WWW.DISS.SELUK.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА
(Авторефераты, диссертации, методички, учебные программы, монографии)

 

Pages:     | 1 |   ...   | 10 | 11 || 13 | 14 |   ...   | 15 |

«Следует бояться только неполной науки, той, которая ошибается, той, которая нас приманивает пустыми видимостями и заставляет нас.разрушить то, что мы затем пожелали бы восстановить, когда ...»

-- [ Страница 12 ] --

Сельско хозяйственная политика в США испо льзуется как основной пример для доказательства э того тезиса. Американское правительство слишком отзывчиво и слишком демократично. Оно все более поддается лоббистскому давлению. Конечный результат этого процесса — политический тупик, ограничивающий эффективность всех групп давления. Наступает паралич по литического процесс а. Группы давления уже не способны достигнуть желаемых целей, поскольку взаимно блокируют требования друг друга. Это означает, что набор возможных по литических решений крайне ограничен демосклерозом, и экономисты должны признать увеличившееся число политических ограничений, с ко торыми сталкиваются по литики (Bro wne, Schweikhardt, 1995).

Решение данной проблемы невозможно путем запрещения формирования и деятельности групп давления, ликвидации бюрократии (в веберовском смысле этого термина) и объявления вне за кона конкуренции среди по литиков за голоса избирателей. Дж. Бьюкенен обосновывает возможность уменьшения негативного воздействия политического процесса на экономическую политику прежде всего сведением к минимуму числа экономических решений, принимаемых пра вительством от имени общества. Последнее достижимо при переходе к экономике, организованной на рыночных принципах и реализации минимальной политики рыночной системы (Бьюкенен, 1990, 4). Вместе с тем представляется нереалистичной политическая возможность конституционного оформления принципа минимального вмешательства государства в экономику.

Более реалистичным в плане ограничения негативно го влияния политического процесса на экономику представляется усиление влияния экономической науки на процесс выработки э кономической политики.

Научный анализ по литики — обязательная часть любого усилия, направленного на изменение политики. Результаты такого анализа, правда, зачастую субъективны (соответственно, неэффективны), поскольку могут обслуживать интересы определенны х групп давления. Если объективный и эффективный с позиций общества анализ возможен, то он, чтобы влиять на политику, должен основываться на следующих принципах:

1. Необ ходима объективная сравнительная оценка политических целей программ поддержки аграрного сектора. Цели должны рассматриваться всесторонне, во взаимосвязи друг с другом, а действия по их реализации – анализироваться в терминах затрат и выгод для сельского хозяйства и общества в целом. Такой анализ важен для политиков и администраторов-испо лнителей, ко торые желают устранить причины неудач аграрной политики и установить обществе нно значимые приоритеты.





2. Научные исследования аграрных программ должны сосредо точиться на проблемах сектора в целом. В него необ ходимо вовлечь все аспекты проблемы, сде лав акцент на наиболее существенных. Это увеличит значение информации, ко торую могут предоставить э кономисты -исследователи, в сравнении с выборочно узкой информацией, предоставляемой группами давления.

3. Должны быть определены стандартные показатели эффективности программ, и все программы, действующие и предлагаемые, необ хо димо оценивать на основе таких стандар тов.

4. Аналитические результаты необ хо димо представлять в ясном, но очень корректном в отношении к политикам виде. Важно не потерять доступ к политикам, их доверие, поско льку без такового экономистаналитик не способен влиять на процесс выработки по литики. Резу льтаты исследований должны достигать тех учреждений, которые принимают политические решения. Эти результаты необ ходимо представить таким образом, чтобы политик увидел их полезность с точки зрения своих краткосрочных и долгосрочных политических интересов.

5. Анализ политики до лжен быть мультидисциплинарным и проводиться группами исследователей.

Такие усилия могут обеспечить политиков всесторонней информацией, когда принятые на ее основе решения будут содействовать экономическому росту и общественному процветанию.

6. Финансирование таких исследований не должно носить ведомственного характера.

экономическая теория благосостояния.

18.2.1. Экономическая теория благосостояния как методологическая основа обоснования и анализа аграрной политики Нормативная экономическая теория благосостояния рассматривает критерии выбора между альтернативными вариантами экономической, в том числе и аграрной политики. Она, во -первых, определяет условия, при которых размещение и использование ресурсов может быть признано экономически эффективным. Во-вторых, в ее функции вхо дит количественное измерение экономических последствий отклонений от этих условий, в том числе и в результате государственно го вмешательства. В-третьих, задачей экономической теории благосостояния является оценка воздействия альтерна тивных изменений в экономической (аграрной) политике на уровень общественного б лагосостояния. В-четвер тых, теория благосостояния может играть значительную роль при определении наиболее эффективного способа достиж ения заданной цели экономической политики (Баумоль, 1965, 276 — 277).

Ведущая роль, о чем было сказано выше, может принадлежать нормативной экономической теории и в ослаблении степени по литической детерминированности деятельности правительства, поскольку она существенно может влиять на предпочтения избирателей, по литических партий, законо дательную и исполнительную власти. Для реализации этой возможности разработка экономической политики должна основываться на понятных и приемлемых для избирателей и политиков критериях. И прежде всего речь идет о критерии эффективности распределения и использования ресурсов, обеспечивающей рост общественного благосостояния.





Конечно, использование критерия эффективности основывается на ценностном суждении, ч то эффективность более желательна, чем неэффективность. Бо лее того, попытка определить с помощью данного критерия, как определенная экономическая политика влияет на экономику, наталкивается на неразрешенную проблему сопоставления благосостояния о тдельных людей. Когда изменения в политике позитивно воздействуют на одних и негативно — на других, не существует приемлемого метода оценки конечного результата. Тем не менее экономисты до лжны акцентировать внимание на критерии эффективности и проблеме повышения общественного благосостояния.

Положение о том, что экономическая политика должна содействовать росту общественного благосостояния, мало у ко го вызывает сомнение. Но в каких случаях экономическая политика будет содействовать росту общественного благосостояния? Должно ли государство вообще вмешиваться в функционирование экономики? Стандар тное обоснование микроэкономического регулирования экономики в качестве отправной точки берет функционирование экономики при полном отсутствии такового, т.е.

рассматривается гипотетическая ситуация совершенно конкурентной рыночной экономики. В каком смысле конкурентные рынки обеспечивают наивысшую эффективность как необ ходимую основу для достижения максимального общественного б лагосостояния? Один из способов ответа на данный вопрос заключается в определении неко торых условий, ко торые должны быть удовлетворены при оптимальном (эффективном) распределении ресурсов. Сформулировать эти условия позволяет предельный анализ.

Речь идет прежде всего об основных предельных условиях, или об условиях первого порядка, которые достаточно подробно анализируются в учебниках по микроэкономике. Все эти условия могут быть суммированы следующим образом: объективные и субъективные предельные нормы замещения между любыми двумя благами (факторами производства или продуктами) должны быть равны для всех домашних хо зяйств и всех произво дственных единиц, и эти объективные и субъективные соотношения должны равняться друг другу. Кроме выполнения э тих условий первого порядка, необ ходимо выполнение условий второго порядка, условий убывающей отдачи. Но даже когда условия и первого, и второго порядка выпо лняю тся, нельзя быть уверенным, что достигнуто максимальное благосостояние. Для то го чтобы благосостояние было максимальным, должны выполняться так называемые суммарные условия: до лжно быть невозможно увеличить сумму излишков у произво дителей и по требителей путем начала произво дства нового проду кта или изъятия старого (Блауг, 1994, 546 — 547).

Экономическое благосостояние будет максимальным при одновременном выполнении предельных условий, условий второго порядка и суммарных условий. И именно совершенная конкуренция ведет к установлению оптимального (эффективного) распределения ресурсов, поскольку она соответствует всем перечисленным выше требованиям. Достигается эффективность по Парето (или оптимум по Парето).

Но рыночное равновесие не всегда экономически эффективно. Экономисты у тверждают, ч то существуют факторы, ведущие к недостаточно эффективному рыночному равновесию. Установление условий неэффективности и обоснование направлений корректирующего вмешательства государства — задача экономической теории благосостояния.

Несостоятельность конкурентных рынков как основной мотив деятельности государства связана с обстоятельствами, при которых рынок неэффективен по Парето. Во -первых, имеется в виду несостоятельность конкуренции в силу существования монопольной власти. Во-вторых, рыночная экономика не может обеспечить в эффективном ко личестве производство так называемых общественных б лаг. В-третьих, нерациональное использование ресурсов в обществе может быть обусловлено существованием так называемых по ложительных и отрицательных внешних эффектов (экстерналий), когда возникают расхождения между частными и общественными издержками и до хо дами. В-четвер тых, когда рынок не в состоянии обеспечить производство какого-либо товара, даже если издержки при этом меньше, чем цена, которую готовы заплатить потребители, мы имеем дело с несовершенством рынка, связанным с существованием неполных рынков. В-пятых, частные рынки не могут в полной мере обеспечить потребителей и производителей необ ходимой инфо рмацией. Эти и другие несовершенства рынка тесно взаимосвязаны и переплетаются, дополняя друг друга.

И даже если э кономика нахо дится в состоянии эффективности по Парето, имеется важный аргумент в пользу государственного вмешательства. Он связан с необ ходим остью перераспределения до хо дов. Ведь конкурентные рынки зачастую могут породить очень неравномерное распределение до хо дов. Нет оснований считать, что конкурентная экономика способна самостоятельно достигнуть социально наилучшую Парето — эффективную точку.

Но пока экономист не знает, каковы могут быть последствия той или иной экономической политики, он не в состоянии вообще что-либо рекомендовать. Встает вопрос о критерии оценки благосостояния. Однако любая попытка создания универсального для любых ситуаций критерия для выяснения то го, какое изменение экономической политики приво дит к у лучшению экономики, терпит неудачу, поско льку уровни благосостояния о тдельных индивидов количественно несоизмеримы. Тем не менее экономическая наука выработала ряд критериев с целью проверки, улучшает ли положение предложенное изменение экономической политики.

Критерий Парето формулируется обычно следующим образом: любое изменение, ко торое никому не приносит убытков, а отдельным индивидам приносит по льзу (естественно, по их со бственной субъективной оценке), является у лучшением. При этом, чтобы избежать межличностных сравнений полезности, Парето предлагает не оценивать все другие изменения в б лагосостоянии. Поэтому у него отсутствует понятие единственного общественного оптимума и предполагается бесконечное множество несопоставимых между собою оптимумов. Критерий Парето неприемлем для оценки рекомендаций, ко торые приносят выго ду одним и убытки другим.

