д-р физ.-мат....»

«Межрегиональные исследования в общественных науках Министерство образования и науки Российской Федерации ИНО-центр (Информация. Наука. Образование) Институт имени Кеннана Центра Вудро Вильсона (США) Корпорация Карнеги в Нью-Йорке (США) Фонд Джона Д. и Кэтрин Т. Мак-Артуров (США) Данное издание осуществлено в рамках программы Межрегиональные исследования в общественных науках, реализуемой совместно Министерством образования и науки РФ, ИНО-центром (Информация. Наука. Образование) и Институтом...»

«УЧРЕЖДЕНИЕ РОССИЙСКОЙ АКАДЕМИИ НАУК ИНСТИТУТ МИРОВОЙ ЭКОНОМИКИ И МЕЖДУНАРОДНЫХ ОТНОШЕНИЙ РАН С.В. Уткин РОССИЯ И ЕВРОПЕЙСКИЙ СОЮЗ В МЕНЯЮЩЕЙСЯ АРХИТЕКТУРЕ БЕЗОПАСНОСТИ: ПЕРСПЕКТИВЫ ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ Москва ИМЭМО РАН 2010 УДК 327 ББК 66.4(2 Рос)(4) Утки 847 Серия Библиотека Института мировой экономики и международных отношений основана в 2009 году Публикация подготовлена в рамках гранта Президента РФ (МК-2327.2009.6) Уткин Сергей Валентинович, к.п.н., зав. Сектором политических проблем европейской...»

«Российская Академия Наук Институт философии СОЦИАЛЬНОЕ ПРОЕКТИРОВАНИЕ В ЭПОХУ КУЛЬТУРНЫХ ТРАНСФОРМАЦИЙ Москва 2008 УДК 300.562 ББК 15.56 С–69 Ответственный редактор доктор филос. наук В.М. Розин Рецензенты доктор филос. наук А.А. Воронин кандидат техн. наук Д.В. Реут Социальное проектирование в эпоху культурных трансС–69 формаций [Текст] / Рос. акад. наук, Ин-т философии ; Отв. ред. В.М. Розин. – М. : ИФРАН, 2008. – 267 с. ; 20 см. – 500 экз. – ISBN 978-5-9540-0105-1. В книге представлены...»

«УЧРЕЖДЕНИЕ РОССИЙСКОЙ АКАДЕМИИ НАУК ВЫЧИСЛИТЕЛЬНЫЙ ЦЕНТР ИМ. А.А. ДОРОДНИЦЫНА РАН Ю. И. БРОДСКИЙ РАСПРЕДЕЛЕННОЕ ИМИТАЦИОННОЕ МОДЕЛИРОВАНИЕ СЛОЖНЫХ СИСТЕМ ВЫЧИСЛИТЕЛЬНЫЙ ЦЕНТР ИМ. А.А. ДОРОДНИЦЫНА РОССИЙСКОЙ АКАДЕМИИ НАУК МОСКВА 2010 УДК 519.876 Ответственный редактор член-корр. РАН Ю.Н. Павловский Делается попытка ввести формализованное описание моделей некоторого класса сложных систем. Ключевыми понятиями этой формализации являются понятия компонент, которые могут образовывать комплекс, и...»

«МИНИСТЕРСТВО ЭКОЛОГИИ И ПРИРОДНЫХ РЕСУРСОВ УКРАИНЫ Н.А. Козар, О.А. Проскуряков, П.Н. Баранов, Н.Н. Фощий КАМНЕСАМОЦВЕТНОЕ СЫРЬЕ В ГЕОЛОГИЧЕСКИХ ФОРМАЦИЯХ ВОСТОЧНОЙ ЧАСТИ УКРАИНЫ Монография Киев 2013 УДК 549.091 ББК 26.342 К 18 Рецензенти: М.В. Рузіна, д-р геол. наук, проф. (Державний ВНЗ Національний гірничий університет; В.А. Баранов, д-р геол. наук, проф. (Інститут геотехничной механики им. П.С. Полякова); В.В. Соболев, д-р техн. наук, проф. (Державний ВНЗ Національний гірничий університет)....»






 
© 2013 www.diss.seluk.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Авторефераты, Диссертации, Монографии, Методички, учебные программы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.