WWW.DISS.SELUK.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА
(Авторефераты, диссертации, методички, учебные программы, монографии)

 

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 8 |

«Экономика региона Учебное пособие Допущено Министерством образования Республики Беларусь в качестве учебного пособия для студентов специальности Государственное управление и экономика ...»

-- [ Страница 5 ] --

процессов в регионе, в том числе связанных с созданием и реализацией инноваций. Инновационная деятельность предполагает осуществление и реализацию результатов научно-исследовательских и опытноконструкторских работ (НИОКР) и научно-исследовательских работ (НИР), направленных на создание или усовершенствование продукта, технологического или управленческого процесса, метода организации производства или реализации продукции. В самом общем смысле инновация – это результат или процесс практического внедрения новшества в области техники, технологии, способа организации и управления производством или социальной сферы, метода продвижения продукции на рынок и ее сбыта.

По причинам возникновения различают следующие виды инноваций:

- реактивные, представляющие собой реакцию на радикальные инновационные преобразования, осуществляемые конкурентами;

- стратегические, имеющие упреждающий характер и нацеленные на получение значительных конкурентных преимуществ в виде так называемой научно-технической (инновационной) ренты.

По характеру применения инновации бывают:

- продуктовые, направленные на производство и использование новых продуктов и услуг;

- процессные, нацеленные на новые технологии и методы организации производства;

- рыночные, связанные с выходом предприятия на новые рынки или освоением новых форм работы на рынках;

- социальные, обусловленные появлением и функционированием новых социальных структур.

В условиях обострения конкурентной борьбы инновации превращаются в решающий фактор устойчивого развития регионов и страны в целом, поскольку они обеспечивают приспособляемость, адаптивность территорий к быстро изменяющимся условиям рыночной конъюнктуры и внешней среды. Инновационная политика заключается в предвидении изменений ресурсного потенциала региона и выработке решений, обеспечивающих устойчивое региональное развитие на основе стимулирования воспроизводства, обновления и модернизации производительных сил.

Современный мировой опыт показывает, что государства, отдающие предпочтение инновационному пути развития национальных экономик, разрабатывают и эффективно применяют государственную инновационную политику. Государственная инновационная политика является составной частью государственной политики научно-технического и социально-экономического развития, которая выражает отношение государства к инновационной деятельности, определяет цели, направления, формы деятельности органов государственной власти в цепи событий цикла «наука – техника – производство», в том числе с учетом регионального аспекта.





Основными целями государственной инновационной политики могут быть: повышение технологического уровня и конкурентоспособности производства экономических благ в стране и ее регионах; обеспечение выхода инновационной продукции на региональный, национальный и внешний рынки сбыта; замещение импортной продукции на внутреннем рынке на отечественную и перевод на этой основе промышленного производства в стадию устойчивого экономического роста; расширение государственной поддержки инновационной деятельности в стране и в ее регионах; повышение эффективности использования государственных ресурсов; создание экономических, правовых и организационных условий для формирования и развития инновационной среды; обеспечение предпосылок для выравнивания уровней научно-технического и социально-экономического развития регионов и др.

Средой, в которой осуществляется инновационная деятельность, должна стать национальная инновационная система, которая включает ряд сегментов: нормативную правовую базу инновационной деятельности, т. е. специальный сегмент правового поля, регулирующий инновационные процессы; инновационную инфраструктуру, эффективно распределенную по регионам страны и включающую в себя: инновационные центры и технопарки, венчурные и страховые фонды, особые предприятия и научно-производственные центры, особые (техниковнедренческие, промышленные, инновационные и т. п.) экономические зоны и территории; систему подготовки кадров для инновационной деятельности, которая включает вузовскую и академическую науку, центры по подготовке и переподготовке кадров и т. п.; систему (механизм) государственной поддержки и финансирования важнейших (приоритетных) научных направлений; сегмент международного научно-технического сотрудничества, который характеризует уровень развития изобретательства, экспорта и импорта нововведений, баланс платежей на международном рынке знаний.

Отвечающая вышеперечисленным целям и требованиям инновационная политика представляет собой комплексную систему мер по стимулированию, разработке, сопровождению, управлению, планированию и контролю процессов инновационной деятельности в сфере науки, техники и материального производства, увязанных с адекватными сопровождающими мерами в важнейших сферах жизнедеятельности общества, обеспечивающих в совокупности создание всех необходимых условий реализации текущих и перспективных целей социальноэкономического развития государства. Она становится неотъемлемой и во многом определяющей частью общей социально-экономической политики страны, которая в условиях перехода к постиндустриальной экономике меняет свое содержание – ее главной целью становится повышение конкурентоспособности страны и ее регионов на основе развитии высокотехнологичных и наукоемких производств. В этих условиях кардинально меняются и задачи промышленной политики. В условиях инновационной экономики она должна обеспечить осуществление структурных сдвигов в сторону приоритетного развития высокотехнологичных секторов экономики.





Государственная инновационная политика формируется и осуществляется исходя из следующих основных принципов: признание факта, что инновационная деятельность направлена на повышение эффективности общественного производства и конкурентоспособности наукоемкой продукции на различных рынках сбыта (международном, национальном, региональном, отраслевом, местном), жизненного уровня населения, национальной и экологической безопасности; концентрация государственных ресурсов на создании базисных нововведений с целью обеспечения структурных сдвигов в экономике, в том числе с учетом регионального аспекта; государственная охрана прав субъектов интеллектуальной собственности, в т. ч. и промышленной; обеспечение государственного регулирования инновационной деятельностью в сочетании с эффективным функционированием конкурентного механизма в инновационной сфере.

Основными приоритетными направлениями инновационной политики могут быть: работы по созданию базовых технологий для республики, регионов, отраслей, которые способны обеспечить сравнительные преимущества нововведения, экономическую независимость предприятий и страны в целом; работы по государственным и региональным научно-техническим программам, а также отраслевым, республиканским программам, требующие масштабной концентрации ресурсов, которые не под силу отдельным инновационным предприятиям; работы, выполняемые по отдельным программам и проектам.

Как показывает мировой опыт предшествующих двух десятилетий инновационная политика всех без исключения развитых стран, а также новых индустриальных стран стала одним из приоритетов государственного управления. Основные тенденции государственной политики развитых стран привели к формированию универсальных, проверенных мировой практикой и доказавших свою эффективность рекомендаций в отношении содержания и основных задач инновационной политики. В обобщенном виде эти рекомендации могут быть представлены в следующем виде:

- повышение гибкости исследовательских структур и обеспечение более тесного и эффективного сотрудничества бизнеса и науки с центральными и региональными органами государственной власти;

- обеспечение устойчивого научного и научно-технического развития на основе адекватного государственного финансирования фундаментальных и прикладных исследований, а также стимулирования межфирменного сотрудничества на доконкурентной стадии развития;

- содействие формированию рыночных и рыночно-государственных механизмов финансирования инновационных процессов, становлению и развитию венчурных фондов, в том числе с учетом региональных аспектов;

- содействие формированию и развитию эффективных механизмов распространения технологий на основе реализуемых инновационных программ и проектов и стимулирования конкуренции на рынках новых технологий;

- проведение социально и экономически обоснованных институциональных реформ, направленных на стимулирование гибкой технологической модернизации и вхождения на рынок новых производителей;

снижение административных, информационных и финансовых барьеров для развития инновационного предпринимательства в стране и в ее регионах;

- совершенствование методов и институциональных механизмов социально-экономического и технологического прогнозирования, экспертизы научных и инновационных проектов, оценки результативности реализуемых с участием государства инновационных программ и проектов;

- содействие становлению и развитию эффективных форм партнерства государства, местных органов власти и бизнеса;

- совершенствование механизмов скоординированного использования и развития материальных, финансовых, интеллектуальных и информационных ресурсов при реализации инновационных программ и проектов, в том числе на уровне регионов;

- содействие международному инновационному сотрудничеству за счет привлечения зарубежных партнеров к участию в реализации национальных инновационных программ и проектов и обеспечения участия национальных предприятий и организаций в разработке и реализации иностранных и международных инновационных программ и проектов;

- совершенствование разработки и реализации инновационной политики на основе заинтересованного сотрудничества всех значимых представителей бизнеса, науки, гражданского общества и органов государственной и местной власти;

- стимулирование научно-технической и инновационной деятельности в регионах с целью обеспечения выравнивания уровней их социально-экономического развития и укрепления тем самым экономической и территориальной целостности страны.

Анализ мирового опыта развития технологически развитых стран свидетельствует о том, что в них проблемам государственной и региональной инновационной политики сегодня уделяется большое и постоянно усиливающееся внимание. Известно, что в начале XXI века в технологически развитых странах Запада на долю новых или усовершенствованных технологий, оборудования и других продуктов, содержащих новые знания или решения, приходилось от 70 до 85 % прироста ВВП.

Предполагается, что глобальный рынок высоких технологий, объем которого уже сегодня оценивается в 2,5–3 трлн долл. США, к 2015– 2020 гг. вырастет до 4 трлн долл. США и именно за этот наиболее перспективный сегмент мировой экономики сегодня ведется наиболее ожесточенная борьба.

Очевидно, что в условиях беспрецедентного обострения международной конкуренции за рынки сбыта и ограниченные, быстро истощающиеся природные ресурсы имеют шансы сохранить в ХХI веке свой экономический суверенитет только те державы, которые форсированными темпами накапливают передовой, основанный на использовании последних достижений науки и техники (на базисных инновациях) промышленный капитал. Приверженность данному принципу развития наглядно демонстрируют так называемые развитые страны Запада (ОЭСР и, прежде всего, «Большая семерка»), сконцентрировавшие под своим контролем до 90 % мирового научного потенциала и контролирующие не менее 80 % современного глобального рынка высоких технологий. В частности, высокотехнологичная продукция в товарном экспорте США составляет более 32 %, Великобритании – 31 %, Японии – 26 %, Франции – 23 %. Прибыль, получаемая технологически развитыми странами от реализации наукоемкой продукции колоссальна: ежегодный экспорт наукоемких товаров и услуг приносит США более 700 млрд USD, Германии – 530 млрд, Японии – 400 млрд USD.

