WWW.DISS.SELUK.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА
(Авторефераты, диссертации, методички, учебные программы, монографии)

 

Pages:     | 1 |   ...   | 12 | 13 || 15 |

«Следует бояться только неполной науки, той, которая ошибается, той, которая нас приманивает пустыми видимостями и заставляет нас.разрушить то, что мы затем пожелали бы восстановить, когда ...»

-- [ Страница 14 ] --

Если идеология пронизывает все сферы общественно-экономической деятельности человека, то, очевидно, что и в процессе анализа этот компонент не должен не только из него исключаться, но и прямо или косвенно имплантироваться в теорию.

"Отношение между личностью и обществом, — пишет Дж. Бьюкенен, — в большей степени является основным вопросом политической философии, чем экономики. Но любой экономист, пытающийся пролить свет на эту взаимосвязь, неизбежно вторгается в пределы философии — глубочайшей области научного познания" [Дж. Бьюкен. Констит.

эк. полит., с. 18]. Конечно, все это не так просто, поскольку экономическая наука, вопервых, не имеет опыта и традиций инструментального анализа экономической системы в контексте ее идеологического выражения. Во-вторых, идеология в силу своей специфики сама по себе крайне сложно поддается формализации без существенных п отерь своего содержания. Однако сложность такой процедуры не должно исключать идеологию из среды экономического поля в теории и практике.

НЕОЭКОНОМИКА: ПРАКТИКА И НАЧАЛА ТЕОРИИ

Вместо введения. В сложный для Франции 1827 г. Ж. Ш. Сисмонди сказал: "Сегодня общество находится в совершенно новых условиях существования, по которым у нас нет совершенно никакого опыта" [1, с. 71].

Дж. Кейнс, отражая необходимость поиска позитивных решений для своего более катастрофического периода, писал: "В настоящее время люди особенно ждут более глубокого диагноза, особенно готовы принять его и испробовать на деле все, что будет казаться имеющим хоть какие-нибудь шансы на успех… Идеи экономистов и политических деятелей – и когда они правы, и когда ошибаются, – имеют гораздо большее значение, чем принято думать. В действительности только они и правят миром. Люди-практики, которые считают себя совершенно неподверженными интеллектуальным влияниям, обычно являются рабами какого-нибудь экономиста прошлого" [2, с. 518].

Эти слова, написанные в разные исторические эпохи, крайне актуальны и для нашего времени. Дело в том, что глубокие и стремительные перемены, заявившие о себе еще в конце 1960-х гг. в разных регионах мира, в очередной раз испытывают на прочность способность людей уже в начале текущего столетия внести существенные коррективы в свои мысли, желания, отношения, действия и поступки людей, интересы стран и регионов, политические инструменты, чтобы обеспечить тем самым поступательное, гармоничное и вместе с тем устойчивое развитие мир-экономики1, общества в целом, согласуясь при этом с естественными законами всей среды обитания. Парадокс заключается в том, что в конце ХХ начале текущего столетий проблема стратегического выбора развития (политикоэкономического, социально-нравственного, технико-технологического и пр.) с разной остротой и оттенками обнаружила себя буквально во всех странах.





Для постсоциалистических и развивающихся стран ситуация усугубляется тем, что выбрав за "образец" в начале своих реформ модель экономики индустриально развитых стран, сегодня оказалось явно недостаточно знаний на уровне пропаганды об абстрактном "рынке ", как впрочем, и обо всей современной экономике. Это, во-первых. Во-вторых, "образцовые" страны после нарушенного в конце 80-х гг. мирового равновесия, а также в силу ряда других причин, по образному выражению З. Бжезинского, вошли в состояние "глобального беспорядка и катастрофы"[3]. Л. Туроу современное мировое состояние назвал "великими разломами", а Сорос оценил его "мировым кризисом капитализма" [4], грозящим не только демократии, но и сложившейся европейской цивилизации в целом.

Некоторые экономисты предлагают для всех стран использовать понятие "переходного периода", которое, по их мнению, характеризует Мир-экономика (Ф. Бродель) в о тличие от мировой экономики представляет целостное структурное образование, подчинившее в своем развитии и функционировании национальные экономические системы.

современные тенденции развития и институциональную динамику1 [5].

Фактические данные подтверждают наметившиеся существенные онтологические и гносеологические изменения мир-экономики, которые уже не вписываются в существующий теоретический контекст. Экономист, науковед П. Икинз пишет: "Современная экономическая наука зашла в тупик, инструментарий ее притупился …Необходимы новый старт, разработка экономического подхода, который соответствовал бы науке, технологии, ценностям и отношениям конца ХХ века" [6]. Последнее обстоятельство требует рефлексии и изменений в первую очередь используемой теории, а не подгонку под устаревшие идеи и модели существующей современной практики. Речь идет об анализе и оценке теоретического опыта, требующих иных методологических подходов, других аксиом и более взвешенной исследовательской процедуры, позволившим получить полное, лишенное мифов и спекулятивных представлений о современной действительности в целом и экономической в частности.

Современная политико-экономическая практика есть не что иное, как реализованная во всем мире и доминирующая в науке теория неоклассики, получившая сегодня характеристику мэйнстрима. И именно с этих позиций может быть сделана инвентаризация философских основ, предмета и некоторых аналитических инструментов экономической науки. За последние годы немало сделано в области критического, но вместе с тем позитивного анализа теории. "Ограничив предмет экономической теории, – пишет М. Блауг, – неоклассики открыто признались в своей некомпетентности за пределами поставленных ими границ и, таким образом, исключили не только ряд выводов на уровне здравого смысла, но и несколько ценных идей... Неизбывный методологический грех неоклассической теории состоял в том, что она использовала микростатические теоремы, выведенные из «вневременных» моделей, в которых отсутствовали технический прогресс и увеличение доступных ресурсов для предсказания хода событий в реальном мире" [7, с. 650]. Дж.





Сорос не являет собой теоретика, но стоит обратиться к его авторитету из-за его практической деятельности, которую он также имеет право обобщить и оценить. "Экономическая теория, - пишет он, - верна в качестве гипотетической конструкции, в которой рефлексивность отсутствует. Когда мы применяем экономические теории к реальному миру, то мы можем получить искаженную картину. Это особенно заметно на финансовых рынках, где рефлексивность играет важную роль. Теории рациональных ожиданий и эффективных рынков являются глубоко неверными" [8]. Уже в своей другой работе король финансов отмечал: "...Финансовая гипотеза не должна быть истиной для того, чтобы быть прибыльной, достаточно, чтобы она стала общепринятой. Но ложная гипотеза не может господствовать бесконечно долго... Деньги узурпировали роль подлинных ценностей" [9, с.

Признание термина "перехо дный период" означает признание фактически упущенных и неожиданных для науки изменений, что для науки как бы не до лжно быть свойственным, поско льку эвристическая и прогнозная функции являются наиболее значимыми.

24, 101]. Но, например, Г. Беккер и др. авторы указывают на семью, где воспроизводится человек, но где денежные оценки не приемлемы.

фундаментализма явилась виртуальная экономика. Мир финансов стал практически самостоятельным автономным космосом, утратившим прямую зависимость от физической экономической реальности. К концу ХХ века на планете уже сформировалось самостоятельное номинальное поле разнообразных валютно-финансовых операций с фантом деньгами, обусловивших противоречивое столкновение этой квазиэкономики с экономикой реального сектора. На долю товарооборота из всех свершающихся трансакционных операций приходится лишь 2 % объема сделок мира. Банк международных расчетов оценил объем производных финансовых инструментов в мире на конец 1997 г. в 103 трлн. дол., а на конец 1998 г. эта цифра уже выросла до 150 трлн. дол. За три осенних месяца 1998 г. Федеральной резервной системой США было напечатано 13.8 млрд.

дол., а общий объем наличных денег в обращении составил 457.9 млрд. [10, с.

57]. Нобелевский лауреат М. Алле еще в 1992 году в работе "Монетарные условия рыночной экономики" отмечал, что мировая экономика как целое опирается сегодня на гигантскую пирамиду долгов, которые находятся в весьма сложном равновесии… Спекуляция с валютами или спекуляция на фондовых рынках свидетельствует, что мир стал одним огромным казино с игровыми таблицами, распределяемыми по всем широтам и долгам.

Генерируется перманентная потенциальная нестабильность и растущее разъединение между финансовой системой и реальной экономикой [11, с.

16]. Стремительно растущие дефициты и государственный долг, который, например сегодня в США превышает более 5.5 трл. дол., создают у многих экономистов представление о том, что "государства в настоящее время живут в бюджетной тюрьме, из которой нет выхода [4, с. 216].

Дело даже не в том, что виртуальная финансовая экономика и накопленный государственный долг создали условия для мирового экономического неравновесия. Парадокс ситуации в том, что сама кризисность мира обеспечивает пока еще внушительную доходность финансовому капиталу, который проводит рискованные операции на фондовых и валютных рынках, втягивая в свою орбиту "большие и маленькие" страны. Базирующийся в Базеле влиятельнейший Банк в опубликованном летом 1997 года отчете впервые констатировал реальный характер угрозы срыва мировой финансово-банковской системы и выход ее за пределы действенного контроля и профессионального прогноза. М.

Фридмен анализируя причины кризиса 1998 г. также пишет: "Финансовый кризис в экономиках В. Азии был порожден комбинацией трех составляющих элементов: застоя в Японии, привязки центральными банками обменного курса национальных валют к американскому доллару, а также существования и политики МВФ" [12].

Классическая политэкономия сделали поистине революцию в теории экономики, обосновав вклад в национальный доход и богатство фактора труда, используя категории стоимость, абстрактный труд, производительный и непроизводительный труд. В структуру ВВП, обоснованием которого выступила неоклассико-кейнсианская теория, начали включать и разного рода услуги. Доля финансовых среди них в ВВП индустриально развитых государств считается уже на уровне 10-19 процентов. Однако с институциональной точки зрения весь финансовый сектор попадает уже в разряд трансакционных отраслей [4; 13]. Трансакционные издержки это своего рода издержки по эксплуатации экономики рыночного типа, объем которых имеет явную тенденцию к росту. Таким образом, согласно теории институционализма эти услуги не создают общественного полезного эффекта, а несут лишь дополнительные издержки по обслуживанию всякого рода трансакционных сделок и защите правомочий собственности и свобод.

