WWW.DISS.SELUK.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА
(Авторефераты, диссертации, методички, учебные программы, монографии)

 

САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ

На правах рукописи

ПЕЧЕНИНА

ОЛЬГА ВИКТОРОВНА

Коммуникативные модели в герменевтике и психоанализе

Компаративное исследование

Специальность 24.00.01. – теория и история культуры

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени кандидата философских наук

Санкт-Петербург 2009

Работа выполнена на кафедре философской антропологии факультета философии и политологии Санкт-Петербургского государственного университета доктор философских наук,

Научный руководитель:

профессор Марков Борис Васильевич

Официальные оппоненты: доктор психологических наук, профессор Решетников Михаил Михайлович кандидат философских наук, старший преподаватель Московчук Любовь Сергеевна

Ведущая организация: Санкт-Петербургский государственный университет телекоммуникаций им. проф. М.А. Бонч-Бруевича

Защита состоится «_» _ 2009 г. в часов на заседании Диссертационного совета Д.212.232.11 по защите докторских и кандидатских диссертаций при Санкт-Петербургском государственном университете по адресу: 199034, Санкт-Петербург, В.О., Менделеевская линия, д. 5, факультет философии и политологии, ауд.

С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке им. М. Горького Санкт-Петербургского государственного университета по адресу: 199034, Санкт-Петербург, Университетская наб., д. 7/9.

Автореферат разослан «_» _ 2009 г.

Ученый секретарь диссертационного совета, кандидат философских наук, доцент Артамошкина Л.Е.

Актуальность исследования.

Человек и культура неразъединимы. Каждый человек принадлежит к определенной, исторически данной культуре, социальному наследию, которое он получает от своей группы. Это очевидно. Но не менее очевидно и другое – он ощущает, что культура принадлежит ему и в известном смысле это действительно так. Культура может рассматриваться как часть окружающего мира, созданная человеком и это наиболее широкий контекст ее понимания, проистекающий еще из античного противопоставления cultura – natura. Фундаментальный уровень культуры образует язык, а отличительной особенностью человека является существование в символической среде, которая характеризуется не столько физическими, сколько социальными параметрами и масштабами.

Межличностное общение, коммуникация и взаимодействие людей, направленное на выражение, передачу и понимание смысла является важнейшей составляющей культуры. Возможно, что специфическая потребность человека в общении и лежит в основе порождения феноменов культуры. Тогда как любой феномен культуры, в свою очередь, обращен к людям, становится достижением их сознания, влияет на их мысли и поступки. Этим способом постоянно поддерживается существование культуры. Иначе говоря, культура в своих конкретных проявлениях включается в коммуникативный процесс, ее социальное существование становится фактом коммуникации. С древних времен и до настоящего времени коммуникация между людьми выступала объединяющим фактором и условием существования любых человеческих общностей, являясь основой и средством понимания индивидуального и общественного бытия. Начиная с античности, тема общения становится объектом философской рефлексии, а позже попадает в поле зрения других областей знания. Сегодня она активно разрабатывается Понятия «общение» и «коммуникация» в данной работе являются синонимами.



целым рядом философских, психологических, лингвистических, социологических дисциплин, что свидетельствует о сохранении актуальности коммуникативной проблематики в современном гуманитарном познании.

Полагаем, что столь пристальный интерес к проблемам коммуникации вызван как раз трудностями реального общения. Мы все меньше понимаем друг друга, несмотря на интенсивное развитие коммуникативных технологий.

В рамках «лингвистического поворота», развернувшегося в философии в начале XX века, проблемы языка и коммуникации приобретают особую значимость. Их глубинная проработка явилась реакцией на позитивистское понимание истины как констатации самой действительности в результате соотнесения идей и объектов, а коммуникации – как средства обнаружения такой истины. Однако многочисленные концепции общения, возникшие в этот период, показали, что человек не способен постигать истину о бытие лишь на основе своего разума, а в подлинная коммуникация не сводится к передаче информации об окружающем мире, но предполагает обмен мыслями, чувствами и переживаниями. Таким образом в философии складывался неклассический подход к проблемам языка и общения, в рамках которого были выдвинуты коммуникативные проекты, призванные открыть тайну человеческого сознания.

В ряду таких проектов оказались психоанализ, как теория и практика лечения душевных болезней, и герменевтика, как теория и практика понимания духовных актов. Эти влиятельные программы анализа сознания сходны в том, что исходной моделью в них выступает разговор или переговоры, а главными проблемами — понимание, интерпретация и коммуникация. Такая модель определяет и границы возможностей данных программ, которые задаются ресурсами языка.

В контексте данного исследования наиболее значимым оказывается вопрос об эффективности психоанализа и герменевтики в качестве теории и практики коммуникации. Герменевтика указывает на фундаментальные предпосылки понимания, тогда как психоанализ раскрывает целый ряд важных условий нормальной коммуникации, которые остались вне поля внимания традиционных наук о языке. Прежде всего, это — совпадение языковых средств, действий и экспрессивных переживаний. Помимо грамматики и логики в человеческом сообществе существуют определенные нормы и образцы действий и чувств, а также схемы их связи между собой и языком. Это позволяет иначе посмотреть и на саму философскую герменевтику, допускающую в качестве условия преодоления ложного понимания некий истинный, аргументированный и разумный консенсус, потому что невозможно достичь какого-либо согласия при искаженной и маскированной бессознательными мотивами коммуникации. Таким образом, психоанализ указывает герменевтике на то, что последняя должна быть не только искусством понимания, но и средством его рефлексии. Герменевтика, в свою очередь оказывается чрезвычайно полезной для понимания сути психоанализа и уяснения его значения для гуманитарных наук. Раскрывая связь врача и пациента с историческими и социальными нормами общения и взаимодействия, герменевтика способствует правильному пониманию причин психических отклонений, указывает границы психоаналитического просвещения, основанного на исторически относительных и поэтому подлежащих анализу и пересмотру нормах интерсубъективного поведения.





Компаративистская направленность исследования позволяет рассматривать выбранные объекты анализа не изолированно, а во взаимодействии, выявляя множество перекрестных проблем, основными из которых являются проблемы понимания, интерпретации, статуса субъекта коммуникации, языка как средства коммуникации.

Отдельной важной задачей работы является анализ динамики коммуникативных медиумов в культуре. Современные философские и культурологические исследования говорят об упадке книжной культуры и письменной формы коммуникации. Ее роль и значение в образовании человека стремительно уменьшается. На наших глазах она трансформируется в культуру масс-медиа, где в качестве средств коммуникации выступают не письменные знаки, наделенные сложным внутренним значением, подлежащим расшифровке, а сложное переплетение образов и звуков, действующих в обход сознания и оперирующих бессознательными желаниями человека. Современная герменевтика и психоанализ, кажется, еще не приступили к целостному анализу этих проблем, тогда как необходимо осмыслить позитивные моменты наступления аудиовизуальной культуры и выработать способы защиты против негативно-манипулирующих факторов. Полагаем, что данные вопросы, которые ставит перед нами сама жизнь, должны найти свое место в новых коммуникативных моделях, выстроенных в сфере гуманитарного знания.