Однако лидеры мировой экономики и не думают останавливаться на достигнутом. Так, Европейский союз (ЕС) на Лиссабонском саммите (2000) поставил амбициозную задачу довести к 2010 г. наукоемкость ВВП – долю затрат на исследования и разработки в ВВП – до уровня США и Японии (около 3 %) и превратить регион в наиболее динамичный, обладающий конкурентоспособной и самой высокоразвитой экономикой. В рамках решения этой задачи разработан и принят к реализации специальный плановый документ – VII Рамочная программа научных исследований и разработок ЕС на период 2007–2013 гг., в которой предусмотрен рост затрат на поддержку исследований, исследователей, изобретателей, а также на развитие научно-инновационной инфраструктуры до 73,27 млрд евро, что в 4,2 раза больше бюджета (17,5 млрд евро) реализуемой в 2000–2006 гг. VI Рамочной программы. При этом огромное внимание в обеих программных документах уделяется региональным аспектам научно-технического развития и выравниванию инновационно-промышленных потенциалов стран ЕС и их регионов.

По мнению многочисленных экспертов, все «экономические чудеса» ХХ века (Япония, Германия, Южная Корея, Китай, Индия) также являются, в сущности, отражением соответствующей глубоко продуманной и высокоэффективной государственной инновационнопромышленной политики. При этом государственная поддержка научнотехнического прогресса в странах, совершивших научнотехнологический прорыв, не только не ослабевает, но и нарастает быстрыми темпами. Например, если в 1996–2000 гг. правительство Японии затратило на развитие науки и технологии 136 млрд USD, то в 2001– 2005 гг. эти затраты достигли уже 200 млрд USD.

Наряду с технологически развитыми странами в конкурентную борьбу за рынки высокотехнологичной и наукоемкой продукции активно включилось и несколько так называемых новых индустриальных стран – Китай, Южная Корея, Сингапур, Малайзия, Индия. В частности, социай 1листический Китай за последнее десятилетие прошлого века смог увеличить производство наукоемкой продукции в 27 раз, причем на фоне общего роста ВВП ее доля в нем возросла с 8,1 до 35,4 %. Ежегодно наращивая экспорт высокотехнологичной продукции на 15–20 %, эта страна смогла увеличить его объем со 192 млн USD в 1992 г. до 6,0 млрд USD в 2000 г. (в 31 раз), снизив сырьевую долю в экспорте в раза. Сегодня общая доля на мировом рынке наукоемкой продукции новых индустриальных стран, демонстрирующих догоняющее развитие, оценивается в 15 %.

Очевидно, что отмеченные тенденции делают абсолютно бесперспективным сырьевой экономический рост, который демонстрирует сегодня большинство стран СНГ. Сказанное в достаточной степени относится и к Республике Беларусь, поскольку в период с 1998 по 2005 гг.

доля сырьевой составляющей в белорусском экспорте выросла с 8,4 до 35,4 %, а доля машиностроительной продукции, наоборот, сократилась с 30,2 до 20,3 %. И хотя неутихающая риторика о жизненно важной необходимости перехода постсоветских стран к инновационной модели развития без преувеличения является ровесницей их суверенитета, тенденции развития научно-технической и инновационной сфер стран бывшего СССР свидетельствуют об их рыночно-капиталистическом разгроме. И действительно, в качестве главного недостатка директивно-плановой экономики идеологи рыночно-капиталистических реформ изначально обозначали низкую инновационную восприимчивость экономических систем всех уровней, находящихся в условиях «командноадминистративного диктата». По их заверениям, отказ от государственного регулирования экономики, ее либерализация и перевод на «рыночные рельсы» должен был подстегнуть инновационную активность субъектов хозяйствования и тем самым едва ли не за 500 дней переместить и без того вторую в мире экономику СССР на недосягаемые даже для США высоты.

К сожалению, в отличие от держав мировой экономической элиты и успешно догоняющих их стран государства–участники СНГ, осуществляющие активные рыночные реформы, демонстрируют крайне негативную динамику развития своей научно-технической и инновационной сферы. На фоне неослабевающей риторики о необходимости формирования инновационной экономики общая доля стран бывшего СССР в мировом экспорте наукоемкой продукции за годы их «рыночного оздоровления» уменьшилась до 0,5–0,8 % (более чем в 15 раз), наукоемкость ВВП стран Содружества снизилась в 2–12 раз (табл. 12а), а доля сырьевых товаров в их экспорте (за исключением Беларуси и Молдовы) гипертрофированно возросла до 60–85 %. При этом доля инновационно активных предприятий сократилась с 50 % в доперестроечном СССР до 14,1 % в Беларуси (2005 г.), 12,3 % – в Украине, 10,3 % – в России, 2,2 % – в Казахстане в 2004 г., в то время как в технологически развитых странах Запада аналогичный показатель сегодня достигает 60–80 %.

в трансформационный период 1990–2005 гг.

Наукоемкость, рассчитанная по методологии ОЭСР целом Примечание: *1999 г.

За 10–12 лет активных рыночных реформ численность исследователей, осуществляющих научно-исследовательские (НИР) и опытноконструкторские работы (НИОКР) в регионе снизилась в 2–4 раза. При этом на фоне общего кратного сокращения численности исследователей заметно снизился их профессионально-квалификационный уровень, о чем однозначно свидетельствует уменьшение числа работников отрасли, имеющих ученую степень (в среднем по странам СНГ указанное снижение составило 26 %). Иными словами, по мере «рыночного оздоровления» наблюдается быстрое превращение страны со второй в мире экономикой, которая еще совсем недавно на равных соперничала с самими США хотя бы по некоторым направления научно-технического прогресса (космос, атомная энергетика, военная техника и др.), в технологическое захолустье и сырьевую провинцию Запада с прикованным к «сырьевой тачке» и к тому же быстро вымирающим населением.

Из числа причин обозначенных проблем перехода постсоветских стран к инновационной экономике необходимо выделить, на наш взгляд, наиболее важную, научно-теоретическую. Так, обращает на себя внимание то обстоятельство, что термин «переходная экономика» на всем постсоветском пространстве без каких-либо дополнительных пояснений ассоциируется с переходом к рыночной экономике, в то время как технологически развитые страны осуществляют переход к экономике инновационного типа, что сегодня далеко не одно и тоже. Изучение в рамках НИР № 20061700 «Теоретико-методологические основы межгосударственной инновационно-промышленной политики стран ЕврАзЭС как фактор их устойчивого развития», НИР № 20051816 «Инновационная политика России и Беларуси в условиях формирования единого технологического пространства» (проект БРФФИ № Г05Р-014), выполняемых в БГУ (г. Минск), свойств и закономерностей перехода технологически развитых стран к инновационной экономике позволило нам сделать вывод о том, что категории «инновационная экономика» и «рыночная экономика» в современных условиях не просто не соответствуют друг другу, но и выступают в качестве едва ли не взаимоисключающих понятий. Действительно, в рыночной системе хозяйствования, фундаментальную основу которой составляют индивидуализм и конкуренция («война всех со всеми»), многочисленные фирмы-конкуренты вынуждены столь же большое количество раз дублировать затраты на НИР и НИОКР. Такое нерациональное дублирование затрат, которые в условиях экономики знаний уже достигли значения от 10 до 85 % всех издержек на производство высокотехнологичной и наукоемкой продукции, делает рыночную систему хозяйствования неэффективной и бесперспективной.

В итоге рыночная конкуренция (внутри страны) из эффективного фактора стимулирования инновационной активности в бытность индустриальной экономики постепенно, но неумолимо превращается в столь же эффективный тормоз научно-технического прогресса в условиях основанной на интеллекте и знаниях экономики постиндустриального типа. Вот почему сегодня технологически развитые страны, на словах позиционируя себя в качестве государств с рыночной экономикой, на деле уже давно отказались от рыночных принципов ведения дел. И действительно, начиная с середины прошлого века лидеры мировой экономики демонстрируют отнюдь не рыночные тенденции своего развития, а именно – стремительную монополизацию мировой и национальных экономик своими быстро растущими транснациональными компаниями и банками (ТНК и ТНБ). По существу последнее означает, что эти страны отказались от достижения обожествленной в экономикс совершенной конкуренции и методично углубляют централизацию управления экономическими процессами, поскольку с ростом могущества ТНК и ТНБ быстро сокращается круг лиц, принимающих реальные управленческие решения в сфере национальной и мировой экономики.

В частности, специалисты отмечают, что в настоящее время дезинтеграционные процессы, ведущие к усилению конкуренции, в количественном плане на порядок уступают интеграционным процессам, способствующим увеличению монопольной силы интегрирующихся экономических систем (бизнес-систем) и тем самым удаляющим национальную и мировую экономику от описанной в экономикс рыночно-конкурентной идиллии. Так, в США в 1996–1997 гг. произошло 150 случаев разделения американских акционерных компаний, однако, за это же время наблюдалось в 10 раз больше слияний, что однозначно отражает общие нерыночные тенденции развития национальной экономики ведущей державы мира. В итоге, сегодня каждая из 200 крупнейших американских компаний имеет в своем составе предприятия не менее 20 отраслей, причем 39 таких компаний действуют в 30 отраслях, а 9 – в 50 отраслях производства. Необходимо отметить, что указанные далеко нерыночные процессы монополизации и централизации характерны для всех странлидеров мировой экономики. По оценкам экспертов Конференции ООН по торговле и развитию (ЮНКТАД) в первой сотне «хозяйствующих субъектов» разного вида (стран и компаний) не менее 29 являются крупными транснациональными корпорациями (ТНК) ведущих стран Запада, а остальные – суверенными государствами.

Мы убеждены, что причины такого столь очевидного отказа технологически развитых стран от рыночно-конкурентной доктрины развития связаны с необходимостью перехода к инновационной экономике. Интеграция и сотрудничество бывших непримиримых конкурентов в рамках ТНК и ФПГ взамен рыночному индивидуализму и конкуренции, понимаемой в качестве «войны всех со всеми» – вот основа глобальной конкурентоспособности технологически развитых стран и главное условие перехода к инновационной экономике в современных условиях.