Следовательно, если не вдаваться в подробности этой сложной и действительно важной проблемы, они, по сути, должны вычитаться из ВВП, а не суммироваться в качестве общих составляющих реального сектора экономики [13, с. 102, 206-207; 14, с. 11]. Эти и другие теоретикопрактические проблемы сегодня вызывают оживленные дискуссии относительно расчета основных и ставших даже для нас привычными макроэкономические показатели, но и определения такого важного параметра, как национальное богатство, что диктует необходимость изменения представлений и о критериях эффективности существующих социально-экономических систем.

Экономическая наука сосредотачивает свое внимание на следующих направлениях глобализации: функционировании финансового рынка, информационной мировой сети, сформировавшимся и развивающимся ТНК, регионализации экономики, интенсификации мировой торговли через электронные формы коммуникации и виды расчетов, тенденции к конвергенции1. Опустим пока смятения, царящие в самой экономической науке из-за, возникшего в связи с процессом глобализации "запутанного порядка", равно как и названные более конкретные проблемы.

Обратимся пока лишь к финансовому проявлению глобализации. Дело в том, что ныне кроме мощного влияния мировых финансов на все происходящие экономические процессы изменился сам подход и методология в экономической науке. Сложный мир экономики стал рассматриваться сквозь денежную призму, распространяя денежные оценки даже на те области, которые никак с ними не соотносятся, создавая тем условия для нарушения институционального равновесия.

Не замечается того важного обстоятельства, что неоэкономика и глобализация две стороны одного и того же проявления современности.

Впервые о глобализации (globe - земной шар) заговорили американцы в начале 80-х годов 20-го века.

Консультант Гарвардской шко лы бизнеса японец К.Омэ опубликовал в 1990 го ду книгу "Мир без границ"(Oh mae K.The Bordeless World: Power in the Interlinked Economy. Fontana, 1990). В ней он утверждал, что экономический национализм отдельных государств не имеет смысла, поскольку мировая экономика к концу века определяется взаимозависимостью ТНК и влиянием трех центров: ЕС, США и Японии. Термин «глобализация» появился, правда, еще в начале 60-х годов в работах канадского социолога и историка МакЛуана.

Термин "новая экономика" широко проник как в деловую практику, так и в научную литературу, хотя следует отметить его неоднозначность трактовки. Информационная революция, завершая технико-экономический цикл развития революции промышленной, в свою очередь положила начало принципиальным структурным изменениям во всех сферах и областях деятельности человека, включая и сознание последнего. Эти изменения, безусловно, нуждаются в дальнейшем осмыслении и практическом использовании, на чем основывается вся история.

Сам термин «неоэкономика» («новая экономика»), как показывает анализ литературы, трактуется двояко. Во-первых, он употребляется как синоним постиндустриальной, постэкономической ступени развития, в которой органически переплетаются традиционный сектор экономики с новыми элементами, придавая всей системе принципиально иное качество.

Во-вторых, в узком смысле слова – это характеристика тех новых изменений, которые возникают в современной экономике. С расширенной, общетеоретической точки зрения правильнее говорить о современной экономике как достаточно сложной системе (см. табл. 1) взаимосвязанных технологических укладов, правил и норм поведения, отношений, адекватных организационных форм. Ее технологическая структура, которая, к сожалению, не изучается господствующей теорией экономики, представлена, прежде всего, 1-3 укладами индустриального типа. Основной общественной формой организации и развития для этого этапа выступает производительный капитал, а основным параметром регулирования является средняя норма прибыли предприятий машиностроительной отрасли и нефтехимии. Формирование новой экономики соответственно связано с 4 и технологическими укладами. Это, прежде всего, производство и 1. Применение Паровая Поезда Освещение Автомобиль,те- Software, Источник: Deutschland. 2001. № 2. S. 43.

использование робототехники, электроники, развитие средств и отношений телекоммуникаций, использование достижений тонкой химии и биотехнологии, космических технологий.

Новая экономика, таким образом, обусловлена, прежде всего, новым технологическим прыжком пятого цикла, о чем свидетельствует таблица 1.

Из таблицы следует, что современная экономика усложнилась, изменив свою структуру под влиянием и воздействием тех аспектов, которые свойственны, прежде всего, новой экономике. Свойственные для нее проявления стали доминирующими как в общей стратегии развития, так и в традиционных отраслях и отношения. Как влияние, например, электричества проникло во все виды производства в конце 19 в., так и научно-информационная составляющая, дополненная компьютерными технологиями, стала ведущей в конце 20в. – начале 21 столетия.

В связи с новым технологическим прыжком произошли существенные онтологические изменения, с которыми надо считаться людям-практикам, ученым, политикам. Во-первых, сформировалась целостная мир-экономика, малейшие изменения в любой из ее частей приводят к разного рода изменениям и в национальных экономиках. Вовторых, информация стала самостоятельным ресурсом, имеющим специфическую ценность и весьма отличительный от традиционных отраслей производственный процесс, форму его организации и управления.

Доля информационного сектора1 за последние 15 лет кратно выросла и составляет в развитых странах 45-65% [16, с. 7]. Атрибутивные признаки, которые принципиально отличают информационной ресурс от других ресурсов, вносят существенные изменения в систему отношений, ценовое измерение, политику налогов и пр.

В-третьих, информация и весь информационный сектор является самым мощным источником, генерирующим современное социальноэкономическое развитие, динамику и рост. По сути, это дополняет современную теорию эндогенного экономического роста. Например, к г. в известных странах, имеющих характеристику индустриально развитых, информационный фактор составил 50-75% добавочной стоимости. [17, с. 11].

Аналитики подсчитали величину ВВП, произведенного американскими работниками, имеющими образовательный ценз в 10,5, 12,5 и 14 лет.

Оказалось, что именно третья группа дает свыше половины ВВП. Подобные исследования проводились и в России. Люди с высшим образованием, составляющие 25% работающих, производили 56% стоимости нац.дохода 2.

[18, с. 173-174]. Т. Эггертссон отмечает, что если предположить страну j, а y -душевой доход этой страны, то при мировом запасе знаний W1 этот доход Актуальными сегодня является исследования по инвентаризации отраслей на современные, полу традиционные и традиционные, исхо дя из их роли в технико -э кономическом и социальном развитии.

Чтобы определить стратегические приоритеты развития в РБ, известны сегодня как жилье, продовольствие, экспорт, также необ хо димо проанализировать долю каждой о трасли и сектора в ВВП, структуре национального богатства, общей экономической структуре. Ду мается, приоритеты после этого получатся совершенно иными.

страны есть функция от используемого страной всего мирового запаса знаний: y1j=f(w1) [19, с. 9].

Следовательно, от степени и активности комплексной разработки научно-информационных и отраслей, обеспечивающих воспроизводство "человеческого капитала", в конечном итоге зависят не только макроэкономические показатели текущего благополучия. но и динамики развития как в "старом", традиционном, так и в "новом" измерении1.

В-четверрых, наметилось изменение в механизме и траектории экономического прогресса. Внедрение информационных технологий, не разрушая традиционных укладов, все же в целом создают новое качество взаимодействия техники и технологий, экономических отношений и форм, институциональных и социальных связей. В результате срабатывает синергетический эффект (кумулятивный по Т. Веблену, "созидательного разрушения" по Й. Шумпетеру), макрогенераций 2, где на гребне волны возвышения совпадают амплитуды различных циклов: техникотехнологического, ресурсно-энергетического, капитального, финансового, социально-экономического и информационного. И хотя влияние законов информации на всю совокупность порядков и отношений еще ждут своих специальных исследований, все же уже сегодня накопленные данные позволяют заключить, что из всей совокупности циклов информационный цикл является доминирующим.

Информационный цикл отражает, прежде всего, способ мышления, а также способ работы с информацией: ее сбором, обработкой, производством, накоплением, обновлением, защитой, передачей, обменом и использованием целесообразной информации. По мнению Д. Норта и Р. Фогеля, именно способы мышления и методы сбора информации являются главными в объяснении экономической истории государств.

Временные рамки информационного цикла выходят за пределы долгосрочного кондратьевского периода, а траектория его имеет дискретный характер, фиксирующая переход на качественно новую научную и образовательную парадигму. Сейчас мы являемся свидетелями настойчивого поиска и внедрения как у нас, так и за рубежом новых, более эффективных методик и образовательных технологий, отражающих происходящие научные, практические, информационные и психологические изменения людей.

В-пятых, и это вытекает из предыдущих положений, изменяется структура и форма общественного богатства. Натурально-имущественная и стоимостная формы уходят как бы в основание общей структуры Развитие «новой экономики» внесло необ ходимость поиска новых агрегированных показателей, способных о тражать не только стоимостные результаты экономической деятельности, но и накопленный потенциа л хозяйства, не попадающий в рыночную систему оценок, но имеющих общественную значимость, характеризующих возможности и условия развития и роста. См., например, Karunarathe N.D. Analytics of Information and empiric o x the lufor – Econo my // The Information Society. v.u. N 4.

О влиянии макрогенераций на эволюционный процесс см.: Маевский В.В. Эволюционная макроэкономика и неравновесные процессы. – В кн. Эво люционная экономика и «мэйнстрим». М., 2000. С.15-30.

создаваемого (и произведенного) богатства, вершину которого замыкает богатство информационное, социокультурное или человеческое.

Информационное богатство имеет крайне специфическую потребительную ценность. "Стоимость, созданная знанием, по своему характеру требует в высшей степени субъективированного общества, иначе она не сможет получить должного признания", - пишет Т. Сакайя. [20, с. 352]. Примером здесь может быть цена галстука или косметики известной фирмы, кратно превосходящую цену на аналогичную продукцию менее известной фирмы. И покупатель платит не за дополнительные граммы или площади изделия, а за те особенности потребительной стоимости, технологическое своеобразие, которое придало в конечном итоге общественное признание марки этой фирмы ее популярность.

Если предположить, что экономическая деятельность – это, прежде всего, деятельность информационная, то категория информации выступает универсальной атрибутивной характеристикой всех объективносубъективных хозяйственных отношений. Информация, таким образом, есть субстанция современной экономики в отличие, например, от стоимости, которая несла в себе отпечаток общественного труда во времена представителей классической политэкономии. Но информация как, например, деньги, акции, права собственности и пр. может существовать и существует как самостоятельный ресурс, о чем уже отмечалось. В ней находят отражение понятия "экономического времени", о чем когда-то говорили Й. Шумпетер и Н. Кондратьев.

В-шестых, на базе бурного развития электроники, кибернетики, космических спутников связи, программного обеспечения информационная революция осуществила переворот в средствах телекоммуникации, завершив формирование глобального общества со всеми его признаками и характеристиками, которые еще только активно обсуждаются.

