WWW.DISS.SELUK.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА
(Авторефераты, диссертации, методички, учебные программы, монографии)

 

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 8 |

«Экономика региона Учебное пособие Допущено Министерством образования Республики Беларусь в качестве учебного пособия для студентов специальности Государственное управление и экономика ...»

-- [ Страница 2 ] --

Метрополитенские графства подразделяются на 36 метрополитенских округов, каждый из которых вобрал в себя бывшие города-графства с населением более 200 тыс. жителей. Остальная территория (главным образом сельские районы Великобритании) разделены на неметрополитенские графства с населением от 110 тыс. до 1400 тыс. жителей. Неметрополитенские графства разделены на 296 неметрополитенских округов, население которых насчитывает от 60 до 100 тыс. жителей. Основой системы территориального управления в Великобритании являются графства, им переданы все важнейшие функции. Часть таких функций закреплена за метрополитенскими округами. Остальные округа наделены лишь второстепенными функциями.

2.1.2. Опыт регионального управления в Германии Активное развитие теории и практики регионального управления в Германии относится к послевоенному времени, когда особо ощутимыми стали региональные диспропорции. С другой стороны причиной роста внимания руководства к региональным проблемам стало повышение устойчивого состояния национальной экономики, позволившее правительству выделять в относительно крупном объеме ассигнования на их решение.

Особенностями региональной политики ФРГ являются:

- большая степень неравномерного развития регионов, которая приобрела большие масштабы после объединения Германии.

- стабильность и сбалансированность региональной политики Германии:

- создание условий для равномерного развития регионов является требованием Конституции Германии (в отличие от большинства других стран ЕС).

В результате значительной дифференциации развития регионов западной и восточной Германии и весьма активного и последовательного стремления правительства ФРГ решить эту острую проблему рассматриваемая страна является общепризнанным лидером среди членов Евросоюза по общему объему затрат на прямую и косвенную регионально ориентированную помощь. Так известно, что сегодня на долю ФРГ и имеющей схожие проблемы Италии приходится более 2/3 суммарного объема затрат ЕС на осуществление региональной политики, причем практика предоставления через федеральную систему ориентированной помощи в Германии считается наиболее успешной в ЕС. Это выражается в том, что, во-первых, динамика реальных затрат на стимулирование регионов не имеет ярко выраженных конъюнктурных «взлетов» и «падений» как в других странах Европы, а во-вторых, сами эти затраты выражают общую тенденцию стабильного роста.

Как и в Великобритании, в Германии периодически проводятся реформы национальной региональной политики. Так, в 1985 г. национальная аудиторская служба ФРГ пришла к выводу о том, что используемая в стране система мониторинга эффективности выделяемой помощи имеет существенные недостатки и нуждается в радикальном пересмотре.





В итоге в стране произошли серьезные изменения в системе стимулирования регионального развития – осуществлен постепенный переход от автоматических стимулов к дискреционным (т. е. избирательным, применяемым по усмотрению общенациональных и местных регулирующих органов) инструментам регулирования регионального развития. Селективность региональной политики проявилась в росте удельного веса регионально ориентированной помощи, направленной на поддержку новых, а также мелких и средних фирм. В частности, в ФРГ такой вид помощи был предоставлен предприятиям с численностью персонала до 200 чел. (в отдельных случаях до 500 чел.) и годовым оборотом до 50 млн DM.

ФРГ сегодня – федеральное государство (республика), состоящее из 16 земель, каждая из которых представляет собой самостоятельное государство. Численность населения в них составляет: Северный РейнВестфалия (17,3 млн чел.); Бавария – 11,4; Баден-Вюртемберг – 9,8;

Нижняя Саксония – 7,4; Гессен – 5,8; Саксония – 4,8; РейнландПфальц – 3,8; Берлин – 3,4; Саксония-Анхальт – 2,9; Бранденбург, Тюрингия и Шлезвит-Гольштейн – по 2,6; Мекленбург–Передняя Померания – 1,9; Гамбург –1,7; Саар – 1,1; Бремен – 0,7. В основе выделения земель лежит исторический принцип. В их компетенции находятся вопросы, затрагивающие повседневную жизнь граждан – культура, коммунальное хозяйство, общественный порядок. Каждая земля имеет свою конституцию.

Система управления состоит из двух ветвей, тесно связанных между собой, образующих общую систему местного управления и самоуправления:

- системы местного управления, которая охватывает административные органы, назначаемые центром и подчиненные только ему, – правительственные округа и административные округа;

- системы местного самоуправления, охватывающей представительные органы, избираемые населением общин и округов.

Правительственный округ является верхним уровнем административно-территориального деления в ФРГ. Всего в ФРГ имеются 33 правительственных округа, каждый их которых представляет сложное территориальное объединение общин. Правительства земель имеют в руководстве правительственного округа своего представителя.

2.1.3. Тенденции совершенствования регионального управления В большинстве стран Западной Европы в отличие от Великобритании основы государственной региональной политики были заложены значительно позже, после второй мировой войны. Наиболее активная фаза развития в этой области деятельности продолжалась с конца 1950 – начала 60-х годов и до середины 70-х годов.

Рост внимания к регулированию регионального развития был вызван несколькими причинами. Во-первых, общий экономический рост в большинстве западноевропейских стран обеспечил возможность безболезненного ассигнования средств на реализацию активной региональной политики. А во-вторых, подъем экономики в этих странах оказался весьма дифференцированным по регионам. Так, в территориальных единицах с традиционной структурой хозяйства (сельское хозяйство, угольная, текстильная промышленность, черная металлургия и др.) экономическое положение оставалось весьма сложным, в то время как в отдельных регионах (столицы, крупные региональные центры и др.) происходил быстрый, зачастую бурный рост. Указанное обострение региональных диспропорций послужило еще одним толчком для активизации региональной политики во многих государствах Западной Европы в 50– 70-е годы прошлого века.





Специалисты выделяют следующие общие черты, которые были характерны в этот период для государственного регулирования регионального развития в большинстве западноевропейских стран, а именно:

- упор на развитие инфраструктуры (транспортной, энергетической, связи и др.), ее «подтягивание» до общенациональных стандартов;

- активное использование производственного потенциала государственных или подконтрольных государству предприятий (инвестирование в строительство новых государственных промышленных предприятий в депрессивных регионах);

- ограничение роста концентрации производства и населения в «перегретых» регионах путем жесткого контроля над размещением производительных сил (запреты на выдачу строительных лицензий и т. п.);

- использование в качестве ключевого элемента региональной политики многочисленных региональных стимулов (средств «подсластить пилюлю»), побуждающих частный бизнес размещать новое современное производство в отсталых регионах и перемещать существующие мощности из «перегретых» районов и больших городов;

- периодические реформы региональной политики, когда периоды относительного ослабления ее влияния чередовались с годами повышения активности в этой области государственного регулирования.

Динамика реальных затрат, связанных с государственным регулированием производственных инвестиций, в большинстве западноевропейских стран (за исключением разве что лишь Германии) также демонстрирует «взлеты» и «падения», хотя анализ этого процесса за длительный период позволяет констатировать наличие понижательной тенденции.

Так, по данным экспертов ЕС, в 1980 г. все страны – члены Сообщества в совокупности направили около 5,1 млрд экю на стимулирование производственных инвестиций, а в 1983 г. эта цифра возросла до 7,2 млрд экю. Однако с учетом инфляции в 1987 г. реальные расходы на эти цели были на 14 % ниже, чем в 1983 г. и на 8,5 % меньше, чем в 1980 г.

Наряду с некоторым сокращением расходов на государственную региональную политику происходили ее качественные изменения, принявшие форму следующих тесно связанных между собой тенденций:

- сдвиг от использования автоматических инструментов регулирования регионального развития к применению дискреционных мер (как, например, в Германии);

- переориентация политики на стимулирование малых фирм, сферы услуг и научно-инновационной деятельности;

- смещение приоритетов от практики перераспределения между регионами доходов и трудовых ресурсов к стимулированию структурных преобразований в самих регионах с целью достижения в них формирования потенциала для экономического роста в целом;

- рост влияния Европейской комиссии на региональную политику отдельных стран-членов ЕС.

Наиболее важная тенденция изменений в региональной политике западноевропейских стран – переход от общих, автоматических стимулов к селективным, выборочным, дискреционным – обусловлена следующими причинами:

- общим снижением государственных расходов стран с рыночной экономикой;

- необходимостью повышения эффективности использования выделяемых на региональную политику ресурсов;

- упором на стимулирование сферы услуг, поскольку автоматически выделяемые виды региональной помощи в основном способствовали перераспределению между регионами промышленного производства.

В настоящее время правительства стран Западной Европы также уделяют значительное внимание решению региональных проблем. По классификации известного шотландского регионоведа Д. Юилла, все страны–члены ЕС по природе и сложности внутренних региональных проблем, а также по значимости региональной политики, разбиты на четыре группы (табл. 2).

Краткая характеристика и специфика каждой из этих групп.

1. «Страны сплочения», или «интегрируемые государства» пользуются специальной поддержкой ЕС с целью приблизить их по основным социально-экономическим характеристикам к остальным странам – членам Евросоюза. В период 1994–1999 гг. сеткой различных типов проблемных регионов, которым национальные правительства оказывали помощь, охватывалась территория, на которой проживало практически все население Греции, Ирландии и Португалии. В регионах Испании, пользовавшихся государственной поддержкой, в этот период проживало около 76 % населения, а в регионах Италии – почти половина ее граждан, причем в период 2000–2006 гг. во всех перечисленных странах этот показатель практически не изменится, а в Испании даже возрастет.

2. «Страны высокой дифференциации» демонстрируют максимально большие диспропорции в развитии регионов (например, между старыми и новыми землями Германии, а также между севером и югом Италии).

3. «Скандинавские страны» имеют весьма низкую плотность населения, что связано с их периферийным положением, суровыми климатическими условиями и большой географической удаленностью населенных пунктов внутри таких регионов.

4. Страны «Северной Европы» имеют в целом менее выраженные региональные различия, причем региональные проблемы этих стран обычно ассоциируются с вопросами занятости населения и необходимостью проведения структурных изменений в аспекте «город–село».