Теоретические источники и степень разработанности проблемы.

Исследование коммуникации, общения и диалога в философии имеет давние традиции. Впервые оно стало возможным в древнегреческом обществе с его уникальным взглядом на человека как свободную творческую личность. Античные мыслители наряду с разумом-логосом почитали речьлогос. С помощью устной речи смысл являл себя и передавался другим, а сама философская рефлексия выступала в форме диалога, то есть интеллектуального общения независимых и по-разному мыслящих людей. В учениях Сократа, Платона, Аристотеля общение изучалось в контексте онтологических вопросов о сущем, а также этических и политических доктрин; рассматривались основные формы коммуникации – Эрос, Агапе, Полемос. В средневековой философии ученые (Августин Аврелий, Фома Аквинский, Иоганн Экхарт) акцентировали внимание на проблематике общения человека и Бога. Именно Бог, как абсолютная личность и изначальная причина мира, оказывался более всего достойным как познания, так и любви. Отношение «человек – Бог» фундировало все остальные формы общения между людьми. В эпоху Ренессанса, когда на смену теологическому пониманию мира пришло гуманистическое, центр тяжести переместился с онтологии и гносеологии на антропологию и педагогику, этику и эстетику, а применительно к человеку – на те механизмы, которые управляют взаимоотношениями с ему подобными, а не с богом и не с природой.

Ф. Петрарка, Л. Валла, П. де Мирадолла и др. трактовали общение как средство воспитания благородного, политически-активного и счастливого человека.

Начиная с XVII века коммуникация начинает рассматриваться уже не столько в рамках этико-моральной проблематики, сколько применительно к областям антропологии – как фактор, обеспечивающий единство «Я» – «Ты»

(Л. Фейербах), эстетики – как необходимый компонент эстетического воспитания (Ф. Шиллер) и грамматики – здесь язык и коммуникация играют важнейшие роли в формировании личности (Ф. Гумбольдт). Нельзя сказать, что общение в этих концепциях было самостоятельным объектом исследования, однако при изучении тем, напрямую с ним связанных так или иначе вырабатывались теоретические представления, которые стали отправной точкой для дальнейшего более специализированного исследования.

коммуникации (В. Шлейермахер, В. Дильтей), которые, во-первых, помогли герменевтике отрефлексировать себя как целостное и связное идейное течение, а во-вторых, озаботились сутью самого процесса понимания, поставив своей целью выявление его закономерностей и принципов. В рамках эмпатической герменевтики, которую они выдвигали, основными категориями стали категории переживания, непосредственного вчувствования, проникновения в духовную реальность создателя текста с тем, чтобы обеспечить «уравнение» позиций исследователя и автора, а значит, как можно более полно понять инициатора речи.

В конце XIX – начале XX века коммуникация получила статус одной из основных проблем в философии. Она преимущественно анализировалась в контексте онтологии, гносеологии и семиотики. Главными направлениями исследований в этот период явились философия языка (Л. Витгенштейн), феноменология (Э. Гуссерль, Ж.-П. Сартр, М. Мерло-Понти) и герменевтика (М. Хайдеггер, Г.-Г. Гадамер). В это же время начинает развиваться психоаналитическая школа мысли (З. Фрейд, К. Г. Юнг, Ж. Лакан), которая в свою очередь вырабатывает свои собственные представления о человеке, языке, общении и речи. В психоаналитическом проекте коммуникации, согласуясь с основной идеей бессознательного, была высказана мысль о том, что при вторжении бессознательных комплексов коммуникация может оказаться нарушенной, а человеческая речь – патогенной, тогда как границы философского рассмотрения языка всегда задавались нормальной, т. е.

считающейся здоровой, человеческой речью.

Во второй половине XX века возникает ряд концепций, пытающихся объединить герменевтику и психоанализ и в этом синтезе снять недостатки обоих проектов. Общее теоретическое направление, в котором реализуются такие концепции, стали называть глубинной или психоаналитической герменевтикой (Л. Бинсвангер, П. Рикёр, Ю. Хабермас, А. Лоренцер). В культурологических и философско-культурных исследованиях особое внимание уделяется анализу трансформации традиционных культурных форм коммуникации и обнаружению новых форм коммуникации в эпоху масс-медиа (М.М. Бахтин, Ю. М. Лотман, Н. Луман, М. Маклюэн, Ж. Бодрийяр, Р. Барт).

В наши дни коммуникативная проблематика рассматривается с позиций философской антропологии, теории и истории культуры, социальной философии, психоанализа и ряда других дисциплин. Такой масштабный интерес к теме общения обусловлен стремлением осмыслить феномен человеческого бытия, языка и культуры. Среди современных авторов, изучающих коммуникацию во множестве ее аспектов, можно назвать таких ученых как Б. В. Марков, М. С. Уваров, В. М. Литвинский, М. М. Решетников, В. А. Мазин, М. С. Каган, А. М. Руткевич, А. А. Брудный, В. А. Подорога, В. В. Прозерский, П. Слотердайк, В. И. Медведев, В. Ю. Сухачёв, Ю. М. Шилков, Б. Г. Соколов, Е. И. Чубукова, В. М. Дианова, О. А. Власова и др.

Цель и основные задачи исследования.

коммуникативных моделей, выработанных в герменевтике и психоанализе, а также анализ трансформации форм коммуникации в современной культуре.

В соответствии с поставленной целью определяется ряд задач:

коммуникативные модели в герменевтике и психоанализе;

– определить для выделенных моделей общее и особенное в подходах к проблемам понимания;

– рассмотреть теории коммуникации, синтезирующие методы герменевтики и психоанализа и показать, насколько они способствуют преодолению крайних позиций;

– проследить динамику форм коммуникации в культуре;

используемой в психотерапевтической практике.

Методологическая основа исследования.

Теоретико-методологической базой исследования является подход философской компаративистики. Он предполагает сравнение объектов исследования с целью выявления их общей основы, методологического потенциала и границ в интерпретации тех или иных феноменов. В данной диссертационной работе в качестве таких объектов выбраны проблемы коммуникации, языка и сознания. Проект компаративной философии берет своё начало в работах О. Шпенглера, К. Ясперса, К. Г. Юнга, Г. Г. Гадамера, М. Я. Корнеевым, А. С. Колесниковым, Т. В. Панфиловой и др.

В работе также используется подход философской герменевтики, представляющий общение как важнейшее событие духовного мира человека (В. Шлейермахер, В. Дильтей, М. Хайдеггер, Г. Г. Гадамер, П. Рикер), а также психоаналитический подход, выявляющий сбои в коммуникативном процессе и условия восстановления его нормального функционирования (З. Фрейд, К. Г. Юнг, Ж. Лакан, Л. Бинсвангер).

Коммуникация реализуется в неоднородном поле культуры, а также сама влияет на формирование культурных ценностей. В этой связи в диссертации учтены подходы и методы анализа коммуникативных медиумов (М. Маклюэн, Н. Луман, Б.В. Марков Ж. Бодрийяр).

Научная новизна исследования.