Действительно, благодаря, например, транспортной инфраструктуре, внедрению новых поколений авиационного, автомобильного, водного и железнодорожного транспорта, а также быстрому наращиванию сети международных трубопроводов сократилось экономическое пространство и спрессовалось время, сблизив тем самым расстояние между странами, фирмами, людьми. Всемирная паутина Интернет к 2001 году охватила более 300 млн. пользователей, если еще только в 1991 г. их было всего лишь 5 млн., а в 1996 г. – 60 млн. Через каждые 100 дней информационный объем удваивается, а ежегодный рост составляет 7,3 раза. В результате этого возникла принципиально новая ситуация. Прежде всего резко возросла мобильность капиталов и изменились смысл и формы организации производства, в отдельных видах которого расстояние не имеет решающего значения. Заключать контракты, обучаться можно преодолевая расстояния, что меняет понятие экономического субъекта.

В-седьмых, произошел не только количественный, но и качественный скачок в развитии транснациональных корпораций (ТНК). Прежде всего сами ТНК приобрели свою идейно-концептуальную завершенность. Понятие периферии и центра благодаря информационным сетям потеряло свое первостепенное значение и смысл. Это изменило структуру, направления и объем инвестиций, а последние, как известно, являются решающим фактором социально-экономического развития. Особенно в долгосрочной перспективе.

С середины 80-х годов индекс роста прямых зарубежных инвестиций значительно опережал аналогичный индекс валовых внутренних вложений и к концу 2000 г. превышение составило более, чем семикратный уровень.

Отношение зарубежных активов к мировому продукту возросло с 4,9 % в 1945 г. до 56,8 % в 1995 г. В итоге значительно расширился диапазон возможностей удовлетворения предпочтений потребителя. Электронная форма торговли и расчетов эти возможности превращает в действительность, ускоряя и увеличивая объем трансакционных сделок, а вместе с ними и величину трансакционных издержек. Правда, распределение выгод от внедрения электронных трансакций и фактических трансакционных издержек осуществляется непропорционально из-за отсутствия опыта в подобного рода мероприятиях.

Однако с глобальной точки зрения важно отметить рост степени влияния ТНК и ТНБ (транснациональных банков) на все политикоэкономические процессы. Они контролируют сегодня до 1/2 мирового промышленного производства, 2/3 международной торговли, около 4/ мирового банка открытий, патентов, лицензий и технологий [21, с. 18].

Вследствие этого экономики стран как экспортирующих, так и принимающих капиталы сами становятся все более транснациональными и зависимы от возникших наднациональных рынков и международных институтов. Сегодня международные институты являются главными законодателями (техническими, программными, инновационными), регуляторами и основными пользователями первичного продукта информационной деятельности. В последующем происходит дальнейшее распределение информационного продукта, законы которого никак не отвечают известным экономической теории законам распределения совокупного общественного продукта. Можно для иллюстрации вспомнить высказывание Капицы о принципиальной разнице обмена между людьми яблоками и идеями, обогащающий во втором случае общество на количество воспринятых идей.

В-восьмых, существенно исходя из ограниченности суверенитета страны меняется содержание национальной политики, ее формы, структура, реализация стратегических и тактических целей. Центр, тяжесть конкуренции из сферы экономической влиявшей на национальную политику, переносится уже в политическую сферу, что диктует в свою очередь правила конкурентной борьбы в области экономической 1. Глобальная политика Об изменении стратегии конкурентной политики на разных стадиях развития государства обоснованно и глубоко писал М. Портер в книге: Пор тер М. Международная конкуренция. М., 1993. В о течественной же литературе, к сожалению, о конкуренции говорится безотносительно проявления ее различных форм на конкрено-исторических этапах развития. Это тот же «черный ящик», которым была конкуренция и фирма в западной литературе в начале ХХ века.

определяет необходимость увеличения открытости экономик, которая возросла с 16% в 1950 г. до 37% в 2000 г. [22, с. 19].

И в этом проявляется один из множества парадоксов, которые сопровождают "новую экономику". Суть его заключается в том, что увеличение открытости экономики какой-либо страны не только подрывает ее национальный суверенитет со всеми составляющими, но и создает условия для извлечения глобальной ренты ТНК и ТНБ. Этим закрепляется экономическое, политическое и социальное неравенство страны. Но с другой стороны, государство, создающее жесткие границы, также лишается возможности извлечь выгоду от торговли, инвестиций, внедрения инноваций.

Но уже очевидно, что современные слаборазвитые государства сами не сумеют преодолеть установленные для него различными способами пределы для своего развития, потому что за последние десятилетия разрыв между странами не только сократился, как прогнозировали, а значительно увеличился.

Кроме того, что за последние полстолетия экономическое неравенство между странами и людьми резко увеличилось, возникла новая форма эксплуатации и неравенства – информационная, т.е. разнодоступность стран и людей к достоверной (!) и научной (!) информации. С одной стороны, разные страны имеют существенно различную материально-программную подготовку и условия для участия в деятельности мировой информационной сети. А с другой – глобальную ренту можно получить лишь манипулируя сознанием и поведением всего активного человечества на информационном поле. Это то новое "экономическое поле", которое уже освоено небольшой частью интеллектуальной, финансовой и политической элиты, не имеющей национальной принадлежности, но имеющей доминирующее влияние в мире.

Возникли, если использовать привычную терминологию, новый класс, сообщество, социальные группы и целые нации, которые умело используются всеми преимуществами нового информационного ресурса, распоряжаясь богатством, которое они не присвоили в ходе привычной эксплуатации, а скорее сами создали (познали, освоили) своей творческой деятельностью, не отняли силой в военных действиях, а придали ему социальную ценность и обрели его, соблюдая известные рыночные правила и демократические процедуры.

Парадоксально то, что рыночная система, функционирующая на принципах либеральных и демократических ценностей, осваивая в процессе развития новые ресурсы, технологии и формы отношений, создали экономическое пространство, утверждающее свою противоположность поведения – неравенство, информационно-финансово-политический тоталитаризм, автократию. Этика, которую в свое время преподавал А.

Смит и нашедший эффективные и справедливые для своего времени экономические принципы реализации морально-нравственных идеалов, сегодня еще не освоила всей остроты возникшего нового противоречия и признает пока такую ситуацию нормальной. Но острые события последних лет все же заставляют более основательно задуматься о последствиях «расколотой цивилизации» [4, 21, 22, 23, 24].

Новая экономика требует и нового теоретического мышления.

Эволюция товарно-денежных операций породила меркантилизм, физиократы объясняли и анализировали сельское хозяйство, эпоха промышленного капитала выступала объектом исследования классической политэкономии.

Неоклассицизм отвечал духу времени, влияние силы монополий, воздействующих через цену на социально-психологическое поведение.

Логическим продолжением является поиск новой теории для "новой экономики". Некоторые аспекты аналитического восприятия новых тенденций в связи с информационно-компьютерной революцией отражены выше. Здесь зафиксируем лишь отдельные, наиболее важные, на наш взгляд, чисто теоретические проблемы влияния расширения хозяйственной деятельности за привычные рамки производственно-материальной деятельности, существенно изменившие всю систему отношений, но до сих пор остающихся под углом зрения оценки "традиционной" неоклассической теорией.

Прежде всего, теория новой экономки должна строиться на методологическом подходе, принимающем во внимание два принципиально иных по сравнению с предшествующим гносеологическим достижением компонента. Первый – признание в познавательном объекте активного сознательного начала, уже владеющего в какой-то степени информацией и располагающего комплексом психологических свойств, адекватных современному экономическому социуму, позволяющих последнему реагировать на изменяющуюся в том числе и конкурентную среду1. Второй аспект теории относится к тому, что экономисты игнорировали до самого последнего времени, – это признание в людях свойств и целей, выходящих за узкие утилитарные пределы, которыми традиционно экономисты ограничивают свои аналитические конструкции, и включение активных рефлексивных моделей сначала в познавательную деятельность, а потом и в управленческие решения. Информационные технологии делают не только предметом труда, но и экономической науки сознание человека, проявляющееся в различных общественных формах [25, с. 169-294]. Еще ранее экспериментально доказано, что тонкие материи, заметившие себя в исследовательском фокусе, значительно меняют свои свойства. Это означает необходимость пересмотра аксиом. Человек же, принимающий себя как игрок в массе игроков, и понимающий правила игры, вероятнее всего будет Просто знание и знание о знании существенным образом меняет предположение о том, как буду т вести себя экономические агенты: потребители, производители, политики, законо датели. Сего дня мы наблюдаем «экономический спектакль» по той теории сценического искусства, ко торая существовала ранее и по которой поставил спектакль режиссер. Это т «спектакль» хо тя приносит до хо ды, уже боль ше не привлекает «зрителей». То есть критикуется как современная практика, так и существующая теория.

Но как возникла современная ситуация и кто ее «режиссеры» -это остается пока существеным вопросом, поскольку экономистами элемент когнитивно -информационного влияния на теорию, а последней и на практику пока не учитывается. Правда, анализ приобретает несколько иной смысл, если это хоть как -то имплантировать в теорию. Например, неко торый учет обстоятельств разнородности олигополистического поведения позволяю т выделять стратегии поведения Курно, Бертрана или Штакельберга.

выбирать для себя варианты поведения, в которых учтет себя и как наблюдаемого среднестатистического индивида, и выполнит определенные функции наблюдателя, после чего попытается выйти за пределы возможно новой предполагаемой кем-то (может быть и государством, организаторами локального рынка и пр.) очередной "ловушки". Надо отметить, что возможных аналитических вариантов, а следовательно, и вариантов поведения в зависимости от степени достоверности циркулируемой информации может быть целое множество, в котором иногда теряется даже тот, кто запускает ложную или ограниченно правдивую информацию. И для этого есть основание, поскольку впитав определенного качества информацию, люди будут руководствоваться именно последней, даже если она не будет отвечать реальным условиям и практике. И такой факт надо будет признать уже объективным фактом и считаться с ним как с реальностью. Такая и другие аналогичные ситуации, которых может быть множество, еще далеко не изучены, по крайней мере экономической теорией.

Естественно, это формируемое (целенаправленно или стихийно) политикоэкономическое сознание можно и необходимо учитывать, определяя при этом вероятность выбора потребителем, группой потребителей, например, фанты или принятия очередного политического решения, в котором всегда присутствуют чьи-то предпочтения в проведении определенной экономической политики.