Цели национальной государственной политики в странах–членах ЕС «Страны сплоче- Греция, Ир- Слабая в национальном низкая «Страны высокой Германия, закреплена в возрастает очень «Северная Евро- Австрия, Да- исторически возрастает Низкая 2.1.4. Региональная политика Европейского союза По мере становления и углубления процесса международной экономической интеграции в Западной Европе страны-участницы этого объединения все более ясно осознавали необходимость совместного решения региональных проблем, поскольку существование серьезных различий в развитии регионов являлось заметным тормозом в дальнейшем укреплении связей между национальными экономиками. В конечном итоге именно в Европе зародилась новая форма региональной политики – на межгосударственном, или супранациональном уровне.

Основы для проведения такой политики были декларированы еще в Договоре об учреждении Европейского экономического сообщества (Рим, 1957 г.), предписывавшем гармоничное развитие стран путем сокращения существующих между многими их регионами различий и отсталости находящихся в менее благоприятном положении территорий.

Практические основы для активного проведения региональной политики в ЕС были созданы после организации ряда специализированных структурных фондов и, прежде всего, Европейского фонда регионального развития, а также Европейского социального фонда и Фонда сплочения, реализующих политику интеграции и сплочения стран ЕС путем выравнивание социально-экономического развития его регионов. Целью Европейского фонда регионального развития, созданного в 1975 г., являлось решение задач по исправлению региональных и структурных диспропорций внутри Сообщества. При этом для каждой страны устанавливалась квота в процентах от объема всех ассигнований из данного фонда для развития инфраструктуры или поддержки фирм в регионах, которым оказывалась помощь по усмотрению национальных органов управления. Поскольку система квот была постоянным предметом споров и разногласий между странами-членами ЕС, то в 1979 г. была проведена реформа деятельности Европейского фонда регионального развития, предусматривающая постепенный, поэтапный отказ от принципа «квотирования». При этом ресурсы определялись на долгосрочную перспективу на уровне ЕС и по установленным им критериям направлялись в регионы, в том числе и на «нефизические» инвестиции для поддержки малого и среднего бизнеса.

Начиная с 1985 г. Европейский фонд регионального развития вообще отказался от квотирования. Вместо этого для каждой страны на три года устанавливается верхний и нижний лимит помощи, которую она потенциально может получить от фонда. Этот лимит во многом зависит от остроты региональных проблем каждой конкретной страны. Кроме того, часть ресурсов фонда может быть использована для финансирования собственных программ ЕС, так называемых инициатив Сообщества.

В 1986–1989 гг. после подписания Единого европейского акта об укреплении экономической и социальной сплоченности стран-членов ЕС проводится очередная масштабная коррекция супранациональной региональной политики. В результате этой реформы были определены следующих приоритетов работы структурных фондов ЕС:

1) содействие в развитии и исправлении структуры отсталых регионов;

2) конверсия или преобразование регионов, серьезно пострадавших от промышленных спадов;

3) борьба с застойной безработицей в регионах;

4) содействие включению молодежи в профессиональную деятельность;

5) реформа общей аграрной политики (содействие развитию аграрных регионов и исправление структуры сельского хозяйства).

Позднее был добавлен 6 приоритет – развитие и исправление структуры регионов с исключительно низкой плотностью населения.

При этом до 80 % своих ассигнований Европейский фонд регионального развития имел право направлять на помощь регионам по приоритету 1. Увеличение роли региональной политики потребовало значительного увеличения ресурсов всех структурных фондов ЕС (табл. 3), поскольку в 1994–1999 годы проблемные регионы охватывали территорию, на которой проживало более половины (точнее 50,7 %) населения ЕС (по приоритетам 1–6).

Расходы Европейского фонда регионального развития в 1975–2000 гг.

Общая сумма вы- 150,0 793,4 1610,0 4554,1 8373,1 15765, ЕС, % Характеризуя перспективы региональной политики ЕС в текущем программном периоде (2000–2006 гг.), необходимо отметить, что на мероприятия, связанные с содействием развитию и исправлению структуры отстающих регионов, планируется израсходовать 135,9 млрд евро, что почти на 20 % больше по сравнению с предыдущим программным периодом 1994–1999 гг. Европейский фонд регионального развития продолжит оказывать помощь при осуществлении производственных инвестиций, направляемых на создание новых и сохранение существующих рабочих мест, инфраструктуры (транспортной, энергетической, телекоммуникационной), поддержку малых и средних предприятий в проблемных регионах.

В июле 2004 г. Еврокомиссия приняла пакет из пяти документов по реформе политики сплочения и интеграции в новом программном периоде 2007–2013 гг. с законодательными предложениями по установлению общего порядка формирования и использования средств вышеуказанных структурных фондов. В частности, в новом программном периоде на реализацию политики сплочения через Европейский фонд регионального развития, Европейский социальный фонд и Фонд сплочения, запланировано израсходовать 335,1 млрд евро, в том числе на такие приоритетные цели как «Конвергенция» – 264 млрд евро, «Региональная конкурентоспособность и занятость» – 57,9 млрд евро и «Европейское территориальное сотрудничество» – 13,2 млрд евро.

Особенностью расходования ресурсов на цели региональной политики ЕС в новом программном периоде является то, что помощь в совокупном объеме 177,8 млрд евро в 2007–2013 гг. будет оказываться регионам с ВРП на душу населения, меньшим 75 % среднего аналогичного показателя по всем 25 странам-членам ЕС. При этом возникла новая проблема, связанная с тем, что в связи с расширением ЕС за счет вхождения в него десяти новых, существенно более бедных членов некоторые регионы ЕС-15, которые до его расширения имели ВРП на душу населения менее 75 % от среднего для 15 старых членов ЕС уровня, потеряли право на оказание им помощи через структурные фонды. Это произошло из-за явления так называемого «статистического эффекта», связанного с тем, что средний ВРП на душу населения за счет вхождения в ЕС новых членов существенно снизился, и те регионы, которые до расширения союза имели ВРП на душу населения ниже среднего по ЕС уровня и получали помощь через структурные фонды, попали в категорию регионов с ВРП на душу населения выше среднего уровня. Для того, чтобы сохранить помощь регионам, пострадавшим в результате «статистического эффекта», ЕС предусматривает оказание им помощи в совокупном объеме 22,14 млрд евро. Условием получения такой помощи является ВРП на душу населения менее 75 % среднего аналогичного показателя по 15 старым членам ЕС, несмотря на то, что этот показатель оказывается существенно выше, чем в среднем для всех 25 членов нынешнего ЕС.

Важным направлением общеевропейской региональной политики является концепция формирования и развития еврорегионов – территориальных образований, интегрирующих в себе (перекрывающих) территории и регионы европейских стран (в том числе и не входящих в ЕС).

Еврорегион – это трансграничный союз, интегрированная социальноэкономическая территория, где сохраняется уважение к различиям на основе партнерства и солидарности. Как форма приграничного сотрудничества еврорегионы способствуют не только усилению и углублению добрососедских отношений между государствами, но и являются своеобразным инструментом для интеграции той или иной страны в европейские структуры. При этом регионализация распространяется на различные области как внешней, так и внутренней политики странучастниц. Еврорегионы снимают напряжение в рамках возможных территориальных претензий, позволяют решать проблемы, связанные с положением национальных меньшинств, являясь своего рода полем для апробации совместимости законодательства различных стран и правовых систем.

В соответствии с Европейской рамочной конвенцией по трансграничному сотрудничеству (г. Мадрид, 21 мая 1980 г.) субъектами еврорегиона являются органы местной власти и самоуправления, действующие в рамках внутреннего законодательства сторон-участниц еврорегиона.

Сотрудничество в рамках последнего рассматривается как фактор стабильности и основывается на принципах самоуправления, трансграничной кооперации, равенства сторон. Совет евроргиона (его высший орган управления) может принимать к реализации любые проекты, но окончательное решение об их финансировании (полном или частичном) принимают соответствующие структуры Совета Европы, ЕС, фонды и т. п.

В целом в бюджете Совета Европы в конце 90-х годов прошлого столетия на трансграничное сотрудничество предусматривалось ежегодно 100 млн евро, сегодня эта сумма в 3 раза больше (с учетом программы «Новые соседи»). Приоритетными являются экологические (более 50 % всех расходов на эти цели), образовательные (подготовка кадров для сферы экономического сотрудничества регионов) и гуманитарные проекты.

Накопленный к настоящему времени богатый опыт развития еврорегионов, равно как и других форм трансграничного сотрудничества, доказывает что они способствуют решению региональных проблем и в силу этого в значительной степени обеспечивают устойчивое развитие регионов. Опыт развития еврорегионов, в том числе и с участием Республики Беларусь, свидетельствует о существенном их значении для регионов нашей страны. Следуя европейскому опыту, Беларусь уже более чем лет тому назад обратила свои взоры на такой феномен, как еврорегионы.

Так, еврорегион «Буг», созданный в 1995 г., стал первой для Беларуси подобной структурой трансграничного сотрудничества. Использование модели еврорегионального взаимодействия позволяет более эффективно решать проблемы, требующие объединения ресурсов административнотерриториальных единиц каждой из участвующих стран. В случае с еврорегионом «Буг» речь идет о Беларуси, Польше и Украине. Всего Республика Беларусь сегодня участвует в деятельности пяти еврорегионов:

«Неман» (с 1997 г.), «Озерный край» (с 1998 г.), «Беловежская пуща»

(с 2002 г.), «Днепр» (с 2003 г.).

В целом опыт регулирования регионального развития ЕС весьма положителен, он представляет большой практический интерес, в том числе и в плане решения проблем, которые возникли на постсоветском пространстве в результате развернувшихся здесь в конце прошлого века дезинтеграционных процессов. На фоне общемировых тенденций к глобализации и международной дезинтеграции, экономическое и политическое размежевание стран бывшего СССР является одним из наиболее нерациональных явлений ХХ века. Дело в том, что объединительные процессы позволяют реализовывать огромный интеграционный экономический эффект, который, например, по оценкам некоторых ученых, для стран Евросоюза достигает совокупной величины 100 млрд евро в год. Этот интеграционный эффект возникает в силу целого ряда обстоятельств, среди которых наиболее важное значение имеет экономия на трансакционных издержках.