Обоснована значимость межличностной коммуникации как важнейшей составляющей культуры и человеческого существования.

коммуникации в герменевтики и психоанализе.

Прослежена трансформация форм коммуникации в культуре.

Выявлена взаимодополнительность исследуемых моделей, находящая отражение как в реконструкции психотерапевтической практики, так и в понимании новых коммуникативных технологий, применяемых в масс медиа.

Положения, содержащие новизну и выносимые на защиту.

взаимодействия с миром и другими людьми.

2) Коммуникация опосредуется социально-культурной ситуацией, в частности, выбором форм и медиумов, благодаря которым возможно 3) Нарушения коммуникации, обнаруженные и исследованные в психоанализе, указывают на границы герменевтики и предполагают (бессознательным).

4) Герменевтика, выступающая как рефлексия понимания, содержит методологические возможности, позволяющие психоанализу учитывать конкретно-историческую обусловленность коммуникации и осуществлять философскую ревизию базовых принципов самой психоаналитической программы.

Теоретическое и практическое значение диссертационной работы определятся междисциплинарным исследованием проблемы, которая заявлена на границе антропологии и философии культуры. Осмысление коммуникации как способа бытия человека и общества может способствовать решению ряда антропологических и социокультурных проблем. Результаты исследования могут быть практически использованы в качестве материалов для лекционных и семинарских курсов по ряду гуманитарных дисциплин, а также для разработки спецкурсов по психологической, антропологической, культурологической и лингвистической проблематике.

Апробация работы. Положения диссертационного исследования легли в основу докладов и выступлений автора на следующих конференциях:

Юбилейной межвузовской научной конференции студентов и молодых ученых, посвященной 70-летию КГМУ (Курск, 2005), XV-й Международной научной конференции студентов, аспирантов и молодых учёных "ЛомоносовМосква, 2008), Научно-практической конференции аспирантов и молодых ученых СПбГМА им. И.И. Мечникова (Санкт-Петербург, 2008).

Структура диссертации. Текст диссертации состоит из введения, трех глав, заключения и списка использованной литературы. Содержание работы изложено на 172 страницах машинописного текста. Библиография состоит из 144 наименований.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается актуальность темы исследования, раскрывается степень ее разработанности, определяются цель, задачи и методы исследования.

В первой главе «Психоаналитические модели коммуникации»

анализируется постановка коммуникативной проблематики в психоанализе, оценивается степень его влияния на философское переосмысление речи, языка и коммуникации, прослеживаются основные тенденции развития психоанализа и устанавливается его связь с философией и герменевтикой.

В первом параграфе первой главы «Классический психоанализ З. Фрейда» рассматриваются ключевые понятия фрейдовского психоанализа применительно к проблеме коммуникации. Для психоанализа сфера общения оказывается приоритетной, так как он сам есть ни что иное, как лечение словом (talking cure). Речь и слово оказываются самым надежным инструментом психоаналитической терапии.

Введение кардинальной для психоанализа категории бессознательного позволяет по-новому взглянуть на проблему языка, коммуникации и говорящего субъекта. Бессознательные комплексы и желания воздействуют на речь таким образом, что она становится непонятной ни для коммуниканта, ни для реципиента. То, что говорит субъект, больше не зависит от его сознательных намерений и волевых решений, детерминируется и опосредуется работой бессознательных механизмов. Говорит не субъект, но бессознательное говорит посредством субъекта. Таким образом, психоанализ, наряду с герменевтикой, феноменологией и экзистенциализмом, концептуализирует проблему связи языка с дорефлексивной реальностью существования человека.

Психоанализ вскрывает многоуровневый и пластичный характер коммуникации, благодаря усложнению психической, личностной и психосоматической моделей организации субъекта. Язык слов может переходить на «язык» органов, иннерваций и телесных симптомов. Эта символическая система оказывается куда более значимым критерием для определения проблем человека, чем речь, которая о них повествует. Цель психоанализа состоит в установлении соответствия между речью и бессознательными проявлениями психики, в осознании их субъектом в процессе лингвистического конструирования личностной истории.

Психоаналитический процесс разворачивается как интерпретация и это роднит его с герменевтикой. Бессознательное не дано непосредственно и прочитывается по оставленным следам, знакам, символическим маркерам, дающим знать о себе в поведение, речи или сновидениях человека.

Интерпретация требует внимание к голосу субъекта и представляет собой диалог, совместную беседу по поводу значимых манифестаций бессознательного.

Открытие психоанализа оказало огромное влияние на всю западную культуру и способствовало выходу на новые уровни междисциплинарных религиоведение, а также социальные и экономические науки. С другой стороны, психоанализ с самого момента своего зарождения был подвержен жесткой критике, прежде всего, за его вненаучный статус и пансексуализм.

Поэтому в концепциях последователей Фрейда можно вычленить некую общую тенденцию к социализации бессознательного. То, каким образом это было реализовано, раскрывается в следующих параграфах.

Во втором параграфе первой главы «Символическое понимание коммуникации в учении К. Г. Юнга» осмысляется конструирование коммуникативной модели в аналитической психологии, центральную роль в которой занимает концепция символа. К.Г. Юнг совершает переход от семиотической трактовки бессознательного к символической. Символ – всегда есть нечто большее, чем знак. В отличие от знака, значения которого строго зафиксированы, символ сам является порождающей моделью множества значений. Символы в теории Юнга тесно связаны с архетипами коллективного бессознательного – части психики, общей для всех людей и являющейся универсальным основанием душевной жизни каждого индивида.

Архетипы, обладая величайшей степенью энергетической интенсивности, при слабой сознательной позиции, прорвавшись, могут привести к безумию.

Способность к символизации, проработка символов в устной коммуникации направляют энергию архетипов в позитивное русло. Целительной, поэтому, оказывается коммуникация, протекающая в поле символа и способствующая интеграции архетипов в сознание. В повседневном общении символом может оказаться лицо, голос, целостный образ Другого, который вследствие своей интенсивности захватывает человека и довлеет над его поведением.

Для понимания нормы и патологии психической реальности Юнг обращается к макропроцессам культуры, духовной истории человечества, в которую включен индивид. Примат коллективного бессознательного над личным означает перевес «родового человека» над личностью уединенной, невротической. Пытаясь открыть путь к обретению утраченного единства духовной жизни, Юнг обращается к сокровищницам культуры, мифологии и религии.

исследованию душевной жизни человека формул и методов естествознания.

Психика не может стоять в ряду с явлениями физического мира, а уникальность личности не может быть постигнута с позиций объективного подхода. Это сближает позицию Юнга с точкой зрения Дильтея, предложившего разделять психологию на объяснительную и описательную.

Единственный способ описания психики – это герменевтическое истолкование. Современный юнгианский психоанализ рассматривает философскую герменевтику в качестве метанауки, разрабатывающую центральную проблему понимания (Л. Раухала).