Новую теорию нельзя придумать. Можно, отразив вначале ее начальные, а потом и общие положения, которые, так или иначе, уже высказывались в оценке новых тенденций реальных процессов, прописать их непротиворечивой концепцией, обобщив лишь в последующем целостной теорией. Сейчас в части создания "новой теории информационной экономики" можно наблюдать лишь этап генерации гипотез и выдвижения отдельных положений, отражающих изменения и влияния экономики информации. Выскажем некоторые из них. Прежде всего, в методе проявляется синтез эссенциализма, т. е. сущностного подхода, и феноменализма, рассматривающего экономическую действительность на уровне явлений. И если первый был прерогативой классической политэкономии, то второй использовался экономиксом в интерпретациях позитивизма, нео- или постпозитивизма. Теоретическая экономика, таким образом, как новая отрасль знания, выдвигаемая естественной современной экономической средой, пытается в своих исследованиях использовать так называемый "метод действительного реализма".

Итак, информация из разряда косвенных признаков, принимаемых во внимание экономическими агентами, становится основным ресурсом, услугой и продуктом. Впервые проблема информации как всеобщего товара была затронута в статье А. Харта1. Более тридцати лет тому назад он доказал, что невозможно преодолеть производственный цикл без притока новой Hart A. Risk, Uncertaity and Unprofitability of Co mpounding Profitabilities. In: Studies in Matemat ical Economics and Econo metrics. Chicago, University of Ch icago Press, 1942.

информации. Впоследствии концепция стоимости информации получила развитие в статистических исследованиях, некоторых инженерных науках, в науке управления. Что касается экономической теории, то включение информации в область анализа дало основание Дж. Хиксу, П. Самуэльсону, Дж. Дебре и другим современным экономистам в последующем 1 несколько иначе посмотреть на теорию общего экономического равновесия. В этой теории единственным фактором, определяющим поведение индивидов является цена, которая выполняет главную информационную функцию.

Кроме этого неоклассическая теория в своем анализе исходила из аксиомы равного и полного доступа к информации всех субъектов хозяйствования, что далеко от реальности.

Но как показывает более глубокий анализ, на принятие решения оказывает влияние и неценовые переменные или, иначе говоря, сигналы о множестве различных других обстоятельствах. Из этого вытекает, что представленная "традиционной" неоклассической теорией ситуация конкурентного равновесия есть также идеальный частный случай.

Информация – это не только экономическая категория, как утверждает К. Эрроу2. Она своим содержанием выходит далеко за «экономическое поле».

Однако в современной экономике информация действительно приобрела устойчивый и экономический статус и, соответственно, характеристики.

Прежде всего это товар, обладающий стоимостью и потребительной стоимостью. Специфичность как стоимости, так и потребительной стоимости информации придают в целом специфичность и всему товару, который имеет свойство неделимости и временного периода существования. Последнее обстоятельство можно проиллюстрировать, например, размером высокой цены на суперпопулярный галстук известной фирмы, которая после прохождения пика моды уже не может стабилизироваться так же, как на зерно после урожайного (неурожайного) года. И никто не будет скупать эти галстуки по дешевой цене в надежде в последующем продать их по цене более высокой. Это является следствием того, что исчезает общественная полезность, которая лишает основу цены на ее повышение.

Информационная деятельность и соответственно услуги выходят за пределы того, что называют информационным рынком. И рыночный и классиками/неоклассиками теорию обмена. Информация как исходный ресурс социализированного общества и как конечный его продукт, сфера жизнедеятельности этого общества является, прежде всего, общественным благом. Это своего рода и институт, который обеспечивает нормальное демократическое существование и функционирование современного общества. Уже не распределение материального продукта выступает основным критерием нарушения прав человека или же проявлением Дж. Акерлоф, Дж. Стиглиц и М. Спенс получают в 2001 году Нобелевскую премию за разработку идей теории рынка несовершенной информации. Это свидетельствует о важности этого теоретического направления и необ хо димости его дальнейшей разработки.

Эрроу К. Информация и экономическое поведение // Вопросы экономики. 1995. № 5. С. 98 – 107.

монополизации локальных рынков. Как и государство, так и монополии обязуются под общественным контролем (если это получается) предоставлять необходимую информацию не только "для служебного пользования", но и для социально-политической и экономической регламентации. Парадоксально то, что в современном рынке контроль за качеством продукции должны осуществлять нерыночные институты, поскольку, как пишет К. Эрроу, «индивиды на рынке преследуют личную выгоду, что нередко приводит к сокрытию истинного положения дел» [25, с.

107].

Информационный обмен не вписывается в закон стоимости, а также спроса и предложения, поскольку участники трансакций не отражают уровень эквивалентных отношений. К тому же механизм ценообразования на продукцию информационной деятельности влияет на покупателей и продавцов так, что равновесие между спросом и предложением приобретает несколько условный характер. Дело в том, что в оценке капитальных активов, которые играют первостепенное значение в формировании цен на продукцию, осуществляется переход к оценке нематериальных активов интеллектуальной собственности, как в настоящем, так и в будущем.

Известное правило неоклассиков о равенстве предельных издержек и предельного дохода также не отражает меновых пропорций. Оценка предельных издержек и предельной выгоды в части информационной деятельности не имеет, кроме всего прочего, устойчивых критериев. Иначе говоря, информационный обмен всегда сопровождает асимметричность операций и отношений. Во-первых, "заказчик" и производитель информации закладывают далеко не одинаковые критерии в оценку производимого информационного продукта. Во-вторых, этот же заказчик, авансируя производство какого-то научно-информационного продукта, рискует и не получить ожидаемый продукт, контуры которого, кстати сказать, достаточно размыты как по потребительским качествам, так и по обоснованию необходимого объема финансирования. В-третьих, информация обладает свойством целостности, когда ее необходимо полностью представить покупателю для оценки, чтобы можно было принять решение об оплате.

Однако полученная информация уже может не оплачиваться по причине того, что она уже получена на этапе первоначального знакомства с нею. Вчетвертых, продавец информации, получив деньги за информационную услугу, не лишается последней полностью, как это бывает с материальным товаром. Он может и дальше продавать информацию, делая расходы только для тиражирования. В-пятых, информационный продукт очень сложно оценить по потребительским качествам без квалифицированных экспертов, которых широко привлекают для этого, но которые также подвластны разного рода житейским влияниям. Кстати сказать, консалтинговой и инжиниринговый бизнес это есть не что иное, как практическое проявление деятельности экспертов на рынке информационных услуг. В этом бизнесе покупатель и продавец участвуют вместе в создании благ.

Вышесказанное позволяет заключить и то, что информационный рынок имеет тенденцию к монополизации, а, следовательно, к экономической и политической дискриминации. Например, если все фермеры знают прогноз погоды и виды на будущий урожай, то они не будут платить за эту информацию. Однако неоплаченная информация подорвет стимулы для ее воспроизводства в будущем. К тому же фермеры в свои решения могут лишь как-то закладывать информацию о всех лицах, которые ей располагают и о том, как будут поступать будущие конкуренты, располагая какими-то сведениями. Продолжение этой логики приведет к тому, о чем когда-то высказался Ф. Хайек, который конкуренцию определил как процедуру нового открытия. Речь идет о том, что накопление информации может вестись как бизнесом, так и правительством для снижения неопределенности, которая в последующем помогает преодолеть риск и конкурентную ситуацию.

В информационной экономике нарушается еще один известный экономический закон – это закон убывающей доходности, сформулированный в восемнадцатом веке Т. Мальтусом и Д. Рикардо. Как гласит теория, каждое последующее вложение капитала из-за ограниченности ресурсов и под влиянием конкуренции снижает свою отдачу.

Высокоприбыльная отрасль притягивает конкурентов, в результате чего начинают расти издержки, снижаться цены, а, следовательно, и доходы. В результате ситуация на рынке стабилизируется. Но это наблюдается лишь в "традиционных отраслях", т. е. таких как сельское хозяйства, горнодобывающая промышленность и частично промышленность перерабатывающая. Об этом еще заметил в конце 50-х годов К. Кларк в своей "трехсекторной" экономической модели.

В информационной экономике велики первоначальные затраты на производство готовой продукции. И поэтому почти всегда цены на новые товары в несколько раз превышают их действительный полезный эффект. С точки зрения окупаемости это вполне объяснимо. Более того, заложенная доля рентабельности даже первыми экземплярами удовлетворяет коммерческий интерес инвестора. Однако в последующем происходит типичное тиражирование продукции, где затратами могут быть лишь то, что необходимо для копирования. Изменяется структура себестоимости, в которой первоначальные затраты на открытие стремятся к нулю. И даже кратно сниженная цена, таким образом, обеспечивает высокую рентабельность производимой продукции или информационной услуги. И получается, что чем больший объем производства (тираж), тем больше получаемый доход.

Фирма, создающая наукоемкую продукцию, получает также дополнительные источники доходов за счет внешнего эффекта от распространения продукта. Например, широкое распространение программы Windows потребовало дополнительных программных приложений, которые уже распространялись на платной основе. Активное влияние внешнего эффекта от распространения ощущается и в отраслях промышленности, эксплуатирующих средства связи, ибо там вырабатываются нормы, делающие коммуникацию не только необходимой, но и возможной.

Возникает новая норма, регламентирующая не только поведение хозяйствующих субъектов, но и придающая целостность современной экономической системе – средняя норма прибыли высокотехнологических отраслей. Эта норма прибыли является нормативом и базовым параметром, регулирующим экономическую деятельность и интерес хозяйствующих субъектов. В эпоху промышленного капитала, напомним, таким ограничением была средняя норма прибыли промышленного капитала.

