WWW.DISS.SELUK.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА
(Авторефераты, диссертации, методички, учебные программы, монографии)

 

Pages:     | 1 ||

«РОССИЯ – ЗАПАДНАЯ ЕВРОПА: ИСТОРИЧЕСКАЯ ДИНАМИКА ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ КУЛЬТУР (середина XVI – середина XIX вв.) ...»

-- [ Страница 2 ] --

В пятом параграфе «Повышенный интерес русского общества к английской культуре» рассматриваются причины такого интереса русского общества к английской культуре, которые обуславливались, прежде всего, той ролью, которую Англия стала играть в Европе начиная с 60-х годов XVIII в. Рост могущества Англии, основывавшийся на ее выдающихся достижениях в области промышленности, сельскохозяйственного производства, науки и культуры, привел к тому, что во многих европейских странах стали рассматривать все английское как самое лучшее, которому необходимо подражать путем привнесения элементов английской культуры на национальную почву. Увлечение английским захватило многие европейские страны, в том числе и те, которые имели значительные достижения в собственной культуре, например Францию и Германию. Россия также не стала исключением, и подобное явление стало фактом развития русской культуры, начиная с конца 60-х гг. XVIII в. Со второй половины 60-х гг. XVIII в. стремление подражать всему английскому достаточно прочно проникает в сознание русского дворянства. Постепенно подражание англичанам становится не только признаком хорошего тона, но и свидетельством утонченного воспитания, явным знаком приобщения к самым вершинам европейской культуры. Английская жизнь настолько входит в моду, что постепенно вырабатывается определенный стиль поведения и образа жизни определенной части русской аристократии, видящей в Англии единственно возможный образец для подражания. Появляется несколько типов англоманов – людей, беспредельно преданного английской культуре, преклоняющегося перед ней. Однако одновременно с этим явлениям происходят и явления противоположного порядка, когда многие отмечают и опасность бездумного подражания англичанам, причем опасность такого подражания была замечена еще до широкого распространения англомании в России. Известный публицист князь М.М. Щербатов считал, что «английская зараза» появилась в последние годы царствования Елизаветы Петровны. Он резко критиковал графа П. Шувалова за покупку дорогих английских лошадей, а жену канцлера А.К. Воронцовой распекал за то, что она имела пристрастие к английскому пиву. 2 К началу 70-х гг. XVIII в. новые, непривычные прежде явления стали все глубже проникать в русское общество, что было почувствовано, прежде всего, Н.И. Новиковым. Его «Живописец» в 1772 г. писал: «Мы привыкли перенимать с жадностию все от иностранных, но, по несчастию нашему, почасту перенимали только пороки их … ныне женщины и мужчины взапуски стараются перенимать что-нибудь от англичан, все английское нам кажется теперь хорошо, прелестно, и все нас восхищает.


..» Конец XVIII – начало XIX вв. знаменуют собой интенсификацию отношений России и Англии практически во всех областях. Некоторое кратковременное ослабление интереса к английской культуре наблюдается после заключения Тильзитского мира, когда официальные власти не поощряли знаков преклонения перед английской культурой и там, где это было возможно, пытались не допустить их публичного проявления. Однако в среде дворянства повсеместно растет увлечение английским бытом, английской литературой, английскими политическими учреждениями, английскими экономическими теориями, английскими методами обучения.

В первой четверти XIX в. значительно усиливается интерес к произведениям английской литературы, развивается интерес к изучению английского языка. 4 Развитие интереса к английской жизни привело к тому, что в течение первых пятнадцати лет царствования императора Николая I увлечение английской культурой распространяется и на образованный средний класс под влиянием периодических изданий, публиковавших в большом количестве английских авторов. С одной стороны, интерес к английской культуре у дворянства начинает спадать по сравнению со временем царствования Александра I. С другой стороны, этот интерес преодолевает рамки дворянского сословия и проникает в другие общественные слои – чиновничество, мещане, духовенство проявляют интерес к английской культуре, что было связано как с общим процессом взаимодействия русской и английской культур, так и со специфическими интересами именно этих общественных слоев.

Взаимное тяготение русской и английской культур очень точно определил Р.

Хингли: «Англичане … были предметом любви и ненависти русских».5 Эти слова явЛитвинов С.В. Cоциокультурные типы русских англоманов // Материалы XXXIV Международной филологической конференции. Вып. 22. Ч. 1. CПб., 2005. С. 52-57.

Ключевский В.О. Западное влияние в России после Петра // В.О. Ключевский. Неопубликованные произведения. М., 1983. С. Сатирические журналы Н.И. Новикова. М.;Л., 1951. С. 328-329.

Ростопчина Л. Семейная хроника. (1812 г.) Серия: Наука, искусство, литература. №4. Б.г. С.92.

Hingley R. The Russian Mind. NY, 1977. Р. 152.

ляются логическим продолжением высказывания Н. Хомякова о том, что каждый русский, кода он находится среди англичан, сразу же чувствует себя как дома, несмотря на то, что может быть ему не нравится их характер, взгляды или их образование. Подобные же чувства испытывают англичане, жившие в России, чего нельзя сказать ни о немцах, ни о французах, ни об итальянцах. 1 Подтверждая это мнение Райт Миллер пишет, что в личных отношениях и общему отношению к жизни «англичане имеют много больше общего с русскими, чем с нациями, географически расположенными ближе к ним». Он определяет эти точки соприкосновения как «способы, позволяющие избежать социальных трений, русское чувство юмора, отношение русских к женщине, русское мужество и стойкость». В третьей главе «Интенсивность функционирования основных каналов проникновения европейской культуры в Россию» сделана попытка рассмотреть эффективность и степень интенсивности функционирования каналов, через которые происходило взаимодействие культур.





В первом параграфе «Проникновение предметов потребления посредством внешней торговли» отмечается, что среди каналов, через которые осуществлялось проникновение европейской культуры в Россию, внешняя торговля занимает особое место. Распространяясь по всей стране, товары, произведенные в Европе, несли покупающим их русским представление не только о мастерстве сделавших их западноевропейских ремесленников, но и были зримым воплощением европейской культуры, наиболее понятным для восприятия на обыденном, бытовом уровне. В городах и селах, лежащих на торговом пути из Архангельска в Москву, в домашнем быту жителей посада и крестьян, нередко можно было встретить одежду, сшитую из иностранных сукон, некоторые предметы из «немецкой» кухонной и столовой утвари, такие, как блюда и тарелки из олова, стаканы, медные ковши, котлы, сковороды, стеклянную посуду.3 Значительно реже встречались дорогие предметы быта, мебель, ювелирные изделия, цены на которые были очень высоки, что делало их доступными только ограниченному кругу потребителей. Тем не менее, спрос и на эти предметы существовал постоянно и рынок пытался эти потребности удовлетворить.

То, чего нельзя было купить у иностранных купцов в России, многочисленные агенты закупали непосредственно за границей. Это касалось, в основном, вооружений и предметов дворцового обихода. При Алексее Михайловиче на такие закупки тратилось несколько сотен тысяч рублей одновременно. 4 Среди агентов царя наиболее известна деятельность англичанина Ивана Гебдона, который несколько раз (в 1652 г., 1656 г, 1658 г. и 1660 г.) выезжал в Италию и Голландию с поручением царя закупить узорочные товары, мушкеты, пистолеты, карабины и порох, а также для приглашения разных специальностей мастеров. Европейские товары настолько широко распространились в России, что к концу XVII в. было трудно найти такую область, где бы они не присутствовали в том или ином виде. Эти товары употреблялись не только высшими слоями общества и жителями столицы. Они распространялись по всей стране, достигая даже самых отдаленных территорий.