Как известно, с точки зрения неоинституционализма, все недостатки рыночной системы имеют одну и ту же природу и связаны с так называемыми трансакционными издержками – издержками функционирования рыночного механизма, которые О. Уильямсон весьма удачно отождествил с силами трения, снижающими эффективность функционирования механических систем. Возникновение трансакционных издержек обусловлено отличием реальных экономических систем от изучаемых в рамках неоклассической экономической теории идеализированных моделей рынков. Это отличие определяется, прежде всего, тем, что функционирование рыночного механизма на практике не является бесплатным для общества, а связано с определенными затратами, снижающими эффективность функционирования рыночной системы в целом. Возникновение такого рода издержек обусловлено тем, что трансакции (рыночные сделки) неизбежно сопровождаются затратами, которые несут вступающие в сделку контрагенты из-за необходимости поиска информации друг о друге, об объекте сделки, о состоянии рынка, о возможных действиях конкурентов и т. п.

Так, например, предприниматель несет дополнительные издержки в случаях, когда, например, из-за недостатка информации он приобретает товар по цене большей, чем та, по которой он мог бы приобрести точно такой же товар у другого продавца, что неизбежно отклоняет ситуацию на рынке от состояния равновесия и снижает эффективность функционирования рыночной системы. К аналогичным последствиям приводит и возможность того, что вследствие недостаточной информированности покупателя ему могут продать некачественный товар или товарподделку по цене качественного оригинала. Кроме того, сама процедура контрактации также связана с определенными затратами, например, на нотариальное оформление сделки, ее регистрацию и т. п. К трансакционным издержкам относятся и затраты, обусловленные недобросовестным поведением (оппортунизмом) контрагентов, когда те уклоняются от добросовестного выполнения условий контракта и потому приходится принуждать их к соблюдению договорных обязательств в судебном порядке, что также связано с потерей обществом ограниченных ресурсов.

По оценкам некоторых специалистов (Дж. Уоллис, Д. Норт), совокупные трансакционные издержки, например, в такой либерально-рыночной стране, как США, достигают 55 % (!) ВВП.

Подобно тому, как силы трения снижают эффективность (КПД) функционирования механических систем, так и трансакционные издержки существенно снижают эффективность функционирования рыночных экономических систем. Естественно, отказ от таких базовых рыночных принципов взаимодействия контрагентов, как хозяйственная обособленность, свободное ценообразование, конкуренция и контрактация сделок, снижает величину трансакционных издержек, что создает предпосылки для существенной экономии на них. В частности известно, что во внутренней среде любой фирмы господствуют отнюдь не рыночные принципы взаимодействия ее структурных подразделений, а жесткое планирование и администрирование. И действительно, цеха, департаменты и другие подразделения любого предприятия не конкурируют друг с другом, не вступают друг с другом в рыночные отношения, как того требуют догматы о чудотворной силе рыночной конкуренции, а функционируют в условиях централизованного управления и планирования. Данный «нерыночный» выбор фирмы объясняется тем, что таким образом предприятие экономит на трансакционных издержках и тем самым существенно повышает эффективность своего функционирования и конкурентоспособность. С этой точки зрения даже в условиях понастоящему либеральной рыночной экономики все, вплоть до мельчайшего винтика, производится по плану и в условиях командного администрирования, что, по сути дела, является одним из наиболее загадочных парадоксов рынка.

Разумеется, в условиях глобализации – распространения рыночных принципов хозяйствования на весь мир, когда субъектами рыночных отношений становятся целые страны, отказ последних от рыночных принципов взаимодействия друг с другом также способен обеспечить экономию на трансакционных издержках. Межгосударственная интеграция превращает совокупность объединившихся стран в своеобразную «фирму», во внутренней среде которой начинают преобладать нерыночные принципы хозяйствования (централизация управления, кооперативные формы хозяйствования) и потому возникает существенная экономия на трансакционных издержках. Кроме того, в результате подобной интеграции проявляется существенный «эффект от масштабов производства», что позволяет интегрирующимся странам на равных конкурировать с транснациональными корпорациями, имеющими колоссальные преимущества перед обычными предприятиями вследствие реализации ими указанного эффекта. Неслучайно интеграционные процессы в последнее время набирают силу (ЕС, ОПЕК, МЕРКОСУР, ЕВРАЗЭС, ШОС, ГУАМ, НАФТА и др.) и все большее и большее число стран пытается реализовать возникающие в результате межгосударственной интеграции преимущества.

Совершенно очевидно, что страны бывшего СССР (прежде всего, государства, относящиеся к великой восточнославянской цивилизации – Беларусь, Россия и Украина) просто обязаны переломить обозначившуюся на рубеже веков крайне негативную тенденцию к дезинтеграции и уверенно перейти к практике углубления сотрудничества и межгосударственной интеграции. Только так наши страны могут стать достойными конкурентами на международном рынке в условиях тотального господства транснациональных корпораций, многие из которых имеют финансовые обороты, большие, чем ВВП абсолютного большинства стран мира. Интеграция на постсоветском пространстве – это не просто чья-то прихоть или дань моде, сегодня это важнейший фактор сохранения конкурентоспособности и экономической независимости стран бывшего СССР. В связи с этим заслуживает всяческого одобрения и поддержки курс высшего руководства Республики Беларусь на межгосударственную интеграцию постсоветских стран, прежде всего, в рамках Союзного государства, ЕврАзЭС и СНГ. Важно осознать, что сегодня у интеграции альтернативы нет, поскольку это не просто важнейшая международная тенденция последних десятилетий, но и обязательное условие продолжения существования постсоветских стран на политической карте мира в третьем тысячелетии в условиях явно обозначившихся притязаний отдельных стран на мировое господство и планетарную гегемонию.

2.2. РЕГИОНАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ И ПОЛИТИКА

В ЕВРОПЕЙСКИХ СТРАНАХ С ПЕРЕХОДНОЙ К РЫНКУ

ЭКОНОМИКОЙ

2.2.1. Специфика региональной политики стран Центральной и Восточной Европы Одной из характерных черт процесса рыночного реформирования в посткоммунистических странах является резкое (если не сказать взрывное) обострение региональных диспропорций, которое стало одним из важнейших факторов и составных элементов разраставшегося в этих странах глубокого социально-экономического трансформационного кризиса, масштабы и продолжительность которого превзошли все даже наиболее пессимистичные ожидания. Несмотря на попытки объяснить причину этих диспропорций (да и любых других проблем) «типовым» тезисом о пагубном наследии командно-административной, плановоцентрализованной системы, многие ученые-регионоведы видят причину обострения этих проблем именно в фундаментальном дефекте рыночной системы, который и стал проявляться по мере перехода к рынку.
Дело в том, что если одной из наиболее характерных черт социалистической системы являлась политика планового выравнивания социальноэкономического уровня стран, регионов и отдельных граждан (так называемая «уравниловка»), то рыночная система наоборот – содержит в себе генетически заложенный в нее механизм социально-экономической дифференциации как отдельных граждан и предприятий, так и регионов, стран и даже континентов. Не случайно сегодня, когда на планете безоговорочно господствует рыночная система и концепция хозяйствования, около 2,8 млрд человек, имея дневной доход менее 2 USD, элементарно голодают, причем 30 млн землян ежегодно вообще умирают от голода, в то время как среднестатистический американец более 2 USD в день тратит только на коррекцию фигуры. Именно из-за указанного глобального недостатка рынка, связанного с его неспособностью обеспечить справедливое, более или менее равномерное развитие, даже развитые страны с рыночной экономикой вынуждены прибегать к отнюдь далеко не рыночным методам планирования, прогнозирования и государственного регулирования регионального развития, т. е. заниматься той самой «уравниловкой», масштабы которой в этих странах стремительно нарастают.

Наиболее сильное влияние на экономику регионов оказывают монетарные факторы. Денежные агрегаты – важнейшее средство реализации региональной экономической политики, причем именно денежный капитал общества оказывается самым уязвимым при смене экономических формаций, что требует особого внимания к нему со стороны правительства. В частности, странам Центральной Европы удалось сохранить сбережения населения, а также ввести ипотеку, которая, позволяя весьма эффективно преобразовывать самые весомые материальные богатства нации – землю и недвижимость – в удобную денежную форму, является неотъемлемым атрибутом современной рыночной экономики. Как известно, земля и недвижимость составляют 50–60 % денежного капитала общества, а сохраненные сбережения населения – еще 30 % его. Поэтому вышеперечисленные меры позволили Чехии, Венгрии, Словакии получить достаточные денежные ресурсы для проведения успешной региональной политики. Так, высокая монетизация национальной экономики (0,8–0,9), и низкая инфляция (3–6 %) позволили создать такие условия для малого и среднего бизнеса, что его параметры в этих странах сегодня вполне соответствуют аналогичным показателям развитых стран – 25 – 30 тыс. малых предприятий на 1 млн жителей с относительно равномерным распределением по регионам и отраслям.

Подавляя инфляцию и держа курс своей валюты на уровне паритета покупательной способности, этим странам удалось сохранить внутренние цены на 30 % ниже мировых. Это позволило их товаропроизводителям быстро войти в систему мирового разделения труда и поддерживать соответствующий уровень доходов населения, что обеспечило внутренний высокий платежеспособный спрос внутри указанных стран, сделало окупаемыми инвестиции, а сами страны – привлекательными для инвесторов.

Постсоветским странам, следовавшим рекомендациям вашингтонского консенсуса и указаниям Международного валютного фонда (МВФ), не удалось сохранить сбережения населения, сдержать инфляцию, организовать рынок земли и недвижимости и тем самым внедрить ипотеку. Все это привело к потере денежного капитала целого ряда переходных к рынку стран, что не дало возможности проводить взвешенную региональную политику. Низкий коэффициент монетизации экономики (0,13–0,15), заниженный в 4–5 раз курс национальных валют относительно паритета покупательной способности привели к значительным потерям в экономике регионов этих стран.

В частности, введение в 1992 г. конвертируемости национальных валют в России, Белоруссии и Украине по рекомендациям МВФ нанесло непоправимый ущерб целым отраслям экономик этих стран, породив кое-где существенную дифференциацию регионального развития и тем самым даже поставив вопрос о сохранении территориальной целостности страны. Миллионы «челноков» преимущественно из приграничных регионов стали в огромных масштабах завозить дешевый и некачественный ширпотреб из Турции, Китая и других стран, разоряя свои предприятия и вывозя из страны валюту, столь необходимую для технического перевооружения производства.