Для новой теории принципиально важным является рассмотрение того, что раньше выступало предметом классической политэкономии – производственных отношений современного общества. Неоэкономика (новая экономика) экономика, основанная на глобальном финансовом капитале, который посредством пронизывающих весь мира гибких сетей, управляемых мозговыми центрами, формирует особые экономические отношения, в которых производственные отношения преобразуются в хозяйственные связи. Связи, таким образом, в современной экономике разрешают противоречия существующих производственных отношений через согласовавание интересов хозяйствующих субъектов (сторон). Основной же предмет согласований этих субъектов в современном регулировании производственных отношений – это трансакции и попытка повышения эффективности через снижение трансакционных издержек. Вот как охарактеризовал эти изменения М. Кастельс: "Если капиталистические производственные отношения по-прежнему сохраняются, то капитал и труд оказываются разнесены в разное пространство и время: пространство потоков и пространство территорий, время компьютерных сетей, сжатое до мгновения, и почасовое повседневной жизни. Они живут друг за счет друга, но друг с другом не связаны, ибо жизнь глобального капитала все меньше зависит от конкретного труда и все больше и больше от объема накопленного объема труда как такового, которым управляет небольшой мозговой центр, обитающий в виртуальных дворцах глобальных сетей. На более глубинном уровне новой социальной реальности производственных отношений в их прежнем виде не существует. Капитал стремится уйти в свое гиперпространство, где он имеет возможность беспрепятственного обращения, тогда как труд теряет свое коллективное лицо, растворяясь в бесчисленном множестве индивидуальных форм существования. В условиях сетевого общества капитал скоординирован в глобальном масштабе, тогда как труд индивидуализирован. Борьба между многообразными капиталистами и самыми различными рабочими классами перетекает в категорию более глубинного противоречия между голой логикой потоков капитала и культурными ценностями человеческого бытия" [20, с. 502 - 503].

Эта мысль требует не только осмысления, но и проверки на истину. Однако фактом остается то, что эти изменения являются существенной реальностью, в которой современный мир находит свое развитие.

Беларусь как геополитическая, экономическая и культурная национально-государственная единица имеет большие ограничения в выборе экономических и политических форм своего существования. Ее политика выбора требует научного осмысления не только своей истории, но и практики, которая является следствием уже выбранной позиции. Какова это была позиция, как она закладывалась, реализовывалась, как она будет трансформироваться в будущем – дело очень непростое и не может быть познано без научного освоения. И вот как раз последнее, т.е. исследование "самих исследований", что входит в предмет метатеории, требует самой серьезной проработки. Преодоление кризиса возможно только преодолением заблуждений и преодолением теоретического кризиса. "В нынешних обстоятельствах нет ничего более важного для каждого мыслящего человека, чем экономическая наука. На карту поставлены его собственная судьба и судьба его детей. … Экономическое знание представляет собой существенный элемент в структуре человеческой цивилизации; оно является фундаментом, на котором стоят современный индустриализм, а также все нравственные, интеллектуальные, технологические и терапевтические достижения последних столетий. Оно оставляет на усмотрение людей, воспользуются ли они должным образом богатством этого знания или оставят его неиспользованным. Но если им не удастся извлечь из него выгоду и они пренебрегут его учениями и предупреждениями, то они не только аннулируют экономику; они истребят наше общество и род людской" [26, с.

824, 830].

1. Ойкен В. Основные принципы экономической политики. М., 1995.

2. Кейнс Дж. М. Общая теория занятости, процента и денег // Избр. произведения. М., 1993.

3. Бжезинский З. Глобальный беспорядок накануне ХХ века // США: Экономика, политика, идеология. 1994. №№ 4-5.

4. Туроу Л. Будущее капитализма. М., 1999.

5. Норт Д. Институты, институциональные изменения и функционирование экономики. М., 1997.

6. Вопросы экономики. 1993. № 1. С. 57.

7. Блауг М. Экономическая мысль в ретроспективе. М., 1994.

8. Сорос Дж. Сорос о Соросе. М., 1996.

9. Сорос Дж. Кризис мирового капитализма. М.,1999.

10. Философия хозяйства. 1999. N2.

11. Чибриков Г. Г. Взаимодействие финансовой системы и реального производства в современном мире // Вестник МГУ. Сер.6. Экономика.1999. N6.

12. Фридмен М. Уроки финансового кризиса // Независимая газета. 23. 10. 1998.

13. Шаститко А.Е. Неоинституциональная экономическая теория.М.,1998.

14. Wallias J. J., North D. C. Measuring the Transaction Sector in the American Economy, 1870-1970//Long-term factors in American Economic Growth.Ed. by Engerman S.-Chicago, 1987.

15. США: Экономика. Политика. Идеология. 1999. N 10.

16. Мельянцев В. Информационная революция – феномен «новой экономики» // МЭиМО. 2001. № 2.

17. Цвылев Р. Метаморфоза индустриальной экономики: проблема экономических изменений // МЭиМО. 2001. № 2.

18. Марцинкевич В.И. Человеческий фактор и эффективность экономики. М., 1991.

19. Эггертссон Т. Экономическое поведение и институты. М., 2001.

20. Новая постиндустриальная волна на Западе. Антология / Под ред. В. Л.

Иноземцева. М., 1999.

21. Белл Д. Грядущее постиндустриальное общество. М., 1999.

22. Иноземцев В. Л. Расколотая цивилизация. М.,1999.

23. Экономическая теория на пороге ХХ века - 5: Неоэкономика / Под ред. Ю. М.

Осипова, В. Т. Белолипецкого, Е. С. Зотовой. М., 2001.

24. Иноземцев В. Л. За пределами экономического общества. М., 1998.

25. Эрроу К. Информация и экономическое поведение//Вопросы экономики. 1995. № 5.

26. Мизес Л. Человеческая деятельность. Трактат по экономической теории. М., 2000.

О КАПИТАЛЕ

Начиная с середины 60-х гг. подвергаются сомнению не только результаты, но и сам фундамент, тип общественно-экономического устройства, основанного на стихийном разделении труда, вытекающей отсюда конкурентной и эгоистической норме поведения, утилитарной морали, материально-денежной форме общественного богатства с соответствующим институтом частной собственности, оформленного в юридических актах и правовых законах, через которые и обеспечивалась реализация спонтанного "порядка рынка".

Стратегия "нового экономического порядка" и устойчивого экономического развития как императива существующей экономической доктрине появилась вовсе не зря. Более содержательно и развернуто концепция нового экономического порядка была выражена на встрече лидеров Группы семи в Кельне, состоявшейся в июне 1999 г., где одним из 49 пунктов коммюнике называется задача по преодолению глобальных рисков. Функционирование финансового рынка, оборот которого сегодня составляет около 98 % (!) трансакционных операций в мире, создает мощнейшие условия для такого глобального риска, которым особенно подвержены страны с переходными системами.

Правильное определение понятия "капитал" имеет важное значение, как с гносеологической, так и с практической точки зрения.

Выделение этой категории в качестве самостоятельного объекта изучения объяснятся тем, что именно с эпохи возникновения капитала, капиталистического способа производства, по существу, начинается действительная история экономики. До этого был, как известно, период первоначального накопления капитала, или, иначе говоря, предыстория экономики. Естественно, это связано и с развитием экономической науки, поскольку классическое основание экономической науки было также определено именно в этот период.

Категория "капитал" (нем. "Kapital", франц. "Capital") буквально в переводе означает имущество, от лат. "capitalis" — главная ценность, главное имущество.

Понимание капитала как накопленного запаса орудий, сырья, имущества, средств существования, денег господствовало практически до выхода в свет основного труда К. Маркса "Капитал".

В то же время своеобразие капиталистической эпохи, как с точки зрения ее сущности, так и с точки зрения способа и закономерностей использования ресурсов можно уже обнаружить в работе А. Смита "Богатство народов". Он пишет: "Лишь только в руках частных лиц начинают накапливаться капиталы, некоторые из них, естественно, стремятся использовать их для того, чтобы занять работой трудолюбивых людей, которых они снабжают материалами и средствами существования в расчете получить выгоду на продаже продуктов их труда (выделено нами. — П. Л.) или на том, что эти работники прибавили к стоимости обрабатываемых материалов" [15, 50—51]. От этого фрагментарного определения капитала Смит в последующем переходит к функционально-экономическому и техническому анализу его, рассматривая основной и оборотный капитал, его различные сферы приложения и нормы накопления, ссудный капитал и ссудный процент.

Д. Рикардо внес мало нового по сравнению с А. Смитом в учение о капитале. Он также натуралистически рассматривает это понятие, относя к нему принадлежности охотников и рыболовов, объявляя этих людей капиталистами. Д. Рикардо пишет: "Капитал есть та часть богатства страны, которая употребляется в производстве и состоит из пищи, одежды, инструментов, сырых материалов, машин и пр., необходимых, чтобы привести в движение труд" [13, 86]. Но в отличие от А. Смита, Д. Рикардо определяет, что не сам капитал создает стоимость товара, она лишь переносится трудом целиком или частями на вновь произведенный товар. Вместе с тем при определении стоимости, как субстанции капитала, отождествляются затраты труда и затраты капитала.

Разные интерпретации капитала не изменяют общего подхода к определению сути последнего на тот период. Например, известный французский экономист Ф. Бастиа пишет: "Капитал состоит из рабочих инструментов, материалов и припасов, без которых никто, ни в одиночестве, ни в обществе не мог бы предпринять никакой продолжительной работы" [1, 209]. Ж. Б. Сей, оставаясь в принципе на тех же позициях в отношении к капиталу, формулирует "триединую теорию факторов производства", на идеях которой, по существу, держится вся ортодоксальная современная экономическая наука. Однако нельзя не отметить того обстоятельства, что в этой формуле как бы фиксируется общая значимость и одинаковая важность для производства таких основных факторов, как земля, труд, капитал. Произошел, что называется, сдвиг в экономическом сознании, когда наряду со средствами производства, другим имуществом неотъемлемым компонентом признается фактор труда.

Сейчас это очевидное положение, жестко раскритикованное Марксом, бы является вполне естественным. Но на тот период, период формирования класса наемного труда с его действительно крайне суровыми условиями существования, постановка вопроса об одинаковой роли в результатах производства земли, труда, капитала имела прогрессивное значение и не только с экономической точки зрения. Безусловно, невозможно отрицать и классовую приверженность взглядов Сея в своей теории. Но как тогда, так и сегодня невозможно отделить социально-классовую приверженность от гносеологических ограничений любого автора.

К. Маркс в капитале обнаруживает определенную историческую эпоху, способ производства, где весьма своеобразно и в специфических формах используются имеющиеся ресурсы и факторы производства. "Капитал как самовозрастающая стоимость, — писал К. Маркс, — заключает в себе не только классовые отношения, не только определенный характер общества, покоящийся на том, что труд существует как наемный труд. Капитал есть движение, процесс кругооборота, проходящий различные стадии, процесс, который, в свою очередь, заключает в себе три различные формы кругооборота.