Внешняя торговля рассматривается как фактор взаимодействия культур в первом крупном сочинении по истории российской внешней торговли, написанном в Ibid. Р. 154.

Miller W. Russians as People. L., 1960. P. 97.

Базилевич К.В. Коллективные челобитья торговых людей и борьба за русский рынок в первой половине XVII в. // «Изв. АН СССР, отд. обществ. наук», 1932, № 9. С. 93; Богословский М.М. Земское самоуправление на русском севере в XVII в. Т. I. M., 1909. С. 148-152.

Гурлянд И.Я. Иван Гебдон. Комиссариус и резидент. Ярославль, 1903. С. 3.

конце XVIII в. М.Д. Чулковым. Он в частности отмечает, что соседние с Россией страны, «слыша и видя востание России и увеличение сил ея», очень противились этому, и хотели, чтобы русские не имели торговых отношений с европейцами и оставались «навсегда неискусными в воинских и морских делах». 1 Однако наличие в России уникальных продуктов «без которых другие государства пробыть не могли» заставили европейские страны торговать с Россией». Во втором параграфе «Усвоение европейских нравов через контакты русских с иностранцами» проанализированы разнообразные аспекты отношения русских к иностранцам. В XVI-XVII вв. контакты русского населения с иностранцами были чрезвычайно затруднены. Считалось, что попыткой пообщаться с иностранцами выказывалось пренебрежение к великому князю и его державному достоинству, таким образом, ему наносился урон. 3 На протяжении достаточно продолжительного времени русские относились к иностранцам с большой опаской. Причину этого следует искать в том, что все непривычное и необычное вызывало у русских большое подозрение. Все, что противоречило религиозному мировоззрению русских, считалось вредным и враждебным. Не случайно архиепископ Новгородский Геннадий называет Запад «адом». 4 Религиозная нетерпимость, которая поощрялась православной церковью, переносилась и на отношение к иностранцам вообще. Не только их вера, но и внешний вид, одежда, образ жизни и бытовые привычки становились предметом осмеяния и даже ненависти. Само общение с иностранцами, даже в силу государственной необходимости, считалось оскверняющим русского человека. Власти боялись общения русских с иностранцами, видя в таком общении опасность для русской веры и нравов. Однако эти опасения кажутся преувеличенными, учитывая то, что до середины XVII в. было очень трудно найти русских, говоривших на каких-нибудь иностранных языках или понимавших их. Власти культивировали в народе недоверчивость и подозрение ко всем иностранцам, особенно если они пытались говорить о политике или религии. События Смутного времени, в которых участвовало много иностранцев, еще более усугубили отрицательное отношение к ним русских, и такое положение продолжалось еще в течение нескольких десятилетий, до конца 40-х гг.

XVII в., когда, постепенно, под влиянием новых факторов, появляющихся в русском обществе, отношение к иностранцам и правительственной верхушки, и более широких слоев населения меняется.

Политика Петра I, направленная на установление прочных и долговременных связей с западноевропейскими государствами, привела к постоянному притоку в Россию значительного количества инженеров, военных строителей, медиков, специалистов в области геодезии и картографии, кораблестроителей и многих, многих других.

Долгое время, проведенное в России, способствовало заимствованию иностранцами у русских некоторых черт быта. Так, широко распространился обычай, принятый в России и совершенно неизвестный в европейских странах, предлагать роскошное угощение на похоронах. Это приводило к большим тратам, и даже малосостоятельЧулков М.Д. Историческое описание российской коммерции при всех портах и границах от древних времян до ныне настоящаго и всех преимущественных узаконений по оной Государя Императора Петра Великаго и ныне благополучно царствующей Государыни Императрицы Екатерины Великия, сочиненное Михайлом Чулковым. Т. 1. СПб., 1781. С. 177.

Там же. С. 178.

Петрей П. История о Великом княжестве Московском, происхождении великих русских князей, недавних смутах, произведенных там тремя Лжедмитриями и о московских законах, нравах, правлении, вере и обрядах, которую собрал и обнародовал Петр Петрей де Ерлезунда в Лейпциге 1620 г. М., 1867. С. 355.

Православное обозрение, 1862, т. VIII. С. 205.

ные иностранцы расходовали денег больше, чем могли себе позволить, чтобы не быть хуже других. 1 Некоторые из иностранцев одевались по-русски и не чуждались и других русских обычаев, «даже соединенных с некоторыми праздниками». 2 Немцы протестантского вероисповедания получают наиболее благоприятные условия для своей деятельности, потому что они никогда не пытались вести систематическую пропаганду ни в сфере религиозной, ни в сфере политической. Они казались менее опасными, чем католики с их вечной идеей подчинения русского православия папскому престолу. В третьем параграфе «Ознакомление с европейской культурой в ходе путешествий русских за границу» рассматривается функционирование этого канала.

Многочисленные иностранные путешественники, посещавшие Россию в XVI-XVII вв., свидетельствуют о том, что русским было запрещено покидать пределы своей страны и путешествовать, чтобы «свободно осматривать везде другие европейские страны». В запретах на путешествие за границу отражалось стремление государства максимально ограничить получение любой информации русскими о зарубежных странах и образе жизни их жителей, а также затруднить иностранцам сбор информации о жизни русских. На протяжении достаточно длительного времени эта политика приносила свои плоды. Русское общество практически ничего не знало о жизни других стран, «не видя обращения других народов и не понимая вообще приятности свободы». В XVII в. ситуация практически оставалась неизменной по сравнению с предшествующим периодом. Шведские дипломаты во время царствования Михаила Федоровича писали, что русским запрещено выезжать за пределы государства, вследствие опасения, что, прибыв к чужим князьям и народам, они, под влиянием их культурности, возненавидят отечественный строй. С этой оценкой перекликаются и слова Г. Котошихина о том, что русские «… для науки и обычая в иные государства детей своих не посылают», так как страшатся того, что, узнав веру и обычаи иностранных государств, «начали б свою веру отменить и приставать к иным, и о возвращении к домом своим и к сродичам никакого бы попечения не имели и не мыслили». Ситуация кардинально меняется в царствование Петра I, когда появляется новый тип путешествия в Европу – выезд с образовательными целями. Первый выезд такого типа состоялся в 1697 г., когда русское правительство отправило в Италию, Голландию и Англию около 50 представителей аристократии и дворянства. 6 Но уже довольно скоро в такие поездки посылаются и представители сословия служилых людей. Постепенно интенсивность этого канала восприятия западной культуры возрастает весьма значительно и он становится наиболее эффективным по сравнению с другими. Благодаря ему непосредственное знакомство русского общества с западной культурой получает новое качество.

С усилением роли России в европейских делах, усложнением внешнеполитических задач и культурные связи с европейскими государствами становятся более интенсивными. Новые впечатления, полученные за границей, дали толчок сложному психологическому процессу, который происходил в сознании этих русских путешеОписание второго посольства в Россию датского посланника Ганса Ольделанда 1659 г., составленное посольским секретарем А. Роде // Голос минувшего, 1916, № 7/8. С. 382.

Цветаев Д. Обрусение западноевропейцев в Московском государстве. Варшава, 1903. С. 20-21.

Цветаев Д.В. К истории изучения вопроса об иностранцах в России. Варшава, 1891. С. 5.

Гейденштейн Р. Записки о Московской войне (1578-1582). СПб., 1889. С. 27.

Котошихин Г.К. О России в царствование Алексея Михайловича. СПб., 1840. С. 41.

Путешествие стольника П.А. Толстого по Европе 1697-1699. М., 1992. С. 265.