воображаемого и символического в коммуникативной модели структурного психоанализа Ж. Лакана» реконструируется модель коммуникации в структурном психоанализе Ж. Лакана, в которой предпринята радикальная ревизия классического психоанализа, состоящая в его дебиологизации и смещении исследовательского акцента в область языка. Человек здесь – существо принципиально внеприродное, формирование которого целиком происходит в сфере культуры, а влечения являются символическими культурными образованиями. Не биологические инстинкты, но только язык конституирует человека как субъекта. Бессознательное имеет отношение не к биологической потребности, но к культуре и социализации. Поэтому оно не хаотично, как считал Фрейд, а упорядочено и структурировано языком, а, следовательно, может быть «прочитано», интерпретировано как текст.

Начиная с концепции Лакана, можно говорить о сближении психоанализа с философией языка. Бессознательное и речь соотносятся как означаемое и означающее в концепции знака Ф. де Соссюра, сознательный картезианский субъект мышления уступает место бессознательному субъекту речи, а желание и симптом выстроены как риторические тропы метонимии и метафоры. Субъект больше не совпадает с самим собой, а язык перестает используется для того, чтобы скрывать смысл и намерения. Однако если болезнь, психический конфликт и симптом зашифрованы в языке, то средствами языка должно осуществляться и лечение.

Лакан отказывается рассматривать языковую коммуникацию, которая характеризуется жесткой корреляцией знаков языка с той реальностью, символизирующая, имеющая целью не только сообщение и передачу информации, но трансформацию субъекта, к которому она адресована. В каждой конкретной ситуации выявляются уникальные условия обозначения, которые помогают понять смысл тех или иных проявлений бессознательного.

Истина, рождающаяся в аналитической коммуникации, всегда межсубъектна и достигается лишь в диалогической общении.

Поле речи – единственная среда, в которой может протекать общение.

Лакан различает речь пустую и речь полную. Пустая речь укоренена в сфере воображаемого, связана с отчуждением и конструированием своего существования для другого, Я-идела, за ней кроются лишь фантазмы. Полная же речь формирует символическое измерение языка. Только она является истинной, поскольку ближе всего подходит к желанию. Психоаналитик в процессе анализа занимает место Другого, чтобы помочь пациенту установить связь с символическим Другим и осознать свои желания и свою историю в соотнесенности с неким будущим. Вся психоаналитическая работа сводится к созданию условий для реализации у субъекта полной речи, наполненной смыслом и символами, в которой реальное, воображаемое и символическое сходятся в единую точку. Такая речь ведет к самопониманию, а это есть глубинный герменевтический акт.

В четвертом параграфе первой главы «Экзистенциальный анализ Л. Бинсвангера: экзистенция как средство постижения коммуникации»

освещаются базовые принципы экзистенциального психоанализа (Daseinанализа) Л. Бинсвангера. Это направление представляет собой уникальный синтез психоаналитической теории с феноменологией, экзистенциальной аналитикой и герменевтикой.

Главную категорию своей концепции Л. Бинсвангер заимствует из фундаментальной онтологии М. Хайдеггера – это Dasein – сущее, которому открыто бытийное понимание, а методологию основывает на феноменологическом подходе Э. Гуссерля, пытаясь понять внутренний мир человека, исходя из него самого, попытаться сжиться с его переживаниями и вникнуть в уникальные значения его речи.

Экзистенциальный анализ стремится усмотреть за переплетением соматических, психодинамических и социодинамических факторов единство биографии, структурированное на основе Dasein. В ходе тщательной разработки биографического материала выявляется трансформация фундаментальных матриц значений, ведущая к возникновению заболевания.

Понятие «смысловой матрицы» или «экзистенциального априори» является «трансцендентальным горизонтом опыта», то есть обеспечивает возможность опыта и является основой для того или иного способа переживания событий.

Это контекстуальное поле значений, в рамках которого выстраиваются отношения человека к миру и другим людям. Сужение экзистенциального априори до единственной темы делает картину мира человека ограниченной и вызывает затруднения в процессе общения: вкладывание особого, собственного смысла в объекты и явления, при отказе от конвенциональных значений свидетельствуют об окончательном разрыве в понимании.

Терапевтической целью Dasein-анализа является установление нового, более широкого трансцендентального горизонта, в котором экзистенциальное априори как базовая матрица значений может быть осознана и переработана. Но это возможно при достижении особых условий коммуникации – выработке взаимопонимания и отношения, в равной мере основанного на заботе и любви.

психопатологических феноменов расширяет горизонт понимания и выводит на новые методы исцеления травмированного человеческого бытия. Daseinанализ не противоречит психоанализу, но определяет границы, в рамках которых психоаналитические интерпретации оказываются достоверными (модус заброшенности), отводя себе место метатеории по отношению к нему.

В понимании коммуникации Л. Бинсвангер сближается с К. Ясперсом и С. Франком. Коммуникация как «любящее бытие-друг-с-другом» ведет к такому единению между людьми («мы-бытие»), которое и образует подлинный модус человеческого существования, одновременно являясь средством постижения экзистенции.

Во второй главе «Модели коммуникации в философской герменевтике»

герменевтике, выделяется специфическое направление «глубинной герменевтики», ориентированное на психоанализ и интерпретирующее психоаналитическую теорию на основе философской герменевтики.

В первом параграфе второй главы «Коммуникация в романтической герменевтике» анализируется постановка проблематики понимания в концепциях Ф. Шлейермахера и В. Дильтея, в которых герменевтика выстраивается в форме психологического знания.

Романтическая герменевтика отталкивается от проблемы понимания как взаимопонимания: понимать – это значит, в первую очередь, понимать ограничивается анализом его логико-грамматической структуры, но во многом определяется выявлением намерений автора или собеседника, а это главенствующее значение по отношению к грамматическому. В учении методологические принципы всех наук о духе, также исходит из психологии – именно в индивиде с его внутренним жизненным миром философ видел тайну исторического действа.

Коммуникация в романтической герменевтике организуется как нахождение адекватного сопереживания и сопонимания, в котором индивид присваивает жизненный опыт Другого, путем соотнесения собственного «Я»

с другим «Я». Как и в психоанализе, эмпатия и интуиция получают здесь высокий методологический статус – изначальная эмпатическая способность в дальнейшем технически оттачивается и становится способом эмпатического понимания, более совершенным видом которого оказывается истолкование, или интерпретация.

В дальнейшем эти концепции подвергаются критике за привносимый в методологию интерпретации "психологизм", но для нас они интересны тем, что проводят непосредственную аналогию между межличностной коммуникацией и герменевтическим толкованием текста.

герменевтики» прослеживается смещение герменевтики из методологической плоскости в онтологическую в трудах М. Хайдеггера и Г.Г. Гадамера.

экзистенциалов Dasein наряду с заботой, заброшенностью и расположением.

Оно не сводится к познавательному акту и не выводится из объяснения.

Условием изначального понимания «здесь-бытия» является нахождение «внутри-бытия», «бытия-в-мире» и данная этим раскрытость мира.

Понимание развертывается в форме истолкования, которое, в свою очередь, происходит в акте деятельно-озабоченного отношения к миру как к подручному и состоит в усвоении понятого. Герменевтика в новом прочтении Хайдеггера оказывается не искусством толкования исторических текстов, а «свершением бытия».