Поэтому капитал можно понять лишь как движение, а не как вещь, пребывающую в покое" [7, 121]. Через анализ двойственного характера труда, воплощенного в такой элементарной и универсальной форме богатства буржуазного общества, как товар, категория "капитал" у Маркса получает всестороннюю качественную характеристику. В ней нашли отражение объективные закономерности развития капитала от первичных простейших форм (товарных, денежных) до более высоких и сложных экономических форм производственных отношений — промышленного, банковского, монополистического капиталов. Добавим также, что в работах Маркса раскрывается анатомия и социология капитала, чего на тот период еще не было сделано. Правильное понимание природы капитала, выраженной и описанной Марксом, думается, может принести большую пользу самому капиталу (и капиталистам), нежели рабочему классу. Однако нельзя не отметить и того обстоятельства, что присущие классической экономической науке того периода объективизм и детерминизм весьма отчетливо проявился не только в раскрытии содержания Марксом категории "капитал", но и в целом в характеристике всей социально-экономической системы, функционирующей в то время. Дело в том, что теория экономики, как впрочем и вся сфера гуманитарного знания, в своей методологии пользовалась достижениями естественных наук, где исследуемые законы действовали объективно независимо от воли и желания людей.

Если не доводить "классический объективизм" до абсурда, что, к сожалению, имело место в политэкономии социализма, то это можно легко объяснить и признать в качестве необходимого (но недостаточного) компонента характеристику экономических законов.

С одной стороны, объективный детерминизм в экономической науке объясняется ограниченностью и относительностью человеческого знания. С другой стороны, степень зависимости человека в удовлетворении своих самых первичных и насущных потребностей от внешней среды, от природы была значительно большей, чем сейчас. В условиях развитых коммуникативных связей неурожай или стихийное бедствие в одном регионе, стране, могут компенсироваться помощью, закупкой товаров у других стран. Иначе говоря, сегодня элемент страховой защиты человека через различные формы значительно больше, чем был раньше. Это в полной мере относится и к производству, на которое могут работать фирмы из совершенно различных и отдаленных друг от друга регионов и стран, поставляя по кооперации комплектующие и другие изделия.

Возникновение финансового капитала, пронизавшего, по существу, всю систему воспроизводства, расширяет характерную для классической школы натуралистическую трактовку. В частности, представители австрийской школы выводят капитал из субъективнопсихологических оценок благ, потребляемых в настоящее время, и благ будущих, хозяйственных. Последние помогают повысить эффективность производства и увеличить выпуск конечного продукта.

Собственник этих благ, отказавшись от текущего потребления в настоящем, должен получить для своей компенсации в оценке полезности доход в будущем. Таким образом, в теории капитала австрийской школы на первый план выдвигается время, поскольку оно играет решающую роль в понижении субъективных оценок будущих благ, компенсируемых к настоящему моменту нормой прибыли и процента.

Аспект времени в определении капитала весьма активно использовал Дж. Хикс. Он замечает, что "натуральноматериалистический" подход к капиталу обращен в прошлое и не отражает динамики его будущего состояния. Наряду с товарами производственного назначения Хикс огромное значение придает денежным активам. "Именно работа сэра Джона Хикса «Стоимость и капитал» научила нас четко формулировать теорию капитала как проблему оптимизации для фирмы", — пишет К. Эрроу". Такая оценка вполне заслужена, поскольку Хикс уходит от распространенных упрощенных (натурально-материа-листических) определений капитала, связывая характеристики последнего с нормами накопления получаемых доходов, динамикой различных элементов капитала, а также функционированием экономической системы в целом в различных периодах. Это вовсе не означает, что такие вещественные трактовки исчезли из научного оборота.

Например, Д. Б. Кларк пишет: "Капитал состоит из средств производства, которые всегда материальны... Капитал мира есть (как и был) одно великое орудие в руках работающего человечества, вооружение, посредством которого человечество подчиняет и преобразовывает сопротивляющиеся элементы природы" [4, 108].

Хотелось бы только обратить внимание в этой формулировке на то, что "капитал...есть орудие в руках работающего человечества" (выделено нами. — П. Л.). Фиксация внимания на взаимоотношении в капитале двух противоположностей средств производства и человека необходима для того, чтобы правильно понять дальнейшую эволюцию капитала как явления и обнаружить переход к следующим его качественным образованиям, получающим различную теоретическую интерпретацию. Причем различные подходы к капиталу обусловлены в конечном итоге необходимостью взвешенного подхода к разным видам и объектам инвестиций, а также обоснованием распределяемого дохода между участниками хозяйственного процесса. Жесткая граница, ранее поставленная между эффективностью и справедливостью, начинает размываться: большая "справедливость" в доходах приводит, в свою очередь, и к повышению эффективности.

Arrow К. Optimal Capital policy with Irreversib le Investment. Vallue, Capital and Growth. Pappers in Hanour of Sir John Hicks. Edinburgh, 1968. Р. 1. Цит. по:

Хикс Дж. Стоимость и капитал. М., 1993. С. 80.

Особенно это проявляется на макроэкономическом уровне, где формируется благоприятная (или нет) внешняя среда для бизнеса.

Таким образом, между собственником средств производства и рабочим, приводящим эти средства в "экономическое движение", кругооборот, появляется еще один важный компонент — "организация", или предпринимательский фактор, достаточно сильно влияющий на результативность используемых ресурсов. В начале века возникает даже новая наука — менеджмент, предметом которой как раз и является совокупность организационно-экономических отношений и проблема принятия решений при выборе альтернатив в формировании "поведения" хозяйствующих субъектов.

Одним из условий теории совершенной конкуренции как фундамента ортодоксальной экономической науки является предположение об объективности и достоверности рыночной информации, а также одинаковый доступ к этой информации всех в равной степени. На практике этот теоретический постулат оказался лишь абстракцией, лишенной, по существу, всякого смысла, поскольку, во-первых, эта проблема выходит на уровень естественных информационных отличий "экономического человека". Во-вторых, начиная с 50-х гг. информационная сфера аккумулирует все большее количество высокообразованных профессионалов, специализирующихся на добыче, обработке, передаче, использовании информации в различных целях. Иначе говоря, информация выступила одновременно как мощный специфический фактор производства и как продукт человеческой деятельности, занимающей все большее и большее количество работающих [16, 98—107].

Начиная со второй половины ХХ в. заметно возросло значение информационного продукта для рационального поведения потребителя и верных решений, принимаемых производителем. Кроме этого, сформировался новый специфический рынок информационных услуг, дающий возможность получать значительные доходы от информационной деятельности. Специфика этого рынка не только в том, что возникает абсолютно новая система экономических и правовых отношений по защите прав информационноинтеллектуальной собственности, но и в новых принципах ценообразования на этот товар. Рынок информации стал определяющим среди всех других рынков товаров и услуг. Частным моментом, подтверждающим высказанное выше утверждение, является значительное увеличение доли затрат, осуществляемых фирмами на информационную деятельность в том или ином направлении, в структуре цены на другие товары и услуги. И это при всем том, что информационный продукт, являясь общественным благом, в большом объеме финансируется из государственного бюджета, других национальных фондов. Правительства практически всех государств в той или иной мере держат под контролем и управляют процессом развития отраслей промышленности, обеспечивающих разработку и производство техники связи, соответствующей инфраструктуры приема и передачи информации. К.

Эрроу, анализируя влияние информации на экономическую теорию в целом, предлагает наряду с другими принципиально важными изменениями в обшей теории равновесия информацию считать общественным благом с равными возможностями доступа к ней всех экономических агентов [21, 98].

Недостаточно глубоко еще проанализирована взаимосвязь науки с обществом и с использованием ее достижений различными потребителями. Но остается неопровержимым фактом растущее влияние на научные исследования различных механизмов государства и общества. Например, доля затрат в ВНП на науку выступает своеобразным нормативом, показывающим направления экономической политики того или иного государства. Причем установлена взаимосвязь между затратами на науку и долгосрочным экономическим ростом.

Особым, связанным с информационным продуктом, является фактор технологии, который как элемент, форма капитала, с одной стороны, требует затрат, а с другой, может приносить постоянный доход от ноу-хау. Причем такого рода внереализационные доходы занимают все больше места в бухгалтерском балансе. Говоря о роли технологии в достижении долговременного успеха, один из представителей высшего руководства фирмы "Тексас инструмент" утверждает: "Технология — это залог победы в конкурентной борьбе, и те, кто владеет ею, ревниво ее охраняют" [12, 224]. Выводы, следующие из этого, достаточно очевидны: фирмы, вкладывающие более значительные средства в развитие технологии, оказываются в выигрыше, а менее дальновидные и более острожные — в проигрыше.

Казалось бы, преодолевай свою осторожность и достигай экономических целей. Но такое осторожное поведение фирм объясняется, во-первых, проблемой защиты от пиратства и воровства интеллектуальной собственности. А во-вторых, тем, что новые технологии требуют весьма значительных первоначальных затрат ресурсов, которых, как правило, не хватает у многих фирм. Это ограничивает и существенно видоизменяет формы конкуренции в сфере научно-информационного и технологического бизнеса. Втретьих, "экономика", организация интеллектуального бизнеса — дело относительно новое и малоизученное, дающее большой шанс на ошибку в силу своей неизвестности и нестандартности. Но фактом является также и то, что на традиционных рынках товаров направление конкуренции сместилось от наиболее значимых и влиятельных рынков к наименее предпочтительным. Например, для потребителя зубной пасты, рынок которой сегодня перенасыщен, важны уже не столько ее потребительские свойства, ибо они практически одинаковы, а технология производства этой пасты, ее упаковка, экологические последствия, вид и т. п.

самостоятельных, иногда определяющих в общей структуре используемых ресурсов и в то же время отличных от традиционных по многим признакам и свойствам, прямо и косвенно меняет взаимодействие между "трудом и капиталом". Попытка увидеть общие основания между "трудом и капиталом" дает в 50-е гг. начало новой теории, получившей название "теории человеческого капитала".

В экономической литературе советского периода особый акцент в оценке этой теории делался на ее идеолого-пропагандистский аспект.

Говорилось о том, что эта теория, равно как и многие другие, имеет своей целью лишь завуалировать отношения капиталистической эксплуатации, так как капитализм не меняет своей природы, сколько бы он ни существовал. На этот счет мы можем найти высказывания даже у Маркса. Критикуя теории, в которых рабочая сила рассматривается как капитал, а заработная плата как процент на него, К. Маркс подчеркивает: "К сожалению, имеются два обстоятельства, неприятным образом опрокидывающих это безмозглое представление:

во-первых, рабочий должен работать, чтобы получить проценты, и, во-вторых, он не может обратить в звонкую монету капитальную стоимость своей рабочей силы путем ее передачи другому" [7, 8].