Необходимо указать, что это была осознанная и хорошо продуманная политика наших тогдашних руководителей, вероятно, состоявших на службе и содержании США и по сути дела представлявших собой «пятую колонну», в обязанности которой входило оказание помощи Западу по устранению их конкурентов с мирового рынка. С приходом к власти в Беларуси А. Г. Лукашенко ситуация улучшилась, однако, еще много проблем требуется решить, чтобы как можно быстрее исправить допущенные ошибки.

Особую актуальность исправление указанных просчетов имеет в сфере регионального развития. На то, что по мере перехода к рынку дифференциация социально-экономического развития по всем направлениям неизбежно станет возрастать, а актуальность региональной политики соответственно будет усиливаться, однозначно указывают высказывания специалистов Еврокомиссии по региональной политике и связям с Комитетом регионов и Фондом сплоченности ЕС. Так, один из ведущих экспертов ЕС по региональной политике указывал, что сложившиеся в странах Центральной и Восточной Европы в период расцвета командной экономики относительно равные условия для жизни населения «…будут изменяться в сторону роста их дифференциации в результате развития конкуренции и рыночных сил. В небольших странах также имеет большое значение и необходима политика сплочения и региональная структурная политика, чтобы помешать падению более слабых регионов, а также расширению пропасти между испытывающими бум столичными городами и сельскими регионами, между новыми промышленными центрами и старыми индустриальными областями, где нанесен значительный вред окружающей среде».

Более того, некоторые крупные специалисты в области регионалистики считают, что преодоление трудностей регионального порядка может стать одной из самых неподатливых для решения проблем переходного периода. Особенно остро стоит проблема безработицы, которая в годы реформ практически во всех переходных к рынку странах не только приобрела большие масштабы, но и демонстрирует значительную вариацию в зависимости от региона. Так, в первые годы реформ (1990– 1993 гг.) разность в уровне безработицы в благополучных и более пострадавших от трансформационного кризиса регионах по всем странам Центральной и Восточной Европы (за исключением лишь Чешской Республики, Румынии и Беларуси) значительно превысила 10 % (табл. 4).

Специалисты, глубоко исследовавшие причины роста региональных проблем в переходных к рынку странах, выделяют наряду с вышеуказанным фактором, имеющим фундаментальный характер, следующие предпосылки обострения региональных диспропорций:

1) целенаправленная политика вышеупомянутой «пятой колонны»

на ослабление производственного потенциала больнее всего ударила по регионам, где более всего были развиты промышленность и аграрный сектор, в то время как в столицах и промышленных центрах рост сектора услуг частично скомпенсировал негативные последствия этого процесса;

2) ни одно из правительств переходных стран решительно не повернулось к региональным проблемам, демонстрируя упорное непризнание их значимости;

3) общий кризис науки, как наиболее пострадавшей в процессе рыночной трансформации сферы деятельности во всех переходных к рынку странах привел к снижению объема и качества научных исследований, в том числе и по региональной тематике;

4) превращение скрытой безработицы, характерной для командноадминистративной системы, в явную обусловило заметное обострение проблемы занятости;

5) сформированные в условиях плановой экономики (когда региональные проблемы были не столь актуальны) национальные органы статистики не осуществляли учет и анализ валового внутреннего продукта в региональном разрезе, что осложнило задачу научного осмысления и решения региональных проблем.

Уровень региональной безработицы в некоторых странах Центральной и Восточной Европы в процессе рыночных реформ Средний уро- Вариация без- Средний уро- Вариация безСтрана вень по стра- работицы по вень по стране, работицы по Чешская Среди общих тенденций, наметившихся в годы рыночных реформ в странах Центральной и Восточной Европы, выделяют следующие наиболее важные из них. Прежде всего, необходимо отметить резкое усиление социально-экономических различий между столичными городами, другими крупными центрами административно-территориальных образований и остальными частями каждой из рассматриваемых стран. В столичных городах безработица в целом была ниже национального уровня, а темпы создания новых фирм, объема производства, уровень доходов на душу населения и объемы инвестирования – значительно ниже. Дифференциация, поляризация по оси «ядро-периферия» («центрпериферия») наблюдались во всех без исключения странах. В отдельных странах наряду с обозначенной поляризацией наблюдалась и ярко выраженная асимметрия в направлении «север-юг» (Польша, Болгария) и «запад-восток» (Венгрия).

Другой особенностью региональных проблем в переходных к рынку странах является то, что в наибольшей степени кризис затронул узкоспециализированные промышленные районы и центры с малой диверсификацией производства (регионы с высокой территориальной концентрацией производства отраслей горнодобывающей промышленности (угля, рудного сырья и т. п.), тяжелого машиностроения, оборонной промышленности и др.). В очень тяжелом положении оказался аграрный сектор.

Еще одной специфичной чертой региональных проблем рассматриваемой группы стран является совершенно иная (по сравнению с уровнем социально-экономического развития) ориентация экологических проблем. Деградация окружающей среды в наибольшей мере характерна для столичных городов, промышленных центров, в которых размещены крупные предприятия угольной, металлургической, химической и нефтехимической промышленности.

Особенностью современного состояния региональной политики в переходных к рынку странах Центральной и Восточной Европы является постепенное осознание того, что считавшийся практически безгрешным и всесильным либеральный рынок фактически показал свою полную беспомощность в решении региональных проблем. Раньше всех к пониманию бессмысленности слепой веры и упования на пресловутую «невидимую руку», о которой писал А. Смит, пришли страны, где некоторый опыт рыночных реформ был накоплен еще в советские времена.

Так, опыт квазирыночных реформ 1968 г. в Венгрии значительно раньше, чем в других переходных к рынку странах, отрезвил от рыночного «угара» венгерских экономистов и политиков, которые раньше других своих коллег поняли, что навязываемая переходным странам вашингтонским консенсусом концепция государства – «ночного сторожа с монетаристской колотушкой» абсолютно неприемлема (особенно в сфере межрегиональных взаимоотношений). Несколько позже и в других переходных к рынку странах поняли, что «невидимая рука» – это всего лишь рыночный миф, позволивший вовлечь в систему глобальной эксплуатации периферии центром абсолютное большинство бывших социалистических стран (по мнению Нобелевского лауреата по экономике Дж. Стиглица, «рука может быть невидимой лишь по той причине, что просто не существует»).

Сейчас в большинстве стран Центральной и Восточной Европы убеждены, что борьба с ростом региональных диспропорций, подрывающих экономические и социальные основы территориальной целостности страны, является одной из защитных функций любого современного государства. Практически во всех этих странах государство в большей или меньшей степени проводит активную региональную политику, устанавливает принципы, цели и долговременные приоритеты регионального управления, утверждает стратегию регионального развития, оказывает государственную поддержку отсталым регионам, в том числе путем прямых государственных ассигнований субъектам хозяйствования. В связи с этим, по мнению специалистов в области управления регионами, ситуация во всех рассматриваемых странах меняется к лучшему. Реформы в области регионального управления, которые в начальный период рыночных реформ во многом носили стихийный характер, вступают во вторую конструктивную фазу, связанную с усилением регулирующей функции государства и роли региональной политики.

Из рассмотренных в данной части пособия стран охарактеризуем административно-территориальное деление и региональные проблемы Польши как ближайшей западной соседки Республики Беларусь. В Польше базовым уровнем административно-территориального деления выступают гмины, которых в этой стране насчитывается 2489. Гмины управляют социальной и бытовой сферой (деятельность детских садов, начальных школ, библиотек, учреждений культуры, поддержание общественного порядка, охрана окружающей среды), а также решают другие задачи, делегированные им центральным правительством. Сельские гмины возглавляют старосты, городские – мэры, а в городах с населением более 100 тыс. жителей – президенты. Управление средними школами, социальное обеспечение, поддержание общественной безопасности, здравоохранение, ведение земельного и обменного регистров, защита прав потребителей и ряд других функций возложены на повяты (поветы), которых в стране 373 и которые являются правительствами окружного уровня.

Параллельно с этим Польша разделена на 16 воеводств, каждое из которых имеет свои преимущества и недостатки (табл. 5). На воеводском уровне существует двойная структура общественного управления.

С одной стороны, демократические органы воеводского самоуправления являются независимыми юридическими лицами, имеют собственные бюджеты и широкие полномочия в области экономической политики. С другой стороны, назначаемый государством воевода несет ответственность за реализацию и проведение общенациональной политики в своем воеводстве, а также за то, чтобы расположенные в регионе государственные учреждения работали на благо польского государства и способствовали сохранению его унитарного характера. Воеводы подотчетны центральному правительству и сосредоточены на контроле за деятельностью органов самоуправления на уровне гмин, повятов и воеводств.

Региональные диспропорции в развитии регионов (воеводств) Польши хозяйственная структура. питализированная инфраБлизость западной грани- структура.

Куявско- a= мический потенциал. Куль- ное городское пространтурные ценности (Торунь). ство. Неудобная трансНачало создания «кольца портная сеть. Конфликты (ЛюбельВедущий центр сотрудни- населения.

ское) Любусское a= Мазовецкое a= сударства. Академический регионов. Большие внутb=4, и научный потенциал. Раз- рирегиональные разлинообразная хозяйственная чия. Транспортный параструктура. Культурные лич в метрополии. Хаоценности. Международный тичные урбанистические Академический потенциал. Периферийное положеПодкарпат- a= Приграничное положение. ние. Невыгодная аграрная Чистая окружающая среда. структура. Слаборазвитая Академический потенциал. Периферийное положеПодлясское a= Приграничное положение. ние. Слаборазвитая инb=2, Чистая окружающая среда. фраструктура. Низкое обТуристические достоинст- разование населения.

Морские порты. Академи- Деградированное городПоморское a= Шлянское) кржисское) структура. Торговые традиции. Культурные качества жителей. Международный аэропорт. Выгодный *Примечание: a – внутренний региональный продукт (ВРП) на душу населения в 1997 г., Польша = 100; b – коэффициент дифференциации экономического развития в воеводстве (соотношение ВРП на душу населения в самом бедном и самом богатом региона воеводства в 1997 г.).

Источник: Гожелак Г., Яловецкий Б. Конкурентоспособность регионов // Белорусский экономический журнал. – 2001. - № 1. – С. 84–95.