Бытие-в-мире необходимо есть со-бытие с другими. Понимание Другого идет особым путем, отличным от понимания наличных вещей мира.

М. Хайдеггер полагает, что оно конституировано экзистенциалом речи, которая выступает как экзистенциально-онтологический фундамент языка. К говорящей речи принадлежат как возможности слышание и молчание. Они в максимальной степени проясняют взаимосвязь речи с пониманием.

Г.-Г. Гадамер разрабатывает герменевтику как универсальный аспект философии истории и культуры, базирующийся на языке и обеспечивающий самопонимание гуманитарных наук. Основной вопрос философской герменевтики Г.-Г. Гадамера состоит в том, что представляет собой понимание, как оно вообще возможно и каковы условия, при которых достижимо подлинное понимание. Всякое понимание есть проблема языковая и укоренено в языке. Язык образует некую устойчивую почву культуры и несет в себе все основные формы культурного опыта. Понимание не рассматривается здесь как взаимодействие «субъекта» и «объекта», интерпретатора и автора, но всегда происходит как поиск «третьего», по отношению к которому их различие несущественно. Этим третьим выступает язык. Непонимание – это разговор «на разных языках», понимание же означает возведение частных языков к связующему их языку традиции, что приводит к обретению «общего языка» и «слиянию горизонтов».

Исходным ориентиром понимания в герменевтике является искусство взаимопонимания между людьми, свершающееся в форме разговора, диалога. Историческое предание, с которым имеет дело герменевтический опыт заговаривает с нами подобно некоему «Ты» и вступает с нами в диалог посредством логики вопроса и ответа. Цель интерпретатора при этом – узнать инаковое в его аутентичности, позволить ему сказать нам что-либо, а главное услышать то, что оно говорит. Это требует принципиальной открытости. Таким образом, понимание и интерпретация в онтологическом проекте герменевтики организуются собственными законами языка и направлены не на реконструкцию замысла, а на конструкцию смысла, содержащегося в самом тексте.

В третьем параграфе второй главы «Феноменологическая герменевтика П. Рикера» анализируются основные положения философской герменевтики П. Рикера, которая находит свою методологическую базу в феноменологии и психоанализе.

П. Рикер стремиться преодолеть напряжение между крайностями гуссерлевского идеализма и фрейдовского натурализма. Психоанализ говорит об утраченных объектах, которые обретаются вновь лишь символически, что, по мысли Рикера, является условием для создания герменевтики, освобожденной от предрассудков «Я». Расшифровывая симптомы, тайны и уловки желания, мы раскрываем само желание, лежащее в основе смысла и рефлексии. Этот путь интерпретации П. Рикер называет «археологией субъекта» и указывает, что данное понятие определяет роль и место психоаналитического дискурса в философии. Однако это лишь начальное регрессивное движение понимание, которое должно быть дополнено движением прогрессивным – «телеологией субъекта», устремляющим субъекта к смыслу, источник которого находится впереди.

Эти разнонаправленные интерпретации человеческого сознания объединяются через эсхатологию, которая заявляет о себе в феноменологии существования. Философии как герменевтике надлежит соединить эти расходящиеся в стороны интерпретации и стать экзегезой всех значений, существующих в мире культуры.

Значение философии П. Рикера состоит в создании универсальной герменевтики символа, который собирает на себя множество смыслов культуры, духовности, сознательных и бессознательных побуждений, при принципиальной несводимости ни к одному из них. Так же, как и в теории К. Юнга, символ обеспечивает подлинную коммуникацию при условии правильной интерпретации. П. Рикер также ссылается и на теорию Ж. Лакана: бессознательное всегда соотносится со знаковой системой расшифровки и обладает интерсубъективной относительностью – как объект герменевтики бессознательное всегда выработано Другим. Интерпретация психоанализа в свете семиологии показывает, что он вписывается в более общую дисциплину – герменевтику и сам является таковой за счет исследования проблемы соотношения либидо и символа.

Язык, по убеждению философа, не может существовать иначе, кроме как в акте говорения, коммуникации. Первичная интенция языка заключается в том, чтобы говорить что-то кому-то о чем-то по правилам, в нем зафиксированным. Язык с необходимостью предполагает непосредственное коммуникации. В коммуникации субъект противостоит анонимности системы, преодолевает замкнутый универсум знаков и обращается к бытию.

В философском синтезе, где сходятся все пласты человеческого опыта через археологическую, телеологическую и эсхатологическую методологии, которым соответствуют психоанализ, феноменология духа и феноменология религии, П. Рикер создает обобщающую концепцию человека. Он стремиться к преодолению маргинального статуса психоанализа и включает его в традицию западной философии на равных правах с феноменологией, экзистенциализмом, герменевтикой, структурализмом и другими значимыми философскими направлениями, а также гуманитарными науками.

А. Лоренцера» посвящен исследованию «глубинной герменевтике» – новому направлению философской мысли, целью которого является обоснование психоаналитической теории на основе философской герменевтики.

Предметом глубинной герменевтики являются проекты интеракции и коммуникации в их языковых и внеязыковых формах. К этому направлению относили себя относили Ю. Хабермас, К.-О.Апель, Г. Радницкий, но его основным идейным источником принято считать труды А. Лоренцера.

Немецкий исследователь не признает выводы критиков психоанализа о том, что психоанализ вписан в историю развития психиатрии и предстает в качестве инструмента формирования европейской субъективности с помощью разного рода дисциплинарных практик в отношениях господстваподчинения (М. Фуко). Для него психоанализ представляет собой герменевтическую дисциплину, высокое искусство интерпретации, которое в диалогическом общении освобождает анализируемого, а не порабощает его.

На место описания симптомов и классификации поведения по медицинским рубрикам в психоанализе приходит описание непосредственных жизненных ситуаций, на место сбора данных научного наблюдения – понимание.

А. Лоренцер развивает теорию «сценического понимания», согласно которой анализируемый, независимо от своего намерения, разыгрывает перед психоаналитиком «сцены», связанные с субъективным переживанием жизненной драмы, а аналитик отвечает на сценический рассказ сценическим пониманием. При последовательном совместном проживании сцен жизни обретается общий язык, общий универсум значений, а из разрозненного потока значений собирается символическое целое.

Если в классической герменевтике филолог или историк имеют дело с пробелами в текстах, которые можно понять из смысловой связи целого, из духовной традиции, то психоаналитик сталкивается с пробелами, причины которых лежат за пределами языковой коммуникации и которые еще только предстоит перевести на этот уровень. Психоанализ обладает возможностью возвращать вытесненные и экскоммуницированные символы в речь субъекта.

Это возвращение возможно только в пространстве подлинной символической коммуникации, которым помимо психоанализа располагают другие культурные формы чувственно-символического взаимодействия – религия, искусство, творчество, мифология. Таким образом, психоанализ у Лоренцера оказывается помещен в один ряд с другими культурно-символическими формами коммуникации. Одновременно психоанализ выступает как полноценная гуманитарная наука. Это наука особого рода, отличная от естествознания тем, что работает на уровне смысловых, а не каузальных связей, а от исторических наук – своим не объективированным и не проверяемым содержанием. Психоанализ проделал долгий путь от физиологии и механистических схем к пониманию душевной жизни и по праву может именоваться герменевтикой.