Не вдаваясь в дискуссию в связи с приведенным выше высказыванием, отметим лишь, что капитал для получения прибыли как главного своего "вознаграждения" должен быть в движении.

Любой высококвалифицированный работник имеет возможность передать кому-либо для использования свое авторское право и интеллектуальную собственность. Уровень образования, безусловно, повышает кредитоспособность заемщика. Профессионализм, образованность, другие человеческие качества практически обеспечивают преимущества желающему получить работу на рынке труда. Также экономически подтверждаются более высокие доходы у людей, имеющих высокий образовательный ценз, культурный уровень. Итак, возникшая в конце 50 — начале 60-х гг. теория "человеческого капитала" отразила реальные изменения человеческого фактора и влияние последнего на весь производственный процесс, качество продукции, производительность труда. Начало теории "человеческого капитала" было положено работами таких авторов, как Т. Шульц, Г. Беккер, Л. Хансен, Дж.

Минцер и продолжено в трудах М. Блауга, С. Боулса, Б. Чизуика и др.

Направления развития этой теории были различными, хотя немногочисленными по самостоятельности и оригинальности. Но хотелось бы подчеркнуть при этом, что возникновение теории "человеческого капитала" отразило, во-первых, принципиальные изменения на рынке труда, существовавшего в то время мэйнстрима:

спрос на фактор труда вторичный по отношению к спросу на товары и услуги другого характера (кстати сказать, это утверждается и сейчас).

К этому необходимо добавить, что рынок капиталов, лидируя, мог лишь черпать "фактор труда" из среды, называемой рынком труда, неизвестно каким образом формирующим и готовящим этот важный и необходимый компонент производства. Иначе говоря, ортодоксальная экономическая теория проблему воспроизводства рабочей силы видела, а следовательно, и разрабатывала лишь на фазе обмена, т. е. на рынке труда. Об этом свидетельствует тот категориальный аппарат, которым пользовались (и пользуются по преимуществу сейчас) экономисты-неоклассики: цена труда и его предельная эффективность, минимальная заработная плата и др. Ведь даже признание безработицы, самым решительным образом влияющей на формирование и воспроизводство рабочей силы в рыночной экономике, произошло только в 30-е гг. Некорректно все-таки говорить о равенстве работодателей, имеющих средства производства, и лиц наемного труда на рынке труда, когда и возможности и цели обеих групп принципиально разные.

Однако в последующем значение человеческого фактора изменялось, что не осталось незамеченным как наукой, так и общественностью. К тому же усложнение техники и технологии, рост затрат на продукцию так увеличился, что рисковать, сделав затраты на вещественные элементы и не найдя соответствующих работников, могущих эффективно использовать технику, было нельзя. Проблема воспроизводства рабочей силы выходит на уровень государственной национальной политики, проявляющейся в регулировании минимальной заработной платы, развитии бесплатного для граждан образования, медицинского обслуживания, мероприятий по преодолению безработицы.

В литературе, которая перестала игнорировать изменения, происходящие в экономике и обществе, меняются и подходы к собственности, роли работников интеллектуального труда и специалистов, которых Дж. К. Гэлбрейт назвал техноструктурой [3].

Конкуренция, о которой так много говорили экономистынеоклассики, начала выходить на уровень предварительных технологических разработок новых машин, станков, организационных мероприятий и т. п. Надо заранее предугадать и совместить цикл появления технологического способа производства и качественно новой рабочей силы. Вот именно эта проблема несовместимости возможностей использования технологического способа производства и соответствующего уровня квалификации возникла в США в середине 80-х гг. Для развивающихся стран существенным тормозом в преодолении своей экономической отсталости и экономического роста является также фактор труда. Эмиграционно-иммиграционная политика пока и там и здесь не приносит ощутимых результатов по различным направлениям человеческой деятельности. Мобильность капиталов и труда обнаружили свое несоответствие и противоречие.

Следовательно, для подготовки работника нужны были авансы уже со стороны собственников ресурсов общества. Эти первоначальные затраты могли быть в виде добровольных фондов или налогов, которые в последующем направлялись на образование, медицину и т.

п. Но для авансов требовались гарантии, страховка в смысле перспективности и правильности программ образования, которые бы соответствовали техническому и общественному прогрессу, обеспечивая стабильность и устойчивость развития [10, 172—177].

Возникла проблема: давать ли работникам узкое и специальное образование, или же обратиться к широкообразовательным программам. Глубина знания, методология его получения, доступность к информации и знанию для массового потребителя также актуальны, поскольку это дает человеку возможность, заглянув в сущность всех социально-экономических процессов, предвидеть и смоделировать будущую ситуацию. В том числе и для себя.

Г. Беккер, обращаясь в своих работах к нехарактерным для экономической науки проблемам, видит в домохозяйствах не только основного потребителя производимого продукта — ВНП. Семья для него также неоднородна и в принятии решений, например, о размерах потребления или накопления. Эти решения зависят от количества членов семьи, их образовательного ценза, формы брака и т. п. К тому же семья, как следует из выводов Г. Беккера, мощный институт мотивации поведения людей. А, как известно, мотивация и поведение являются исходными принципами ортодоксальной экономической науки, которая не обращала прежде внимания на формирование этих важных компонентов экономики, предполагая их как заранее заданную абстракцию. Таким образом, понятие капитала в работах Беккера и его последователей приобретает интегральное выражение, акцентирующее внимание на главном элементе создания общественного богатства — человеке с его многосторонними качествами [22, 158]. Вот эта категориальная проблема капитала получает противоречивое выражение в практике налогов, формировании амортизационных отчислений, инвестиционной политике. Например, в настоящее время можно найти расхождения во мнениях экономистов: куда относить затраты на образование, медицину, некоторые социальные програм-мы — на потребление или к инвестициям. Это важно, поскольку граница между v (переменным капиталом) и m (прибавочной стоимостью) имеет уже не такой жесткий фиксированный вид. На практике это находит выражение в поисках наиболее "рационального, эффективного, справедливого" распределения. Остро стоит и проблема взаимодействия национальных и международных интересов. Эти проблемы, правда, несколько в иных интерпретациях, обсуждались как в работах советских экономистов, пытающихся разрешить противоречие общегосударственного и личного интереса, так и зарубежных.

Последние были озадачены также не только отчуждением, но опосредованной частной собственностью со всеми вытекающими отсюда последствиями.

В силу специфики предмета экономическая наука постоянно расширяла свой кругозор в поисках новых факторов экономического роста, включая и нестандартные подходы к анализу "человеческого капитала", требующие инвестиций. В частности, было замечено, что значение капитала, включая человеческий в смысле повышения его профессионализма, в темпах экономического роста значительно выше, чем показывают расчеты Р. Солоу [28, 159]. Основная идея новых подходов заключается в том, что инвестиции становятся индивидуально или общественно окупаемы, если они одинаково вкладываются в капитал (традиционный), работника и все то, что с ними связано [14, 620—621].

Поскольку узкая специализация исследователей всегда несет на себе отпечаток ограниченности, то влияние неэкономических факторов на экономику и общество в целом, его развитие, прогресс начали занимать умы ученых других специальностей. Например, известный философ-культуролог П. Козловски делает вывод том, что основными факторами роста являются культурологические [5].

Порядка 60 % роста на сегодняшний период невозможно объяснить с помощью используемого аппарата экономической науки. А ведь это итог развития экономики более чем за тысячу лет. Отсюда следует признать обоснование перехода к новой философии и парадигме бизнеса, к его новой этике, что и делает Козловски и другие исследователи.

В узком смысле логики анализа капитала обнаруживается слияние, или интеграция, традиционной экономики, этики, философии, права. Любопытно заметить, что, прежде чем написать свою знаменитую книгу, А. Смит читал несколько лет курс этики.

Таким образом, если говорить о синергетическом эффекте сложной структуры капитала и его не совсем простых элементах в обеспечении экономического роста, то не менее важным и значимым может быть общий положительный эффект от интегрированного знания, преодолевающего дефект от узкой специализации. Обращение к новым аспектам содержания категории "капитал" дает возможность инвестировать в "нетрадиционные" сферы, позволяющие получать сверхприбыли. В принципе такие сферы сейчас есть, но они всегда держатся в тайне. Конкуренция идет также и через объекты будущих вложений, а не только через уже действующие отрасли производства.

В свою очередь, новые сферы деятельности требуют и учета новой мотивации, организационных форм предприятий, что необычайно чувствительно воздействует на конечные результаты производства.



Pages:     | 1 |   ...   | 12 | 13 || 15 |
 
Похожие работы:

«НЕГОСУДАРСТВЕННОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ САМАРСКИЙ ИНСТИТУТ – ВЫСШАЯ ШКОЛА ПРИВАТИЗАЦИИ И ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСТВА КАФЕДРА ЭКОНОМИКИ И УПРАВЛЕНИЯ КАНДИДАТСКАЯ ДИССЕРТАЦИЯ МЕТОДИЧЕСКИЕ УКАЗАНИЯ ПО ПОДГОТОВКЕ, ОФОРМЛЕНИЮ И ЗАЩИТЕ Утверждены редакционно-издательским советом института _ 20_ г. Самара 2011 1 Составители: Н.В.Овчинникова, Н.Р.Руденко УДК 378.245.2/3 ББК 72.6(2)243 К 19 Кандидатская диссертация: методические указания по подготовке, оформлению и...»

«РОССИЙСКАЯ ЭКОНОМИЧЕСКАЯ АКАДЕМИЯ им. Г.В. ПЛЕХАНОВА В.А. БАРИНОВ АНТИКРИЗИСНОЕ УПРАВЛЕНИЕ Рекомендовано УМО в качестве УЧЕБНОГО ПОСОБИЯ для студентов, обучающихся по специальности 060700 Национальная экономика и по другим экономическим специальностям Москва ИД ФБК-ПРЕСС 2002 УДК 338.24 ББК 65.050.2 Б24 Автор: В.А. Баринов — д-р экон. наук, профессор кафедры государственного управления и менеджмента Российской экономической академии им. Г.В. Плеханова, член-корр. Международной академии наук...»

«Министерство образования и науки Российской Федерации Амурский государственный университет С.Б. Бокач, Л.П. Бокач, НАЛОГИ И НАЛОГООБЛОЖЕНИЕ: КОСВЕННЫЕ НАЛОГИ Учебно-методическое пособие Благовещенск Издательство АмГУ 2012 ББК 65.261.4 Я73 Б76 Рекомендовано учебно-методическим советом университета Рецензенты: Демидов А.С., канд. экон. наук, профессор кафедры Экономики ДальГАУ; Боровиков В.Г., канд. экон. наук, профессор, директор Финансовоэкономического Института ДальГАУ; Бутовец И.В., зам....»