Как следует из данных табл. 5, воеводства Польши существенно различаются по своему социально-экономическому развитию. Из воеводств только Мазовецкое, Силезское и Великопольское имеют ВРП на душу населения, больший, чем средний аналогичный показатель по Польше в целом. При этом резко выделяется Мазовецкое воеводство, в состав которого входит столица государства – Варшава, что свидетельствует о наличии в стране региональных диспропорций по направлению «центр-периферия». В то же самое время в Польше наблюдается существенная вариация уровня социально-экономического развития внутри воеводств. Так, во всех без исключения воеводствах Польши соотношение ВРП на душу населения самого богатого и самого бедного регионов превышает двукратное значение, а в отдельных воеводствах – Подкарпатском и Мазовецком – достигает трех- и даже четырехкратного значения.

Реформы политической системы Польши способствовали децентрализации власти, что, в свою очередь, дало местным органам управления больше компетенции и легальной возможности предпринимать действия, стимулирующие региональное развитие. В частности, Национальная стратегия регионального развития Польши в период с 2001 по 2006 гг.

стала важнейшей основой диалога, проводимого между центральной властью и органами управления воеводств по поводу стратегического планирования регионального развития. В результате принятия этого документа в Польше были определены следующие стратегические цели политики регионального развития:

- расширение и модернизация инфраструктуры для усиления конкурентоспособности регионов, в том числе путем расширения и модернизации транспортного сообщения и материально-технического обеспечения, телекоммуникационных и информационных сетей, а также посредством развития функций крупнейших населенных пунктов как метрополий;

- реорганизация и обеспечение разнообразия экономической структуры регионов посредством развития малых и средних населенных пунктов в сельской местности, укрепление инвестиционной и туристической привлекательности регионов;

- развитие людских ресурсов, включая предоставление возможностей получения образования на различных уровнях, развитие профессиональной подготовки, обучение управлению государственными органами, усиление профессиональной, отраслевой и пространственной мобильности трудовых ресурсов;

- активизация поддержки областей;

- развитие международного сотрудничества регионов Другим документом, создающим основы для эффективной региональной политики в стране, является Инструкция по территориальному управлению, которая содержит обязательное требование выработки стратегии развития и плана территориального управление воеводством. В соответствии с указанными документами каждое воеводство Польши разработало и активно реализует свою собственную Стратегию развития воеводства на 2000–2015 гг., каждая из которых имеет существенные специфические особенности, связанные с попыткой компенсировать указанные в табл. 5 недостатки и развить соответствующие преимущества. Для планирования регионального развития на текущую перспективу в каждом воеводстве Польши разрабатывается и реализуется Программа регионального развития воеводства, как правило, сроком на года.

2.2.2. Специфика региональной политики в странах Балтии Опыт формирования и реализации региональной политики в странах Балтии заслуживает особого внимания, поскольку он имеет общие черты, характерные для стран Центральной и Восточной Европы, и в то же время связан с настойчивым отходом от системы государственной власти и управления советского типа. Поскольку неудержимое стремление к самостоятельности и суверенитету даже в бытность СССР являлось важнейшей особенностью этих стран, то к моменту восстановления государственной независимости в странах Балтии был уже накоплен некоторый самостоятельный опыт законотворчества в сфере реформирования местного самоуправления и изменений в области государственного управления регионами.

Наиболее развитыми концептуальные основы региональной политики к моменту восстановления государственного суверенитета оказались в Эстонии, поскольку уже в 1991 г. в этой республике были разработаны стратегические направления изменений в сфере региональных отношений – диверсификация структуры экономики (особенно в сельских регионах), интенсивное развитие малых предприятий, расширение инициативы местных органов власти, упорядочение системы расселения.

В соответствии с Конституцией Республики Эстония (1992 г.) к единицам местного самоуправления отнесены волости и города. В 1993 г. в этой стране был принят Закон о местном самоуправлении, а в 1995 г. – Закон об административно-территориальном устройстве Эстонии, согласно которому перечень административных единиц этой республики состоит из 15 уездов, 47 городов и 207 волостей.

Специалисты отмечают, что главный итог всех изменений, произошедших в эти годы в региональной политике Эстонии, – это глубокое осознание важности идеи самоуправления как на уровне государства, так и в каждой административной единице. Кроме того, благодаря поддержке своих северных соседей – Финляндии и Швеции, а также относительно быстрому осуществлению рыночных преобразований и стремлению вступить в ЕС, региональная политика Эстонии все более становится похожей на ту, что проводится в западноевропейских странах. В то же время необходимо отметить и общность с Западной Европой региональных проблем Эстонии – неравномерность развития по направлению «центр-периферия», значительную вариацию безработицы в регионах (1,9–11,5%), дифференциацию заработной платы (более 1,7 раза), социальные диспропорции (неравенство возможностей в получении образования, услуг здравоохранения, культуры и т. п.).

По мнению латвийских специалистов, проблемы регионального развития Латвии, принадлежат к числу наиболее острых и наименее изученных. Имеются все основания считать, что острота этих проблем заключается как в угрожающих масштабах территориальных диспропорций, так и в том, что правительству Латвии пока не удается добиться ощутимых результатов в преодолении острых региональных различий.

Объектами региональной политики в Латвии являются ее административно-территориальные единицы – 26 районов и 492 волости (пагасти), а также 4 культурно-исторические области (новады), 7 крупных и 69 более мелких городов.

В 1997 г. в этой стране был принят специальный Закон о регионах, нуждающихся в специальной помощи, основной целью которого является поддержка предпринимательства в депрессивных районах, причем значительное внимание в этот период уделяется решению проблемы прозрачности и объективности выбора регионов – объектов государственного регулирования и помощи.

В частности, следует отметить разработку методики классификации регионов, предложенную Министерством охраны окружающей среды и регионального развития Латвийской Республики. Согласно этой методике классификация районов основывается на «синтетическом индикаторе» – индексе условий жизни, для расчета которого используются следующие исходные показатели;

1) средняя заработная плата (лат, в расчете на 1 человека);

2) розничный товарооборот (лат, в расчете на 1 человека);

3) количество легковых автомобилей на тысячу населения;

4) количество телефонов на тысячу сельского населения.

На основе этой методики все районы Латвии делятся на три группы – с низким, средним и высоким значением индекса условий жизни.

Другая методика классификации пагасти, основанная на методах статистического и многофакторного анализа, учитывала другие наиболее значимые переменные;

а) доля населения в трудоспособном возрасте;

б) удельный вес безработных в общей численности населения в трудоспособном возрасте;

в) доходы местных органов самоуправления (лат, в расчете на 1 человека);

г) скорректированная стоимость земли сельскохозяйственного назначения (лат, в расчете на гектар).

В результате использования этой методики все волости и пагасти Латвии проранжированы в порядке убывания итогового показателя, учитывающего вышеуказанные параметры.

Расчеты по обеим методикам показали, что в Латвии имеет место значительная дифференциация регионов по направлениям «север-юг» и «запад-восток». Однако благодаря усилиям правительства Латвии и проведению административно-территориальной реформы с 1998 г. ситуация в области регионального управления стала улучшаться.

Литва принадлежит к числу немногих стран с переходной к рынку экономикой, которым уже в первой половине 90-х годов удалось провести радикальную реформу административно-территориального деления страны. С учетом опыта Дании, Финляндии и Швеции было принято решение о том, что наиболее рациональной формой является двухуровневая система административного устройства.

Высший или региональный уровень оказался представленным 10 уездами с центрами в крупных городах. Управление уездами осуществляется госслужащими, назначаемыми и увольняемыми из центра. На низшем или местном уровне сформировано 56 самоуправлений (муниципалитетов), в том числе 44 района и 12 городов, имеющих равные права. Перечень региональных проблем Литвы в целом стандартный – высокая вариация безработицы в уездах (3,8–16,5 %), дифференциация доходов населения по направлению «центр-периферия» (1,8 раза) и др.

Специфичной чертой изучаемой ситуации с развитием регионов является отсутствие в Литве ярко выраженной поляризации по осям «западвосток» и «север-юг».

Основным органом, ответственным за государственное регулирование регионального развития в Литве, является Министерство по делам реформ государственного управления и местных органов Литовской Республики. Конечной целью нынешней региональной политики является создание во всех 10 уездах равноценных условий для социальноэкономического развития, а ее основные задачи:

- формирование условий для долговременного экономического развития;

- создание соответствующей инфраструктуры (с учетом социальноэкономических потребностей и природоохранного фактора);

- сокращение различий между регионами по уровню жизни, экономическим, культурным и образовательным условиям.

Специалисты признают, что новая государственная региональная политика в Литве пока еще находится в зачаточном состоянии, но она весьма быстро прогрессирует и в последующие годы, несомненно, окажет позитивное воздействие на развитие региональных и местных сообществ внутри этого балтийского государства.

Заслуживает внимания и одобрения монетарная политика прибалтийских стран в период осуществления рыночных реформ, где, прежде всего, были предприняты меры по сбережению денежного капитала общества. Власти Эстонии, Литвы и Латвии, в отличие от некоторых своих соседей, не развязали инфляцию, жестко привязав курсы своих валют к немецкой марке, а затем и к евро, и не допустили отклонения внутренних цен от мировых более чем на 30 %. С самого начала реформ пристальное внимание было уделено ипотеке, без чего вести речь о серьезных рыночных трансформациях просто бессмысленно. Тем самым было укреплено доверие населения прибалтийских стран к своим валютам и к курсу реформ, а также не была допущена масштабная долларизация национальных экономик, как это случилось в России, Беларуси и Украине.

Необходимо отметить, что столь взвешенная и продуманная политика изначально поощрялась западными державами, поскольку странам Балтии отводилась роль сателлитов Объединенной Европы и так называемого «санитарного кордона», выстраиваемого Западом вокруг славянских государств. Вызывает удивление, что до настоящего времени в целом ренегатская и компрадорская экономическая политика (Попов, Гайдар, Абалкин, Аганбегян, Богданкевич, Геращенко и др.), проводимая в России, Беларуси и Украине в те или иные периоды рыночных реформ, продолжается, разоряя в пользу «просвещенного» Запада восточнославянские страны.

2.2.3. Формирование и развитие системы Российская Федерация, которую специалисты в области регионологии считают уникальной страной не только по европейским, но и по мировым масштабам, демонстрирует не только огромную территорию и множественность регионов, но и колоссальные различия в природных, исторических, социально-демографических, экономических и политических условиях их развития.