психоанализа в эпоху масс медиа» проводится культурологический анализ, посвященный рассмотрению эволюции форм коммуникации в культуре, показывается, что трансформация средств коммуникации в ходе истории значительно меняла облик самого общества и самопонимание человека.

Ставится вопрос об эффективности герменевтики и психоанализа в качестве коммуникативных практик в современной аудиовизуальной культуре.

Первый параграф третьей главы «Устная коммуникация» посвящен коллективного образа жизни, восприятия и понимания окружающего мира.

Первоначальное значение языка состоит не в том, чтобы передавать информацию о мире, а в том, чтобы формировать коллективное тело индивидуализм и замкнутость частной жизни.

Н. Луман описывает отличительные свойства устной коммуникации:

одновременная вовлеченность говорящего и слушающего, задействование использование тембра голоса, акустически нагруженных жестикуляций и пауз, поочередность в высказываниях. Она требует со-присутствия в конкретном пространстве и времени и связана с системой интеракций среди присутствующих. Хронотоп устной речи втягивает в общение помимо рационального контроля. Такая коммуникация с необходимостью предполагает и метакоммуникацию. Невозможно говорить, не сообщая одновременно, что ты хочешь быть услышанным и понятым – вот основное метакоммуникативное условие речи. Оно означает, что речь всегда направлена на Другого, предполагает и оказывает воздействие на Другого, речь изначально интерсубъективна.

вовлечены в суть обсуждаемого, где присутствует определенная гибкость адаптации, эмпатическое понимание и завораживающее воздействие устного слова (голос психоаналитика), а также акустических и визуальных символов бессознательного. Но с другой стороны, психоанализ не является той непосредственной живой устной речью, которая сразу ведет к соучастию. Он прокладывает свой путь через сопротивление пациента и ошибки анализа к желаемому терапевтическому альянсу. Первоначально речь пациента непонятна и требует интерпретации по правилам анализа.

Во втором параграфе третьей главы «Письменная коммуникация»

описываются особенности письменной формы коммуникации.

Возникновение письма не преследовало коммуникативных задач и служило сакральным целям. Коммуникативное использование письменности получает свое развитие со времени изобретения алфавитного письма (2 тыс. до н.э.), однако приоритетной по-прежнему оставалась устная коммуникация. Лишь после открытия печатного станка И. Гутенбергом можно говорить о новом этапе в западной культуре, приведшем к глубочайшей трансформации человеческого мировоззрения: формирование культа индивидуализма, национальных государств и рыночного общества.

Фонетический алфавит провоцирует разрыв между глазом и ухом, семантическим значением и визуальным кодом. Любая фонетическая письменность представляет собой визуальный код речи, лишает звуковое проявление букв всякого смыслового содержания. Общество оказалось под «гипнозом» визуальности, что породило острое чувство прерывистости опыта и самоотчуждения (М. Маклюэн). Согласно Н. Луману, письмо и чтение оказываются несоциальными активностями, социальной остается лишь сама коммуникация.

коммуникацией. Письменность увеличивает число различий, которые общество может использовать, сохранять и припоминать. Через это также умножается число доступных для обозначения вещей и аспектов мира.

Письменность изменяет механизм и порядок социальной памяти и фиксирует всегда преходящее время в текстах, неподвластных его течению. Это открывает возможность понимания истории.

Герменевтика – наследник письменной культуры, коммуникация осуществляется в ней через тексты, которые имеют свою логику развития, осуществляющуюся через интерпретацию. Однако герменевтика постоянно стремится выйти за пределы письменного текста и доказать, что между автором и читателем возникает такое же отношение как и между участниками диалога. Язык здесь рассматривается в более объемном масштабе, нежели в семиотических концепциях.

В третьем параграфе третьей главы «Аудиовизуальная коммуникация»

рассматривается основная форма коммуникации современной культуры, в которой происходит смена носителей сообщения – ведущими медиа вместо слов и понятий становятся образы и звуки. Если письменность оперирует искусственными знаками, не имеющими самостоятельного воздействия, и являющимися как бы заместителями реальных предметов или носителями идеальных значений, то знаки, которые поставляет новая аудиовизуальная медиа система не отсылают к какой-либо «истине», которая позволила бы проверить сообщение на достоверность, а сами становятся самоценной реальностью, замыкаются на самих себя. Б.В. Марков называет их «знаками бытия».


Широкое распространение аудиовизуальной культуры выражается в появлении таких новых видов коммуникации как телекоммуникация (телефон, телеграф, факс, электронная почта), коммуникация, опосредуемая компьютером, интернет-коммуникация, различные виды рекламы. Они сводят на нет все существующие пространственные и временные ограничения, но разрывают изначально данное единство информации, сообщения и понимания.

Культурные и антропологические последствия аудиовизуальной коммуникации сегодня еще трудно оценить, ведь мы еще только находимся в точке перехода книжной культуры в культуру электронных медиа, когда они все еще сосуществуют вместе. Наряду с оптимистичным взглядом на описанную динамику форм коммуникации (Н. Луман, М. Маклюэн) все большее распространение получает проблематика «смерти человека» в постмодернизме. Полагаем, что герменевтика и психоанализ обладают достаточным потенциалом для понимания происходящих процессов.

В четвертом параграфе третьей главы «Герменевтика и психоанализ в эру новых информационных технологий» исследуются возможности герменевтики и психоанализа в качестве практик коммуникации в современной культуре.

Вскоре после выхода в свет «Истины и метода» последовала волна критики, указывающая на ограничения возможностей свободного диалога, из которых исходила герменевтика. Во-первых, герменевтика слабо учитывала критику идеологии, во-вторых ситуацию душевной болезни, где коммуникация и понимание остаются систематически нарушенными и искаженными. Идеология, подобно неврозу всегда уже является патологией коммуникации. Ю. Хабермас и К.-О. Апель показали, что применительно к современному несовершенному социальному устройству с господством ложного идеологического сознания, должен быть заново поставлен вопрос о критериях истинного консенсуса. Коммуникация без насилия и принуждения является регулятивным принципом истинного знания, а образцом «эмансипативной науки», на службе которой должна стоять критика идеологии является психоанализ, освобождающий человека от его «невротических репрессий». Второй этап критики представлен в произведениях Ж. Деррида, выступавшего против «доброй воли к пониманию». По его мнению, она легко может обернуться «доброй волей к власти». В интересах сохранения как собственной индивидуальности, так и своеобразия Другого совсем не целесообразно добиваться слияния их горизонтов. Единый для всех универсальный горизонт – это большое несчастье. Сегодня это как нельзя лучше подтверждается уравниванием взглядов, диктуемых масс медиа.

Если раньше власть взаимодействовала с обществом непосредственно, то с появлением в XIX веке ситуации толпы вырабатываются новые технологии, позволяющие осуществлять управление массами на расстоянии.