Критерий Н. и Дж. Хикса позволяет неско лько расширить возможности для оценки тех или иных вариантов экономической политики, благо даря введению понятия компенсационного платежа. Утверждается, что экономическая политика содействует росту общественного благосостояния, если те, кто выигрывает о т ее реализации, субъективно оценивают свои допо лнительные до хо ды выше величины, которую потерпевшие субъективно о тносят к своим убыткам. Данный критерий не требует реальной компенсации убытков определенных лиц. Просто необ ходимо, ч тобы индивид, получающий дополнительный до ход, был способен потенциально осуществить такую компенсацию за свой счет.

Т. Ситовски обнаружил, ч то когда перехо д из одного положения экономики к другому означает улучшение в соответствии с критерием Калдора-Хикса, обратное движение тоже может быть улучшением. В этой связи он предложил более жесткий критерий: необ ходимо использовать критерий Калдора -Хикса, чтобы, во-первых, выяснить, повышает ли общественное благосостояние движение от первоначальной к новой точке;

и, во-вторых, у достовериться, что обратное движение о т новой точки к первоначальной также не ведет к улучшению.

Более широкий по дхо д к определению условий, удовлетворяющих требованию социального оптимума, был впервые предложен А. Бергсоном в 1938 г. и развит П. Самуэльсоном. Ключевым понятием, связанным с этим подхо дом, является «общественная функция благосостояния». А. Бергсон предложил оценивать изменения в благосостоянии посредством «функции общественного благосостояния», т.е. системы общественных «кривых безразличия», ранжирующей различные комбинации индивидуальных по лезностей в соответствии с системой ценностных суждений о распределении до хо да. Функция общественного благосостояния позволяет сопоставлять различные состояния на уровне общества, подобно тому, как индивидуальная по лезность позво ляет сопоставлять наборы товаров на основе субъективных предпоч тений.

Но все же экономическая теория благосостояния не сумела сформулировать бесспорные прав ила, позволяющие решать, какие результаты экономической политики желательны, а какие — нет, поскольку проблема эффективности оказалась неотделимой от проблемы справедливости. Поэтому критерием ценности той или иной государственной программы может быть сбалансированность ее влияния как на экономическую эффективность, так и на распределение до хо дов. Выбор между справедливостью и эффективностью нахо дится в центре внимания дискуссий по пово ду экономической политики. Чтобы п олучить большую справедливость, нужно пожертвовать какой -то частью эффективности. Всегда будут существовать расхождения во мнениях относительно степени уменьшения эффективности в сравнении с уменьшением неравенства Данная проблема анализируется в работах Баумоля, Блауга, А ткинсона и Стиглица (Баумоль, 1965, 276 — 312; Блау г, 1994, 540 — 567; А ткинсон, Стиглиц, 1995, 451 — 494).

невозможность обосновывается теорией second-best. Р. Липси и К. Ланкастер доказали, что если существует по крайней мере два рынка, на которых условия оптимума не выполняются, то любое вмешательство государства, призванное устранить несовершенства на одном из э тих дву х рынков, не приближает к оптимальности по Парето. Если условия оптимума выполняются на всех, кроме одного или дву х рынков, нельзя полагать, ч то условия оптимума будут выполняться на всех э тих рынках. Некорректно рассуждать о достижении о траслевой эффективности по Парето, анализируя функционирование о тдельного сектора экономики или отдельного рынка какого-то товара. « … вся теория благосостояния, которая имеет хо ть какоето отношение к реальному миру, волей-нево лей имеет дело с неоптимальными решениями» (Блауг, 1994, 553 — 554).

Не имея выхо да на решение прикладных задач (например, измерение эффективности произво дства общества в целом и тем более отдельной о трасли или о тдельного предприятия), теория б лагосостояния имеет значение для обоснования преимуществ конкурентных рынков и ценового механизма как м етода эффективного распределения ресурсов.

18.2.2. Нормативная теория государственного регулирования сельского хозяйства Сельское хозяйство имеет некоторые особенности, определяющие, по мнению многих экономистов, необхо димость его государственного регулирования с позиций экономической теории благосостояния (исхо дя из принципов эффективности и справедливости).

1. Сельско хозяйственное производс тво характеризуется наличием множества сельско хозяйственных предприятий, ни одно из которых практически не может воздействовать на цены производимой продукции.

Последние в условиях рыночной экономики формируются в результате взаимодействия отраслево го спро са и предложения. В то же время рынки, на ко торых сельско хо зяйственные товаропроизводители по купают необхо димые им ресурсы, обычно характеризуются определенной степенью монополизации и рыночной сельско хозяйственную продукцию и цен на произво дственные ресурсы обычно изменяется не в пользу сельско хозяйственных товаропроизводителей (возникают так называемые ножницы цен). Данная проблема особенно остра в странах с трансформирующейся экономикой, и вызвано это длительным (в течение многих десятилетий) государственным регулированием цен. При э том соотношение цен на продукцию сельского хо зяйства и промышленности в большинстве социалистических стран не соответствовало соотношению цен на мировых рынках (цены на сельско хозяйственную продукцию были о тносительно завышены). Перехо д к рыночному ценообразованию обусловил быстрое движение цен к их мировому уровню, а, соответственно, усиление диспаритета цен.

2. На основные виды сельско хозяйс твенной продукции спрос по цене неэластичен. Э то в значительной мере определяет долгосрочную тенденцию до хо дов сельско хозяйственных товаропроизводителей к понижению.

3. Природно-климатические условия, заражение растений вредителями, эпидемии болезней живо тных делают сельско хо зяйственное произво дство слабо контролируемым и предсказуемым, т.е. объемы производства могут существенно колебаться из го да в го д, вызывая соответствующие колебания цен и до хо дов сельско хозяйственных товаропроизводителей и затрудняя принятие ими эффективных решений по краткосрочным и среднесрочным инвестициям.

4. Для развитых стран характерна также неэластичность спроса на сельско хозяйственную продукцию по до хо ду. И если доля сельско хозяйственных работников в общем количестве занятых стабильна, то относительные до хо ды о т сельско хозяйственной деятельности могут иметь тенденцию к пониж ению.

5. Для сельского хозяйства характерна относительно низкая мобильность труда и других ресурсов.

Сельско хозяйственный труд довольно специфичен, и сельско хозяйственным товаропроизводителям не так просто переквалифицироваться. Отсюда иммобильность ресурсов, используемых в сельском хозяйстве.

Сочетание названных и неко торых других факторов порождает основные проблемы аграрного сектора в условиях рыночной экономики. До лгосрочная проблема заключается в относительном снижении до хо дов сельско хозяйственных товаропроизводителей в сравнении с до ходами в других секторах экономики.

Это определено тремя основными причинами: неэластичностью спроса по цене на сельско хозяйственную сельско хозяйственной продукции; относительной иммобильностью трудовых и других ресурсов, задействованных в сельском хозяйстве.

Краткосрочная проблема проявляется в значительных го дичных колебаниях цен на продукцию сельско хозяйственных товаропроизводителей, а значит, и их до хо дов, вследствие колебаний объемов предложения и (или) спроса.

С существованием краткосрочной проблемы экономисты и политики поч ти единодушн о связывают необходимость государственного вмешательства в функционирование аграрного сектора экономики.

Большинство из них согласно, что резкие колебания сельско хозяйственного предложения и, следовательно, цен и до хо дов сельско хо зяйственных товаропроизводителей вредны для произво дителей и экономики в целом.

Ведь даже небольшие ко лебания предложения сельско хозяйственной продукции при неэластичном спросе на нее способны вызвать весьма значительные колебания цен. Э то негативно воздействует как на производителей, так и на по требителей продово льственных товаров. Требуется внешняя сила, ко торая оберегала бы производителей и по требителей о т по добных колебаний цен, не влияя при этом на долгосрочную динамику последних. В качестве такой силы может выступить государство, осуществляя, например, товарные интервенции.

Сложнее с решением долгосрочной проблемы. Аргументы в пользу государственной поддержки до хо дов сельско хозяйственных произво дителей связаны не с факторами, определяющими неудачи рынка, а факторами, оправдывающими необ хо димость вмешательства государства в перераспределение до ходов.

Кроме краткосрочной и долгосрочной проблем сельскохозяйственных товаропроизводителей, государственное вмешательство в функционирование аграрного сектора экономики связывается также с необхо димостью устранения неудач рынка.

При выработке научных рекомендаций по государственному регулированию аграрного сектора экономики всегда необ ходимо учитывать, что рыночный процесс слишком сложен, чтобы им можно было эффективно управлять. Понимание этого позволяет сформулировать важнейший принцип экономической, соответственно, и аграрной политики: политико -экономическая деятельность государства должна быть направлена не на регулирование непосредственной экономической деятельности субъектов хозяйств ования, а прежде всего на создание эффективной формы экономического порядка (конкурентного порядка) (Ойкен, 1995, 429).

Рыночные структуры минимизируют влияние политического процесса на экономику, но сами могут эффективно функционировать лишь в конституцио нных рамках, ко торые должны устанавливаться и поддерживаться политическим путем. Основные э лементы, необ ходимые для создания конкурентного порядка, — разбросанная частная собственность и правовые гарантии соблюдения контрактов (Бьюкенен, 1990, 14).

В этой связи важнейшей проблемой современной аграрной политики в Республике Беларусь становится определение оптимально го соотношения между государственной поддержкой программ реформ и программ стабилизации сельского хозяйства. В рамках программ реформ создаются основные элементы конкурентного рыночного порядка, акцент на программах стабилизации предполагает стабилизация невозможна без реального усиливающийся государственный контроль за распределением и использованием ресурсов. Но долговременная реформирования.

Действующая система государственного регулирования сельского хо зяйства Республики Беларусь в связи со сделанным пока акцентом на программах стабилизации характеризуется значительной внутренней противоречивостью. Использование отдельных мер политики по ддержки до хо дов сельско хозяйственных товаропроизводителей способствует со хранению устаревших хозяйственных структур, препятствует реструктуризации произво дства, усугубляет макроэкономическую нестабильность и снижает отраслевую эффективность. Государство, в значи тельной степени ориентируя предприятия не на получение максимальной прибыли, а на рост объемов производства, создает предпосылки для неэффективного межотраслевого распределения ресурсов. Отсутствует всестороннее планирование бюджетного финансирования сельс кого хо зяйства, не выделяются приоритетные направления расхо дов. Цены на сельско хозяйственную продукцию и сегодня в значительной степени искажены государственным вмешательством и отсутствием работающих рыночных институ тов, ч то практически не создает эконом ических стимулов для принятия правильных решений по объемам производства, долгосрочным инвестициям и т.п.