Экономической элите переходных стран пора, наконец-то, осознать, что команда, играющая на достижение коллективного успеха, из-за системного (интеграционного, синергетического) эффекта всегда сильнее совокупности (толпы) нацеленных на индивидуальный результат и потому конкурирующих друг с другом игроков. Именно «игра в команде»

согласно установкам нацеленного на достижение коллективного успеха «тренера» позволяют Беларуси даже в условиях острейшего дефицита ресурсов и беспрецедентного давления извне демонстрировать относительно устойчивое развитие, в то время как некоторые наши несравненно более обеспеченные сырьем соседи до сих пор еще не вышли на дореформенный уровень социально-экономического развития по подавляющему большинству показателей. К этому можно лишь добавить, что использование Россией в последние годы отдельных принципов функционирования белорусской экономической модели также привело эту страну к очевидно положительным результатом. Специфика указанных принципов, как известно, заключается в том, что в Беларуси государство, действуя как типичная ТНК, не только не бросило штурвал управления экономикой на произвол рыночной стихии, но и методично усиливает свою роль и как регулирующего органа, и как глобального предпринимателя. Иными словами, успех белорусской экономической модели всецело определяется тем, что «невидимой руке» рынка, свято оберегающей интересы одного лишь крупного (значит, западного или компрадорского прозападного) капитала, не было дозволено вытеснить из сферы управления экономикой «зримую руку» государства и его Главы, реализующую чаяния белорусского народа.

Вывод об угнетающем воздействии рыночно-конкурентного механизма на формирование инновационной экономики в условиях перехода к постиндустриальному, информационно-интеллектуальному обществу из-за потери интеграционного эффекта однозначно следует, например, из результатов исследований, проведенных под руководством профессора В.Н. Шимова в Белорусском государственном экономическом университете. Согласно несложной модели, предложенной белорусским экономистом А.А. Быковым, интеграционный (синергетический) экономический эффект от внедрения конкретного нововведения на n предприятиях может быть оценен на основе следующего выражения:

где ЭН n – совокупный экономический эффект от внедрения нововведения, руб.; n – количество предприятий, внедряющих нововведение, ед.;

РП – объем реализации продукции единичным предприятием, ед.; Сб и Сн – себестоимость производства и реализации единицы продукции соответственно по базовому и новому варианту, руб.; ЗИР – затраты на исследования и разработки, руб.; ЗОП – затраты на освоение производства новой продукции на единичном предприятии, руб.

Особенность приведенного выражения состоит в том, что в условиях информационной экономики у интегрированных в бизнес-систему предприятий появляется принципиальная возможность не дублировать затраты на исследования и разработки, а осуществить их всего лишь один раз, централизованно, в связи с чем параметр ЗИР в отличие от величины ЗОП на n не умножается.

П р и м е р : Нововведение на единичном предприятии обеспечивает снижение себестоимости единицы продукции на (Сб – Сн ) = 1 000 руб., однако, его внедрение было связано с затратами на исследования и разработки ЗИР = 1 000 млн руб.

и освоение производства ЗОП = 100 млн руб. Рассчитать совокупный экономический эффект от внедрения нововведения ЭН n на 1, 2, 5 и 10 предприятиях (n = 1, n = 2, n = 5, n = 10), при условии, что объем реализации продукции на каждом единичном предприятии РП = 1 млн ед.

В табл. 12б приведены результаты вычисления совокупного экономического эффекта от внедрения нововведения ЭНn на n интегрированных в бизнес-систему предприятиях. Результаты расчета подтверждают гипотезу о том, что рыночно-конкурентный механизм стал непреодолимым препятствием для научно-технического прогресса и процесса формирования инновационной экономики. Действительно, на единичном, ориентированном на индивидуальный результат предприятии указанная инновация неэффективна (ЭН n 0) и, следовательно, она не будет реализована ни на одном из множества конкурирующих друг с другом рыночных субъектов. Иными словами, рыночно-конкурентная среда оказывается невосприимчивой к крупным, серьезным инновациям.

В то же время реализация той же самой инновации на двух и более сотрудничающих предприятиях обеспечивает положительный экономический эффект, что делает такую нерыночную среду инновационновосприимчивой.

Изменение совокупного экономического эффекта от внедрения нововведения ЭН n в зависимости от степени интеграции Количество ин- Экономия от Затраты на Затраты на Совокупный тегрированных в снижения се- исследования освоение экономический бизнес-систему бестоимости и разработки производст- эффект от внепредприятий n, продукции в ЗИР, ва новой дрения новоед. результате млн руб. продукции введения ЭН n, В итоге в условиях формирования новой экономики (экономики, основанной на знаниях), когда стоимость получения новых знаний и осуществления НИР и НИОКР стремительно возрастает, а издержки на их тиражирование благодаря информационно-коммуникационным технологиям сокращаются, рыночно-конкурентная модель быстро теряет свою актуальность. Это происходит по той причине, что в рыночноконкурентной среде самостоятельные, ориентированные на индивидуальный успех, конкурирующие друг с другом многочисленные предприятия вынуждены столь же большое количество раз дублировать затраты на НИР и НИОКР с целью осуществления техникотехнологических инноваций. В условиях неуклонного удорожания исследований и разработок нерациональное дублирование указанных затрат существенно снижает эффективность рыночно-конкурентного механизма, который оказывает все более и более тормозящее воздействие на научно-технический прогресс и потому отвергается технологически развитыми странами. Это означает, что в постиндустриальном обществе будущее принадлежит экономическим системам, характеризующимся отнюдь не рыночным индивидуализмом и конкуренцией, а высокой степенью обобществления (интеграцией) производства и централизации управления, что, безусловно, свидетельствует о перспективности белорусской модели социально ориентированной плановой экономики, где могучим интегрирующим, стабилизирующим и планирующим фактором выступает «зримая рука» Президента Республики Беларусь, ограничивающая дезинтегрирующее влияние «невидимой руки» рынка.

Сто-двести лет тому назад, когда стоимость исследований и разработок была невелика и, например, закон всемирного тяготения можно было открыть лежа под яблоней, интеграционный эффект от экономии на указанных затратах был незначителен и потому именно рыночноконкурентный механизм обеспечивал максимально эффективное использование дефицитных ресурсов. Сегодня же, когда затраты на исследования и разработки составляют значительную часть (от 15 до 90 %) общих затрат на производство и реализацию продукции, максимально эффективное использование ограниченных ресурсов осуществляется в условиях растущего обобществления производства, централизации управления и перехода к коллективным формам поведения субъектов хозяйствования, еще совсем недавно бывших непримиримыми конкурентами. Неслучайно некоторые западные специалисты сегодня ведут речь о революции в менеджменте, связанной с формированием экономических систем принципиально нового типа, эффективность которых обеспечивается не конкуренцией, а реализацией интеграционного эффекта на основе коллективизма, сотрудничества, дальнейшего обобществления производства и централизации управления.

Таким образом, среди научно-теоретических факторов, обусловливающих провалы в инновационной политике переходных к рынку стран, необходимо отметить ориентацию курса экономических реформ на заведомо устаревшую рыночно-конкурентную доктрину развития, которая по вполне понятным причинам столь активно навязывается нашими заокеанскими «друзьями» (конкурентами), желающими упрочить свое мировое господство в рамках неоколониального проекта Запада. При этом особо негативную роль в процессе формирования инновационной экономики играет взятое либерал-реформаторами на вооружение праворадикальное направление западного неоклассического «мейнстрима» – монетаристская теория, призванная по большому счету окончательно вытеснить государство из сферы управления экономикой, ограничив его роль контролем за денежной эмиссией, сбором налогов и манипулированием учетной ставкой. В итоге отстраненное от других рычагов управления государство в попытке обуздать инфляцию вынуждено до предела сжимать денежную массу, экономить на бюджетных расходах, использовать другие аналогичные жесткие рестрикционные меры. В результате этого во всех не пользующихся благосклонностью Запада постсоветских странах, включая Республику Беларусь, возникли вопиющие отклонения базовых параметров функционирования их монетарной, кредитно-денежной, налоговой систем от общепринятых в мире значений.

Сказанное относится, прежде всего, к таким показателям, как коэффициент монетизации экономики, обменный курс национальной валюты, режим обратимости иностранных валют и некоторым другим, которые в разы отличаются от своих оптимальных значений. Например, по информации директора НИЭИ Минэкономики Республики Беларусь С. Полоника, при оптимальном значении коэффициента монетизации 60–100 %, пороговом – не менее 50 % и кризисном – не менее 30 % его реальное значение в нашей стране в 2003 г. составляло лишь 9,5 %. В России, Украине, Казахстане и т. д. – аналогичная ситуация, которая существенно отличает названные страны, не пользующиеся благосклонностью Запада и потому запрограммированные им на превращение в сырьевую провинцию, от государств, которым разрешен переход к инновационной модели развития (табл. 12в).

Динамика коэффициента монетизации экономики Км Примечание: Авторы могли использовать для расчета официальные статистические данные по России и Беларуси, в том числе и за 2005 г., которые незначительно улучшают общую картину, однако, для корректности сравнения использованы сведения из одного источника: Россия и страны мира, 2003: стат. сб. / редкол.: А.Е. Суринов и др. – М: Статистика России, 2004. – С. 69–71, 282–283.

В настоящее время ситуация в монетарной сфере Беларуси и других стран СНГ существенно к лучшему не изменилась. В итоге искусственно созданный в большинстве постсоветских стран дефицит денег привел к целому ряду крайне негативных последствий, в числе которых: а) «выдавливание» денежной массы из отраслей с низкой скоростью обращения финансовых ресурсов, главным образом, из инновационного и промышленного секторов экономики, в отрасли с высокой оборачиваемостью денежных средств – в сферу услуг, торговли, криминала (рис. 3а);

б) грандиозная спекуляция дефицитными денежными ресурсами со стороны банковской системы, превратившейся из инструмента экономического роста в трансакционный, откровенно паразитарный сектор экономики; в) масштабная долларизация национальной экономики и, соответственно, потеря контроля и управления денежной сферой со стороны правительства, то есть подготовка страны к внешнему управлению (ее колонизации); г) кризис взаимных неплатежей и нескончаемая череда банкротств, повлекшая за собой разрушение промышленного сектора национальной экономики.