Россия полностью расположена в северном полушарии, на самом крупном материке земного шара – Евразии. Площадь России – 17, млн. кв. км. По размерам она занимает первое место среди государств мира. Западная часть России (1/4 площади страны) находится в пределах Восточной Европы (европейская часть России). Территория, расположенная восточнее Урала (3/4 площади страны) – азиатская часть. Основная часть суши России расположена между 70 и 50 градусами с. ш. в умеренном поясе. Примерно 18 % территории России находится за Северным полярным кругом. Это позволяет выделить в пределах России приполярные и заполярные территории и делает Россию самой холодной страной мира. Протяженность границ России составляет 58,5 тыс. км (около 17 тыс. км – сухопутные, свыше 40 тыс. км – морские). Морские границы России проходят в 12 морских милях (22,7 км) от берега, они отделяют территориальные воды, в которые заход иностранных судов возможен только по согласованию с Россией. В 200 морских милях (378 км) от побережий проходит морская экономическая зона страны, в ее пределах иностранные суда могут плавать без специального разрешения, но научные исследования и разработки природных ресурсов возможны только по согласованию с правительством России.

Улучшение территориальной организации производства в России с ее обширными пространствами, исключительно разнообразными и богатыми природными условиями и ресурсами, с возросшими масштабами и сложностью хозяйства вызывает объективную необходимость как крупного, так и дробного экономического районирования. Практическое использование на современном этапе получила трехзвенная таксономия (типизация) экономических районов.

1. Крупные экономические районы (макрорегионы) – в виде групп республик, краев и областей. По ним прогнозируются народнохозяйственные территориальные пропорции и определяются основные сдвиги регионального развития и размещения производительных сил. В экономическом отношении они представляют собой крупные специализированные части народного хозяйства страны с широким кругом профилирующих и других взаимосвязанных отраслей и производств и выражают наиболее полный и широкий территориально-производственный (хозяйственный) комплекс во всей системе экономического районирования.

Вплоть до последнего времени официально их было 11 – Северный, Северо-Западный, Центральный, Волго-Вятский, ЦентральноЧерноземный, Северо-Кавказский, Поволжский, Уральский, ЗападноСибирский, Восточно-Сибирский и Дальневосточный. Однако, в 2006 г.

из состава Северо-Западного экономического района была выделена Калининградская область, которая сегодня является 12-м по счету Калининградским экономическим районом.

2. Среднемасштабные экономические и административные районы (мезорегионы). К ним относятся все республики в составе России, административные края и области (без автономных областей), автономная область и города федерального значения; их – 78. В экономическом отношении они также являются специализированными комплексами, но с более ограниченными составом отраслей (производств) и хозяйственными связями. Эти республики, края и области – важные звенья регионального планирования и государственного руководства народным хозяйством. Они замышлялись в свое время с учетом не только национальной общности населения и интересов административного управления, но и их экономического единства и целостности как хозяйственных комплексов в системе общественного территориального разделения труда. Выходу из кризисной обстановки и стабилизации экономики способствует составление целевых комплексных программ в разрезе «проблемных» регионов – депрессивных, слаборазвитых, опорных и др. В практике территориального планирования нередко выделяют экономические подрайоны макрорегионов (небольшие группы республик, краев, областей), представляющие собой внутрирайонные хозяйственные зоны, характеризующиеся единством специализации и тесными производственными связями. Подрайонами мезорегионов являются 9 автономных округов.

3. Низовые экономические и административные районы (микрорегионы) – города, городские и сельские административные районы, сельсоветы и т. д.; всего их – около 27 тыс., в том числе городов – 1087, районов – 1868. Они представляют собой первичные территориальные звенья в таксономии экономического районирования. В их основе – начальные специализированные территориально-производственные комплексы.

Важная особенность единиц административно-территориального устройства – наличие в них государственных (мезорегионы) и местных – муниципальных и сельских (микрорегионы) органов, осуществляющих функцию управления (регулирования) хозяйственным, социальным и культурным развитием.

Российская Федерация в течение длительного периода времени вплоть до 2004 г. состояла из 89 ее субъектов. Однако в последнее время руководство этой страны взяло курс на объединение и укрупнение субъектов федерации, в результате чего их число сократилось и к 2007 г. составило 86, в том числе 21 республика, 7 краев, 48 областей, автономных округов, 1 автономная область и 2 города федерального значения – Москва и Санкт-Петербург.

Кроме того, для целей экономического прогнозирования и программирования в Российской Федерации используется укрупненная сеть территориального деления, состоящая из экономических районов. Как это уже отмечалось выше, к настоящему времени в России образовались следующие 12 крупных экономических районов: Северный, СевероЗападный, Центральный, Волго-Вятский, Центрально-Черноземный, Северо-Кавказский, Поволжский, Уральский, Западно-Сибирский, Восточно-Сибирский, Дальневосточный и Калининградский. Следует отметить, что кроме перечисленных экономических районов, за исключением вновь образованного Калининградского экономического района, в бывшем СССР были выделены еще 8 районов, то есть всего их было – 19.

Сегодня крупные экономические районы России – макрорегионы – отличаются большими масштабами производства и ресурсов, широкой комплексностью хозяйства и высокой степенью его специализации. Во всех 12 районах отрасли специализации дают свыше половины всей промышленной продукции (из 11 крупных отраслей), а в 5 районах – свыше 60 % (Северо-Западный, Центральный, ЦентральноЧерноземный, Поволжский, Уральский). В каждом экономическом районе тесно сочетаются отрасли базовых, ведущих и потребительских межотраслевых комплексов. Макрорегионы с большим ресурсным потенциалом имеют более благоприятные условия для повышения финансовой самодостаточности. На Урал, например, приходится 13 % всей прибыли предприятий и организаций России, тогда как в среднем на одну его территориальную единицу областного масштаба – только 1,9 %.

Разработка территориальных планов, прогнозные и предплановые расчеты по размещению предприятий, обоснованию региональной специализации и межотраслевых связей, сближению уровней развития хозяйства давно проводятся с использованием сетки этих районов. По ним целесообразно прогнозировать в территориальном разрезе интенсификацию производства, рекомендовать приоритеты технического перевооружения и реконструкции, ресурсосбережения и охраны природы, дислокацию производственных и научно-производственных комплексов и их групп. В рамках этих районов могут быть созданы наилучшие условия для преодоления автаркических тенденций в развитии хозяйства, для формирования рациональных территориально-экономических комплексов и местных рынков, претворения в жизнь принципов регионального самоуправления и самофинансирования. В них оказалось возможным сформировать и эффективные структуры федерального управления регионами. В итоге на их базе для объединения усилий в рыночнопредпринимательской деятельности и координации хозяйства возникли добровольные (негосударственные) ассоциации областных регионов.

Образованы 8 межрегиональных ассоциаций экономического взаимодействия – новая форма экономического самоуправления в масштабах крупных территорий, способствующая региональной экономической интеграции: «Северо-Запад», «Центральная Россия», «Черноземье», ассоциация республик, краев и областей Северного Кавказа, «Большая Волга», Уральская ассоциация, «Сибирское соглашение», Дальневосточная ассоциация.

Верхним, межрегиональным звеном территориального деления сделаны 7 федеральных административно-хозяйственных образований – федеральных округов. Федеральные округа имеют особое государственное значение, предназначены для решения общенациональных задач, цементируя единое политическое и экономическое пространство России и на них, как на базовую структуру прежде всего должен опираться федеральный центр в своих взаимоотношениях с территориями. Принятая на рис. 2а схема сочетает зональное (Центральный – 1, СевероЗападный – 2, Приволжский – 4, Сибирский – 6, Дальневосточный – федеральные округа) и скорректированное макрорегиональное деления (Южный – 3, Уральский – 5 федеральные округа).

Р и с 2а. Федеральные округа Российской Федерации В состав Центрального федерального округа вошли 18 субъектов федерации (17 областей, 1 город федерального значения), в том числе:

- Белгородская область, центр: г. Белгород, экономический район:

Центрально-Черноземный, площадь: 27,1 тыс. кв. км, население: тыс. чел., индекс автомобильных номеров: 31;

- Брянская область, центр: г. Брянск, экономический район: Центральный, площадь: 34,9 тыс. кв. км, население: 1 480 тыс. чел., индекс автомобильных номеров: 32;

- Владимирская область, центр: г. Владимир, экономический район:

Центральный, площадь: 29 тыс. кв. км, население: 1 645 тыс. чел., индекс автомобильных номеров: 33;

- Воронежская область, центр: г. Воронеж, экономический район:

Центрально-Черноземный, площадь: 52,4 тыс. кв. км, население: тыс. чел., индекс автомобильных номеров: 36;

- Ивановская область, центр: г. Иваново, экономический район:

Центральный, площадь: 21,8 тыс. кв. км, население: 1 266 тыс. чел., индекс автомобильных номеров: 37;

- Калужская область, центр: г. Калуга, экономический район: Центральный, площадь: 29,9 тыс. кв. км, население: 1 097 тыс. чел., индекс автомобильных номеров: 40;

- Костромская область, центр: г. Кострома, экономический район:

Центральный, площадь: 60,1 тыс. кв. км, население: 806 тыс. чел., индекс автомобильных номеров: 44;

- Курская область, центр: г. Курск, экономический район: Центрально-Черноземный, площадь: 29,8 тыс. кв. км, население: 1 347 тыс.

чел., индекс автомобильных номеров: 46;

- Липецкая область, центр: г. Липецк, экономический район: Центрально-Черноземный, площадь: 24,1 тыс. кв. км, население: 1 250 тыс.

чел., индекс автомобильных номеров: 48;

- Москва город, экономический район: Центральный, площадь: тыс. кв. км., население: 8 390 тыс. чел., индекс автомобильных номеров:

77 и 99;

- Московская область, центр: г. Москва, экономический район: Центральный, площадь: 46 тыс. кв. км, население: 6 597 тыс. чел., индекс автомобильных номеров: 50;

- Орловская область, центр: г. Орел, экономический район: Центральный, площадь: 24,7 тыс. кв. км, население: 914 тыс. чел., индекс автомобильных номеров: 57;

- Рязанская область, центр: г. Рязань, экономический район: Центральный, площадь: 39,6 тыс. кв. км, население: 1 325 тыс. чел., индекс автомобильных номеров: 62;

- Смоленская область, центр: г. Смоленск, экономический район:

Центральный, площадь: 49,8 тыс. кв. км, население: 1 172 тыс. чел., индекс автомобильных номеров: 67;

- Тамбовская область, центр: г. Тамбов, экономический район: Центрально-Черноземный, площадь: 34,3 тыс. кв. км, население: 1.310 тыс.