Мероприятия по преобразованию экономики и созданию конкурентного порядка можно разделить на активные и пассивные, когда сочетаются организованные и самопроизвольные изменения системного характера (Клаус, 1995, 12 — 15). Пассивные мероприятия (либерализация всех сфер экономической деятель ности, сопровождающаяся ограничением уровня государственного вмешательства) являю тся весьма простыми и заключаются лишь в том, что государство отказывается от значительных по лномочий и передает их рынку.

Но их реализация поч ти всегда сопряжена со сложностями политического характера. В дальнейшем опасность состоит в постоянных попытках различных заинтересованных групп и лиц по д новыми или по дновленными лозунгами вернуться к регулированию микроэкономических процессов. Основные активные микроэкономические мероприятия — разгосударствление и приватизация, антимонопольное регулирование, изменения структуры и содержания работы о траслевых министерств и др.

Наилучшим вариантом совершенствования микроэкономического регулирования сельского хозяйства в контексте создания рыночного порядка в аграрном секторе является прекращение не обусловленного рыночными механизмами (не связанного с неудачами рынка) вмешательства государства в распределение ресурсов, и особенно через воздействие на цены на сельско хозяйственную продукцию. Правительство должно сосредоточить внимание на институциональном оформлении рыночной экономики. При реализации данн ого варианта обеспечиваются быстрая структурная перестройка в экономике в целом, рост народнохозяйственной эффективности испо льзования произво дственных ресурсов. Привлекателен данный вариант и в условиях ограниченности государственных средств для по ддержки желательных для произво дителей сельско хозяйственной продукции программ.

Но, с другой стороны, продолжится спад произво дства сельско хозяйственной проду кции, уменьшится самообеспеченность страны основными продуктами питания, банкротства сельско хозяйственных предприятий усилят социальную напряженность. Зарубежный опыт реализации данно го варианта показывает, что ситуация в о трасли может стабилизироваться только через два -три года после начала реформ, при условии их последовательного и системного проведения. Не готовность по литиков и значительной части населения к такому варианту делает активное государственное вмешательство в механизмы функционирования рынков сельско хозяйственной продукции объективно неизбежным, если оно возмо жно.

Возможность или невозможность тако го вмешательства определена общей величиной бюджетных финансовых ресурсов. Признаваемые многими цели вмешательства — стабилизация цен на разумных уровнях для потребителей и производителей, как средство снижения нужды и неуверенности у населения и поощре ния инвестиций и экономического роста в аграрном секторе; повышение уровня дохо дов сельско хозяйственных товаропроизводителей; поддержка определенного уровня самообеспеченности сельско хозяйственной продукцией, особенно продовольствием и др.

Проблема в том, чтобы государственное вмешательство для достижения этих целей как можно меньше противоречило критерию эффективности, было ограниченным (не имело тенденции к расширенному воспроизводству), осуществлялось с использованием строго определенных инструментов. То есть речь идет о создании компромиссной концепции аграрной политики, которая будет иметь хо ть какой -то шанс быть реализованной, но не перечеркнет основную идею движения к эффективной аграрной экономике.

При этом в первую очередь необходимо обратить внимание на реализацию программ, которые не противоречат принципам развития рыночной системы, содействуют становлению конкурентного порядка, корректируют некоторые неудачи рынка, но и одновременно способствуют стабилизации до хо дов сельско хозяйственных товаропроизводителей. Сюда можно отнести программы реформирования сельско хозяйственных предприятий; научных исследований; внедрения передово го опыта; о храны окружающей среды; программы, обеспечивающие безопасность продово льствия, а также защиту растений и животных; программы по маркетинговым исследованиям и распространению маркетинговой информации.

ЛИТЕРАТУРА

Аткинсон Э., Стиглиц Дж. Лекции по экономической теории государственного сектора М., 1995.

Баумоль У. Экономическая теория и исследование операций. М., 1965.

Блауг М. Э кономическая мысль в ретроспективе. М., 1994.

Бьюкенен Дж. Конституция э кономической политики // Вопр. экономики. 1994. № 6.

Бьюкенен Дж. Минимальная политика рыночной системы // Вопр. экономики. 1990. № 12.

Клаус В. Экономическая теория и реальность трансформационных подхо дов//Проблемы теории и практики управления. 1995. № 6.

Ойкен В. Основные принципы экономической политики. М., 1995.

Alston L., Carter C. Causes and Consequences of farm policy // Contemporary Policy Issues. 1991. Vo l. 9.

Anderson K., Hayami Y. The political economy of agricu ltural protection. London, 1986.

Balisacan A., Rou masset J. Public choice of economic policy: the gro wth of agricultural protection.

Weltwirtschaftliches Archiv. 1987. Vo l. 123.

Batie S., Schweikhardt D. Demosclerosis: imp licat ions for environmental and agricultural policy analysis // American Journal of Agricu ltural Economics. 1995. Vo l. 77.

Becker G. A theory of co mpetition among pressure groups for political influence // Quarterly Journal of Economics. 1983. Vol. XCVIII.

Becker G. Public policies, pressure groups, and dead weight costs // Journal of Public Econo mics. 1985.

Vo l. 28.

Breton A. The Economic Theory of Representative Govern ment. London, 1974.

Brooks J. Agricu ltural policies in OECD countries: what can we learn fro m polit ical economy models?

//Journal of Agricultural Economics. 1996. Vol. 47.

Bro wne W., Sch weikhardt D. Demosclerosis: imp licat ions for agricultural policy //American Journal of Agricultural Economics. 1995. Vo l. 77.

Buchanan J., Tullock G. The Calculus of Consent. Michigan, 1962.

Bullock D. Ob jectives and constraints of government policies: the countercyclicity of transfers to a griculture // American Journal of Agricultural Econo mics. 1992. Vo l. 74.

Carter C., Faminow M., Lyons R., Peters E. Causes of intervention in Canadian agriculture // Canadian Journal of Agricultural Economics. 1990. Vo l. 38.

Coughlin P., Mueller D., Murrell P. Electoral politics, interest groups, and the size of government //Economic Inquire. 1989. Vol. 28.

Downs A. An Econo mic Theory of Democracy. New York, 1957.

De Gorter H., Tsur Y. Exp lain ing price policy bias in agricu lture: The calculus of support -maximizing policians //American Journal o f agricultural economics. 1991. Vo l. 73.

De Gorter H., Tsur Y. Exp lain ing price policy bias in agricu lture: The calculus of support -maximizing politicians // American Journal of Agricultural Econo mics. 1991.Vo l. 73.

Gardner B. Causes of US farm co mmodity programs // Journal of Polit ical Eco nomy 1987. Vol. 95.

Gardner B. Economic theory farm politics //American Journal of Agricu ltural Economics. 1989. Vo l. 71.

Hillman A., Ursprung H. Domestic politics, foreign interests and international trade policy //American Economic Rev iew. 1988. Vo l. 78.

Honma M., Hayami Y. Structure of agricultural protection in industrial countries //Journal of International Economics. 1986. Vol. 20.

Johnson R. The national interest, Westminster, and public choice //Australian Journal of Agricultural Economics. 1994. № 8.

Krueger A. The polit ical econo my of the rent-seeking society //American Economic Review. 1974. Vo l. 64.

Lee D. The polit ical economy of agricultural policy : Discussion //American Journal of Agricultural Economics. 1989. Vol. 71.

MacLaren D. The political economy of agricultural policy reform in the European Co mmunity and Australia.

1992. Vol. 44.

Messerlin P. Bureaucracies and the political economy of protection: reflections of a continental European.

World Ban k Staff Working Paper No 568. Washington, 1983.

Miller T. Agricultural Price policies and political interest group competition // Journal of Policy Mo deling.

1991. Vol. 13.

Moyer H., Josling T. Agricultural Policy Reform: Policy and Process in the EC and the USA. New York, 1990.

Niskanen W. Bureaucracy and Representative Government. Ch icago, 1971.

Olson M. Space, agriculture, and organizat ion//American Journal of Agricultural Economics. 198 5. Vо l. 67.

Olson M. The exploitation and subsidization of agricu lture: There is an explanation // Choices. 1990. 4th Quarter.

Olson M. The Logic of Collective Action: Public Goods and the Theory of Groups. Massachusetts, 1965.

Paarlberg R. The political economy of American agricu ltural policy: Three approaches//American Journal of Agricultural Economics. 1989. Vo l. 71.

Pelt zman S. To ward a mo re general theory of regulation//Journal of Law and Economics. 1976. Vo l. 19.

Posner P. Theories of economic regulation // Bell Journal of Economics and Management Science. 1974.

Vo l. 5.

Potters J., Winder F. Modelling political pressure as trans mission of informat ion//European Journal of Political Economics. 1990. Vo l. 6.

Stigler G. The theory of economic regulat ion //Bell Journal of Economics and Management Science. 1971.

Vo l. 2.

Swinner J. A positive theory of agricultural protection //American Journal of Agricultural Economics. 1994.

Vo l. 76.

Swinner J., Van der Zee F. The political economy of agricultural policies: A survey // European Review of Agricultural Economics. 1993. Vo l. 20.

Winters L. The polit ical economy of the agricu ltural policy of industrial countries // European Review of Agricultural Economics. 1987. Vo l. 14.

ИНСТИТУЦИОНАЛЬНАЯ ЭКОНОМИКА

Вместо введения.

Вряд ли можно считать "золотым веком" последнее десятилетие для белорусской экономики и науки. И та и другая переживают свое "средневековье" со всеми многочисленными сложностями и проявлениями. К проблемам, существующим в экономической теории и хозяйственной практике, внимание автором обращалось еще ранее[1]. Однако сейчас стало особенно очевидно, что выходу из системного кризиса [2] предшествует выход из теоретического тупика или, говоря иначе, интеллектуального заблуждения. И здесь, пожалуй, нет никакой альтернативы, поскольку ни ныне правящая власть, ни ее опп оненты не имеют сколько-нибудь убедительной социально-экономической теории стратегического развития страны. Сделать это далеко не просто даже в силу того обстоятельства, что необходимо ориентир стратегии этой политики описать со всеми соответствующими эффективными инструментами ее реализации, контролем и корректировкой. Если же учесть, что векторы интересов людей власти и института государства в лучшем случае могут находиться в одном направлении, никогда не совпадая, то вполне очевидным становится необходимость не только позитивного экономического анализа и нормативных оценок, чем всегда занималась традиционная экономическая теория, но и важность теоретического описания взаимодействия различных реально действующих институтов. Последние же всегда составляют стержень, т. е.