Центр Р и с. 3а. Перераспределение финансовых ресурсов между секторами экономики и территориями в условиях снижения коэффициента монетизации Анализируя ситуацию, сложившуюся в монетарной и кредитноденежной сфере, к сожалению, приходится сделать вывод о том, что сегодня во всех странах СНГ (Беларусь – далеко не исключение) монетарные факторы активно препятствуют притоку финансовых ресурсов в инновационный сектор экономики и делают невозможным формирование инновационной экономики. Более того, следует отметить, что представленное на рис. 3а «выдавливание» денежной массы в условиях ее искусственно созданного дефицита наиболее остро проявляется именно в регионах, поскольку в любой стране мира основная масса финансовых ресурсов сконцентрирована в центре – столице и крупных региональных городах. Таким образом, описанные проблемы функционирования монетарной сферы переходных к рынку стран объективно ведут к усугублению дифференциации уровней научно-технического, инновационнопромышленного и, следовательно, социально-экономического развития регионов страны и тем самым обостряют региональные диспропорции.

К сожалению, в Республике Беларусь, в том числе и по вышеназванным причинам, наблюдается острая неравномерность распределения по ее территории научно-технического и инновационного потенциалов (табл. 12г, 12д, 12е), что свидетельствует об актуальности региональной инновационной политики в нашей стране.

Динамика численности персонала, занятого исследованиями и разработками, в Республика Беларусь 32926 32119 30711 29981 Области:

Источник: Статистический ежегодник Республики Беларусь, 2006 (Стат. сб.) Минстат Республики Беларусь – Минск, 2006. – С. 234.

Динамика числа организаций, выполнявших исследования и разработки, Области:

Источник: Статистический ежегодник Республики Беларусь, 2006 (Стат. сб.) Минстат Республики Беларусь – Минск, 2006. – С. 232.

Все вышеизложенное наглядно иллюстрирует тезис о том, что негативные тенденции развития научно-технологической и инновационной сфер в переходных к рынку странах, потеря их глобальной конкурентоспособности не являются случайностью – они закономерны и, к сожалению, неизбежны в условиях ориентации переходных к рынку стран на рыночно-конкурентную модель развития.

Таким образом, в то время, когда технологически развитые страны осуществляют переход к инновационной экономике, страны бывшего СССР дружно переходят к рынку, который был эффективен в условиях индустриальной экономики и быстро теряет свою эффективность по мере формирования постиндустриального, информационноинтеллектуального общества. Ориентация на принципиально разные теоретические модели – главная причина различия тенденций развития научно-технологической и инновационной сфер, демонстрируемого переходными к рынку странами и грандами мировой экономики.

Это означает, что в странах бывшего СССР остро стоит проблема смены как курса экономических реформ, так и господствующей научнообразовательной парадигмы экономической науки, которая сегодня всецело базируется на прозападном неоклассическом «мейнстриме» и ориентирует развитие наших стран именно на устаревшую конкурентнорыночную модель. Необходим поиск новой (очевидно, что не рыночноиндивидуалистской, а ориентированный на коллективный, командный успех) научно-образовательной парадигмы экономической науки, которая соответствовала бы новым реалиям и объективно способствовала переходу Беларуси, России, Украины и т. д. к инновационной экономике.

Таким образом, термин «переходная экономика» должен означать переход именно к инновационной экономике, а не практическую реализацию связанной с приватизацией и дезинтеграцией национальной экономики рыночно-конкурентной модели развития, которая собственно и послужила главной причиной рыночного разгрома научно-инновационной и промышленной сфер стран бывшего СССР.

Представляется, что путь к глобальной конкурентоспособности, равно как и переход к инновационной экономике стран бывшего СССР, нереален без создания и государственного патронажа сверхкрупных, вертикально интегрированных, то есть объединяющих в себе весь производственный цикл, начиная с добычи сырья и заканчивая организованным сбытом продукции, государственных и государственнокорпоративных структур, действующих по примеру западных ТНК без оглядки на рыночные «правила игры».

Разумеется, в новой структуре национальной экономики должна быть отведена определенная, достаточно скромная роль малому и среднему бизнесу, который призван по контрактам с мегакомпаниями выполнять для них отдельные виды работ, входящих в состав инновационного цикла. Так, анализ выражения 3а показывает, что если затраты на исследования и разработки Зир целесообразно осуществлять централизованно с целью исключения их нерационального дублирования конкурирующими фирмами (нерыночный сектор инновационного процесса), то затраты на освоение производства Зоп – это та часть инновационного процесса, где возможна и целесообразна конкуренция, и потому здесь целесообразно присутствие множества малых и средних фирм. Однако абсолютизация «чудотворной» роли малого и среднего бизнеса и, как следствие этих представлений, сознательное разрушение крупных народнохозяйственных комплексов путем их огульной приватизации и реструктуризации под предлогом формирования «полноценной конкурентной среды» – это грубейшая ошибка большинства переходных стран, которая чрезвычайно выгодна Западу, тем самым устраняющего с мирового рынка своих конкурентов путем навязывания им рыночнокапиталистической идеологии. Действительно, в условиях постиндустриальной, инновационно-интеллектуальной по своей сути, экономики ЗирЗоп (см. выражение 3а) и, соответственно, нерыночный сектор национальной экономики должен соответствующим образом превосходить ту ее часть, где целесообразна конкуренция.

В связи с этим сегодня, на наш взгляд, необходимо инициировать масштабные научные исследования в направлении изучения феномена инновационной экономики в качестве следующей за рыночной моделью и во многом ее отрицающей ступени развития экономических систем.

Главная цель таких исследований – поиск новой, ориентирующей на формирование сверхкрупных бизнес-систем научно-теоретической экономической парадигмы, которая позволила бы реализовывать интеграционный (синергический) эффект в экономических системах разного уровня (по примеру западных ТНК и МНК) в качестве основного фактора глобальной конкурентоспособности.

Господствующая же ныне на всем постсоветском пространстве система экономических знаний, наоборот, нацеливает постсоветские страны на переход к рыночной системе хозяйствования, уповает на конкурентные преимущества малого, милли- и микробизнеса, обосновывает необходимость формирования конкурентной среды посредством дезинтеграции и дробления народнохозяйственных комплексов через приватизацию и, следовательно, полное изгнание государства из экономики. Важно осознать, что внутристрановая конкуренция субъектов хозяйствования («война всех со всеми внутри страны») серьезно подрывает ее глобальную конкурентоспособность на мировом рынке, где ныне всецело господствуют западные ТНК с финансовыми оборотами, в разы превышающими ВВП Беларуси. Поэтому наш переход к рынку по западным учебникам марки «экономикс» (made in USA) обеспечивает, что называется из глубины тыла, беспрецедентные конкурентные преимущества западным ТНК, которые давным-давно «играют» по нерыночным правилам.

Разумеется, в целях сохранения своего лидирующего положения гранды мировой экономики кровно заинтересованы в том, чтобы развивающиеся и переходные страны шли по ложному пути построения именно рыночных систем хозяйствования, связанному с дезинтеграцией народнохозяйственных комплексов и национальной экономики, ее децентрализацией, упованием на «живительную» силу малого бизнеса и всесилие конкуренции. Вот почему «нерыночная» Беларусь, отстающая по скорости рыночно-капиталистических преобразований от других стран СНГ, существенно запаздывает и по степени деградации своего научно-технического и промышленного потенциалов. Действительно, в условиях безраздельного глобального господства нескольких западных мегакорпораций хоть как-то противостоять этим экономическим гигантам в конкурентной борьбе может только высоко интегрированная, централизованно управляемая (то есть построенная на тех же принципах, что и сами ТНК) национальная экономика малой и средней страны. Все это в очередной раз с научной точки зрения обосновывает правильность и дальновидность экономического и политического курса высшего руководства Республики Беларусь, не бросившего штурвал управления экономикой страны на произвол рыночной стихии и не ввергнувшего страну в шоковые рыночно-капиталистические реформы, главный выигрыш от которых всегда достается крупному (значит, западному) капиталу.

Реализация национальной и региональной инновационной политики неизбежно связана с инвестированием, т. е. осуществлением инвестиций. По экономическому содержанию региональные инвестиции – это часть ресурсов региона, которые сознательно изымаются из потребления и вкладываются в расширение или модернизацию производства (новые технологии, оборудование, методы организации хозяйственной деятельности и т. п.) в расчете на получение прибыли в будущем.

Таким образом, в самом общем смысле региональная инвестиционная политика – это совокупность действий экономических агентов по обеспечению условий простого и расширенного воспроизводства капитальных ресурсов в регионе. Сущность инвестиционной политики заключается в обеспечении воспроизводства основных фондов производственных и непроизводственных отраслей, их расширении и модернизации. Характер инвестиционной политики определяется силой государственного вмешательства в экономические процессы, степенью увязки данной политики с иными государственными институтами, к числу которых относятся налоговая, финансово-кредитная, амортизационная, лицензионная и ценовая политика, политика доходов и занятости, привлечения иностранных инвестиций, а также правовое поле и общий административный уклад. Если инвестиционная политика связано с финнансированием инновационной деятельности, то речь идет об инвестиционно-инновационной политике.

По наличию и характеру правовой базы можно выделить формализованную и неформализованную государственную инвестиционную политику. При этом формализованная инвестиционная политика означает наличие целостной правовой базы, регулирующей основные параметры инвестиционного процесса, такие как налоги, цены, доходы, тарифная система, сроки и способы амортизации оборудования, методы учета основных фондов и т. п. Как правило, ей присуща высокая степень государственного участия в экономике. Неформализованная инвестиционная политика характеризуется сравнительно низкой долей государственных капиталовложений (до 30 %), большим объемом частного капитала (до 80 % от всех хозяйствующих субъектов и объемов промышленного производства) и относительно несистематизированной правовой базой в сфере инвестиционного процесса.

По типу управления различают либеральную и централизованную инвестиционную политику. Либеральному типу инвестиционной политики присущи преимущественно экономические методы государственного регулирования инвестиционных процессов, развитая вертикальная система инвесторов (государство – финансовые институты – бизнесмены – мелкие инвесторы), а также разнообразные источники инвестиций (частные, государственные, привлеченные и т. д.) и развитая финансовая инфраструктура. Роль государства состоит в установлении «правил игры» во взаимоотношениях «инвестор – объект инвестирования», что позволяет экономической системе саморегулироваться и развиваться относительно свободно. Необходимо указать, что либеральный тип инвестиционной политики – это гипотетическая идеализированная модель реализации инвестиционного процесса, которая на практике существовать принципиально не может.