Неудивительно, что век XX становится веком социальной инженерии и политтехнологий. Великие тоталитарные идеологии ушедшего столетия обращались уже не к разуму человека, но к архаическому бессознательному толпы, используя древнюю символику. В современном обществе те же приемы используются в конкурентной борьбе как для достижения победы на выборах, так и для увеличения прибыли от продажи товаров посредством рекламы. В условиях современной информационной цивилизации мы потребляем не идеи, а образы.

Герменевтика, скорректированная психоанализом, обладает широкими возможностями для понимания коммуникативных процессов, осуществляющихся в сегодняшней культуре образов. Она всегда учитывала язык в более объемном масштабе, чем в семиотических концепциях, указывающих на однозначность соответствия слов и их конкретных значений. Поэтому герменевтика, прежде всего, обращается к опыту искусства и опыту истории, говорящих нам о чем-то, принципиально неисчерпаемом в понятиях. Исследуя поэтические тексты, герменевтика имеет дело с визуальностью самого языка. Так же как в стихотворении представлено единство образа, голоса и смысла, так и сновидение представляет собой целое в его очевидной данности. Психоанализ тоже работает со сложной взаимосвязью образов и языка.

Современную эпоху новых аудиовизуальных технологий еще трудно полностью осмыслить, поскольку мы являемся ее непосредственными участниками. Обилие образов и звуков, захлестывая нашу повседневную жизнь, кажется нам хаотичным, навязчивым, манипулирующим и лишающим свободы выбора. Но герменевтика и психоанализ говорят нам о том, что в образах и звуках есть своя скрытая логика, неразрывно связанная с живой тканью языка. И, несмотря на то, что ее полное осмысление сегодня все еще вызывает затруднения, необходимо признать, что герменевтика и психоанализ обладают широкими философскими, культурно-историческими и психологическими возможностями интерпретации современной культуры.

В заключении сформулированы полученные в ходе диссертационного исследования результаты, намечается поле для возможных исследований.

Список опубликованных по тебе диссертации работ:

психологии // Молодежная наука и современность. Юбилейная межвузовская научная конференция студентов и молодых ученых, посвященная 70-летию КГМУ. В 2-х частях. Часть II. Курск: КГМУ, 2005. - 316 с. С.245-246.

2. Символическое понимание коммуникации в учении К.Г.Юнга // Homo Esperans. СПб.: Изд-во С.-Петерб. ун-та, 2007. № 3. С.107-114.

коммуникативной модели структурного психоанализа Ж. Лакана // Вестник Санкт-Петербургского университета. СПб.: Изд-во С.-Петерб. ун-та. Сер. 6, 2007. Вып. 4. С. 208-215.

психодинамические и социодинамические факторы болезни // Исследования и разработки по приоритетным направлениям в медицине. СПб.: СПБГМА им. И.И. Мечникова. 2008. С. 192 – 193.

5. Проблема коммуникации в герменевтике и психоанализе:

компаративистский подход // Материалы докладов XV Международной конференции студентов, аспирантов и молодых ученых. М.: Изд-во МГУ.

2008. 0,3 п. л.



 


Похожие работы:

«БАГРОВА Наталья Викторовна АРХИТЕКТУРНО-КРИТИЧЕСКИЙ ДИСКУРС КАК ФЕНОМЕН ОТЕЧЕСТВЕННОЙ КУЛЬТУРЫ XX ВЕКА Специальность 24.00.01 – теория и история культуры АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени доктора культурологии Кемерово 2011 Диссертация выполнена на кафедре гуманитарных и социальноэкономических дисциплин ФГБОУ ВПО Новосибирская государственная архитектурно-художественная академия Паршукова Галина Борисовна, Научный консультант : доктор культурологии, доцент...»

«Благородова Елена Александровна КУЛЬТУРНАЯ ПОЛИТИКА КАК ВОЗМОЖНОСТЬ ПРЕОДОЛЕНИЯ КРИЗИСА НАЦИОНАЛЬНОЙ ИДЕНТИЧНОСТИ 24.00.01 – теория и история культуры Автореферат диссертации на соискание учёной степени кандидата философских наук Ростов-на-Дону 2013 2 Работа выполнена в ФГАОУ ВПО Южный Федеральный университет на кафедре исторической культурологии Заковоротная Маргарита Вилоровна, Научный руководитель – доктор философских наук, профессор Официальные оппоненты : Астафьева Ольга...»

«                    ШУБИН Юрий Александрович                СОВРЕМЕННЫЕ ТРАНСФОРМАЦИИ ЭТНОКУЛЬТУРНОЙ ИДЕНТИЧНОСТИ: УНИВЕРСАЛЬНЫЕ ТЕНДЕНЦИИ   И РОССИЙСКАЯ СПЕЦИФИКА            24.00.01 – теория и история культуры              АВТОРЕФЕРАТ   диссертации на соискание ученой степени  кандидата культурологии                Москва – 2011  Работа выполнена на кафедре теории культуры, этики и эстетики Московского государственного университета культуры и искусств      Научный...»

«Воронецкая Ольга Семеновна МЕСТО ЭТИКЕТА В СИСТЕМЕ КУЛЬТУРНЫХ ЦЕННОСТЕЙ 24.00.01 – теория и история культуры (по философским наук ам) АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата философских наук Томск — 2005 Работа выполнена на кафедре онтологии, теории познания и социальной философии философского факультета Томского государственного университета Научный руководитель : доктор философских наук, профессор Сыров Василий Николаевич Официальные оппоненты : доктор...»

«Курасова Тамара Ивановна Феномен преемственности в зарубежной музыкальной культуре первой половины ХХ века 24.00.01 – теория и история культуры АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени доктора культурологии Москва - 2013 2 Работа выполнена на кафедре истории, истории культуры и музееведения Федерального государственного бюджетного образовательного учреждения высшего профессионального образования Московский государственный университет культуры и искусств Научный...»

«Гиваргизян Анна Фрунзеевна Проблемы сохранения культурных ценностей в Армении и России Специальность 24.00.01. – теория и история культуры АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата культурологии Москва 2011 Работа выполнена на кафедре теории и истории культуры Государственной академии славянской культуры Научный руководитель : доктор филологических наук, профессор Михеева Людмила Николаевна Официальные оппоненты : доктор философских наук, профессор...»

«ИРХЕН ИРИНА ИГОРЕВНА РОССИЙСКОЕ ОБРАЗОВАНИЕ В СФЕРЕ КУЛЬТУРЫ И ИСКУССТВА: ГЛОБАЛЬНЫЕ И РЕГИОНАЛЬНЫЕ ИЗМЕРЕНИЯ 24.00.01 – Теория и история культуры АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени доктора культурологии Москва 2012 2 Работа выполнена на кафедре культурологии и антропологии Федерального государственного бюджетного образовательного учреждения высшего профессионального образования Московский государственный университет культуры и искусств Научный консультант :...»