"несущую конструкцию" любого общественного образования. "То, как работает экономика, — пишет Д. Норт, — определяется смесью формальных правил, неформальных норм и механизмов, которые их закрепляют. И если правила можно изменить за одну ночь, то неформальные нормы обычно меняются лишь постепенно. Но именно нормы придают «легитимность» системе правил и потому революционные перемены никогда не бывают столь революционными, как того хотели бы их сторонники" [3, с. 7—8.]. Поэтому как совершенствование, так и изменение, т. е. "перестройка", социально-экономической системы предполагает в первую очередь обращение к институциональному устройству. Однако приходиться констатировать, что наши "системные трансформации" со всеми в общих чертах описанными неблагоприятными результатами закладывались и осуществлялись вот уже более чем десяток лет под сопровождение неоклассической экономической теории. А она, как известно, занимает, хотя и шаткое, но пока еще положение mainstreama economics, чей авторитет заметно ослабевает не только под влиянием логической критики этого направления теории, но и в силу серьезного ухудшения общей экономической ситуации в мире. И дело здесь не только и не столько в оценке общепринятых экономических показателей, воссоздающих общую картину экономического мира в понятных категориях теории, к которым обращаются в разных интерпретациях экономисты, политики и практики. Неустойчивость и нестабильность социальноэкономического развития, неопределенность будущего, обусловленная многочисленными глобальными проблемами, предопределили освоение уже новых, еще непривычных с точки зрения мэйнстрима экономической теории областей и сфер хозяйственной деятельности. Естественно, исследование этих новых "полей" и объектов осуществляется не совсем традиционными подходами, методами и инструментами, что сопровождается вполне объяснимыми для всякого нового начала острыми дискуссиями и трудностями анализа, доведением итогов исследований до широкой аудитории. Экономисты мэйнстрима последних двадцати лет с удивительной настойчивостью пытаются объяснить или описать достаточно сложный и динамичный мир с помощью денег, вместо того чтобы, например, как физики, обнаружившие новые явления, сказать, что эти новые факты не объясняются с помощью существующей теории физики.

Экспансия mainstrеаma economics широко проявилась в содержании учебных планов вузов, а также в тех учебниках и учебных пособиях, которые массово издаются в течение последних десяти лет, но мало чем отличаются друг от друга. Неоклассический подход с его традиционными разделами, такими как микро-, макро- и мировая экономика в разных далеко не лучших авторских вариациях, дополненных иногда вырванным из контекста местным материалом, присутствует буквально во всех книгах по экономической теории. Примечательно и то, что в западных учебниках по экономической теории также стремятся обходить стороной многие острые проблемы и конфликты, имеющие место как в современной реальной жизни, так и присущие неоклассической теории.

Например, без внимания остались аксиомы построения теории и моделей, тезисы о предпочтениях, проблемы экономического развития, дискуссионные вопросы всеобщего равновесия Вальраса-Эрроу-Дебре, институциональные условия применимости различных теоретических конструкций и моделей. "Ограничив предмет экономической теории, — пишет М. Блауг, — неоклассики открыто признались в своей некомпетентности за пределами поставленных ими границ и, таким образом, исключили не только ряд выводов на уровне здравого смысла, но и несколько ценных идей... Неизбывный методологический грех неоклассической теории состоял в том, что она использовала микростатические теоремы, выведенные из «вневременных» моделей, в которых отсутствовали технический прогресс и увеличение доступных ресурсов для предсказания хода событий в реальном мире" [4, с. 650].

Начала теории институтов В области знания природа также не терпит пустоты. В начале ХХ в.

американцы Т. Веблен, У. Митчелл и Дж. Коммонс дают начало новому направлению в политической экономии — институционализму. Термин "институт", "институция" в переводе с латинского ("institution") означает устойчивые традиции или закрепленные обычаи, порядки в виде установленных правил, общественных норм или законов. Впервые вводит в научный оборот это понятие У. Гамильтон, рассматривающий институт как своего рода стержень общественной системы. "Институты, — по определению У. Гамильтона, — это словесный символ для лучшего обозначения группы общественных обычаев. Они обозначают преобладающий и постоянный образ мысли, который стал привычным для группы или превратился для народа в обычай... Институты устанавливают границы и формы человеческой деятельности. Мир обычаев и привычек, к которому мы приспосабливаем нашу жизнь, представляет собой сплетение и неразрывную связь институтов" [5, с. 84—89]. Представители институционализма кроме критики ортодоксальной теории и существующего общественно-экономического устройства пытаются создать иную, лучшую экономическую теорию, преодолевающую недостатки высокой абстракции, узкой функциональной сферы анализа, игнорирование негативных фактов действительности и фрагментарность. Они также обратили внимание на малоактивность "модной" в то время теории, ориентирующуюся лишь на созерцательность и пассивность восприятия. Речь в данном случае идет о позитивной части экономической теории. На сей счет чуть позже обратит внимание В. Ойкен: "...Если научное мышление уклоняется от решения задачи политики порядков, то оказывается, что другой силы, способной решить эту задачу, нет. Это означает передачу нас в руки анархических политических и экономических властных группировок, их функционеров и идеологий" [6, с. 435].

В Европе первая брешь в позитивном традиционализме, основанном английской политической экономией, была пробита известным социологом и экономистом М. Вебером, который на большом фактическом материале подтвердил влияние на экономические результаты страны духа нации в целом и религиозного в частности. С. Н. Булгаков и В. Зомбарт пытаются описать социально-экономическую систему в зависимости не только от религиозных, но и психологических, этических, других исторических и социокультурных факторов.

Можно также отметить К. Маркса, который целостно представил мир экономики, политики и всего духовно-социального через призму производственных отношений, в котором отношение стоимости и капитала выступали системообразующими для капиталистического способа производства [7]. Однако это исследование было выполнено в классических политико-экономических традициях, а не чисто экономических со всеми вытекающими отсюда целями, методологией, результатами и их конкретными пользователями. Маркс попытался через систему господствующих стоимостных отношений, соединив логическое и историческое, заглянуть за пределы к тому времени уже сформировавшегося института рынка. Последний оказался далеко не безупречным по многим параметрам уже на тот период, что в последующем нашло отражение и подтверждение в работах экономистов-теоретиков через понятия "экстерналии", "сбои рынка" и тому подобное. Но хотелось бы отметить, что "чистые экономисты" многие институты воспринимали как нечто раз и навсегда установленное, без учета самого процесса их формирования, влияния на весь блок экономических отношений и обратную связь экономики с общественнополитическими и морально-этическими традициями и нормами поведения.

Институты являются как условием, так и результатом экономического и общественного развития в целом. И хотя никто не отрицает их цементирующей роли в социальном прогрессе, других значимых и важных функций, выполняемых ими, все же в экономической теории представление обо всем этом воспринималось аксиоматически, как нечто само собой разумеющееся. В том числе и по этой причине в область экономического анализа институциональные факторы не попадали.

С возникновением работ по институционализму ситуация хоть несколько и улучшилась в направлении более полного описания экономической и социальной картины мира, все же мир экономики воспроизводился оторвано от других своих составляющих под функциональным углом зрения. К началу ХХ в. рынок как институт со всеми своими составляющими уже сложился, чтобы попасть в поле зрения экономистов-исследователей. Их все больше интересовали вопросы рационального использования ограниченных ресурсов. Вполне понятными казались институты собственности, государства, религии, семьи и другие, которые являются составляющими любой социально-экономической системы.

Дискуссионный диалог экономической науки: традиции и новые теории При определении экономики как науки, а это необходимо делать в любой научной сфере, пришлось осознанно или нет, но все же пойти на ограничение экономического поля от всего того, что прямо к экономике не относится, хотя является первым условием, началом формирования практической деятельности.

Широкий спектр институциональных образований всегда выступает конечным итогом и следствием экономического развития, закрепляющим этот процесс.

Однако это невидимое ограничение, принимаемое классико-неокейнсианскими течениями a priori без каких-либо оговорок и доказательств, дополняется такой методологической установкой, как рациональность и свобода выбора индивидуума. Но здесь также не все так просто, как представляется. И поэтому серьезная критика этих и других методологических установок ведется достаточно давно и интенсивно [8]. "Свобода выбора и рациональность индивида" не есть некие раз и навсегда заданные характеристики, полученные от божественного начала. Они являются следствием действующих в обществе определенных норм и правил, традиций и обычаев, а также всего того, что называется институтами. Это не какие-то экзогенные, а вполне ярко выраженные эндогенные факторы, имеющие, кроме функциональных, причинно-следственные взаимосвязи. И абстрактный "индивид", "хозяйствующий субъект", "экономический агент", "потребитель" и "производитель" не могут находиться в вакууме, а являются живым воплощением, преемниками институциональной среды. Она, эта среда, задает параметры и рациональности, и свободы выбора.

Кроме всего прочего, говоря о рациональности и оптимуме, к которому якобы стремится индивидуум в теории функционального анализа, огромное значение играет полнота и своевременность информации о происходящих как внутренних, так и внешних процессах [8]. Абстрагируясь от этого, любой аналитик, проводя самые тщательные исследования, все равно получит картину или модель, может и привлекательную, но далекую от реальной действительности. Для принятия рационального решения в таком случае эта модель будет явно непригодной.

Можно также гипотетически предположить, что рынок обеспечивает в любом случае равновесие на всех уровнях социально-экономической системы. Но реальная процедура достижения этого равновесия, где критерий рациональности зависит от частного лица, располагающего определенным уровнем подготовки, квалификации и т. п., весьма не проста, длительна по времени и отличается обращением к сложившейся институциональной инфраструктуре. Практика показала, а Кейнс теоретически доказал, что так называемое рыночное равновесие на макроэкономическом уровне не обеспечивает наиболее рационального использования ограниченных ресурсов. Поэтому нужна "помощь" или корректировка рынку со стороны внешних сил. Пока эта корректировка понимается достаточно упрощенно, когда более или менее определена взаимосвязь двух институтов — рынка и государства. Однако система взаимодействия экономических и других институтов богаче и плодотворней.