Современные государства (в том числе с развитой рыночной экономикой) все чаще и охотнее прибегают к реализации централизованной инвестиционной политики, основная черта которой – использование прямых (в том числе административных) методов управления. Источники инвестиций в этом случае формируются посредством аккумулирования ресурсов различными государственными структурами, централизованно осуществляется долгосрочное прогнозирование, а общее правовое поле жестко регламентирует развитие инвестиционного процесса.

На практике речь может идти о смешанной инвестиционной политике, сочетающей в себе элементы либеральной и централизованной формы осуществления инвестиционной деятельности. В то же время статистика свидетельствует о том, что в настоящее время даже в странах с либерально-рыночной экономикой акцент достаточно быстро и уверенно смещается в сторону централизованного планирования и централизованной инвестиционной политики (см. п. 2.1), что ставит под серьезное сомнение провозглашаемый ими их либерально-рыночный статус.

Целями текущей инвестиционной политики для регионов в настоящее время являются: структурная перестройка региональной экономики;

достижение экономической самостоятельности и обеспечение экономической безопасности региона; рационализация размещения производительных сил в регионе и укрепление собственной индустриальной базы, (прежде всего, экспортоориентированных отраслей, производства энергетических ресурсов, продуктов питания); выделение приоритетных инвестиционных проектов, исходя из интересов регионального хозяйственного комплекса.

Принципами формирования обоснованной региональной инвестиционной политики являются:

- эффективность, поскольку направляемые в экономику региона инвестиции должны приносить достаточную прибыль в условиях, ограничиваемых целями каждого конкретного проекта и периодом его реализации, а также привлекаемыми под него ресурсами;

- достижение структурного равновесия, что обеспечивает сбалансированное развитие регионов и отраслей в них;

- целенаправленность, обусловленная ограниченностью инвестиционных ресурсов и возможностью реализации конечного числа проектов;

- общенациональная значимость, предполагающая реализацию в процессе инвестирования той или иной национальной идеологии и общегосударственных интересов, что возможно лишь в условиях формирования такого подхода со стороны государственных органов власти страны и региона.

4.3.2. Источники и структура государственных инвестиций Основными источниками региональных инвестиций в разных странах мира являются: государственные инвестиции (национального и регионального уровня); частные внутренние инвестиции; частные иностранные инвестиции; иностранные государственные и межгосударственные инвестиции.

К государственным инвестициям в регионе относятся:

- средства государственного бюджета развития (республиканского и регионального);

- инвестиции государственных предприятий и организаций, министерств и ведомств, внебюджетных фондов, осуществляемые вне плановой инвестиционной программы;

- налоговые льготы и инвестиционные кредиты, предоставляемые предприятиям и иным экономическим субъектам, а также кредиты государственных финансовых структур.

Региональный бюджет развития является ключевым институтом государственного участия в сфере региональных воспроизводственных отношений. В бюджете региона источники инвестиций подразделяются на безвозмездные и возвратные. Безвозмездные инвестиции, в основном государственные ресурсы, направляются в производственную и социальную сферу. Возвратные ресурсы включают в себя займы государства (иностранные кредиты и эмиссия ценных бумаг), государственные инвестиционные кредиты и кредиты, предоставляемые под государственные гарантии.

Принципы разработки бюджета развития региона:

- четкое определение структурных соотношений между производственным и социальным направлениями инвестирования в экономику региона;

- концентрация государственных инвестиционных ресурсов для реализации стратегически наиболее перспективных проектов;

- научное обоснование структурных коэффициентов распределения государственных капитальных вложений по районам и городам областного подчинения в целях нивелирования резких территориальных различий в обеспечении социальными благами, а следовательно, и в уровне жизни;

- более широкое использование инструментов и методов экономикоматематического моделирования, которые сейчас практически не применяются для государственного управления экономикой в регионах.

Важным направлением решения проблемы недостаточности инвестиционных ресурсов является стимулирование частных инвестиций населения, поскольку в странах с развитой рыночной экономикой население является традиционным поставщиком денежных ресурсов на фондовый и кредитный рынки, где спрос на них предъявляют как предприниматели, так и государство.

Средства населения, направляемые в инвестиции, по своей сути являются сбережениями, которые можно разделить на три группы:

1) текущие сбережения населения, имеющие наиболее ликвидный характер. К их числу относятся наличные денежные средства, счета до востребования, «пластиковые деньги», чековые книжки. Данные виды сбережений по определению не являются потенциальными источниками инвестиции;

2) сбережения на приобретение товаров длительного пользования или недвижимости образуются, когда граждане откладывают деньги на покупку товара с ценой, превышающей размер текущего дохода. Для аккумуляции сбережений этого вида они размещаются на сберегательных банковских счетах и срочных депозитах;

3) сбережения на непредвиденный случай (и старость) долгосрочны по своему характеру. Они могут размещаться в виде покупки корпоративных ценных бумаг, акций и облигаций, иных долгосрочных финансовых активов.

Для активации частных инвестиций населения необходима продуманная региональная политика доходов, включающая в себя три следующих блока.

Первый блок основополагающий, связанный с повышением уровня доходов и непосредственно приводящий к росту частных инвестиций.

Не случайно в Республике Беларусь проводится и активно реализуется курс на неуклонное повышение уровня доходов населения.

Второй блок призван обеспечить стимулы к созданию долгосрочных сбережений и помимо чисто экономических механизмов должен включать определенные пропагандистские, идеологические установки. Каждый человек должен быть уверен, что государство заинтересовано в его доходах и сбережениях и гарантирует ему это право, что его деньги могут приносить реальный доход, а его собственность будет умножаться в результате свободного выбора инвестиций. Исходным критерием нормы сбережений должны стать 15–20 % годового дохода (с учетом инфляции), что является стандартным показателем для среднего класса США, других развитых стран мира.

Разумеется, выполнение всех этих требований возможно лишь в условиях стабильной политической и экономической ситуации, отсутствия резких смен курса, как правило, сопровождающихся огромными финансовыми потерями для населения. В этом плане весьма продуманным и полезным для инвестиционного процесса в стране является выбор, сделанный населением Республики Беларуси на Республиканском референдуме 17 октября 2004 г. и Выборах Президента Республики Беларусь марта 2006 г., что создает объективные предпосылки для продолжения долгосрочного и уверенного развития страны.

Третий блок связан с разработкой системы управления активами, причем важно учесть, что это сфера государственных интересов и государственных гарантий. Государство заинтересовано в том, чтобы сбережения направлялись преимущественно в недвижимость, ценные бумаги и банковские депозиты, т. е. были в обороте, а не в «кубышках» в виде иностранной валюты, золота и т. п. В нашей стране уделяется большое внимание развитию системы управления активами, поскольку руководство страны придает большое внимание возведению жилья, кредитованию населения под покупку недвижимости и товаров длительного пользования, политике привлечения в банки сбережений населения Беларуси, которые за последние годы возросли в несколько раз.

Успешная реализация инвестиционного бюджета требует определения следующих отраслевых приоритетов инвестирования.

1. Структурное соотношение между производственным и социальным направлениями в инвестиционных программах региона, что определяет не только структуру государственных инвестиций, но и динамику воспроизводственного процесса.

2. Соотношение в развитии реального и финансового секторов, поскольку курс на приоритетную поддержку реального сектора экономики (промышленность, АПК, строительство) крайне важен для любой региональной экономики. При этом необходимо считать очень опасной тенденцию гипертрофированного развития финансовой сферы и сферы услуг, сопровождающегося деиндустриализацией переходных к рынку стран и их регионов. Сторонники этой весьма негативной концепции «развития» активно апеллируют к опыту США и некоторых других стран, где сфера услуг создает до 60–70 % ВВП. Однако при этом важно четко представлять себе, что при ВВП, например, США, достигающем 9 трлн USD, эта страна может позволить себе «роскошь» иметь столь деформированную структуру национальной экономики, поскольку выпадающая на долю материального производства треть ВВП соответствуют огромной в абсолютном выражении сумме в 2,5–3 трлн USD. Если же переходные к рынку и развивающиеся страны с их более чем скромным ВВП, подражая лидерам мировой экономики, существенно снизят долю в нем реального сектора экономики, то эта доля в денежном выражении может оказаться столь малой, что возникнет угроза элементарной нехватки материальных благ (пищи, одежды, товаров первой необходимости и т. п.). Все это, в свою очередь, неизбежно приведет к угнетению сферы услуг и нарушению финансового обращения и в итоге вызовет примитивизацию («заиризацию») национальной экономики и потерю страной ее экономической самостоятельности.

Кроме того, финансовый, спекулятивный по сути, рынок США является основным инструментом изъятия финансовых ресурсов из развивающихся стран в центр (по утверждениям некоторых ученых, фондовая биржа на Уолл-стрит и финансовые махинации на ней являются едва ли не основным источником доходов США). А поскольку монополия на этот инструмент получения спекулятивных доходов уже давным-давно определена, то другим странам попросту не позволят им пользоваться.

Наоборот, по сложившимся в мире тенденциям, эти развивающиеся и переходные страны призваны финансировать центр и быть для него донорами ресурсов, принимая установленные большим капиталом правила игры на «свободном» финансово-биржевом рынке. Поэтому глубоким и весьма наивным заблуждением является мнение о том, что и переходным к рынку странам будет позволено участвовать в прибылях от этой глобальной игры, правила которой предусматривают использование России, Беларуси, Украины и т. д. в качестве доноров сырьевых и финансовых ресурсов для «просвещенного» Запада.