ственников при их соприкосновении с различными сторонами западноевропейской жизни. По мере того как знакомство с европейской жизнью становилось все продолжительнее, интерес к ней становился более глубоким и основательным. Внимание привлекается уже не только к ее внешней стороне, но и к более скрытым моментам.

Происходит некое сравнение увиденного с тем, что осталось в России. И результаты этого сравнения вели к заключению о превосходстве многих сторон европейской жизни перед жизнью русской. Следующим шагом становилось выражение критических суждений о своих порядках, осознание их отсталости по сравнению с европейскими и, как логическое завершение – мысль о замене их заимствованными с Запада.

Враждебные чувства к Западу, с которыми русские уезжали в Европу, сменялись чувством осознания его превосходства.

Совершенно по-иному воспринимали все увиденное на Западе люди, которые знали иностранные языки и имели какие-то знания о европейской культуре. Это давало им возможность выделить главное и опустить второстепенное в своих впечатлениях. Люди, которые провели в Европе значительное время и восприняли многие элементы европейской культуры, с трудом возвращались к российской действительности. Их изменившееся мировоззрение, появление новых ценностных ориентаций иногда приводило даже к трагическим случаям. Ф. Бергхгольц сообщает о русском молодом человеке по фамилии Карадин, чрезвычайно образованном и даровитом, превосходно знавшем почти все языки. Он много лет состоял секретарем русского посольств при князе Куракине в Гааге. Карадин покончил жизнь самоубийством и многие считали, что это несчастье «главным образом произошло от того, что его неохотно хотели опять выпустить из России, а ему не хотелось в ней оставаться». Постепенно мотивы, по которым совершаются путешествия на Запад, изменяются и принудительный их характер уступает место добровольному выбору европейских стран для продолжения образования, осмотра европейских достопримечательностей, лечения на европейских курортах. Русские, надолго остававшиеся в Европе, достаточно быстро воспринимали реалии чужой культуры, внутренне врастая в окружающую их действительность. Русский путешественник, посетивший Берлин в середине 50-х годов XIX века отмечает, что в русской колонии Берлина остался один лишь наш солдат и тот едва понимает по-русски; все прочие перерядились и сделались настоящими немцами. В четвертом параграфе «Изучение иностранных языков как средство освоения форм европейской культуры» отмечается, что до конца XVII в. русские не проявляли особенной охоты к изучению иностранных языков, так как практически не существовало сфер их применения. Особое отношение к иностранцам, зачастую неприязненное, также не способствовало развитию интереса к изучению их языков.

Многие европейские путешественники отмечали, что знание русскими иностранных языков большая редкость и поэтому с ними очень трудно общаться. Однако единичные попытки изучать иностранные языки предпринимались русскими и в XVI в.

Недостаток в людях, знающих иностранные языки, ощущался и в начале XVIII в. Одной из основных причин такого положения было то, что отсутствовали учебные заведения, в которых бы иностранные языки преподавались систематически. Другой причиной было то, что «к навыкновению же и учению иностранных языков (кроме Берхгольц Ф. Дневник камер-юнкера Берхгольца, веденный им в России в царствование Петра Великого с 1721-1725 год. М., 1858. Ч. 2. 1722-й год. С. 234.

Путевые заметки за границею. М., 1858. С.22.

словенскаго и греческаго) и малейшего не бысть усердия». 1 В 1697 г. началось преподавание итальянского языка для детей бояр и «иных чинов» в школе у братьев Лихудов, которые обучали ему частным образом. Им было поручено обучение 55 человек, из которых к занятиям приступили лишь 10.

Несмотря на определенный прогресс в деле изучения иностранных языков, само владение ими еще не означало желания активно ими пользоваться. Ф. Берхгольц был весьма удивлен, когда увидел, что хотя многие из русских дам и говорили понемецки, однако «почти все притворялись, что не понимают этого языка и еще менее в состоянии говорить на нем, и отвечали всякий раз, когда к ним обращались: не знаю, не понимаю».2 Необходимость изучения иностранных языков и хорошего владения ими ясно осознается русскими общественными деятелями, среди которых был В.Н. Татищев, писавший, что «без знания какова либо европскаго языка книг нуждных к знанию читать … не могут». 3 Однако отсутствие квалифицированных преподавателей делало этот процесс чрезвычайно трудным.

Распространение иностранных языков в России сопровождалось и негативными явлениями, что вызывало резкую реакцию многих писателей, публицистов и общественных деятелей. Большинство из них не выступали именно против иностранных языков, более всего французского, и не возражали против самого процесса взаимодействия языков, что, прежде всего, выражалось в процессе лексических заимствований, объективного по своей сути. Их критику вызывало неумеренное и зачастую неоправданное употребление французского языка в ущерб русскому, что, как они считали, вело к утрате национального своеобразия русского языка.

В пятом параграфе «Иностранная книга как источник освоения содержания европейской культуры» рассмотрены пути проникновения иностранных книг в Россию, а также проблемы перевода книг на русский язык. В самом начале царствования Алексея Михайловича в Посольском приказе формируется библиотека «на розных языках» книг. Одним из факторов, определяющих поступление книг в эту библиотеку, был интерес русского правительства к тому, как на события в России отзывается Западная Европа. По описи 1673 г., в Посольском приказе находилось 112 книг и 6 рукописей на иностранных языках. Это были книги и рукописи весьма разнообразного содержания – Библия на польском, немецком и латинском языках, различные «летописцы», «лексиконы», «козмографии», «атлясы», «уложения», «статуты». В 1677 г. библиотека значительно пополнилась книгами из собрания А.С. Матвеева.

Поступило 77 книг, в том числе, на латинском 42, на немецком 12, на польском 4, на французском 3, на итальянском 1, на голландском 1, на неизвестных языках 8.4 В библиотеке А.С. Матвеева находились книги религиозного содержания, как православные, так католические и лютеранские. О разносторонних интересах хозяина библиотеки свидетельствовали книги «об огородном и палатном строении», о коннозаводстве, о гражданском житии, Судебник Магдебургского права, сочинения Вергилия, «Политика» Аристотеля.5 В числе книг в библиотеке царевича Алексея Алексеевича находились грамматики, лексиконы, 37 книг на разных иностранных языках. Наука и литература в России при Петре Великом. Исследование П. Пекарского. Т. 1. СПб., 1862. С. 193-194.

Берхгольц Ф. Дневник камер-юнкера Берхгольца, веденный им в России в царствование Петра Великого с 1721-1725 год. М., 1857. Ч. 1. 1721-й год. С. 75.

Татищев В.Н. Разговор двух приятелей о пользе наук и училищах // Татищев В.Н. Избранные произведения.

М., 1979. С. 107.

Белокуров С.А. О библиотеке московских государей в XVI столетии. М., 1899. С. 48.

Д. Цветаев. К истории культуры России в XVI и XVII веках. Воронеж, 1890. С. 14.

И.П. Козловский. Ф.М. Ртищев. Киев, б.г. С. 102.

В России были представлены книги на основных иностранных языках - латыни, греческом, польском, французском, английском, голландском, немецком. Круг читателей этих книг был достаточно узок, так как недостаточное знание иностранных языков препятствовало чтению книг на языке оригинала.