Потенциально институциональное регулирование всех элементов социальноэкономической системы несет в себе еще во многом неизведанные, но более широкие возможности для достижения равновесия, развития и роста, нежели исчерпавшее себя во многом государственное регулирование. Причем надо иметь в виду, что понятие "равновесие" также получило несколько интерпретаций: по Вальрасу, Парето, Нэшу, Алле, Курно, Бертрану, Штакельбергу. Это еще раз указывает на сложность экономической системы и на необходимость нескольких подходов к ней для полноты и глубины выяснения всех зависимостей.

Методологические постулаты о предельной полезности, лежащей в основе обменных отношений, и отсутствии издержек при осуществлении этих обменных операций сегодня также неоднократно подвержены тесту на истину. В результате был сделан вывод о том, что и предельная полезность, и отсутствие трансакционных издержек есть не что иное как гипотетическое допущение. Более того, если ранее вообще мало кто говорил о трансакционных издержках, то ныне уже даже гипотеза о нулевых трансакционных издержках не воспринимается как позитивная, ориентирующая на плодотворный анализ [9, с. 96]. Это означает, что среда научного экономического знания предпосылку о ненулевых трансакционных издержках воспринимает как прединституциональную основу. В завершенном виде теории эти процессы формирования, становления какой -то школы или направления незаметны и мало исследованы. Здесь также наблюдается изменение парадигмы и в той части экономической науки, в которой преобладает функциональный подход, но которая нуждается, если использовать общепринятые понятные и известные термины, в едином политикоэкономическом основании.

Предмет и рамки институциональной теории Объект анализа институционалистов выходит за привычные ограниченные объектно-субъектные рамки "ресурсы-результаты" с естественным расширительным подходом и к понятию эффективность. Индуктивноописательный метод уже не утопает в многочисленных фактах, чем "грешила" в свое время историческая школа. Синтез наук позволяет привлечь абстрактнологические методы, благодаря чему и выводы от частного к общему интерпретируют по-новому в непривычном ракурсе и экономическую историю [10]. История — это не только следствие экономического развития, но и предпосылка роста. Таким образом, эмпирические наблюдения фиксируют формирование новых институциональных изменений, выявление которых уже предполагает фактические обобщения. Принцип целостности рассмотрения социально-экономической системы диктует обращение исследователя к опыту теории других наук, т. е. к междисциплинарному анализу. Здесь особое влияние приобретают социология, психология, история, политология. Становится возможным перейти от "литературности" (М. Алле) экономических исследований к формализованным методам доказательности. Особо эффективными на сегодняшний день становятся теория игр и статистические методы.

Институциональные изменения требуют обращения к качественным методам наблюдения, анализируя уже не резул ьтат изменений (например, показатели эффективности и роста), а сам процесс со всеми этапами, формами превращений, доведя их до исходных. Согласно теории институционализма индивидуум, хозяйствующий субъект, делающий выбор, находятся не в вакууме, а в определенной социокультурной среде. Поэтому и институты не являются какими то внешними экзогенными факторами, а вполне реальными эндогенными параметрами, влияющими на многие решения и действия хозяйствующего агента.

Таким образом, происходит закрепление экономических и правовых норм, которые изменяются в процессе реформ.

Много нового в теорию экономики вносит разработка информ ационного поля, без которого в принципе невозможна эффективная хозяйственная деятельность. Сама информация уже становится самостоятельным особым ресурсом со своими проблемами правовой защиты, передачи прав собственности, принципами ценообразования, критериями эффективного использования. В индустриально-развитых государствах сформировался информационный сектор экономики, в котором уже не "действует" закон убывающей доходности и выработанные неоклассическим направлением критерии оптимизации размеров фирмы, где используются известные предельные величины доходов и издержек.

Институциональная программа исследований обращается также и к кумулятивному началу общества как целого, так и различных его частей. Когда-то только Маркс через революционное разрешение противоречия производительных сил и производственных отношений да Шумпетер через "созидательное разрушение", инициированное капиталистом-новатором не благодаря, а вопреки стремлению к прибыли, пытались объяснить истоки и направления развития экономики, общества в целом. Можно отвергнуть их взгляды, но невозможно отвлечься от самой проблемы, которая переросла в разряд глобальных проблем развития человечества. Заложенный эволюционный подход в теории институциональной экономики также имеет на сегодняшний день некоторые положительные решения на поставленные глобальные вопросы.

Структура институциональной теории С учетом вышесказанного сегодня общая схема различных направлений институционального анализа выглядит следующим образом. Без преувеличения можно в качестве основания "дерева" институционально-социологических направлений зафиксировать классическую политэкономию. Благодаря критике и развитию ее положений возникла целая "сеть" отдельных теорий, анализирующих те или иные аспекты институциональных явлений. Каждая из этих теорий испытывает "теоретическое влияние" других смежных или альтернативных творческих конструкций. Для краткого пояснения отметим лишь некоторые направления современного институционально-социологического анализа.

Хотя долгое время "старый", т. е. традиционный, институционализм в силу ряда обстоятельств и не проявлял себя достаточно активно, все же он не растворился ни в одном из представленных на схеме 1 теорий институционализма. Более того, его исследовательская программа к своему 100– летию приобрела более ясные и прочные в научном отношении очертания.

Осуществляется она через внутренне присущие этому направлению науки установки, методологические подходы и категории, содержание которых было заложено еще Т. Вебленом. Институты по-прежнему здесь выступают главной единицей анализа, а принцип холизма позволяет характеристики индивидуумов выводить из характеристик институтов, а не наоборот. Сами же институты описываются не только выполняемыми функциями, но и складывающейся в С хема Структура институционально-эволюционного направления экономика и теория права организаций экономическая Компаративный Эволюционная Институциональная Соглашения институционализм теория среда (правила игры) (организации) конвергенции геоэкономика Постиндуст Теории постриальные экономическог Неомарксизм (теория накоплений) Теория Историческ Институционализм Неоклассическая Современная марксизма ая школа (традиционный) теория неоклассика При создании данной схемы автор отталкивался от схемы О. Уильямсона (Уильямсон О. Сравнение альтернативных подходов к анализу экономической организации. СПб., 1994. С. 51—63), а также работ Р. Нуреева и А. Олейника (Вопр. экономики. 1999. № 1. С. 126, 138).

конкретно-исторических условиях системой производственных отношений.

Институциональная сложная и многоуровневая среда формирует определенный тип поведения граждан. Эта же среда, по мнению "старых" институционалистов, выступает главной детерминантой стабилизационной эволюции. Таким образом, спонтанность развития, имеющая место в истории, также накапливает свое кумулятивное начало в общественных традициях, нравах, действующих организациях и учреждениях, т. е. всего того, что называется институтами. Подход к развитию, его истокам, направлению, формам и самому процессу развития позволяет все-таки "вынести" Маркса за скобки институционального течения экономической науки, в отличие от имеющихся в литературе других трактовок. А. Олейник, например, Маркса ставит в один ряд с Вебленом, Поланьи, Гэлбрейтом только на том основании, что все вышеназванные авторы видят зависимость индивидов от внешней среды [11, c.

52]. Однако по этому поводу следует заметить, что Маркс использует в объяснении социально-экономического развития диалектический метод, позволяющий соединить в себе через понятия производительных сил и производственных отношений, не только источник развития, но и его эволюционно-революционную направленность. Обращением к общим и специфическим законам Маркс сводит разнообразие институтов к их постоянству в пространстве и изменчивости во времени. Институциональное разнообразие экономических систем многих государств следует понимать как естественноисторический процесс эволюции и специфического проявления этих общих экономических законов.

Общая характеристика основных течений институционализма Традиционный, "старый", институционализм в зависимости от подходов и объектов своего анализа имеет четыре разновидности, или направления, получившие хрестоматийное признание: психобиологическое (Веблен), социально-правовое (Коммонс), эмпирическое (Митчелл), социологическое (Гэлбрейт). При всей непростой творческой судьбе в части признания и влияния этого научного спектра теории, в целом можно оценить ее как удачную. Критикуя позиции неоклассиков и их модели, институционалисты осваивают новые "мертвые зоны" реальной хозяйственной практики, которые не попадали в привычное русло экономического анализа. Новая информация, таким образом, требовала к себе внимания как стороны политиков, законодателей, практиков, так и со стороны широкой общественности.

Внимание неоклассиков к острым проблемам хозяйственного бытия, с одной стороны, и признание абстрактности "изящных" по форме постулатов теории, с другой, приводит к возникновению нового институционализма (new institutional economics) и неоинституционализма (neoinstitutional economics). При всей своей однозвучности эти два направления существенно отличаются друг от друга парадигмальной основой и отношением к ее "жесткому ядру" и "защитной оболочке", которые выделяет известный эпистемолог И. Лакатос, обращаясь к проблемам развития научного знания.

Первое направление делает попытку (и на наш взгляд успешную) создать новую теорию институтов, поскольку, как считают его представители, нельзя, находясь в заданных жестких границах позитивного анализа, адекватно оценить во многом неизведанную институциональную среду, влияние которой стало в условиях глобализации явно доминирующей. Нуждается в пересмотре своих парадигмальных оснований и неоклассическая теория для решения фундаментальной проблемы, приобретшей за последнее десятилетие особую актуальность. Кратко ее можно сформулировать как проблему поиска направления (целеполагание), модели и стратегии социально-экономи-ческого развития. Дело в том, что контрапунктом неоклассики выступала в традиционно признанных институциональных условиях лишь проблема равновесия (частичного или полного), что далеко не аде кватно таким понятиям, как "эволюция", "развитие", "институциональная стабильность и равновесие". Таким образом, первый удар неоклассикам был нанесен по равновесию, описанном моделью Вальраса–Эрроу–Дебре, теорией игр. Последняя, как известно, не является самостоятельным направлением в экономической теории и тем более институционализма, однако именно в теории игр (Дж. Нейман, О. Моргенштерн, Дж. Нэш) равновесие получает более широкую интерпретацию. Например, теорией игр делаются допущения, что равновесия может не существовать вообще (!?) или же одновременно может быть несколько его точек. При этом обнаруживается, что точки равновесия далеко не всегда соответствуют точкам оптимума по Парето.

Представители новой институциональной экономики также "расщепляют" своей плодотворной критикой фундаментальное понятие неоклассиков о рациональном и свободном выборе. Фиксируется внимание при этом не только на познавательных (cognitive) ограничениях индивидуума, обусловленных различными причинами, но и на немалые информационные издержки. "Разум, способность к обработке информации, — пишет Г. Саймон, — тоже являются редкими ресурсами" [12, с. 12]. Иначе говоря, если потребитель примет во внимание издержки на получение и обработку информации, то он уже стремится не к оптимальной, а удовлетворительной рациональности, т. е. заранее ограниченной информационными издержками.