Для превращения стран бывшего СССР в сырьевую провинцию развитых стран мира существует ряд хорошо отработанных технологий, основанных, прежде всего, на масштабной долларизации трансформирующихся национальных экономик и включающих в себя:

- взращивание и покупку элиты переходных к рынку стран, то есть выращивание и финансирование «пятой колонны», а также всемерное распространение в них прозападной, прежде всего проамериканской идеологии и системы ценностей;

- реализацию через Всемирный банк, МВФ и другие организации, подконтрольные жаждущему мирового господства огромному западному капиталу, политики консервации и угнетения монетарных факторов в странах с переходной экономикой (не случайно, влиятельный американский политик З. Бжезинский в своей широко известной книге «Великая шахматная доска. Господство Америки и его геостратегические императивы» (с. 40) цинично указывал на то, что «…следует считать частью американской системы глобальную сеть специализированных организаций, особенно «международные» (кавычки З. Бжезинского! – Авт.) финансовые институты. Международный валютный фонд (МВФ) и Всемирный банк, можно сказать, представляют глобальные интересы и их клиентами можно назвать весь мир. В действительности, однако, в них доминируют американцы, и в их создании прослеживаются американские инициативы (и, разумеется, интересы. – Авт.)»;

- режиссирование и реализацию через неоднократно упоминавшуюся «пятую колонну» «стихийных» валютных кризисов наподобие, например, российского дефолта 1998 г., который обесценил российскую валюту в 5 раз и принудил «освободившееся место» заполнить покупкой сотен миллиардов американских долларов;

- навязывание и осуществление через «пятую колонну» в правительствах переходных стран политики искусственного поддержания американской валюты, как, например, это долго и весьма успешно делает Россия, продавая сырье не за российские рубли, как это положено по всем монетарным законам, а за американские доллары. Более того, возросший приток в страну долларов, связанный с весьма благоприятной конъюнктурой на нефтяном и газовом рынках, под благовидным предлогом борьбы с инфляцией изымается из российской экономики, размещается в огромном стабилизационном фонде и в его составе возвращается в американские банки. Истинная же цель этой политики действительно обусловлена борьбой с инфляцией и предотвращением обесценения денежной единицы, однако, не российского рубля, а американского доллара, поскольку быстро растущий приток в Россию долларовой массы по законам рынка должен был быстро снизить курс американской национальной валюты. «Стерилизуя» долларовую массу и возвращая ее в США, правительство России поддерживает национальную валюту иностранного государства, чем наносит колоссальный ущерб не только своему, но и белорусскому народу;

- навязывание и реализация стараниями «пятой колонны» режима свободного конвертирования национальной валюты, чем разрушается производственный потенциал страны;

- под теоретическим прикрытием либерального монетаризма искусственное сжатие денежной массы, что, во-первых, приводит к масштабной долларизации страны и тем самым лишает ее руководство возможности проводить самостоятельную кредитно-денежную политику, вовторых, создает элементарный дефицит денег в реальном секторе экономике, угнетает его, провоцирует кризис неплатежей, доводит предприятия до банкротства и позволяет скупать их за бесценок всепоглощающим западным капиталом, а в-третьих, дает возможность банковскому сектору спекулировать на дефиците денег и тем самым окончательно обескровливать реальный сектор экономики в угоду западным конкурентам.

Здесь можно привести пример Китая, который, имея потенциал, в раз меньший российского, за 17 лет реформ обогнал Россию по всем показателям только по тому, что проводит здравую монетарную политику.

3. Наиболее крупной статьей производственной части инвестиций должны стать расходы на возведение и развитие промышленных объектов и производственной инфраструктуры – автомобильных и железных дорог, линий связи, электро- и энергоснабжения, складских помещений и т. п.

4.3.3. Инвестиционный климат регионов и пути его улучшения Методы измерения состояния инвестиционного климата. Для анализа условий рационального использования инвестиций в экономической науке и практике применяется категория инвестиционного климата. Инвестиционный климат региона – это обобщенная характеристика совокупности социальных, экономических, организационных, правовых, политических, социокультурных предпосылок, предопределяющих процесс инвестирования в региональную хозяйственную систему.

Можно выделить три подхода к оценке инвестиционного климата.

Первый подход базируется на оценке совокупности макроэкономических показателей, в числе которых: динамика валового внутреннего продукта, национального дохода и объемов производства промышленной продукции; характер и динамика распределения национального дохода, пропорции сбережения и потребления; состояние законодательного регулирования инвестиционной деятельности; ход приватизационных процессов; развитие отдельных инвестиционных рынков, в том числе фондового и денежного.

Второй подход (многофакторный) основывается на взаимосвязанной характеристике широкого набора факторов, влияющих на инвестиционный климат. К числу таковых относятся:

- характеристика экономического потенциала (обеспеченность региона ресурсами, биоклиматический потенциал, наличие свободных земель для производственного инвестирования, уровень обеспеченности энерго- и трудовыми ресурсами, развитость научно-технического потенциала и инфраструктуры);

- общие условия хозяйствования (экологическая безопасность, развитие отраслей материального производства, объемы незавершенного строительства, степень изношенности основных производственных фондов, развитие строительной базы);

- зрелость рыночной среды в регионе (развитость рыночной инфраструктуры, воздействие приватизации на инвестиционную активность, инфляция и ее влияние на инвестиционную деятельность, степень вовлеченности населения в инвестиционный процесс, развитость конкурентной среды предпринимательства, емкость местного рынка сбыта, интенсивность межхозяйственных связей, экспортные возможности, присутствие иностранного капитала);

- политические факторы (степень доверия населения к региональной власти, взаимоотношения центра и региональных властей, уровень социальной стабильности, состояние национально-религиозных отношений);

- социальные и социокультурные факторы (уровень жизни и доходов населения, жилищно-бытовые условия, развитость медицинского обслуживания, распространенность алкоголизма и наркомании, уровень преступности, величина реальной заработной платы, влияние миграции на инвестиционный процесс, отношение населения к отечественным и иностранным предпринимателям, условия работы для иностранных специалистов). Отдельно хотелось бы выделить такую, на первый взгляд, слабо связанную с инвестиционным процессом характеристику, как уровень заработной платы. Казалось бы, заниженная по сравнению с западным странами в 5–10 раз заработная плата работников является большим конкурентным преимуществом наших предприятий. Однако, как показывает практика, это не дало нам возможности закрепиться на рынках западных стран. В то же самое время низкая заработная плата оказывает резко негативное воздействие на инвестиционный климат страны и региона. Дело в том, что решающее значение для определения границ допустимости замещения старых средств производства новыми имеет экономия переменного капитала и, прежде всего, издержек на рабочую силу. Соответственно, при прочих равных условиях потенциал окупаемости инвестиций тем больше, чем выше средняя по народному хозяйству заработная плата. Несложные расчеты показывают, что при средней годовой заработной плате в Беларуси 20 тыс. USD и 42 тыс. USD – в США, удельный потенциал окупаемости в нашей стране позволяет окупать не более 5,7 тыс. USD на каждое замещаемое рабочее место, против 125,6 тыс. USD в Америке. Иными словами, низкая заработная плата делает неэффективной новую технику, поскольку дешевле нанять дешевую рабочую силу, чем внедрять в производство машины, что угнетает инвестиционно-инновационный процесс и создает предпосылки для примитивизации национальной экономики;

- организационно-правовые факторы (отношение власти к иностранным инвесторам, соблюдение законодательства властными органами, уровень оперативности при принятии решений о регистрации предприятий, доступность информации, уровень профессионализма местной администрации, эффективность деятельности правоохранительных органов, условия перемещения товаров, капиталов и рабочей силы, деловые качества и этика местных предпринимателей);

- финансовые факторы (доходы бюджета, а также обеспеченность средствами внебюджетных фондов на душу населения, доступность финансовых ресурсов из республиканского и регионального бюджетов, доступность кредита в иностранной валюте, уровень банковского процента, развитость межбанковского сотрудничества).

Обобщающим показателем инвестиционного климата при факторном подходе выступает сумма множества средневзвешенных оценок по группам факторов:

где Q – обобщающая взвешенная оценка инвестиционного климата региона; Xj – средняя балльная оценка j-го фактора для региона; Рj – вес j-го фактора; k – количество учитываемых факторов.

Сводный показатель оценки инвестиционного климата не может служить единственным критерием привлекательности той или иной хозяйственной системы для вложения инвестиций. Он обычно дополняется информацией о развитости тех или иных факторов, оказывающих непосредственное влияние на состояние и динамику инвестиционного климата.

Третий подход к оценке инвестиционного климата базируется на оценке риска инвестиций. При этом в качестве элементов, формирующих инвестиционный климат региона, анализируются два направления связи инвестиционных рисков: либо со стороны инвестиционного потенциала, либо со стороны социально-экономического потенциала.

Первое направление реализовано специалистами журнала «Эксперт». Оно рассчитано в первую очередь на «стратегического инвестора». Инвестиционный потенциал региона при этом оценивается на основе таких макроэкономических показателей, как:

- наличие факторов производства, в том числе трудовых;

- уровень потребительского спроса;

- результаты хозяйственной деятельности населения в регионе;

- уровень развития науки и внедрения ее достижений в производство;

- развитость ведущих институтов рыночной экономики;

- обеспеченность региона технической и социальной инфраструктурой.

Инвестиционные риски оцениваются с позиции вероятности потерь инвестиций и дохода. При этом в числе рисков учитываются все его разновидности: экономический, финансовый, политический, социальный, экологический, криминальный и законодательный.

В основе второго направления лежит оценка уровня инвестиционного климата с позиции развития региональной общественной системы в целом. Авторы данного варианта учитывали, помимо прочих показателей, человеческий потенциал, материальную базу развития, социальнополитическую обстановку и факторы политического риска, состояние экономики и уровень управления ею.

Проблемы адекватной оценки инвестиционного климата региона. Изучение отечественного и зарубежного опыта оценки инвестиционного климата показывает, что часто не учитывается ряд важных методологических положений, выработанных современной экономической наукой.

1. Инвестиционный климат страны и регионов рассматривается, как правило, с позиции абстрактного стратегического инвестора, стремящегося к ускоренному, максимальному, беспрепятственному получению прибыли, в то время как для разных инвесторов необходима своя оценка инвестиционного климата.

2. Получатель инвестиций и инвестор преследуют, как правило, неодинаковые цели. Первый стремится решить комплекс социальноэкономических задач при минимуме привлекаемых средств, второй желает извлечь максимум прибыли и закрепиться на рынках, в экономических системах на длительный период. Следовательно, инвестиционный климат должен соответствовать балансу интересов участников инвестиционного процесса.

3. Существует объективная потребность сопряжения инвестиций с инновационными факторами развития. Особенно актуально это при привлечении инвестиций в сферу малого инновационного предпринимательства (венчурном инвестировании).