Проблема перевода книг «обходительным русским языком» стояла достаточно остро, так как зачастую переводчики не обладали достаточной квалификацией и делали перевод в силу своего понимания предмета, о котором шла речь в книге. Но были проблемы и объективного характера, в частности отсутствие соответствующей профессиональной терминологии на русском языке. Процесс формирования литературного языка нового типа, который проходил именно в первой четверти XVIII в., имел достаточно трудностей, и они, естественно, не могли не влиять на качество переводов, особенно тех, которые делались в спешке. Язык некоторых переводов – это «беспорядочное смешение славенщизны с жаргоном фельдфебеля, унаследованных украинизмов и полонизмов с западноевропейской лексикой». Знакомство с иностранными литературами открывало новый мир для изучения европейской культуры. Французская литература занимает в перечне переводов художественной литературы второй половины XVIII в. господствующее положение, что обуславливалось соответствующим интересом к французской культуре в России в то время. Произведения немецкой и английской литературы занимают более скромное место. О преимущественном распространении французской культуры в России говорит и тот факт, что произведения английской литературы и некоторых других (итальянской, испанской, португальской) в большинстве случаев переводились на русский язык не с произведения на языке оригинала, а с французского перевода и большинство изданий имело обозначение на титульном листе: «переведено с французского», «с немецкого», гораздо реже – с других языков. Книги на французском языке уже к середине столетия стали преобладать среди иностранных изданий, ввозившихся в Россию. В четвертой главе «Основные сферы взаимодействия русской культуры с культурами стран Западной Европы» рассматривается распространение элементов европейской культуры на разные сферы жизни русского общества.

В первом параграфе «Попытки адаптации государственных институтов к европейским политическим нормам» отмечается, что идея о превосходстве России над другими государствами, долгое время определявшая сознание и высших слоев общества, и простого народа, приводила к естественному отрицанию даже самой возможности пользоваться политическим опытом других стран. И если в XVI-XVII вв. западноевропейский опыт в управлении государством применялся минимально, то с царствования Петра I он начинает заимствоваться более активно. Одно из самых известных деяний Петра – введение Табели о рангах – было также следствием изучения западного опыта. Порядок ведения делопроизводства в государственных учреждениях при Петре также приближается к тому, который был принят в европейских странах.

В важных политических событиях, происшедших после смерти Петра – в учреждении Верховного тайного совета, в попытках верховников ограничить самодержавную власть при воцарении Анны Иоанновны видно влияние идей, предлагавшихИсаченко А. В. Когда сформировался русский литературный язык? // Wiener slavistisches Jahrbuch. 1978. Bd 24. S. 134.

Копанев Н. А. Французская книга и русская культура в середине XVIII в.: (Из истории международной книготорговли). Л., 1988. С. 127.

ся Фиком. Мысль о необходимости учредить «Высокий тайный совет» была высказана Фиком в 1723 г. в записке, поданной в Сенат. Князь Д.М. Голицын, игравший одну из основных ролей в «затейке» верховников, также находился под влиянием идей Фика. Составленные верховниками «кондиции» Фик читал вслух в своей коллегии, в присутствии чиновников, и радовался, говоря, что «Российская империя ныне стала сестрицею Швеции и Польши», что «россияне ныне стали умны, не будут впредь иметь фаворитов, какие были Меньшиков и Долгорукие, от которых все зло происходило». 1 Политический опыт европейских государств изучался и российскими дипломатами, имевшими возможность воочию его наблюдать. Кантемир, будучи послом в Лондоне, много времени уделял изучению английских государственных учреждений.

Особенно его поражала та свобода, которой пользовалась в Англии пресса.

Новый виток интереса к устройству западных государств приходится на царствование Екатерины II, которая сама серьезно его изучала. Современник Екатерины князь М.М. Щербатов из всех существующих в Западной Европе типов государственного устройства более всего выделяет английский, считая английскую конституцию наиболее совершенной, а народную вольность процветающей под тенью монархической власти в Англии, как нигде в мире. Интерес к политическому и экономическому развитию западноевропейских государств особенно активизировался в начале XIX в. и страной, которая привлекала наибольшее внимание в этом смысле, была Англия. Политическая стабильность Англии, ее экономические успехи, своеобразие ее быта, высокая культура – все это делало опыт Англии чрезвычайно интересным для других европейских государств, и Россия в их ряду не была исключением.

Во втором параграфе «Применение европейского опыта в сфере материального производства» отмечается, что в этой сфере использование европейского опыта наблюдается уже с XVI в.

, когда англичане стали строить на севере Европейской части России заводы для обработки русского сырья. Значительный толчок развитию русской промышленности дало применение паровых машин, первая из которых появилась в России в царствование Петра. Она была привезена из Англии и выставлена в Летнем саду. В 1777 г. в России появилась первая большая паровая машина Ньюкомена, посстроенная в Шотландии по чертежам знаменитого инженера Смитона. Она была установлена в Кронштадте для выкачивания воды из канала Петра Великого. Машина Уатта двойного действия была впервые описана на русском языке в 1787 г. Л. Собакиным. Он был послан в Англию для усовершенствования в науках и механическом искусстве. Л. Собакин перевел на русский язык лекции Фергюссона о механике и в дополнении к ним описал паровые машины Ньюкомена и Уатта, виденные им в Англии. Правительство уделяло большое внимание образованию русских мастеров и подготовке отечественных специалистов для обслуживания паровых машин. В Англию посылались ученики, а в 1806 г. на завод Берда было прислано учеников сроком на 5 лет. В 1812 г. механику Меджеру было поручено «собственным иждивением» устроить в Екатеринбурге фабрику паровых машин и инструментов для горных заводов.

На вторую треть XIX в. приходится начало процесса перехода от мануфактуры к фабрике в России, начинается промышленный переворот, одной из сторон которого было систематическое применение машин в промышленном производстве. Начинается ускоренное внедрение машинной техники, которая преимущественно закупалась в Павлов-Сильванский Н. Фик // РБС. Т. 21. С. 74.

Семевский В.И. Политические и общественные идеи декабристов. СПб., 1909. С. 14.

Англии, а также во Франции и Бельгии. До 1826 г. существовали значительные трудности в закупке и доставке машин из Англии в Россию, вызванные позицией английского правительства. Анонимный автор проекта «Рассуждения о причинах, содействовавших умножению промышленности и богатства в Англии и о применении ее успехов к пользам России», поступившего в Секретный комитет 6 декабря 1826 г. в подтверждение своих предложений о важности паровых машин приводит успешный опыт применения их в строительстве канала под руководством герцога Вюртембергского. В 1828 г. в Секретный Комитет 6 декабря 1826 г. поступает предложение уволенного от службы генерал-майора Веригина о пользе вызова из Англии в Россию ремесленников и художников. 2 Веригин отмечает, что Англия заслуживает более других стран внимания России, так как «представляет нам народ, восшедший на высшую степень образования, коего промышленность достигла последней степени совершенства и который посредством обширной и деятельнейшей торговли обратил к себе большую часть денежных капиталов всего мира.» 3 Английские художники и ремесленники почитаются во всем мире как самые искусные, и они могут передать свои знания и навыки, и от этого учения может произойти большая польза.

Новации в развитии сельскохозяйственного производства имели значительный прогресс на протяжении второй половины XVIII и всего XIX века. Публикуется большое количество книг по растение- и животноводству, изучается опыт применения сельскохозяйственных машин и удобрений. К середине XIX в. широко распространяется мнение о том, что образцами для русского сельского хозяйства северной и средней России должны стать США, Канада, Голландия, Дания и Пруссия, а для южной России – Франция и Австрия. «Что касается до английского хозяйства, то оно нам пока решительно не подходит, как университет не подходит кончившему курс в уездном училище». 4 В преддверии крестьянской реформы поднимаются вопросы улучшения быта крестьян и повышения производительности сельского труда. При этом обращается внимание на то, что у голландцев можно позаимствовать гораздо больше, чем у англичан и французов, потому что в хозяйстве голландца используются машины, действующие посредством ручной силы, которые имеют довольно простое устройство, тем более, что Голландия наиболее близка России по суровому и скудному климату. В третьем параграфе «Европейские инновации в российской системе образования» рассматриваются различные аспекты влияния процесса взаимодействия культур на эту сферу. Одной из особенностей развития образования в России было то, что на протяжении достаточно длительного времени в России отсутствовало школьное светское образование. А. Поссевино отмечает, что «в Московии нет ни одной гимназии, в которой юношество обучалось бы свободным наукам, также нет и ученых богословов, которые просвещали бы народ проповедями. У московитов чрезвычайно ученым считается тот, кто знает славянские буквы».6 Ему вторит А. Мейерберг, писавший о том, что «Москвитяне без всякой науки и образования, все однолетРГИА, ф. 1167, ед. хр. РГИА, ф. 1167, ед. хр. 122.