чел., индекс автомобильных номеров: 68;

- Тверская область, центр: г. Тверь, экономический район: Центральный, площадь: 84,1 тыс. кв. км, население: 1 651 тыс. чел., индекс автомобильных номеров: 69;

- Тульская область, центр: г. Тула, экономический район: Центральный, площадь: 25,7 тыс. кв. км, население: 1 815 тыс. чел., индекс автомобильных номеров: 71;

- Ярославская область, центр: г. Ярославль, экономический район:

Центральный, площадь: 36,4 тыс. кв. км, население: 1 451 тыс. чел., индекс автомобильных номеров: 76.

В состав Северо-Западного федерального округа вошли 11 субъектов федерации (7 областей, 1 автономный округ, 2 республики, 1 город федерального значения), в том числе:

- Архангельская область, центр: г. Архангельск, экономический район: Северный, площадь: 587,4 тыс. кв. км., население: 1 521 тыс. чел., индекс автомобильных номеров: 29;

- Вологодская область, центр: г. Вологда, экономический район:

Волго-Вятский, площадь: 145,7 тыс. кв. км, население: 1 350 тыс. чел., индекс автомобильных номеров: 35;

- Калининградская область, центр: г. Калиниград, экономический район: Калиниградский, площадь: 15,1 тыс. кв. км, население: 932 тыс.

чел., индекс автомобильных номеров: 39;

- Республика Карелия, центр: г. Петрозаводск, экономический район: Северный, площадь: 172,4 тыс. кв. км, население: 785 тыс. чел., индекс автомобильных номеров: 10;

- Республика Коми, центр: г. Сыктывкар, экономический район: Северный, площадь: 415,9 тыс. кв. км, население: 1 185 тыс. чел., индекс автомобильных номеров: 11;

- Ленинградская область, центр: г. Санкт-Петербург, экономический район: Северо-западный, площадь: 84,6 тыс. кв. км, население: тыс. чел., индекс автомобильных номеров: 47;

- Мурманская область, центр: г. Мурманск, экономический район:

Северный, площадь: 144,9 тыс. кв. км, население: 1 048 тыс. чел., индекс автомобильных номеров: 51;

- Ненецкий автономный округ, центр: г. Нарьян-Мар, экономический район: Северный, площадь: 176,7 тыс. кв. км, население: 48 тыс.

чел., индекс автомобильных номеров: 83;

- Новгородская область, центр: г. Великий Новгород, экономический район: Северо-западный, площадь: 55,3 тыс. кв. км, население: тыс. чел., индекс автомобильных номеров: 53;

- Псковская область, центр: г. Псков, экономический район: Северозападный, площадь: 55,3 тыс. кв. км, население: 832 тыс. чел., индекс автомобильных номеров: 60;

- Санкт-Петербург город, экономический район: Северо-западный, площадь: 1,35 тыс. кв. км, население: 4 728 тыс. чел., индекс автомобильных номеров: 78.

В состав Южного федерального округа вошли 13 субъектов федерации (8 республик, 3 области, 2 края), в том числе:

- Республика Адыгея, центр: г. Майкоп, экономический район: Северо-Кавказский, площадь: 7,6 тыс. кв. км., население: 450 тыс. чел., индекс автомобильных номеров: 1;

- Астраханская область, центр: г. Астрахань, экономический район:

Северо-Кавказский, площадь: 44,1 тыс. кв. км., население: 1 029 тыс.

чел., индекс автомобильных номеров: 30;

- Волгоградская область, центр: г. Волгоград, экономический район:

Поволжье, площадь: 113,9 тыс. кв. км, население: 2 704 тыс. чел., индекс автомобильных номеров: 34;

- Республика Дагестан, центр: г. Махачкала, экономический район:

Северо-Кавказский, площадь: 50,3 тыс. кв. км, население: 2 098 тыс.

чел., индекс автомобильных номеров: 5;

- Республика Ингушетия, центр: г. Магас, экономический район:

Северо-Кавказский, площадь: 3,75 тыс. кв. км, население: 300 тыс. чел., индекс автомобильных номеров: 6;

- Кабардино-Балкарская Республика, центр: г. Нальчик, экономический район: Северо-Кавказский, площадь: 12,5 тыс. кв. км, население:

790 тыс. чел., индекс автомобильных номеров: 7;

- Республика Калмыкия, центр: г. Элиста, экономический район:

Поволжье, площадь: 76,1 тыс. кв. км, население: 319 тыс. чел., индекс автомобильных номеров: 8;

- Карачаево-Черкесская Республика, центр: г. Черкесск, экономический район: Северо-Кавказский, площадь: 14,1 тыс. кв. км, население:

436 тыс. чел., индекс автомобильных номеров: 9;

- Краснодарский край, центр: г. Краснодар, экономический район:

Северо-Кавказский, площадь: 76 тыс. кв. км., население: 5 044 тыс. чел., индекс автомобильных номеров: 23;

- Ростовская область, центр: г. Ростов-на-Дону, экономический район: Северо-Кавказский, площадь: 100,8 тыс. кв. км, население: 4 425 тыс.

чел., индекс автомобильных номеров: 61;

- Республика Северная Осетия-Алания, центр: г. Владикавказ, экономический район: Северо-Кавказский, площадь: 8 тыс. кв. км, население: 663 тыс. чел., индекс автомобильных номеров: 15;

- Ставропольский край, центр: г. Ставрополь, экономический район:

Северо-Кавказский, площадь: 66,5 тыс. кв. км, население: 2 667 тыс.

чел., индекс автомобильных номеров: 26;

- Чеченская Республика, центр: г. Грозный, экономический район:

Северо-Кавказский, площадь: 17,3 тыс. кв. км, население: 1 000 тыс.

чел., индекс автомобильных номеров: 20.

В состав Приволжского федерального округа вошли 14 субъектов федерации (6 республик, 7 областей, 1 край), в том числе:

- Республика Башкортостан, центр: г. Уфа, экономический район:

Уральский, площадь: 142,6 тыс. кв. км., население: 4 097 тыс. чел., индекс автомобильных номеров: 2;

- Кировская область, центр: г. Киров, экономический район: ВолгоВятский, площадь: 120,8 тыс. кв. км, население: 1 634 тыс. чел., индекс автомобильных номеров: 43;

- Республика Марий Эл, центр: г. Йошкар-Ола, экономический район: Волго-Вятский, площадь: 23,2 тыс. кв. км, население: 766 тыс. чел., индекс автомобильных номеров: 12;

- Республика Мордовия, центр: г. Саранск, экономический район:

Волго-Вятский, площадь: 26,2 тыс. кв. км, население: 956 тыс. чел., индекс автомобильных номеров: 13;

- Нижегородская область, центр: г. Нижний Новгород, экономический район: Волго-Вятский, площадь: 76,9 тыс. кв. км, население: тыс. чел., индекс автомобильных номеров: 52;

- Оренбургская область, центр: г. Оренбург, экономический район:

Уральский, площадь: 124 тыс. кв. км, население: 2229 тыс. чел., индекс автомобильных номеров: 56;

- Пензенская область, центр: г. Пенза, экономический район: Поволжье, площадь: 43,2 тыс. кв. км, население: 1 562 тыс. чел., индекс автомобильных номеров: 58;

- Пермский край, центр: г. Пермь, экономический район: Уральский, площадь: 160,6 тыс. кв. км, население: 3 009 тыс. чел., индекс автомобильных номеров: 59;

- Самарская область, центр: г. Самара, экономический район: Поволжье, площадь: 53,6 тыс. кв. км, население: 3 312 тыс. чел., индекс автомобильных номеров: 63;

- Саратовская область, центр: г. Саратов, экономический район: Поволжье, площадь: 100,2 тыс. кв. км, население: 2 739 тыс. чел., индекс автомобильных номеров: 64;

- Республика Татарстан, центр: г. Казань, экономический район: Поволжье, площадь: 68 тыс. кв. км, население: 3 760 тыс. чел., индекс автомобильных номеров: 16;

- Республика Удмуртия, центр: г. Ижевск, экономический район:

Уральский, площадь: 42,1 тыс. кв. км, население: 1 639 тыс. чел., индекс автомобильных номеров: 18;

- Ульяновская область, центр: г. Ульяновск, экономический район:

Поволжье, площадь: 37,3 тыс. кв. км, население: 1 495 тыс. чел., индекс автомобильных номеров: 73;

- Чувашская Республика, центр: г. Чебоксары, экономический район: Волго-Вятский, площадь: 18,3 тыс. кв. км, население: 1 361 тыс. чел., индекс автомобильных номеров: 21.

В состав Уральского федерального округа вошли 6 субъектов федерации (4 области, 2 автономных округа), в том числе:

- Курганская область, центр: г. Курган, экономический район:

Уральский, площадь: 71 тыс. кв. км, население: 1 112 тыс. чел., индекс автомобильных номеров: 45;

- Свердловская область, центр: г. Екатеринбург, экономический район: Уральский, площадь: 194,8 тыс. кв. км, население: 4 686 тыс. чел., индекс автомобильных номеров: 66;

- Тюменская область, центр: г. Тюмень, экономический район: Западно-Сибирский, площадь: 1 425,20 тыс. кв. км, население: 3 170 тыс.

чел., индекс автомобильных номеров: 72;

- Ханты-Мансийский автономный округ, центр: г. Ханты-Мансийск, экономический район: Западно-Сибирский, площадь: 523,1 тыс. кв. км, население: 1 331 тыс. чел., индекс автомобильных номеров: 86;

- Челябинская область, центр: г. Челябинск, экономический район:



Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 8 |
 
Похожие работы:

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РФ МОСКОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ТЕХНОЛОГИЙ И УПРАВЛЕНИЯ имени К.Г. Разумовского ИНСТИТУТ МЕНЕДЖМЕНТА Учебно-методический комплекс дисциплины ТАМОЖЕННЫЕ ПОШЛИНЫ И РАСЧЕТЫ Для специальности 260501.65 – Товароведение и экспертиза товаров Форма обучения: заочная Сроки обучения: полная, сокращенная Москва 2012 УДК 664.6 К-72 Переработана, дополнена, обсуждена и одобрена на заседании кафедры гуманитарных и социально-экономических наук Филиала ФГБОУ ВПО МГУТУ...»