4. Инвестиции должны быть увязаны с развитием человеческого капитала, ростом квалификации работников во всех сферах жизнедеятельности, что нужно учитывать при создании соответствующего инвестиционного климата страны или ее региона.

5. Необходима комплексная оценка эффективности использования привлекаемых инвестиций и благоприятности инвестиционного климата.

Факторный подход к оценке инвестиционного климата в наибольшей степени соответствует большинству этих требований. К его преимуществам можно отнести: учет взаимодействия многих факторов; использование статистических данных, нивелирующих субъективизм экспертных оценок; дифференцированный подход к различным уровням экономики при определении их инвестиционной привлекательности.

Рисковый метод анализа и оценки инвестиционного климата представляет интерес прежде всего для стратегического инвестора. Он позволяет ему не только оценить привлекательность территории для инвестирования, но и сопоставить уровень риска, присущий новому объекту вложения инвестиций, с существующим в привычном для него регионе ведения бизнеса.

Новые возможности для анализа инвестиционного климата дает одно из ведущих направлений современной экономической мысли – институционализм. Для целей нашего исследования важна характеристика институциональных условий расширенного общественного воспроизводства как особых институциональных систем.

Инвестиционная привлекательность региона. При исследовании сравнительной инвестиционной привлекательности регионов и стран применяется широкий набор показателей, таких, как тип экономической системы, объем ВВП, развитость монетарных факторов (монетизация национальной и региональной экономики, валютный курс, режим конвертируемости, отклонение внутренних цен от внешних и др.), структура экономики, обеспеченность природными ресурсами, состояние инфраструктуры, участие государства в экономике и т. п. В связи с тем, что на инвестиционный климат регионов оказывают влияние различные факторы и условия, многие из которых подвержены быстрым изменениям, разовое, однократное определение инвестиционного климата не может служить ориентиром для принятия каких-либо решений по инвестициям. Поэтому при оценке инвестиционного климата регионов необходимо проведение регулярных, периодических наблюдений, т. е. мониторинга инвестиционного климата.

Инвестиционный климат региона рассматривался как комплексная система, состоящая из четырех важнейших подсистем (элементов, факторов):

- состояние монетарных факторов – совокупности имеющихся в регионе или стране факторов монетарной направленности;

- инвестиционного потенциала – совокупности имеющихся в регионе факторов производства и сфер приложения капитала;

- инвестиционного риска – совокупности переменных факторов риска инвестирования;

- законодательных условий – правовой системы, обеспечивающей стабильность деятельности инвестора.

Инвестиционный потенциал региона – характеристика количественная, учитывающая основные макроэкономические индикаторы, насыщенность территории факторами производства (природными ресурсами, рабочей силой, основными фондами, инфраструктурой), а также потребительский спрос населения. При расчете инвестиционного потенциала региона используются абсолютные статистические показатели. При этом совокупный потенциал региона включает девять интегрированных его подвидов:

- потенциал денежно-кредитной сферы, определяемый, прежде всего, состоянием ресурсной базы банков и институциональных инвесторов;

- ресурсно-сырьевой потенциал, рассчитываемый на основе средневзвешенной обеспеченности территории региона балансовыми запасами важнейших видов природных ресурсов;

- производственный потенциал, понимаемый как совокупный результат хозяйственной деятельности населения в регионе;

- потребительский потенциал, определяемый в качестве совокупной покупательной способности населения региона;

- инфраструктурный потенциал, характеризуемый оценкой экономико-географического положения и инфраструктурной насыщенности региона;

- инновационный потенциал, связанный с учетом комплекса научнотехнической деятельности в регионе;

- трудовой потенциал, для расчета которого используются данные о численности экономически активного населения и его образовательном уровне;

- институционалъный потенциал, понимаемый как степень развития ведущих институтов рыночной экономики в регионе;

- финансовый потенциал, выражаемый общей суммой налоговых и иных денежных поступлений в бюджетную систему с территории данного региона.

Инвестиционный риск – это количественная характеристика, оценивающая вероятность потери инвестиций и дохода от них.

Применительно к региону можно выделить следующие виды риска:

- политический, зависящий от устойчивости (неустойчивости) региональной власти и политической поляризации населения;

- экономический, связанный с динамикой экономических процессов в регионе;

- социальный, характеризующийся уровнем социальной напряженности;

- криминальный, определяемый уровнем преступности в регионе с учетом тяжести преступлений;

- экологический, рассчитываемый как интегральный уровень загрязнения окружающей среды;

- финансовый, отражающий напряженность регионального бюджета и совокупные финансовые результаты деятельности предприятий региона;

- законодательный, характеризующий совокупность правовых норм, регулирующих экономические отношения на территории (местные налоги, льготы, ограничения и т. п.).

Одним из наиболее распространенных методов определения инвестиционной привлекательности страны (региона) является вычисление и присвоение территории ее инвестиционного рейтинга, который представляет собой некий интегральный показатель (рейтинговое число), учитывающий совокупность влияющих на инвестиционный климат и инвестиционный потенциал факторов и позволяющий ранжировать страны (регионы) в порядке возрастания или убывания этого показателя.

Присвоение территории инвестиционного рейтинга и соответствующего ему ранга, то есть места, занимаемого страной или регионом среди других аналогичных территорий, является одним из методов оценки инвестиционной привлекательности.

Процедура составления инвестиционного рейтинга страны (региона) включает несколько этапов. На первом этапе из всех статистических показателей, относящихся к тому или иному виду инвестиционного риска и потенциала, с помощью корреляционного анализа выделяются наиболее значимые показатели. Затем методом факторного анализа определяется вклад (вес) каждого значимого показателя в общую величину соответствующего потенциала или риска. На завершающем этапе с помощью метода кластерного анализа регионы, ранжированные по потенциалу (риску), объединяются в типические группы по характеру инвестиционного климата.

Поскольку инвестиционные и кредитные рейтинги впервые появились в США, то крупнейшими и наиболее известными рейтинговыми службами и агентствами, специализирующимися на присвоении инвестиционных и кредитных рейтингов являются Moody’s Investors, Standard & Poor’s, Fitch-IBCA. Эти агентства имеют представительства в десятках стран мира и действуют не только по единым стандартам для всех стран, но имеют примерно одинаковые методики оценки кредитоспособности и шкалы кредитных рейтингов.

Все рейтинги построены по принципу рейтинговой шкалы, в которой выделяются типы, категории и классы рейтингов. В качестве примера можно привести категории кредитных рейтингов агентства Standard & Poor’s:

Инвестиционные рейтинги:

ААА – возможности эмитента по выплате долга и процентов чрезвычайно велики;

АА – возможности эмитента по выплате долга и процентов достаточно велики;

А – возможности эмитента по выплате долга и процентов достаточно велики, но зависят от внутриэкономической ситуации;

ВВВ – возможности эмитента по выплате долга и процентов зависят от внутриэкономической ситуации на момент погашения.

Спекулятивные рейтинги:

ВВ – нестабильность внутриэкономической ситуации может повлиять на платежеспособность эмитента;

В – ограниченная платежеспособность эмитента, соответствующая, тем не менее, текущему объему выпущенных обязательств.

Аутсайдерские рейтинги:

ССС – некоторая защита интересов присутствует, однако риски и нестабильность высоки;

СС – платежеспособность эмитента сильно зависит от внутриэкономической ситуации;

С – платежеспособность эмитента полностью зависит от внутриэкономической ситуации;

D – долги просрочены.

Значение рейтингов в кредитно-инвестиционном процессе настолько возросло, что во многих странах существует практика выдачи кредитов только тем странам и их регионам, которые имеют кредитный рейтинг не ниже определенной категории (как правило, инвестиционной).



Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 8 |
 
Похожие работы:

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования Сибирский государственный аэрокосмический университет имени академика М.Ф. Решетнева (СибГАУ) Цветцых А.В. ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ГЕОГРАФИЯ И РЕГИОНАЛИСТИКА МЕТОДИЧЕНСКИЕ УКАЗАНИЯ К ВЫПОЛНЕНИЮ КОНТРОЛЬНОЙ РАБОТЫ Красноярск 2010 г. 4 ОБЩИЕ СВЕДЕНИЯ В условиях становления и развития рыночных отношений эффективное функционирование и устойчивое развитие территориальных...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ ОРЕНБУРГСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ИНСТИТУТ МЕНЕДЖМЕНТА Кафедра бухгалтерского учета и аудита БУХГАЛТЕРСКИЙ УЧЕТ, АНАЛИЗ И АУДИТ Методические рекомендации по производственной преддипломной практике по специальности Оренбург 2011 1 УДК 657 ББК 65.052.2 Б 94 О б с у ж д е н ы на заседании кафедры бухгалтерского учета и аудита от 20 октября 2009 г.,...»

«ФЕДЕРАЛЬНОЕ АГЕНТСТВО ПО ОБРАЗОВАНИЮ РФ НОВОСИБИРСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ЭКОНОМИКИ И УПРАВЛЕНИЯ КАФЕДРА ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ИНФОРМАТИКИ Н.А. Филимонова Информационные технологии управления персоналом Учебно-методический комплекс Новосибирск 2009 1 ББК 32.81+65.050.2 Ф 53 Издается в соответствии с планом учебно-методической работы НГУЭУ Филимонова Н.А. Ф 53 Информационные технологии управления персоналом: Учебно-методический комплекс. – Новосибирск: НГУЭУ, 2009. – 147 с. Предлагаемый...»

«Н.Н. БЫКОВА А.М. КУРЫШОВ А.А. РАСПОПИНА Т.А. ЯКОВЛЕВА ИСТОРИЯ Министерство образования и науки Российской Федерации Байкальский государственный университет экономики и права Н.Н. Быкова А.М. Курышов А.А. Распопина Т.А. Яковлева ИСТОРИЯ Учебное пособие Иркутск Издательство БГУЭП 2012 1 УДК 947 (075.8) ББК 63.3 И 90 Печатается по решению редакционного совета Байкальского государственного университета экономики и права Рецензенты д-р ист. наук, проф. А.В. Шалак д-р ист. наук, проф. Г.А. Цыкунов...»