«В.В. КОВАЛЕВ ФИНАНСОВЫЙ МЕНЕДЖМЕНТ-1 Учебное пособие по Программе подготовки и аттестации профессиональных бухгалтеров Базовый курс Москва Издательский дом БИНФА 2011 1 Ковалев В.В. Финансовый менеджмент — 1: Учеб. пособие по Программе подготовки и аттестации профессиональных бухгалтеров. В пособии представлены основные положения базового курса финансового менеджмента в соответствии с Программой подготовки профессиональных бухгалтеров. Изложены теоретические положения и практические...»

«ПОДДЕРЖКА МАЛОГО И СРЕДНЕГО БИЗНЕСА. ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ Администрация города Красноярска Департамент экономики МЕТОДИЧЕСКОЕ ПОСОБИЕ ДЛЯ СУБЪЕКТОВ МАЛОГО И СРЕДНЕГО ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСТВА (Сборник нормативных документов) Красноярск 2010 ДЕПАРТАМЕНТ ЭКОНОМИКИ. Отдел инвестиций и развития малого предпринимательства Методическое пособие для субъектов малого и среднего УДК 346.26 ББК 67.404.91 предпринимательства. Сборник нормативных документов. — КрасН83 ноярск, 2010 Отдел...»

«Министерство внутренних дел Российской Федерации Московский университет МВД России Подготовка научно-педагогических кадров в Московском университете МВД России П р ав о в о е р егул и р о в ан и е и о р га н и за ц и я работы Методическое пособие юни ти UNITY Закон и право • Москва • 2009 УДК [378.2:378.4] (470-25)(07) ББК б7р4(2-2Москва)я7+б7.401.133.1(2Рос)я7 П44 Авторы: С. С. Маилян, Е.Н. Хазов, С.И. Гончаров, Д.В. Афанасьев, Е.В. Михайлова, Т.В. Протасова, Н.Д. Эриашвили Главный редактор...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ ОРЕНБУРГСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ИНСТИТУТ МЕНЕДЖМЕНТА Кафедра бухгалтерского учета и аудита БУХГАЛТЕРСКИЙ УЧЕТ, АНАЛИЗ И АУДИТ Методические рекомендации по производственной преддипломной практике по специальности Оренбург 2011 1 УДК 657 ББК 65.052.2 Б 94 О б с у ж д е н ы на заседании кафедры бухгалтерского учета и аудита от 20 октября 2009 г.,...»

«МАРКЕТИНГ В ОТРАСЛЯХ И СФЕРАХ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ Учебное пособие Под редакцией доктора экономических наук, профессора Н.А. Нагапетьянца Допущено Министерством образования и науки Российской Федерации в качестве учебного пособия для студентов высших учебных заведений, обучающихся по специальности 080111 Маркетинг Москва ВУЗОВСКИЙ УЧЕБНИК 2007 УДК 339.138(075.8) ББК 65.290-2я73 М 25 Авторский коллектив: д-р экон. наук, проф. Н.А. Нагапетьянц — введение, главы 1-3, глава 5 (пп. 5.1, 5.2, 5.4-5.6); д-р...»

«Министерство образования и науки РФ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ПРОФСОЮЗОВ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ АКАДЕМИЯ ТРУДА И СОЦИАЛЬНЫХ ОТНОШЕНИЙ Факультет социально-экономический Кафедра экономики и менеджмента УТВЕРЖДАЮ Проректор по научной работе В.В.Кузьмин _ 2011 г. Программа вступительного экзамена в аспирантуру по специальности 08.00.05 Экономика и управление народным хозяйством (экономика, организация и управление предприятиями, отраслями, комплексами) Составитель рабочей программы:...»

«Белорусский государственный университет И.И. Пирожник Проблемы политической географии и геополитики (Учебное пособие для студентов географических специальностей университетов) Минск 2004 УДК 911.3 : 327 ББК 66. 4 П 33 Рецензенты: доктор экономических наук, профессор Л.В. Козловская кандидат географических наук, профессор Г.Я. Рылюк Печатается по решению Редакционно-издательского совета Белорусского государственного университета Пирожник И.И. П33 Проблемы политической географии и геополитики :...»

«ЧАСТНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ОБРАЗОВАНИЯ ИНСТИТУТ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ Н.М. Лашкевич МЕЖДУНАРОДНАЯ ТОРГОВЛЯ Учебно-методический комплекс Минск 2010 УДК Л-32 Учебно-методический комплекс разработан м.э.н., старшим преподавателем ЧУО Института предпринимательской деятельности Лашкевич Н. М. Рекомендован к изданию кафедрой Коммерческой деятельности ЧУО Института предпринимательской деятельности (протокол №4 от 16.ноября 2010г.) Одобрен и утвержден на заседании Научно-методического Совета ЧУО...»

«Федеральное агентство по образованию Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования Санкт-Петербургский государственный инженерно-экономический университет Кафедра связей с общественностью и массовых коммуникаций А.А. Марков ТЕОРИЯ И ПРАКТИКА СВЯЗЕЙ С ОБЩЕСТВЕННОСТЬЮ Учебное пособие Специальность 030602 – Связи с общественностью Санкт-Петербург 2011 УДК 659.4 ББК 76.006. 5я73 М 25 Рецензенты: Кафедра социологии и управления персоналом СПбАУЭ (зав. кафедрой д-р...»

«МИРОВАЯ ЭКОНОМИКА учебник под редакцией доктора экономических наук профессора А.С. Булатова Уважаемые студенты, изучающие эту дисциплину! Кафедра приносит Вам извинение за то, что мы пока не можем Вам предоставить пособие в том виде, к которому Вы привыкли. Поскольку этот курс большой и читается в двух семестрах (для дневной формы обучения), то количество материала, которое должен освоить обучающийся, значительно. Мы вывешиваем самый удачный с нашей точки зрения учебник. В конце учебника...»

«ЯПРЕДПРИНИМАТЕЛЬ ! Методическое пособие по вопросам ведения предпринимательской деятельности для субъектов малого предпринимательства Красноярск 2007 УДК 658.2 ББК 65.29 Я11 ПОРТАЛ ПОДДЕРЖКИ МАЛОГО ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСТВА КРАСНОЯРСКОГО КРАЯ www.smb24.ru Получите информацию о государственной поддержке малого бизнеса БЕСПЛАТНО! Внесите информацию о своей компании, ее услугах и продуктах в каталог портала. Получите информацию и оформите подписку на конкурсы, аукционы и котировки единого Красноярского...»

«Министерство образования и науки Украины Харьковский национальный университет имени В. Н. Каразина Голиков А.П., Грицак Ю.П., Казакова Н.А., Сидоров В.И. География мирового хозяйства Учебное пособие Рекомендовано Министерством образования и науки Украины в качестве учебного пособия для студентов высших учебных заведений Киев Центр учебной литературы 2008 2 ББК 65.04 я73 Г35 УДК 30.21.15(075.8) Рецензенты: Ковалевский Г.В., д.э.н., проф. кафедры туризма и гостиничного хозяйства Харьковской...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования Сибирский государственный аэрокосмический университет имени академика М.Ф. Решетнева (СибГАУ) Цветцых А.В. ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ГЕОГРАФИЯ И РЕГИОНАЛИСТИКА МЕТОДИЧЕНСКИЕ УКАЗАНИЯ К ВЫПОЛНЕНИЮ КОНТРОЛЬНОЙ РАБОТЫ Красноярск 2010 г. 4 ОБЩИЕ СВЕДЕНИЯ В условиях становления и развития рыночных отношений эффективное функционирование и устойчивое развитие территориальных...»

«Н.Н. БЫКОВА А.М. КУРЫШОВ А.А. РАСПОПИНА Т.А. ЯКОВЛЕВА ИСТОРИЯ Министерство образования и науки Российской Федерации Байкальский государственный университет экономики и права Н.Н. Быкова А.М. Курышов А.А. Распопина Т.А. Яковлева ИСТОРИЯ Учебное пособие Иркутск Издательство БГУЭП 2012 1 УДК 947 (075.8) ББК 63.3 И 90 Печатается по решению редакционного совета Байкальского государственного университета экономики и права Рецензенты д-р ист. наук, проф. А.В. Шалак д-р ист. наук, проф. Г.А. Цыкунов...»

«Министерство образования и науки Российской Федерации ГОУ ВПО Уральский государственный экономический университет Методические рекомендации по организации научно-исследовательской работы студентов Версия редакции 1 Екатеринбург 2010 Система менеджмента качества Редакция МЕТОДИЧЕСКИЕ РЕКОМЕНДАЦИИ 23.08.2010 Организация научно-исследовательской работы студентов стр. 2 из 70 МР 05.01 – 002– 2010 Методические рекомендации по организации научно-исследовательской работы студентов Составители: д.э.н,...»

«ФЕДЕРАЛЬНОЕ АГЕНТСТВО ПО ОБРАЗОВАНИЮ РФ НОВОСИБИРСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ЭКОНОМИКИ И УПРАВЛЕНИЯ КАФЕДРА ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ИНФОРМАТИКИ Н.А. Филимонова Информационные технологии управления персоналом Учебно-методический комплекс Новосибирск 2009 1 ББК 32.81+65.050.2 Ф 53 Издается в соответствии с планом учебно-методической работы НГУЭУ Филимонова Н.А. Ф 53 Информационные технологии управления персоналом: Учебно-методический комплекс. – Новосибирск: НГУЭУ, 2009. – 147 с. Предлагаемый...»

«Игорь Березин МАРКЕТИНГОВЫЕ ИССЛЕДОВАНИЯ ИНСТРУКЦИЯ ПО ПРИМЕНЕНИЮ 3-е издание, переработанное и дополненное МОСКВА • ЮРАЙТ 2012 УДК 33 ББК 65.290-2 Б48 `2.0: Березин Игорь Станиславович — консультант по проведению аудита маркетинга, исследований рынка, брендингу, бизнес-планированию, маркетинговому анализу и прогнозированию. С 2005 года входит в ТОП-5 Самые известные консультанты по маркетингу в России. Автор 14 монографий, более 400 статей и аналитических материалов по вопросам маркетинга,...»






 
© 2013 www.diss.seluk.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Авторефераты, Диссертации, Монографии, Методички, учебные программы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.