РГИА, ф. 1167, ед. хр. 122, л. 2.

Путевые заметки за границею. М., 1858. С.26.

Там же. С.38.

Поссевино А. Московское посольство // Исторические сочинения о России XVI в. М., 1983. С. 209.

ки в этом отношении». 1 Иностранным мемуаристам, посещавшим Россию в XVIXVII вв., отсутствие образования в западном понимании этого слова сразу же бросалось в глаза. Особенно это контрастировало с большими природными способностями русских к обучению и изучению всяческих наук, что также отмечалось многими путешественниками.

Основная масса народа была очень далека от образования, а тем более науки, так как соответствующие условия стали складываться в России только в ходе петровских преобразований. Тяга к новым знаниям стала постепенно проявляться как из чувства простого любопытства, так и с возникновением понимания того, что именно европейцы являются обладателями таких знаний, которые нужны русским, и что только от них можно им научиться. Корб, посетивший Россию с дипломатической миссией от императора Леопольда I в 1698 г., когда говорит о той гордости, с которой русские гнушаются пользоваться какой бы то ни было «наукой иноземцев». 2 Корб увидел в России отсутствие в упражнении в «свободных науках» не только как следствие отрицательного отношения к западной науке вообще, но и определенное стремление оградить молодежь от излишнего утруждения». Но не только от чрезмерных нагрузок пытались сберечь подрастающее поколение. Долгое время считалось, что юношество следует ограждать от всякого, даже в малой степени подозрительного влияния иностранцев. Начавшаяся широко распространяться с начала XVIII в. мода приглашать для обучения детей «свободным наукам» иностранных учителей вызывала резкое осуждение церкви, которая видела прямую угрозу для молодого поколения в том, что иностранные учителя практически не владели русским языком, а также в том, что они при обучении «малым детям и ереси свои знати показуют; отчего детем вред и церкви нашей святой может быть спона велия, а речи своей от неискусства повреждение». Государство, понимая всю опасность, которая может произойти от преподавания учителей-иностранцев, ищет способы ее минимизации. В 1721 г. Феофан Прокопович подал Петру проект об открытии семинарии в Петербурге. Он предлагал пригласить иностранных учителей, причем не просто учителей, а «изрядных и свидетельствованных … из академий иноземных». Возможную опасность «дабы оные детей наших не совратили к своей богословии» Ф. Прокопович пытался предотвратить как строгим присмотром за преподаванием со стороны властей, так и запрещением иностранцам преподавать какие-либо богословские догматы. Догматам должно учиться только у своих единоверных, а иностранцы должны преподавать «только учения внешняя, языков, философии, юриспруденции, истории и проч.». Наиболее очевидной была опасность восприятия чуждых идей и взглядов «в академиях иноземских, где учители свободно свои мнения предлагают». И в этом плане открытие семинарии под присмотром властей, где иностранные учителя «аки связаны будут», по замыслу Ф. Прокоповича, могло стать хорошей альтернативой зарубежным поездкам. Появление значительного количества учебных предметов, которые русские преподавать не могли в силу отсутствия национальных кадров, а также острая поМейерберг А. Путешествие в Московию // Утверждение династии. История России и дома Романовых в мемуарах современников XVII-XX вв. М., 1997. С. 118.

Дневник поездки в Московское государство Игнатия Христофора Гвариента, посла императора Леопольда I к царю и великому князю Московскому Петру Первому в 1698 году, веденный секретарем посольства Иоанном Георгом Корбом. М., в универс. тип. 1867. С. 266.

Там же. С. 279.

Устрялов Н. История царствования Петра Великаго. СПб., 1858. Т. 3. С. 511-512.

Наука и литература в России при Петре Великом. Исследование Н. Пекарского. Т. 1. СПб., 1862. С. 563.

требность в изучении иностранных языков привели к значительному притоку иностранных учителей в Россию. К середине 50-х гг. XVIII в. их количество выросло многократно по сравнению с началом века, а качество их преподавания зачастую было настолько удручающим, что именным указом от 5 мая 1757 г. устанавливался порядок предварительного «испытания в науках иностранцов, желающих определяться в частные домы для обучения детей», и о взыскании штрафов с тех, которые примут к себе в дом и станут держать учителя, не имеющего должного аттестата. Всех учителей-иностранцев, желающих обучать учеников, предписывалось свидетельствовать и экзаменовать в Петербурге в «Десианс-Академии», а в Москве в университете. Без получения соответствующего свидетельства и аттестатов никому не разрешалось принимать в свои дома иностранцев и не допускать их до содержания школ «под опасением неупустительнаго штрафа». Штраф устанавливался в размере сто рублей за каждого. Учителей же, осмелившихся иметь школы без аттестатов, предусматривалось высылать за границу.1 Все более интенсифицировавшийся процесс взаимодействия культур приводил к тому, что воспитание молодежи высших слоев общества было отдано преимущественно иностранцам, в чьи руки родители отдавали своих детей, зачастую не понимая, к каким далеко идущим последствиям это может привести.

В начале XIX в. в мире широкое распространение получила ланкастерская система взаимного обучения. Во многих странах создавались ланкастерские школы.

Система получила свое название по имени Джозефа Ланкастера (Joseph Lancaster), английского педагога, который занимался бесплатным обучением бедных детей и разработал оригинальную педагогическую систему, получившую широкое распространение не только в Англии, но и во многих странах мира. Россия, где еще с XVIII в. существовал интерес к английским педагогическим теориям, стала одной из европейских стран, где ланкастерская система применялась довольно успешно.

В четвертом параграфе «Заимствование европейских культурных норм в сфере быта и развлечений» отмечается, что наиболее зримо и ярко внешние формы западной культуры проявлялись в сфере быта и развлечений. Все, что касалось этих внешних форм и материальной обстановки, было более всего доступно русскому обществу и распространялось быстрее всего. И это было вполне естественно в том смысле, что материальные предметы гораздо легче, чем абстрактные идеи становятся привычными и удобными в пользовании. Однажды попробовав пользоваться более удобными, чем прежде вещами, одеждой, мелочами домашнего обихода и увидев, что они гораздо приятнее в употреблении и приносят определенное удовольствие, отказаться от них в дальнейшем было практически невозможно. Наиболее известными ценителями европейских вещей были князь В.В. Голицын и А.С. Матвеев. У них в домах находилось много таких вещей, среди которых – немецкая резная золоченая карета, польская золоченая карета, немецкое золотное и серебряное кружево. Изменения в одежде и внешности, которые произошли в результате петровских реформ, были весьма значительными. Если в XVI в. Поссевино отметил, что русские с большим неодобрением относятся к очень короткой итальянской, французской, испанской и немецкой одеждам, потому что она «оставляет открытыми те части тела, которые следует скрывать более всего», то с середины XVII в. отношение к такой ПСЗ I, № Опись и оценка имущества. кн. Василья и Алексея Голицыных в их большом московском доме, что в Белом городе, меж улиц Тверской и Дмитровки // Розыскные дела о Федоре Шакловитом и его сообщниках. Т. 4.