«Томский государственный университет И.Б. Калинин ПРИРОДОРЕСУРСНОЕ ПРАВО ОСНОВНЫЕ ПОЛОЖЕНИЯ г. Томск 2000 1 Калинин И. Б. Природоресурсное право. Основные положения. – Томск, 2000. Ответственный редактор: профессор, доктор юридических наук В.М. Лебедев Рецензент: доцент, кандидат юридических наук С. Г. Колганова Предлагаемое учебное пособие рассчитано на студентов юридических Вузов, изучающих природоресурсное право. Может представлять интерес для читателей, интересующихся вопросами правового...»

«Министерство образования и науки Российской Федерации Владивостокский государственный университет экономики и сервиса В.С. ПУШКАРЬ Л.В. ЯКИМЕНКО ЭКОЛОГИЯ ЧЕЛОВЕК И БИОСФЕРА Учебное пособие Рекомендовано Дальневосточным региональным учебно-методическим центром (ДВ РУМЦ) в качестве учебного пособия для студентов, обучающихся по направлениям подготовки бакалавров: 022000.62 Экология и природопользование, 100400.62 Туризм, 080100.62 Экономика, 210400.62 Радиотехника, 190500.62 Эксплуатация...»

«Министерство здравоохранения Архангельской области Государственное автономное образовательное учреждение среднего профессионального образования Архангельской области Архангельский медицинский колледж УЧЕБНОЕ ПОСОБИЕ Правила выписывания рецептов на лекарственные препараты и правила отпуска их в аптечных организациях Для самоподготовки обучающихся Для специальности 060301 Фармация Базовая подготовка Архангельск 2013 1 Автор: Пиковская Г.А. Учебное пособие для самоподготовки обучающихся по...»

«ЦЕНТРОСОЮЗ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ МОСКОВСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ ПОТРЕБИТЕЛЬСКОЙ КООПЕРАЦИИ КАФЕДРА ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ТЕОРИИ Соловых Н.Н. ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ТЕОРИЯ ЭКОНОМИКА ИСТОРИЯ ЭКОНОМИКИ ТЕМАТИКА РЕФЕРАТОВ И МЕТОДИЧЕСКИЕ УКАЗАНИЯ ПО ИХ ВЫПОЛНЕНИЮ Москва 2003 Соловых Н.Н. Экономическая теория. Экономика. История экономики. Тематика рефератов и методические указания по их выполнению. – М.: Московский университет потребительской кооперации, 2003. - 21 с. Тематика рефератов и...»

«Министерство образования и науки РФ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ПРОФСОЮЗОВ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ АКАДЕМИЯ ТРУДА И СОЦИАЛЬНЫХ ОТНОШЕНИЙ Факультет социально-экономический Кафедра экономики и менеджмента УТВЕРЖДАЮ Проректор по научной работе В.В.Кузьмин _ 2011 г. Программа вступительного экзамена в аспирантуру по специальности 08.00.05 Экономика и управление народным хозяйством (экономика, организация и управление предприятиями, отраслями, комплексами) Составитель рабочей программы:...»

«ЧАСТНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ОБРАЗОВАНИЯ ИНСТИТУТ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ Н.М. Лашкевич МЕЖДУНАРОДНАЯ ТОРГОВЛЯ Учебно-методический комплекс Минск 2010 УДК Л-32 Учебно-методический комплекс разработан м.э.н., старшим преподавателем ЧУО Института предпринимательской деятельности Лашкевич Н. М. Рекомендован к изданию кафедрой Коммерческой деятельности ЧУО Института предпринимательской деятельности (протокол №4 от 16.ноября 2010г.) Одобрен и утвержден на заседании Научно-методического Совета ЧУО...»

«Министерство образования и науки Российской Федерации Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования АМУРСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ (ФГБОУ ВПО АмГУ) Кафедра Экономической теории и государственного управления УЧЕБНО-МЕТОДИЧЕСКИЙ КОМПЛЕКС ДИСЦИПЛИНЫ Управление государственной собственностью Основной образовательной программы по специальности 080504.65 Государственное и муниципальное управление Специализация Государственное...»

«НЕГОСУДАРСТВЕННОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ САМАРСКИЙ ИНСТИТУТ – ВЫСШАЯ ШКОЛА ПРИВАТИЗАЦИИ И ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСТВА КАФЕДРА ЭКОНОМИКИ И УПРАВЛЕНИЯ КАНДИДАТСКАЯ ДИССЕРТАЦИЯ МЕТОДИЧЕСКИЕ УКАЗАНИЯ ПО ПОДГОТОВКЕ, ОФОРМЛЕНИЮ И ЗАЩИТЕ Утверждены редакционно-издательским советом института _ 20_ г. Самара 2011 1 Составители: Н.В.Овчинникова, Н.Р.Руденко УДК 378.245.2/3 ББК 72.6(2)243 К 19 Кандидатская диссертация: методические указания по подготовке, оформлению и...»

«Федеральное агентство по образованию Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования Санкт-Петербургский государственный инженерно-экономический университет Кафедра связей с общественностью и массовых коммуникаций А.А. Марков ТЕОРИЯ И ПРАКТИКА СВЯЗЕЙ С ОБЩЕСТВЕННОСТЬЮ Учебное пособие Специальность 030602 – Связи с общественностью Санкт-Петербург 2011 УДК 659.4 ББК 76.006. 5я73 М 25 Рецензенты: Кафедра социологии и управления персоналом СПбАУЭ (зав. кафедрой д-р...»

«КАЗАНСКИЙ ФЕДЕРАЛЬНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ИНСТИТУТ ЭКОНОМИКИ И ФИНАНСОВ Л.Д.БАДРИЕВА, Е.А.ГРИГОРЬЕВА, Э.А.ПОЛОВКИНА, Е.Л.ФЕСИНА СТАТИСТИКА (раздел 1 Общая теория статистики) Конспект лекций Казань-2013 Принято на заседании кафедры статистики, эконометрики и естествознания Протокол №1 от 25.09.2013 г. Л.Д.Бадриева, Е.А.Григорьева, Э.А.Половкина, Е.Л.Фесина Статистика (раздел 1 Общая теория статистики). Конспект лекций / Л.Д.Бадриева, Е.А.Григорьева, Э.А.Половкина, Е.Л.Фесина; Каз. Федер.ун-т. – Казань,...»

«МИРОВАЯ ЭКОНОМИКА учебник под редакцией доктора экономических наук профессора А.С. Булатова Уважаемые студенты, изучающие эту дисциплину! Кафедра приносит Вам извинение за то, что мы пока не можем Вам предоставить пособие в том виде, к которому Вы привыкли. Поскольку этот курс большой и читается в двух семестрах (для дневной формы обучения), то количество материала, которое должен освоить обучающийся, значительно. Мы вывешиваем самый удачный с нашей точки зрения учебник. В конце учебника...»

«ПОДДЕРЖКА МАЛОГО И СРЕДНЕГО БИЗНЕСА. ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ Администрация города Красноярска Департамент экономики МЕТОДИЧЕСКОЕ ПОСОБИЕ ДЛЯ СУБЪЕКТОВ МАЛОГО И СРЕДНЕГО ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСТВА (Сборник нормативных документов) Красноярск 2010 ДЕПАРТАМЕНТ ЭКОНОМИКИ. Отдел инвестиций и развития малого предпринимательства Методическое пособие для субъектов малого и среднего УДК 346.26 ББК 67.404.91 предпринимательства. Сборник нормативных документов. — КрасН83 ноярск, 2010 Отдел...»

«РОССИЙСКАЯ ЭКОНОМИЧЕСКАЯ АКАДЕМИЯ им. Г.В. ПЛЕХАНОВА В.А. БАРИНОВ АНТИКРИЗИСНОЕ УПРАВЛЕНИЕ Рекомендовано УМО в качестве УЧЕБНОГО ПОСОБИЯ для студентов, обучающихся по специальности 060700 Национальная экономика и по другим экономическим специальностям Москва ИД ФБК-ПРЕСС 2002 УДК 338.24 ББК 65.050.2 Б24 Автор: В.А. Баринов — д-р экон. наук, профессор кафедры государственного управления и менеджмента Российской экономической академии им. Г.В. Плеханова, член-корр. Международной академии наук...»

«МАРКЕТИНГ В ОТРАСЛЯХ И СФЕРАХ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ Учебное пособие Под редакцией доктора экономических наук, профессора Н.А. Нагапетьянца Допущено Министерством образования и науки Российской Федерации в качестве учебного пособия для студентов высших учебных заведений, обучающихся по специальности 080111 Маркетинг Москва ВУЗОВСКИЙ УЧЕБНИК 2007 УДК 339.138(075.8) ББК 65.290-2я73 М 25 Авторский коллектив: д-р экон. наук, проф. Н.А. Нагапетьянц — введение, главы 1-3, глава 5 (пп. 5.1, 5.2, 5.4-5.6); д-р...»

«ПРИЛОЖЕНИЕ № 1 к постановлению Правительства Республики Дагестан от 27 декабря 2012 г. № 471 СТРАТЕГИЯ СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКОГО РАЗВИТИЯ ТЕРРИТОРИАЛЬНОЙ ЗОНЫ СЕВЕРНЫЙ ДАГЕСТАН ДО 2025 ГОДА I. ОБЩИЕ ПОЛОЖЕНИЯ Стратегия социально-экономического развития территориальной зоны Северный Дагестан до 2025 года (далее – Стратегия), разработана в соответствии с постановлением Правительства Республики Дагестан от 30 сентября 2011 года № 340 Об утверждении Плана мероприятий по реализации Стратегии...»

«Костюнина Г.М. Ассоциация стран Юго-Восточной Азии (АСЕАН) // Международная экономическая интеграция: учебное пособие / Под ред. Н.Н.Ливенцева. – М.: Экономистъ, 2006. – С. 226-261. Костюнина Г.М. Ассоциация стран Юго-Восточной Азии (АСЕАН) 1. Цели и направления создания АСЕАН. Результаты интеграционных тенденций в 1960-80-е гг. Ассоциация стран Юго-Восточной Азии - АСЕАН (Association of South East Asian Nations - ASEAN) создана в 1967 г. в составе пяти государств Сингапура, Таиланда, Филиппин,...»






 
© 2013 www.diss.seluk.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Авторефераты, Диссертации, Монографии, Методички, учебные программы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.