Теорией новой институциональной экономики ставится под сомнение и известный тезис неоклассиков о стабильном, строго структурированном и эндогенном характере предпочтений потребителей Если же в целом говорить о судьбе новой институциональной экономики, то это направление существенно продвинулось в "теории соглашений" (Л. Тевено, О. Фавро) и "теории регуляций" (Р. Буайе), "эволюционной теории" (Р. Нельсон, С. Винтер) и "институциональной компаративистики" (П. Грегори, Р. Стуарт, Я. Корнаи, Д. Коландер, А. Гручи).

Можно выделить и другие частные теории нового институционального направления. Однако именно процесс самого развития этих теорий делает эту процедуру классификации явно затруднительной и несколько условной. Это в равной мере относится и к теории неоинституционализма, краткую характеристику которой мы сейчас и представим.

Принципиальное отличие неоинституциональной экономики (neoinstitutional economics) состоит в экономическом (неоклассическом) подходе к анализу институциональной среды, которая признается также важным фактором влияния на экономические процессы. Основателем неоинституциональной теории экономики считают Р. Коуза, который в 1991 г. получил Нобелевскую премию за новаторские работы в области исследования трансакционных издержек и прав собственности, влияющих на институциональную структуру фирмы.

Исследовательская программа Р. Коуза и других неоинституционалистов предполагает при экономическом подходе к другим явлениям (институтам) изменения в "защитной оболочке" неоклассической теории. Прежде всего обращается внимание на более широкий спектр форм собственности и их всевозможных юридических проявлениях. Выделение объектно-субъектных элементов собственности дает основание на эффективное существование коллективной, государственной, акционерной форм собственности. При этом сравниваются их преимущества и недостатки при осуществлении сделок на рынке, а также в процессе организованного использования ресурсов непосредственно фирмой. "Теория прав собственности" (Р. Коуз, Р. Познер, С.

Пежович, А. Оноре, Э. Остром), таким образом, соединяет экономику и право через "пучок прав" собственности, в которых как бы адекватно и получает реализацию последняя. Конкретным завершением сделки выступает договор или контракт, который становится объектом анализа в "теории оптимального контракта" (Дж. Стиглиц, Дж. Колеман, Й. Макнил).

Поскольку общепризнанным становится участие в той или иной форме в хозяйственной деятельности такого института, как государство, то в "теории общественного выбора" (Дж. Бьюкенен, Г. Таллок, М. Олсон) политикам имплантируется тот же экономический интерес, что и хозяйствующим агентам.

Политика же представляется здесь как арена обмена на рынке.

Неоинституционалисты очень основательно переосмыслили роль и значение информации в рыночной среде (Дж. Стиглер, К. Эрроу). Вводится понятие информационных издержек, т. е. издержек, связанных с поиском и получением информации о ситуации на рынке. Рациональный выбор индивидуума ставится в зависимость от располагаемой каждым в конкретный момент объемом информации. Кроме информационных издержек, сопутствующих всевозможным рыночным операциям, особое значение придается "трансакционным издержкам".

Последние, по определению Р. Коуза, опосредуются всякого рода трансакциями, в результате чего происходит любое отчуждение и присвоение прав собственности, а также принятых в обществе свобод. Существенное дополнение в понимание рыночной реальности вносит неоинституциональная "теория организации" (Р.

Коуз, М. Аоки, О. Уильямсон) и экономической истории (Д. Норт). Значимость, например, исследований через призму трансакционных издержек и институционального подхода к различных областям общественной жизни подтверждается Нобелевской премией, которой были награждены в 1993 г. Д.

Норт и Р. Фогель. Оформилось целое направление, названное "новой экономической историей". Нетрадиционный экономический подход к институту семьи Г. Беккера также отмечен этой высокой наградой. "Теория домохозяйств" может сильно повлиять не только на проводимую в западных государствах экономическую и социальную политику, но и на решение возникшей проблемы основ социального устройства постэкономической цивилизации.

Современный институционалист Ч. Кэпп пишет: "...Сейчас мы оказываемся свидетелями распространения неоклассической модели на такие сферы, как анализ политического поведения, общественного выбора и вообще принятия решения. Хотя некоторые расценивают происходящее как движение в направлении междисциплинарности, оно несет в себе опасность новой подмены социального анализа неоклассицизмом. Обществоведам и особенно социологам еще не поздно занять критическую позицию в отношении этого варианта «аналитического» империализма" [13, с. 84].

Подводя итог лишь вводному аспекту в область институционального анализа, отметим, что любая теория имеет смысл тогда, когда она открывает новые горизонты знания. Институциональный подход преодолевает сложившуюся за многие годы в экономической науке междисциплинарность, а следовательно, и фрагментарность, "дефект" знания. Влияние же сегодня разного рода институциональных ограничений на правильный выбор при принятии решения политика, менеджера фирмы, обычного хозяйствующего агента и потребителя огромный. Поэтому, думается, исследовательская программа теории институциональной экономики своим плодотворным развитием дает шанс на преодоление не только многочисленных частных, но и проблем, имеющих фундаментальное значение. Известный психолог К. Ю. Юнг писал: "...Если аналитик не сделает определенного усилия и не подвергнет критике свою точку отсчета, признавая ее относительность, он никогда не соберет верной информации и не углубится достаточно полно в сознание пациента" [14, с. 58].

Некоторые аспекты трансформации собственности Методологические подходы к анализу проблемы эффективности государственного сектора определяются рамками имеющихся в структуре экономической теории школ и направлений. Это, как известно, классическая политэкономия, марксизм, кейнсианство, неоклассический синтез, институционализм, маржинализм. Однако частные и более конкретные теории можно сгруппировать следующим образом:

1. Теория государственных услуг и общественного товара (Э. Линдаль, П.

Самуэльсон, Дж. Стиглиц).

2. Теория общественного выбора и принятия политических решений (К.

Виксель, Р. Познер, Р. Матсрейв, Дж. Бьюкенен, М. Олсон).

3. Теория эффективного спроса и бюджетного регулирования (Дж. Кейнс).

4. Теория эффективного предложения и денежного регулирования (Г. Стайн, М. Фридмен).

5. Экономическая теория "прав собственности" (Р. Коуз, А. Оноре).

6. Теория политического влияния (Ж.-Ж. Роза).

7. Надстроечная теория экономической роли государства и теория дефицитной экономики (Я. Корнаи).

8. Надстроечно-базисная теория экономической роли государства (А. И.

Пашков, Н. А. Цаголов).

9. Теория оптимального функционирования экономики (В. С. Немчинов, Н.

П. Федоренко, В. Н. Черковец).

10. Теория двухуровневого функционирования социалистической экономики (Н. А. Цаголов, В. Н. Черковец).

Перечисленные выше западные, а также отечественные и восточноевропейские теории, безусловно, с различной степенью полноты исследуют и решают проблему эффективности государственного сектора экономики. Но они, давая необходимый исходный материал, ориентируют на дальнейшую проработку этой проблемы. В Беларуси в силу ряда причин при анализе экономики республики почти не ди фференцируется зависимость всех социальноэкономических результатов от формы собственности. Почти ни в одном вузе республики не преподается, например, дисциплина "Экономика государственного (общественного) сектора". Иначе говоря, здесь "все кошки серы", а государство приобрело некую абсолютную магическую силу, способную "поддерживать" или не "поддерживать" эту экономику. Однако надо понимать, что формы государственной поддержки, ее активность, масштабность, направленность зависят как от сложившейся отраслевой и технической структуры экономики, от устоявшихся связей и отношений, так и от институтов политики и права. Маркс в "Нищете философии" писал: "...Во все времена государи вынуждены были подчиняться экономическим условиям и никогда не могли предписывать им законы. Как политическое, так и гражданское законодательство всего только выражает, протоколирует требование экономических отношений" [15, т. 4, 65— 185]. Таким образом, политическая институциональная инфраструктура может, с одной стороны, обеспечивать полную реализацию имеющегося в стране социально-экономического потенциала, а с другой — своим "государственным порядком" нарушать естественный ход "экономического порядка".

Экономическая история ХХ в. подтверждает, что нарушение интердепенденции (взаимосвязи) порядков (экономического, политического, социального, институционального) оправдано лишь в том случае, если сформированная (старая или новая) политическая инфраструктура институтов может в полной мере сконцентрировать усилия всей общественно-экономической и геополитической среды, обеспечив ей динамику, рост и развитие с минимальными расходами на содержание всех политических институтов. Речь в данном случае идет об опережающем экономическом росте, в процессе которого преодолевается длительная стагнация, характеризующаяся не только паден ием абсолютных и относительных показателей ВВП, что очевидно, но и развитием системного гистерезиса, т. е. разложением накопившегося потенциала страны, который для своего восстановления требует больших затрат, чем для элементарного поддержания [16].

Институт идеологии в экономике Экономисты, которые в силу своего предмета и используемой методологии, казалось бы, обязаны были выразить свое отношение к идеологии, до последнего времени старались ее вообще игнорировать. Подчеркивалось, что не надо заниматься идеологией, а только экономикой. Некоторое исключение из общего ряда экономических работ составляют, например, теория общественного выбора, неоинституциональная теория экономики [17, с. 76].

Но если идеология пронизывает все сферы общественно-экономической деятельности человека, то, очевидно, что и в процессе анализа этот компонент не должен не только из него исключаться, но и прямо или косвенно имплантироваться в теорию. "Отношение между личностью и обществом, — пишет Дж. Бьюкенен, — в большей степени является основным вопросом политической философии, чем экономики. Но любой экономист, пытающийся пролить свет на эту взаимосвязь, неизбежно вторгается в пределы философии — глубочайшей области научного познания" [18, с. 18]. Конечно, все это не так просто, поскольку экономическая наука, во-первых, не имеет опыта и традиций инструментального анализа экономической системы в контексте ее идеологического выражения. Во-вторых, идеология в силу своей специфики сама по себе крайне сложно поддается формализации без существенных потерь своего содержания. Однако сложность такой процедуры не должно исключать идеологию из среды экономического поля в теории и практике.

Абсолютно неверно утверждение, что идеологии была подвержена только социалистическая (коммунистическая) система. Самая сверхлиберальная политико-экономическая система также пронизана общей идеей, как и ее противоположность, например, система жестко централизованного устройства.