СПб., 1893. С. 1-339.

одежде постепенно меняется. 1 Указы Петра о европейской одежде поначалу были весьма трудны для исполнения, так как в России не было достаточного количества соответствующей одежды и обуви, способного удовлетворить все более растущий спрос. Приходилось выписывать из-за границы шляпы, башмаки и другие необходимые вещи. Это было весьма неудобно и дорого, и русским пришлось быстро учиться производить все это самим. Сначала это «самоделие», как его назвал К. де Бруин, шло довольно плохо из-за отсутствия достаточно квалифицированных специалистов, но постепенно мастерство русских совершенствовалось при помощи иностранцев. Пример в использовании достижений европейской культуры подавал царский двор, этот пример постепенно становится обязательным для высшей знати, а затем и все дворянское общество начинает ему следовать. В обстановке кремлевского дворца царя Алексея Михайловича находилось много предметов домашнего обихода, пришедших с Запада. Царь любил смотреть иностранные картины, слушать игру немцаорганиста, даже завел немецкий театр, который, хотя и представлял пьесы на библейские сюжеты, казался совершенно неприемлемым для ревнителей русской старины.

Однако эти, довольно смелые, по меркам XVII в., новации кажутся весьма скромными на фоне тех поистине грандиозных изменений, которые произошли в этой сфере при Петре. Естественно, что законодателями мод становятся члены императорской фамилии и представители высших классов, так как у них всегда больше материальных и иных возможностей видеть и заимствовать чужие примеры. Русская знать приобретает бытовые привычки и образ жизни европейской аристократии. Это проявляется и в устройстве домов, и в приобретении большого количества слуг. Ф. Берхгольц сообщает о том, что один из молодых Долгоруких, возвратившись из Франции, привез с собой скорохода и несколько иностранных лакеев, «чего здешняя знатная молодежь до сих пор не делала». Петровские ассамблеи по праву считаются одним из самых действенных форм приобщения русских к европейской культуре. Первая ассамблея состоялась 4 декабря 1718 г. у генерал-адмирала Апраксина, вторая – 9 декабря у тайного советника Толстого. Активное вмешательство абсолютизма в процессы культурного развития, ярко проявившееся в петровской политике в области культуры «способствовало победе новой культуры, помогло ей сложиться в систему, но оно же придало ей несколько одностороннюю направленность, специфические черты «дворянской культуры». В пятом параграфе «Отражение процесса взаимодействия культур в языковой сфере» отмечается, что на протяжении многовекового процесса взаимодействия русской культуры с культурами европейских стран его неотъемлемой частью были языковые контакты между русским и европейскими языками. Основной их составляющей было это взаимное обогащение словарного состава этих языков словами, которые в силу определенных культурно-исторических и лингвистических процессов покидали поле родного языка и начинали свое бытование в сфере языка-партнера.

Различные аспекты процесса взаимодействия культур находили свое отражение в том числе и в русском языке, который приспосабливался ко все более усложнявшимся формам общественной жизни и новым потребностям страны. Рост производительных сил, непрерывное увеличение сведений об окружающем мире, изменение социальной Поссевино А. Московия // Исторические сочинения о России XVI в. М., 1983. С. 73.

Бруин К. Путешествие через Московию Корнилия де Бруина. М.,1873. С. 96.

Берхгольц Ф. Указ. соч. Ч. 4. 1724-й и 1725-й годы. С. 102.

Краснобаев Б.И. Русская культура второй половины XVII – XIX в. М., 1983. С. 82.

структуры общества вело к появлению большого количества новых понятий, для которых язык должен был найти соответствующее выражение.

Общество со значительным интересом относилось к влиянию иностранных языков на русский и критике, прежде всего, подвергалось распространение французского языка и неоправданное употребление французских слов в русской речи. Так, А.П. Сумароков в издаваемом им журнале «Трудолюбивая пчела», пытался развивать культурное самосознание русских, противодействовать засорению русского языка иностранными, в основном, французскими и немецкими словами. «Язык наш толико сею заражен язвою, что и теперь вычищать ево уже трудно; а ежели сие мнимое обогащение еще несколько лет продлится, так совершеннаго очищения не можно будет больше надеяться». Не меньшим, если не большим злом, которое испытывал русский язык, помимо массированного натиска иностранных слов, было то полное пренебрежение, которому он стал подвергаться с XVIII в. в высших слоях русского общества, совершенно разучившегося на нем говорить. В составленной на французском языке автобиографической записке графа А. Р. Воронцова, читаем, что Россия – это единственная страна, где пренебрегают изучением родного языка, где «просвещенные люди» обеих столиц стараются обучить своих детей французскому языку, окружают их иностранными учителями, тратя на это огромные деньги, и не заставляют их учиться русскому языку; так что это прекрасное, как кажется родителям, воспитание, и при этом столь дорогое, приводит к полному незнанию истории и обычаев своей страны и даже определенному к ней пренебрежению. В то же самое время вырабатывается привязанность ко всему тому, «что относится к обычаям и странам чужим, в особенности же к Франции».

Неоправданное употребление иностранных слов в русской речи подвергалось постоянной критике, однако существовали и другие мнения по этому поводу. В г. в Опыте трудов Вольного Российского собрания при Московском университете была опубликован статья М.И. Плещеева, в которой он критикует введенный с некоторого времени обычай «откидывать все чужестранные слова, кои уже в общем употреблении, и естьли так осмелюсь сказать, натурализованы были, и изображать оныя Российскими словами, которых никто не разумеет, или по крайней мере не столь ясное понятие с ними сопрягает, как с первыми». М.И. Плещеев говорит о том, что нет народа, который бы имел процветающие науки и художества и который бы при этом не заимствовал ничего у других народов. Англичане «хотя изобильный язык имеют», однако же многие технические термины заимствуют из других языков, «без всякой перемены принимают». Пятая глава «Борьба идей по вопросу взаимодействия культур в общественной мысли и публицистике» посвящена острой полемике по вопросу взаимодействия культур, разворачивавшейся на протяжении всего рассматриваемого периода.

Эта полемика стала свидетельством определенного роста уровня национального самосознания, развития культуры, свидетельством формирования в обществе определенных взглядов на этот процесс. Основное содержание этой полемики на значительном отрезке времени составляла борьба с инокультурным влиянием. Как указывал Сумароков А.П. О истреблении чужих слов из русского языка. // Россия и Запад: горизонты взаимопонимания. Литературные источники XVIII века. (1726-1762) Вып. II. М., 2003. С. 425.

[Плещеев М.И., под псевдонимом Англоман] Предложение о исправлении, распространении и установлении Аглинского языка, в письме к Лорду Оксфорду, Великобританскому главному Казначею. Примечания на предыдущую статью // Опыт трудов Вольного Российского собрания при Московском университете. Ч. III. М., 1776. С. 35-36.