«В.В. КОВАЛЕВ ФИНАНСОВЫЙ МЕНЕДЖМЕНТ-1 Учебное пособие по Программе подготовки и аттестации профессиональных бухгалтеров Базовый курс Москва Издательский дом БИНФА 2011 1 Ковалев В.В. Финансовый менеджмент — 1: Учеб. пособие по Программе подготовки и аттестации профессиональных бухгалтеров. В пособии представлены основные положения базового курса финансового менеджмента в соответствии с Программой подготовки профессиональных бухгалтеров. Изложены теоретические положения и практические...»

«Н.Н. БЫКОВА А.М. КУРЫШОВ А.А. РАСПОПИНА Т.А. ЯКОВЛЕВА ИСТОРИЯ Министерство образования и науки Российской Федерации Байкальский государственный университет экономики и права Н.Н. Быкова А.М. Курышов А.А. Распопина Т.А. Яковлева ИСТОРИЯ Учебное пособие Иркутск Издательство БГУЭП 2012 1 УДК 947 (075.8) ББК 63.3 И 90 Печатается по решению редакционного совета Байкальского государственного университета экономики и права Рецензенты д-р ист. наук, проф. А.В. Шалак д-р ист. наук, проф. Г.А. Цыкунов...»

«Федеральное агентство по образованию Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования Санкт-Петербургский государственный инженерно-экономический университет Кафедра связей с общественностью и массовых коммуникаций А.А. Марков ТЕОРИЯ И ПРАКТИКА СВЯЗЕЙ С ОБЩЕСТВЕННОСТЬЮ Учебное пособие Специальность 030602 – Связи с общественностью Санкт-Петербург 2011 УДК 659.4 ББК 76.006. 5я73 М 25 Рецензенты: Кафедра социологии и управления персоналом СПбАУЭ (зав. кафедрой д-р...»

«ПОДДЕРЖКА МАЛОГО И СРЕДНЕГО БИЗНЕСА. ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ Администрация города Красноярска Департамент экономики МЕТОДИЧЕСКОЕ ПОСОБИЕ ДЛЯ СУБЪЕКТОВ МАЛОГО И СРЕДНЕГО ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСТВА (Сборник нормативных документов) Красноярск 2010 ДЕПАРТАМЕНТ ЭКОНОМИКИ. Отдел инвестиций и развития малого предпринимательства Методическое пособие для субъектов малого и среднего УДК 346.26 ББК 67.404.91 предпринимательства. Сборник нормативных документов. — КрасН83 ноярск, 2010 Отдел...»

«ПРИЛОЖЕНИЕ № 1 к постановлению Правительства Республики Дагестан от 27 декабря 2012 г. № 471 СТРАТЕГИЯ СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКОГО РАЗВИТИЯ ТЕРРИТОРИАЛЬНОЙ ЗОНЫ СЕВЕРНЫЙ ДАГЕСТАН ДО 2025 ГОДА I. ОБЩИЕ ПОЛОЖЕНИЯ Стратегия социально-экономического развития территориальной зоны Северный Дагестан до 2025 года (далее – Стратегия), разработана в соответствии с постановлением Правительства Республики Дагестан от 30 сентября 2011 года № 340 Об утверждении Плана мероприятий по реализации Стратегии...»

«Костюнина Г.М. Ассоциация стран Юго-Восточной Азии (АСЕАН) // Международная экономическая интеграция: учебное пособие / Под ред. Н.Н.Ливенцева. – М.: Экономистъ, 2006. – С. 226-261. Костюнина Г.М. Ассоциация стран Юго-Восточной Азии (АСЕАН) 1. Цели и направления создания АСЕАН. Результаты интеграционных тенденций в 1960-80-е гг. Ассоциация стран Юго-Восточной Азии - АСЕАН (Association of South East Asian Nations - ASEAN) создана в 1967 г. в составе пяти государств Сингапура, Таиланда, Филиппин,...»

«ЧАСТНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ОБРАЗОВАНИЯ ИНСТИТУТ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ Н.М. Лашкевич МЕЖДУНАРОДНАЯ ТОРГОВЛЯ Учебно-методический комплекс Минск 2010 УДК Л-32 Учебно-методический комплекс разработан м.э.н., старшим преподавателем ЧУО Института предпринимательской деятельности Лашкевич Н. М. Рекомендован к изданию кафедрой Коммерческой деятельности ЧУО Института предпринимательской деятельности (протокол №4 от 16.ноября 2010г.) Одобрен и утвержден на заседании Научно-методического Совета ЧУО...»

«МИРОВАЯ ЭКОНОМИКА учебник под редакцией доктора экономических наук профессора А.С. Булатова Уважаемые студенты, изучающие эту дисциплину! Кафедра приносит Вам извинение за то, что мы пока не можем Вам предоставить пособие в том виде, к которому Вы привыкли. Поскольку этот курс большой и читается в двух семестрах (для дневной формы обучения), то количество материала, которое должен освоить обучающийся, значительно. Мы вывешиваем самый удачный с нашей точки зрения учебник. В конце учебника...»

«МАРКЕТИНГ В ОТРАСЛЯХ И СФЕРАХ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ Учебное пособие Под редакцией доктора экономических наук, профессора Н.А. Нагапетьянца Допущено Министерством образования и науки Российской Федерации в качестве учебного пособия для студентов высших учебных заведений, обучающихся по специальности 080111 Маркетинг Москва ВУЗОВСКИЙ УЧЕБНИК 2007 УДК 339.138(075.8) ББК 65.290-2я73 М 25 Авторский коллектив: д-р экон. наук, проф. Н.А. Нагапетьянц — введение, главы 1-3, глава 5 (пп. 5.1, 5.2, 5.4-5.6); д-р...»

«Министерство образования и науки Российской Федерации Владивостокский государственный университет экономики и сервиса В.С. ПУШКАРЬ Л.В. ЯКИМЕНКО ЭКОЛОГИЯ ЧЕЛОВЕК И БИОСФЕРА Учебное пособие Рекомендовано Дальневосточным региональным учебно-методическим центром (ДВ РУМЦ) в качестве учебного пособия для студентов, обучающихся по направлениям подготовки бакалавров: 022000.62 Экология и природопользование, 100400.62 Туризм, 080100.62 Экономика, 210400.62 Радиотехника, 190500.62 Эксплуатация...»

«ПРИОРИТЕТНЫЙ НАЦИОНАЛЬНЫЙ ПРОЕКТ ОБРАЗОВАНИЕ РОССИЙСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ ДРУЖБЫ НАРОДОВ Н.А. ПОПОВ, Л.Л. ЧИРКОВА КОНСУЛЬТИРОВАНИЕ В ОБЛАСТИ ОПТИМИЗАЦИИ УПРАВЛЕНИЯ СОВРЕМЕННЫМ АГРАРНЫМ ПРОИЗВОДСТВОМ Учебное пособие Москва 2008 1 Инновационная образовательная программа Российского университета дружбы народов Создание комплекса инновационных образовательных программ и формирование инновационной образовательной среды, позволяющих эффективно реализовывать государственные интересы РФ через систему...»

«Белорусский государственный университет И.И. Пирожник Проблемы политической географии и геополитики (Учебное пособие для студентов географических специальностей университетов) Минск 2004 УДК 911.3 : 327 ББК 66. 4 П 33 Рецензенты: доктор экономических наук, профессор Л.В. Козловская кандидат географических наук, профессор Г.Я. Рылюк Печатается по решению Редакционно-издательского совета Белорусского государственного университета Пирожник И.И. П33 Проблемы политической географии и геополитики :...»

«Министерство образования и науки РФ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ПРОФСОЮЗОВ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ АКАДЕМИЯ ТРУДА И СОЦИАЛЬНЫХ ОТНОШЕНИЙ Факультет социально-экономический Кафедра экономики и менеджмента УТВЕРЖДАЮ Проректор по научной работе В.В.Кузьмин _ 2011 г. Программа вступительного экзамена в аспирантуру по специальности 08.00.05 Экономика и управление народным хозяйством (экономика, организация и управление предприятиями, отраслями, комплексами) Составитель рабочей программы:...»

«Министерство образования и науки Российской Федерации Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования АМУРСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ (ФГБОУ ВПО АмГУ) Кафедра Экономической теории и государственного управления УЧЕБНО-МЕТОДИЧЕСКИЙ КОМПЛЕКС ДИСЦИПЛИНЫ Управление государственной собственностью Основной образовательной программы по специальности 080504.65 Государственное и муниципальное управление Специализация Государственное...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования Сибирский государственный аэрокосмический университет имени академика М.Ф. Решетнева (СибГАУ) Цветцых А.В. ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ГЕОГРАФИЯ И РЕГИОНАЛИСТИКА МЕТОДИЧЕНСКИЕ УКАЗАНИЯ К ВЫПОЛНЕНИЮ КОНТРОЛЬНОЙ РАБОТЫ Красноярск 2010 г. 4 ОБЩИЕ СВЕДЕНИЯ В условиях становления и развития рыночных отношений эффективное функционирование и устойчивое развитие территориальных...»

«ЦЕНТРОСОЮЗ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ МОСКОВСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ ПОТРЕБИТЕЛЬСКОЙ КООПЕРАЦИИ КАФЕДРА ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ТЕОРИИ Соловых Н.Н. ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ТЕОРИЯ ЭКОНОМИКА ИСТОРИЯ ЭКОНОМИКИ ТЕМАТИКА РЕФЕРАТОВ И МЕТОДИЧЕСКИЕ УКАЗАНИЯ ПО ИХ ВЫПОЛНЕНИЮ Москва 2003 Соловых Н.Н. Экономическая теория. Экономика. История экономики. Тематика рефератов и методические указания по их выполнению. – М.: Московский университет потребительской кооперации, 2003. - 21 с. Тематика рефератов и...»

«Министерство здравоохранения Архангельской области Государственное автономное образовательное учреждение среднего профессионального образования Архангельской области Архангельский медицинский колледж УЧЕБНОЕ ПОСОБИЕ Правила выписывания рецептов на лекарственные препараты и правила отпуска их в аптечных организациях Для самоподготовки обучающихся Для специальности 060301 Фармация Базовая подготовка Архангельск 2013 1 Автор: Пиковская Г.А. Учебное пособие для самоподготовки обучающихся по...»






 
© 2013 www.diss.seluk.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Авторефераты, Диссертации, Монографии, Методички, учебные программы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.