Наш тезис состоит в следующем: идеология — не какой-то инородный элемент экономики, от которого следует и можно избавиться. Идеология представляет собой внутренний компонент любой социально-экономической системы. Более того, эффективной может быть модель экономики, имеющая свою центральную идею и осознанное ее выражение, которая поддерживается большинством граждан как потребителей, производителей, избирателей, политической, научной и культурной элиты. Как институт идеология не возникает на пустом месте.

Всегда существуют предпосылки любой идеологии. Оказывая влияние на все сферы жизни человека, она и сама подвержена влиянию истори и, концепциям и теориям, внешней среде, опыту.

Идеология в явных и неявных формах выполняет следующие важные функции в экономической системе. Во-первых, она прежде всего в концентрированном виде формулирует общую стратегию развития той или иной экономической модели развития и функционирования. Во-вторых, идеология определяет общие контуры общественных норм взаимоотношений между людьми с учетом многослойности и различия интересов населения. Ф. Энгельс подчеркивал, что государство, основанное на "Общественном договоре" Ж. Ж.

Русо, не могло стать ничем иным, как "идеализированным царством буржуазии", оно "...оказалось и могло оказаться на практике только буржуазной демократической республикой" [15, т. 20, с. 17]. В-третьих, идеология служит объединяющей и цементирующей основой общества. "...Вера производит теснейшую связь между согражданами. Чтя одного Бога и служа Ему единообразно, они сближаются сердцем и духом" [19, с. 69]. Если же консолидирующей идеи нет, то возникает многочисленное количество партий и группировок, как, например, в абсолютном большинстве постсоциалистических государств. И в "чистую экономику" здесь никак не уйти, поскольку политические силы формируют или могут сформировать ту или иную институциональную внешнеэкономическую и макроэкономическую среду для соответствующей хозяйственной деятельности. В-четвертых, идеология выполняет важную коммуникативную функцию, позволяющую воспринимать и настоящее и будущее на одном уровне представлений. В-пятых, сходство представлений об объекте предполагает некоторую универсальность и в поведении различных людей и их групп. Таким образом, господствующая идеология позволяет прогнозировать складывающуюся ситуацию и делать нормативные выводы. Ограниченная рациональность как идея, пронизывающая существующую экономическую теорию, по наблюдениям А. Е. Шаститко, приводит к "систематической слепоте" [20, с. 37].

…. Если взять, например, такие государства, как Беларусь, Россию, Украину и другие, которым до сих пор не удается выйти на эффе ктивный путь развития, то одна из причин такого положения заключается в отсутствии адекватной и цельной идеологии в этих государствах. И дело не только в том, что не учитываются историко-культурные особенности этих стран. Проблема состоит еще и в том, что общая идеология складывающейся системы есть составляющая разных ее сторон и уровней, о которых известно обществознанию. И хотя, бе зусловно, должно быть их соответствие даже по закону гармонии, к которому стремится любая система, включая общественную, устроители новых государственных систем, к сожалению, этого не обеспечивают. Общая идеология развертывается как бы в ряд частных, сохраняющих каждая по себе в той или иной форме основной, философский компонент общей национальной идеологии. В свою очередь, стержнем последней выступает политико-экономическая доктрина страны, разработка которой предполагает учет многих составляющих [21, с. 69—73].

Таким образом, молодые демократические государства натолкнулись в своих намерениях к лучшему на то, с чем начинали бороться, — с преодолением или уничтожением старой социалистической идеологии и образовавшимся вакуумом в области общей стратегии развития, которая фиксируется в... этой же идеологии страны. Парадокс обнаруживается лишь в том, что разрушение прежнего института идеологии начиналось сверху, формально и весьма решительно.

Достаточно же образованному обществу, выработавшему и впитавшему за десятилетия прежнюю систему ценностей, определявших нормы поведения людей, не было предложено соответствующей замены культурологических, экономических и других ценностей и ориентиров, позволивших бы этим людям реализовать свой профессиональный уровень и чувствовать себя лучше, комфортнее, защищеннее, материально обеспеченнее. В качестве альтернативы прежней идеологии была предложена достаточно абстрактная формулировка времен А. Смита, без учета национальных исторических традиций, развития, сложившихся культурных и экономических связей.

В структуре же идеологии различные компоненты имеют свой век существования. Не всегда свобода также выступала человеческой ценностью.

"...Несвободные работники, — пишет Л. Мизес о периоде рабства, — привыкли к своей зависимости и не воспринимали ее как зло" [22, с. 27]. В период же становления рыночной экономики свобода выступила как одна из важнейших ценностей, подталкивающая к социальным превращениям и увеличению своего пространства. То же можно сказать о равенстве—неравенстве, о критерии социальной справедливости. Переход от зависимости к свободе может быть воспринят человеком не как благо. Неумение реально в жизни осуществлять свой выбор, представленный свободой, приведет к росту издержек разного рода и к падению объемов производства.

Правильная оценка значения идеологии в системе общественных институтов позволяет осуществлять и лучший выбор в направлении инвестиционной политики. Например, общественный порядок можно достигать как через образование, так и с помощью правоохранительных органов. И то и другое требует каких-то затрат. Но лояльность населения к существующему общественному порядку, поддерживаемому с помощью правоохранительных органов, может уменьшиться даже при росте затрат на эти органы. И это будут чистые издержки общества. Затраты же на образование обеспечат не только общественный порядок, но и повысят трудовой потенциал страны, ее культуру.

Может быть, это и не всегда так, но, по крайней мере, учет идеологии в таких расчетах, позволяет сделать оптимальный выбор проекта.

Надо отметить, что выработка новой идеологии, с которой можно было бы уверенно войти в ХХI в., это не только проблема постсоциалистических государств. Уже не один кризис, в том числе и идеологический, был преодолен тем или иным способом западным обществом. Но это были кризисы локального характера, когда не требовалось смены фундаментальных основ общества как целостной и сложной системы, испытывающей уже на протяжении нескольких последних десятилетий серьезные "перегрузки", проявления которых крайне различны. Сегодня экономисты, кроме уже известных и признанных "внешних эффектов" рынка, занимаются категорией трансакционных издержек как отражением одного из проявлений "перегрузок" этой общественноэкономической системы. Самый общий вывод, который можно пока сделать из теории трансакционных издержек, состоит в том, что разделение труда и обменные операции, на которых основывается хозяйственная деятельность в рыночной модели, приводят к огромным нерациональным с точки зрения общественно полезного эффекта затратам. Но, думается, что проблема трансакционных издержек для более плодотворных и конкретных выводов нуждается прежде всего в смене методологии и подходов к ее позитивному разрешению. "И рынки, и правительство, — пишет Дж. Бьюкенен, — терпят провалы, и нет никакой благосклонной «мудрости». Человек 70-х попал в ловушку дилеммы. Он понимает, что две «великие ал ьтернативы», «laissez- faire»

и социализм, умирают, и вряд ли можно ожидать их возрождения" [18, с. 430].

Идеология современной мир-экономики, безусловно, отличается по содержанию от национальных государств, скажем, в 30—40-е гг. ХХ столетия, когда преобладала континентально-страновая идеология. В целом же механизм "работы" идеологии в экономике чрезвычайно сложен и он зачастую невидим и поэтому игнорируется. Но можно однозначно сказать, что эпоха "чистого экономизма" со своими критериями эффективности и другими расчетами закончилась еще в начале 30- х гг. ХХ в. Плотность экономического поля, опосредованная углублением разделения труда, возникновением новых технологий, интенсивным освоением сокращающихся ресурсов, предельным уровнем использования трудового потенциала с его мотивацией, обусловила его столкновение с областью, или с полем, социально-культурных и нравственноэтических отношений. Так или иначе, однако вовсе не случайно Д. Норт в качестве одного из ключевых направлений развития экономической теории выделил направление теории идеологии [23, с. 3—31].

Институциональная динамика или метатеория развития институтов По сути, с изменения институтов начинается эволюционная динамика любой социально-экономической системы. Это с одной стороны. С другой — возникающие новые институты фиксируют с той или иной степенью полноты устойчивости и эффективности генерируемые эндогенно и экзогенно новые изменения. Однако экономическая литература, формирующаяся в традициях мэйнстрима, имеет существенный пробел по социально-экономическому развитию, где институтам принадлежит, если и не первоочередное, то уж по крайней мере решающее значение. Функциональный анализ, оформившийся в рамках категорий микро- и макроэкономики, институты принимают как некоторую данность. К чему это приводит, дает оценку Д. Норт, который пишет:



Pages:     | 1 |   ...   | 10 | 11 || 13 | 14 |   ...   | 15 |
 
Похожие работы:

«ФЕДЕРАЛЬНОЕ АГЕНТСТВО ПО ОБРАЗОВАНИЮ РФ НОВОСИБИРСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ЭКОНОМИКИ И УПРАВЛЕНИЯ КАФЕДРА ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ИНФОРМАТИКИ Н.А. Филимонова Информационные технологии управления персоналом Учебно-методический комплекс Новосибирск 2009 1 ББК 32.81+65.050.2 Ф 53 Издается в соответствии с планом учебно-методической работы НГУЭУ Филимонова Н.А. Ф 53 Информационные технологии управления персоналом: Учебно-методический комплекс. – Новосибирск: НГУЭУ, 2009. – 147 с. Предлагаемый...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВНАИЯ И НАУКИ РФ ФГБОУ ВПО УДМУРТСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ Институт социальных коммуникаций Кафедра теории и практики социальных коммуникаций Е.Л. Пименова ЭКОЛОГИЧЕСКИЙ ТУРИЗМ Учебно-методическое пособие Ижевск 2013 1 ББК 65.433.5 УДК 338.48 У 912 Рекомендовано к изданию Учебно-методическим советом УдГУ Рецензент: В.П. Сидоров, к.г.н., доцент кафедры социальной и экономической географии УдГУ Экологический туризм: учебно-методическое пособие для студентов бакалавриата...»

«КАЗАНСКИЙ ФЕДЕРАЛЬНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ИНСТИТУТ ЭКОНОМИКИ И ФИНАНСОВ Л.Д.БАДРИЕВА, Е.А.ГРИГОРЬЕВА, Э.А.ПОЛОВКИНА, Е.Л.ФЕСИНА СТАТИСТИКА (раздел 1 Общая теория статистики) Конспект лекций Казань-2013 Принято на заседании кафедры статистики, эконометрики и естествознания Протокол №1 от 25.09.2013 г. Л.Д.Бадриева, Е.А.Григорьева, Э.А.Половкина, Е.Л.Фесина Статистика (раздел 1 Общая теория статистики). Конспект лекций / Л.Д.Бадриева, Е.А.Григорьева, Э.А.Половкина, Е.Л.Фесина; Каз. Федер.ун-т. – Казань,...»