Н.И. Бердяев, «московская культура вырабатывалась в постоянном противлении Латинскому Западу и иноземным обычаям». В первом параграфе «От антагонистического отторжения европейской культуры к признанию полезности изучения европейского опыта» рассматриваются взгляды русских публицистов XVI-XVII в., которые откликались на самые животрепещущие вопросы современности. Отражая рост национального самосознания, русская публицистика ставит вопрос о роли России в развитии человечества и о ее положении в системе других государств. В полемике Ивана Грозного с Яном Рокитой отразилось неприятие царем стремления как католических, так и протестантских миссионеров распространять свое учение в России. В ответ на это Иван Грозный написал подробное опровержение под названием «Ответ государев». В четырнадцатой, заключительной главе «Ответа государева» царь строго запрещает Роките и его единоверцам распространять свое учение в Московском государстве и высказывает твердое убеждение в истинности православной веры. Учение Феодосия Косого, одного из известных русских еретиков, который бежал в Литву, имело одним из своих важнейших положений полное отсутствие национальной исключительности. «Все люди едино суть у Бога, и татарове, и немцы, и прочия языци; глаголет бо апостол Петр: «во всяком языце бояйся Бога и делаяй правду приат ему есть». 3 Феодосию вторит и Иван Пересветов – «Братия, все есте дети Адамова». 4 В XVI в. русская общественная мысль выходит за рамки исключительно национальной ограниченности и в творчестве своих наиболее ярких представителей – Федора Курицына, Федора Карпова, Максима Грека, Николая Булева, Ивана Пересветова отражает влияние западной культуры на русскую. 5 Все миросозерцание и мировосприятие русских людей XVI в. основывалось на православной вере, на церковных авторитетах, которые имели непререкаемый характер. К концу XVI в. русское самомнение достигло своей наивысшей точки. Идея о том, что Москва – это третий Рим, а русский народ – новый Израиль, что русскому государству принадлежит первое место в семье христианских народов, прочно вошла в общественное сознание.

Значительный рост политического самосознания общества, происшедший в ходе бурных событий начала XVII в., привел к увеличению публицистических произведений, повествующих о событиях Смутного времени. Исконная приверженность российского народа к православию оказалась не столь твердой, как полагалось до этого.

Доведенные до отчаяния люди бросали иконы в огонь и в навоз за то, что Бог не защитил их от поляков, грабили храмы. 6 Авраамий Палицын резко осуждает тех русских, которые ведут «содружество с лютеранами и кальвинами», считая что оно «достойно посмеяния всех языков». 7 В «Изложении на люторы» Ивана Наседки находится едкая сатира на лютеранские кирхи и нравы протестантов. В нем поднималась волна агитации против протестантов и их храмов, причиняющих православным материальные убытки и оскорблявших их религиозные чувства. Сочинение Наседки, будучи своеобразной энциклопедией жизни и вероучения протестантов, пользовалось большим вниманием и обычных читателей, и официальных лиц.

Бердяев Н.И. Истоки и смысл русского коммунизма. М., 1990. С. 7-8.

Будовниц И.У. Русская публицистика XVI века. М.;Л., 1947. С. 298.

Послание многословное. Сочинение инока Зиновия. М., 1880. С. 143.

Сочинения И. Пересветова. М.; Л., 1956. С. 159.

Клибанов А.И. Народная социальная утопия в России. Период феодализма. М., 1977. С. 79.

Добросклонский А. Руководство по истории русской церкви. М., 1889. Вып. 3. С. 225-226, 233.

Сказание Авраамия Палицына // РИБ. Т. 13. С. 512.

В начале 40-х гг. XVII в. наиболее острым вопросом, в обсуждении которого приняло участие все общество, был вопрос о замужестве царевны Ирины Михайловны. Автор «Повести о внезапной кончине царя Михаила Федоровича», написанной в 1647 г., связывает смерть царя и царицы с пребыванием Вальдемара в Москве. Основная идея, выдвинутая в этом произведении – как опасно русским дружить с иностранцами, тем более вступать с ними в брак. Нет и не должно быть никакого общения «верному с неверным», считает автор. Как последнее брачное дело Вальдемара с Ириной, так и предыдущие были ведены немцами с единственной целью – подчинить русских своему влиянию.

Весьма острая критика увлечения западными новинками, как в материальной, так и в духовной сферах, содержится в сочинениях Ю. Крижанича, где рассматривается целый спектр вопросов, связанных с культурным общением России с народами Западной Европы. Крижанич ставит почти в полную зависимость прогресс России от западной цивилизации. «Мы пока не можем жить без общения с иностранцами. Самого благочестия, веры христианской и благоверия мы еще должны учиться у других народов». 1 С другой стороны, он видит большую опасность для государства, если граждане его оставляют в пренебрежении или совсем покидают свои нравы, законы, учреждения, язык своей родины и воспринимают нравы чужие, речь чужую, стараясь преобразовать себя в чужой народ. «Посему надо прогнать всякую иноземщину в нравах и языках», – делает вывод Крижанич. Подобно Крижаничу, ярыми противниками «новых Латинских и иностранских обычаев и в платьи перемен поиноземски» были два последних патриараха – Иоаким и Адриан. Патриарх Иоаким в своей грамоте от 17 марта 1690 г. призывает царей Ивана и Петра не давать никакого попустительства православным христианам в общении с еретиками-иноверцами, «с Латины, Лютеры, Калвины … общения в содружестве творити», но повелеть своим царским указом, чтобы иноверцы, пришедшие в русское «благочестивое царство», «отнюдь … вер своих не проповедовали и в укоризну о вере не разговаривали ни с кем, и обычаев своих иностранных, по своим их ересям, на прелесть христианом, не вносили бы, (курсив мой – С.Л.) и сие бы им запретити под казнию накрепко». Также Иоаким призывает царей не позволять иностранцам строить свои храмы, а те, которые уже построены, «разорити годно и должно, яко диавольские сонмища …» 3 Патриарх Адриан также видел в общении с иностранцами большую опасность для русских людей. Он резко осуждает русских «ходящих своевольно вне закона, заповедания и предания и уклоняющихся в чужестранные обычаи и в еретические прелести и сооружествующих и сообщающихся с иноверными». Во втором параграфе «От создания мифологизированного образа Запада к критике бездумного копирования инокультурных форм» отмечается, что на рубеже XVII и XVIII вв. полемика по вопросу взаимодействия культур еще более обостряется, что было связано со стремлением Петра I максимально ускорить процесс приобщения русского общества к западной культуре. Противодействие мерам Петра после жестокого подавления последнего стрелецкого бунта принимало все более скрытые формы, концентрируясь, главным образом, в среде недовольного духовенства. Официальное же духовенство, особенно высшие иерархи православной церкви, в Крижанич Ю. Политика. М., 1965. С. 485.

Там же. С. 487.

Устрялов Н. История царствования Петра Великаго. СПб., 1858. Т. 2. С. 472.

Цветаев Д.В. Литературная борьба с протестантством в Московском государстве. М., 1887. С. 169.

своих проповедях и панегирических сочинениях всячески восхваляли Петра за его стремление к приобщению России к европейской культуре.

Сочинения Ф. Прокоповича изобиловали ссылками на исторические примеры, показывающие необходимость и важность действий Петра в деле реформирования России. «Слово в неделю осьмуюнадесять, сказанное во время присутствия его царскаго величества, по долгом странствии возвратившагося, чрез ректора, честнейшего отца Прокоповича» заключает в себе пространное объяснение в необходимости предпринимаемых царем путешествий за границу с целью перенять все ценное и передовое из того, что было в Европе. В «Слове на похвалу блаженныя и вечнодостойныя памяти Петра Великаго» Ф. Прокопович великую заслугу царя видит в том, что он и сам учился в чужих странах разным «учениям и искусствам словущим», и «нас учил».

От учения Петра за границей произошли «народная польза и безпечалие». Плоды этого учения Прокопович находит в создании мануфактур, учреждении коллегий, развитии новых ремесел, утверждении нового правосудия. В ряду панегирических сочинений петровской эпохи особое место принадлежит сочинению П. Шафирова «Разсуждение какие законные причины … его царское величество Петр Первый царь и повелитель всероссийский … к начатию войны против короля Карола XII шведского 1700 году имел …», изданное в Петербурге в г. В нем П. Шафиров прославляет Петра как императора, который открыл для России сотрудничество с европейскими державами. Особо выделяет П. Шафиров личный пример Петра, который пытался «подданных своих к путешествию в чужие краи и восприятию добрых нравов и к обучению потребных к тому языков возбудить …» Происходящие в России грандиозные изменения П. Шафиров пытается оценить с точки зрения европейского опыта. И цель политики Петра он видит в том, чтобы Россия как можно ближе приблизилась к Европе, чему на протяжении длительного исторического периода мешали многие европейские государства.