«Николаева Галина Андреевна НАЦИОНАЛЬНО-КУЛЬТУРНАЯ СПЕЦИФИКА ГЕНДЕРНЫХ ОТНОШЕНИЙ (на материалах Республики Бурятия) 24.00.01 – Теория и история культуры Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата культурологии Санкт-Петербург 2013 2 Работа выполнена на кафедре философии и культурологии Санкт-Петербургского Гуманитарного университета профсоюзов Научный руководитель : Пасешникова Лариса Алексеевна, кандидат юридических наук, профессор кафедры отраслей права...»

«Телепина Юлия Витальевна ФЕНОМЕН СИМВОЛА В ЦИВИЛИЗАЦИОННЫХ ОБРАЗАХ КУЛЬТУРЫ Специальность 24.00.01 – теория и история культуры АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата философских наук Ростов-на-Дону 2012 Работа выполнена в ФГБОУ ВПО Донской государственный аграрный университет на кафедре философии и истории агрономического факультета Научные руководители: Поломошнов Андрей Федорович доктор философских наук, доцент Николаева Людмила Сергеевна доктор...»

«Чилингир Елена Юрьевна Российский пиар как гипертекст: исторические и социокультурные аспекты 24.00.01 — теория и история культуры АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата культурологии Москва 2011 Работа выполнена на кафедре теории и истории культуры ГОУ ВПО Государственной академии славянской культуры Научный руководитель : доктор философских наук Гавров С.Н. Официальные оппоненты : доктор философских наук, профессор Силантьева М.В. кандидат...»

«ДЖАБИРОВ РАШИД ПАШАЕВИЧ Этническое и культурное возрождение народа Дагестана в современных условиях Специальность: 24.00.01 – теория и история культуры Автореферат Диссертации на соискание ученой степени кандидата философских наук Москва - 2006 Диссертация выполнена на кафедре культурологии и менеджмента в культуре Государственного университета управления Научный руководитель доктор философски наук, профессор Диденко Валерий Дмитриевич Официальные оппоненты доктор философских...»

«Абуторабиан Голбарг Аббас Сказка как феномен традиционной культуры народов Ирана и России: компаративный анализ 24.00.01 – теория и история культуры АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата культурологии Москва 2011 2 Работа выполнена на кафедре истории, истории культуры и музееведения Московского государственного университета культуры и искусств Научный руководитель : Аронов Аркадий Алексеевич, доктор педагогических наук, доктор культурологии, профессор...»

«КАСИМОВ Руслан Харисович ФУНКЦИОНАЛЬНАЯ ТРАНСФОРМАЦИЯ СМЕХА В ИНДУСТРИАЛЬНОМ И ПОСТИНДУСТРИАЛЬНОМ ОБЩЕСТВАХ Специальность: 24.00.01 – теория и история культуры Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата философских наук Тюмень 2012 Работа выполнена на кафедре философии ФГБОУ ВПО Тюменский государственный нефтегазовый университет доктор философских наук, профессор Научный руководитель : Кондаков Вадим Авенирович доктор философских наук, профессор, ФГБОУ...»

«КОЛЕНЬКО СЕРГЕЙ ГЕННАДЬЕВИЧ ПЕВЦЫ-КАСТРАТЫ В КОНТЕКСТЕ ЕВРОПЕЙСКОЙ КУЛЬТУРЫ НОВОГО ВРЕМЕНИ Специальность: 24.00.01 теория и история культуры АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата культурологии Санкт-Петербург 2011 Работа выполнена на кафедре культурологии философского факультета Санкт-Петербургского государственного университета Научный руководитель : доктор философских наук, профессор Соколов Евгений...»

«МУСИНОВА Наталия Евгеньевна ПРОБЛЕМА ЦЕЛОСТНОСТИ ХУДОЖЕСТВЕННОЙ ФОРМЫ В ПОЭТИКЕ СЕРЕБРЯНОГО ВЕКА НА ПРИМЕРЕ ДИАЛОГА СИМВОЛИЗМА И АКМЕИЗМА Специальность 24.00.01 – теория и история культуры АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени доктора культурологии Санкт-Петербург 2011 Работа выполнена на кафедре музейного дела и охраны памятников Санкт-Петербургского государственного университета Научный консультант : Цветаева...»

«Никифоров Юрий Сергеевич КУЛЬТУРА РОССИЙСКОГО ИСТОРИКА ПОСЛЕДНЕЙ ТРЕТИ XIX – НАЧАЛА XX В. (НА ПРИМЕРЕ ПРЕДСТАВИТЕЛЕЙ РУССКОЙ ИСТОРИЧЕСКОЙ ШКОЛЫ) 24.00.01 – Теория и история культуры АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата исторических наук Ярославль 2010 Работа выполнена на кафедре всеобщей истории ГОУ ВПО Ярославский государственный педагогический университет им. К. Д. Ушинского. Научный руководитель : доктор исторических наук, профессор Соколов Андрей...»

«ВАЛЬКОВСКИЙ Антон Васильевич АКТУАЛЬНОЕ ИСКУССТВО КАК СОЦИОКУЛЬТУРНЫЙ ФЕНОМЕН: СУЩНОСТЬ И СОЦИАЛЬНЫЕ ФУНКЦИИ 24.00.01 – теория и история культуры АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата философских наук Волгоград – 2014 Работа выполнена в Федеральном государственном бюджетном образовательном учреждении высшего профессионального образования Волгоградский государственный социально-педагогический университет Министерства образования и науки Российской...»

«МАТВЕЕНКО Дарья Яковлевна ПРАВОСЛАВНАЯ КУЛЬТУРА МОСКВЫ КАК ИСТОЧНИК ДУХОВНОГО ТВОРЧЕСТВА ВЕЛИКОЙ КНЯГИНИ ЕЛИЗАВЕТЫ ФЁДОРОВНЫ Специальность 24.00.01 – Теория и история культуры АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание учёной степени кандидата культурологии Москва 2011 100 Работа выполнена на кафедре теории и истории культуры Государственной академии славянской культуры. Научный руководитель : доктор философских наук, профессор Кучмаева Изольда Константиновна Официальные оппоненты...»

«Точиева Марем Багаутдиновна МИФОПОЭТИЧЕСКАЯ КАРТИНА МИРА В ИНГУШСКОЙ КУЛЬТУРЕ Cпециальность 24.00.01 - теория и история культуры АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата философских наук Ростов-на-Дону - 2013 Диссертация выполнена в Федеральном государственном бюджетном образовательном учреждении высшего профессионального образования Ингушский государственный университет Научный руководитель : доктор философских наук, профессор Танкиев Абукар Хажалиевич...»

«Захарова Мария Евгеньевна ВЛИЯНИЕ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ 1812 г. НА КУЛЬТУРУ РОССИЙСКОЙ ПРОВИНЦИИ (по материалам Пензенской губернии) 24.00.01. – Теория и история культуры Автореферат диссертации на соискание учёной степени кандидата культурологии Саратов 2014 Работа выполнена в Федеральном государственном бюджетном образовательном учреждении высшего профессионального образования Саратовский государственный технический университет имени Гагарина Ю.А. доктор философских наук,...»






 
© 2013 www.diss.seluk.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Авторефераты, Диссертации, Монографии, Методички, учебные программы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.