«В. Ф. Байнев С. А. Пелих Экономика региона Учебное пособие Допущено Министерством образования Республики Беларусь в качестве учебного пособия для студентов специальности Государственное управление и экономика учреждений, обеспечивающих получение высшего образования Минск ИВЦ Минфина 2007 УДК 332.1(076.6) ББК 65 Б18 Р е ц е н з е н т ы: Кафедра менеджмента и маркетинга Белорусского государственного аграрного технического университета (зав. кафедрой – канд. экон. наук, доц. М. Ф. Рыжанков);...»

«Министерство образования и науки Российской Федерации Федеральное государственное автономное образовательное учреждение высшего профессионального образования Северный (Арктический) федеральный университет имени М.В. Ломоносова БУХГАЛТЕРСКИЙ УЧЕТ Методические указания к выполнению расчетно-графической работы Архангельск ИПЦСАФУ 2012 Рекомендовано к изданию редакционно-издательским советом Северного (Арктического) федерального университета имени М.В. Ломоносова Составитель И.Г. Вотинова, старший...»

«МАРКЕТИНГ В ОТРАСЛЯХ И СФЕРАХ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ Учебное пособие Под редакцией доктора экономических наук, профессора Н.А. Нагапетьянца Допущено Министерством образования и науки Российской Федерации в качестве учебного пособия для студентов высших учебных заведений, обучающихся по специальности 080111 Маркетинг Москва ВУЗОВСКИЙ УЧЕБНИК 2007 УДК 339.138(075.8) ББК 65.290-2я73 М 25 Авторский коллектив: д-р экон. наук, проф. Н.А. Нагапетьянц — введение, главы 1-3, глава 5 (пп. 5.1, 5.2, 5.4-5.6); д-р...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования Сибирский государственный аэрокосмический университет имени академика М.Ф. Решетнева (СибГАУ) Цветцых А.В. ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ГЕОГРАФИЯ И РЕГИОНАЛИСТИКА МЕТОДИЧЕНСКИЕ УКАЗАНИЯ К ВЫПОЛНЕНИЮ КОНТРОЛЬНОЙ РАБОТЫ Красноярск 2010 г. 4 ОБЩИЕ СВЕДЕНИЯ В условиях становления и развития рыночных отношений эффективное функционирование и устойчивое развитие территориальных...»

«Министерство образования и науки Российской Федерации ГОУ ВПО Уральский государственный экономический университет Методические рекомендации по организации научно-исследовательской работы студентов Версия редакции 1 Екатеринбург 2010 Система менеджмента качества Редакция МЕТОДИЧЕСКИЕ РЕКОМЕНДАЦИИ 23.08.2010 Организация научно-исследовательской работы студентов стр. 2 из 70 МР 05.01 – 002– 2010 Методические рекомендации по организации научно-исследовательской работы студентов Составители: д.э.н,...»

«Министерство образования и науки Украины Харьковский национальный университет имени В. Н. Каразина Голиков А.П., Грицак Ю.П., Казакова Н.А., Сидоров В.И. География мирового хозяйства Учебное пособие Рекомендовано Министерством образования и науки Украины в качестве учебного пособия для студентов высших учебных заведений Киев Центр учебной литературы 2008 2 ББК 65.04 я73 Г35 УДК 30.21.15(075.8) Рецензенты: Ковалевский Г.В., д.э.н., проф. кафедры туризма и гостиничного хозяйства Харьковской...»

«ПОДДЕРЖКА МАЛОГО И СРЕДНЕГО БИЗНЕСА. ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ Администрация города Красноярска Департамент экономики МЕТОДИЧЕСКОЕ ПОСОБИЕ ДЛЯ СУБЪЕКТОВ МАЛОГО И СРЕДНЕГО ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСТВА (Сборник нормативных документов) Красноярск 2010 ДЕПАРТАМЕНТ ЭКОНОМИКИ. Отдел инвестиций и развития малого предпринимательства Методическое пособие для субъектов малого и среднего УДК 346.26 ББК 67.404.91 предпринимательства. Сборник нормативных документов. — КрасН83 ноярск, 2010 Отдел...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ ОРЕНБУРГСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ИНСТИТУТ МЕНЕДЖМЕНТА Кафедра бухгалтерского учета и аудита БУХГАЛТЕРСКИЙ УЧЕТ, АНАЛИЗ И АУДИТ Методические рекомендации по производственной преддипломной практике по специальности Оренбург 2011 1 УДК 657 ББК 65.052.2 Б 94 О б с у ж д е н ы на заседании кафедры бухгалтерского учета и аудита от 20 октября 2009 г.,...»

«ЧАСТНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ОБРАЗОВАНИЯ ИНСТИТУТ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ Н.М. Лашкевич МЕЖДУНАРОДНАЯ ТОРГОВЛЯ Учебно-методический комплекс Минск 2010 УДК Л-32 Учебно-методический комплекс разработан м.э.н., старшим преподавателем ЧУО Института предпринимательской деятельности Лашкевич Н. М. Рекомендован к изданию кафедрой Коммерческой деятельности ЧУО Института предпринимательской деятельности (протокол №4 от 16.ноября 2010г.) Одобрен и утвержден на заседании Научно-методического Совета ЧУО...»

«В.В. КОВАЛЕВ ФИНАНСОВЫЙ МЕНЕДЖМЕНТ-1 Учебное пособие по Программе подготовки и аттестации профессиональных бухгалтеров Базовый курс Москва Издательский дом БИНФА 2011 1 Ковалев В.В. Финансовый менеджмент — 1: Учеб. пособие по Программе подготовки и аттестации профессиональных бухгалтеров. В пособии представлены основные положения базового курса финансового менеджмента в соответствии с Программой подготовки профессиональных бухгалтеров. Изложены теоретические положения и практические...»

«Министерство образования и науки РФ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ПРОФСОЮЗОВ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ АКАДЕМИЯ ТРУДА И СОЦИАЛЬНЫХ ОТНОШЕНИЙ Факультет социально-экономический Кафедра экономики и менеджмента УТВЕРЖДАЮ Проректор по научной работе В.В.Кузьмин _ 2011 г. Программа вступительного экзамена в аспирантуру по специальности 08.00.05 Экономика и управление народным хозяйством (экономика, организация и управление предприятиями, отраслями, комплексами) Составитель рабочей программы:...»

«Н.Н. БЫКОВА А.М. КУРЫШОВ А.А. РАСПОПИНА Т.А. ЯКОВЛЕВА ИСТОРИЯ Министерство образования и науки Российской Федерации Байкальский государственный университет экономики и права Н.Н. Быкова А.М. Курышов А.А. Распопина Т.А. Яковлева ИСТОРИЯ Учебное пособие Иркутск Издательство БГУЭП 2012 1 УДК 947 (075.8) ББК 63.3 И 90 Печатается по решению редакционного совета Байкальского государственного университета экономики и права Рецензенты д-р ист. наук, проф. А.В. Шалак д-р ист. наук, проф. Г.А. Цыкунов...»

«Костюнина Г.М. Ассоциация стран Юго-Восточной Азии (АСЕАН) // Международная экономическая интеграция: учебное пособие / Под ред. Н.Н.Ливенцева. – М.: Экономистъ, 2006. – С. 226-261. Костюнина Г.М. Ассоциация стран Юго-Восточной Азии (АСЕАН) 1. Цели и направления создания АСЕАН. Результаты интеграционных тенденций в 1960-80-е гг. Ассоциация стран Юго-Восточной Азии - АСЕАН (Association of South East Asian Nations - ASEAN) создана в 1967 г. в составе пяти государств Сингапура, Таиланда, Филиппин,...»

«КАЛИНИНГРАДСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ А.М. Чуйкин РАЗРАБОТКА УПРАВЛЕНЧЕСКИХ РЕШЕНИЙ Калининград 2000 КАЛИНИНГРАДСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ А.М. Чуйкин РАЗРАБОТКА УПРАВЛЕНЧЕСКИХ РЕШЕНИЙ Учебное пособие Калининград 2000 УДК 332.90-21я73 ББК 65.29 Ч87 Рецензенты профессор, доктор Афинского университета экономики и бизнеса А. Хараламбиду (Греция); профессор, доктор, вице-президент университета Савой Э. Брюна (Франция) Печатается по решению редакционного издательского Совета...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РФ МОСКОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ТЕХНОЛОГИЙ И УПРАВЛЕНИЯ имени К.Г. Разумовского ИНСТИТУТ МЕНЕДЖМЕНТА Учебно-методический комплекс дисциплины ТАМОЖЕННЫЕ ПОШЛИНЫ И РАСЧЕТЫ Для специальности 260501.65 – Товароведение и экспертиза товаров Форма обучения: заочная Сроки обучения: полная, сокращенная Москва 2012 УДК 664.6 К-72 Переработана, дополнена, обсуждена и одобрена на заседании кафедры гуманитарных и социально-экономических наук Филиала ФГБОУ ВПО МГУТУ...»

«Министерство внутренних дел Российской Федерации Московский университет МВД России Подготовка научно-педагогических кадров в Московском университете МВД России П р ав о в о е р егул и р о в ан и е и о р га н и за ц и я работы Методическое пособие юни ти UNITY Закон и право • Москва • 2009 УДК [378.2:378.4] (470-25)(07) ББК б7р4(2-2Москва)я7+б7.401.133.1(2Рос)я7 П44 Авторы: С. С. Маилян, Е.Н. Хазов, С.И. Гончаров, Д.В. Афанасьев, Е.В. Михайлова, Т.В. Протасова, Н.Д. Эриашвили Главный редактор...»

«МИРОВАЯ ЭКОНОМИКА учебник под редакцией доктора экономических наук профессора А.С. Булатова Уважаемые студенты, изучающие эту дисциплину! Кафедра приносит Вам извинение за то, что мы пока не можем Вам предоставить пособие в том виде, к которому Вы привыкли. Поскольку этот курс большой и читается в двух семестрах (для дневной формы обучения), то количество материала, которое должен освоить обучающийся, значительно. Мы вывешиваем самый удачный с нашей точки зрения учебник. В конце учебника...»






 
© 2013 www.diss.seluk.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Авторефераты, Диссертации, Монографии, Методички, учебные программы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.