Петровские реформы привели и к значительным изменениям в русской общественной мысли. Если до начала XVIII в. русские считались очень гордым и тщеславным народом, смотревшим на другие народы свысока, и только себя считавшими образованными и мудрыми, то в указанный период ценностные ориентации общества меняются на прямо противоположные. Если в предыдущие столетия русские считали себя гораздо выше европейских народов, то теперь создается далекий от реальности мифологизированный образ запада. Это произошло по причине усвоения ценностных ориентаций, которые оппозицию «цивилизованность – варварство» считали определяющей. Это привело к кардинальным изменениям в образе жизни, нормах поведения в обществе, введении элементов европейского образования, усилившейся критике авторитета церкви. Естественно, что все эти изменения вызывали резкую ответную реакцию сторонников традиционной культуры, прежде всего, церкви, пытавшихся всяческими доступными им средствами снизить накал этого процесса и затормозить процесс приобщения русских к европейской культуре.

Во второй половине XVIII в. полемика по вопросу взаимодействия культур перемещается на страницы сатирических журналов. В статье «Английская Прокопович Феофан. Соч. М.; Л., 1961. С. 129-146.

П. Шафиров. «Разсуждение какие законные причины … его царское величество Петр Первый царь и повелитель всероссийский … к начатию войны против короля Карола XII шведского 1700 году имел …» СПб., 1717.

С. 23.

прогулка» с большим сожалением Н.И. Новиков констатирует тот факт, что русские привыкли перенимать «с жадностию» все от иностранцев, но часто перенимают только их пороки. Когда были в моде французы, то них русские взяли только легковерность, непостоянство, вертопрашество, «вольность в обхождении, превосходящая границы, благоразумием учрежденные» и многие другие пороки. Когда французов сменили англичане, то все «взапуски стараются перенимать что-нибудь от англичан», все английское кажется хорошим, прелестным, все английское восхищает русских. Русские настолько «пристрастны к чужестранному», что самые низменные пороки чужих народов нередко считаются добродетелями. В сознании русских французская наглость трансформируется в благородною вольность, а английская грубость – в благородную «великость» духа. Такими резкими сентенциями Новиков совершенно не хочет обидеть французов и англичан, так как они «весьма много имеют доброго». Его критика направлена только на пристрастное «к иностранным порокам прилепления» русских. Принятие новых идеологических установок, изменение культурных приоритетов привело к изменению самооценки русских. Они стали смотреть на себя как бы со стороны, оценивая себя мерками просвещенных европейцев. При этом, с одной стороны, ярко высвечивались все те негативные стороны русской действительности, которые критиковали иностранцы еще в XVI-XVII веках (прежде всего, крепостничество и положение крестьян), с другой стороны, резко активизируется интерес к прошлому России, что выражается в публикации большого количества исторических источников и художественных произведений на темы, связанные с русской историей.

В начале XIX в. одной из ведущих тем публицистики продолжает быть критика бездумной галломании, охватившей дворянское общество в XVIII в. Одним из самых непримиримых критиков французов был граф Ф.В. Ростопчин, в своих произведениях высмеивавший различные аспекты галломании. Прежде всего, Ростопчин подвергает критике желание быстро перенимать иностранные новшества. Особую тревогу у Ростопчина вызывает повсеместное распространение французского языка и французского воспитания. Везде только и видно молодежь, одетую и обутую по-французски, «и словом, и делом и помышлением французскую». Отечество их на Кузнецком мосту, а царство небесное – Париж. После войны 1812 г. ожесточенным обличителем галломании выступил И.М.

Муравьев-Апостол, автор «Писем из Москвы в Нижний Новгород» и «Путешествия в Тавриду». В своих письмах, печатавшихся в «Сыне Отечества» с 1813 по 1815 гг. он резко критикует пагубную моду на французский язык и на гувернеров французов.

Муравьеву представляется чудовищным такое небрежение русских к своим способностям, ко всему русскому, и его возмущает рабское пристрастие русских ко всему иностранному. Муравьев был искренен в своем негодующем отношении к «извергамфранцузам» и в ненависти ко всему французскому. Но следует признать, что Муравьев, несмотря на все свою антифранцузскую риторику, все же уступает требованию моды, заставлявшей находиться в общем русле увлечения французским. Он до конца жизни говорил на французском языке даже тогда, когда в этом не было особой нужды, Английская прогулка // Сатирические журналы Н.И. Новикова. М.; Л., 1951. С. 328-329.

Мысли вслух на красном крыльце российского дворянина Силы Андреевича Богатырева // Ф.В. Ростопчин.

Ох, французы!. М., 1992. С. 149.

сам бывал нередко в Париже и даже некоторых детей своих воспитывал во французской столице.

В третьем параграфе «Первые попытки поиска места России в европейском культурном социуме» отмечается, что в 1830-х гг. спор о старой и новой России выходит на арену общественной борьбы между западниками и славянофилами.

Их полемика сосредотачивается на вопросе о необходимости и последствиях петровских реформ, о выборе исторического пути и перспективах развития России. Основная проблема, занимающая участников этой полемики – будет ли Россия двигаться по своему самобытному пути или, постепенно сближаясь с Западной Европой, пройдет тот же путь развития, которому следовали европейские государства. И западники, и славянофилы сходились в том, что реформы Петра коренным образом сломали старую Россию и потрясли русское общество до самых основ. Однако оценка их значения западниками резко отличалась от оценки славянофилов. Западники считали преобразования Петра великим благом для России, славянофилы же – великим несчастьем, так как, по их мнению, Петр насильственно столкнул Россию с предназначенного ей истинного пути и направил ее на ложный путь европейских заимствований.

При этом позиция западников была более научно аргументирована, так как многие из них были профессиональными историками, и подходили к проблеме взаимоотношений России с Западом и анализу петровских реформ с точки зрения их неизбежности и закономерности. Они пытались показать неразрывную связь всего предшествующего развития России с петровским временем, пытались увидеть в стремлении России к культурному взаимодействию с европейскими странами, прежде всего, естественную потребность в развитии страны. Славянофилы же опирались на свое специфическое понимание истории России до конца XVII в. и эпохи петровских реформ и видели в культурных связях с Западом только явления, осуществлявшиеся только по личной воле Петра. Они представляли историю России, которая развивала только коренные славянские начала, где существовала своеобразная гармония между народом и властью, и где, в отличие от Запада, погрязшего во вражде, насилии и рабстве, царствовали мир, свобода и добровольность.1 Они подчеркивали необходимость для русского человека «чувствовать и сознавать в себе достоинство своей народности», свою самобытность, свою оригинальность, свои заслуги перед всем человечеством. Попытки найти рациональное объяснение тому, что на протяжении длительного исторического периода Россия и Запад не делали видимых шагов для сближения, а относились друг к другу с отчуждением и холодностью, предпринимал К.Д. Кавелин, который считал, что русские являются народом европейским, способным к совершенствованию и развитию, «который не любит повторяться и бесчисленное число веков стоять на одной точке». 3 Подвергая критике положение славянофилов об утрате народности, к которой привели петровские преобразования и о преобладающем западном влиянии, Кавелин указывает на то, что это положение не находит своего подтверждения в истории России.

В Заключении подводятся основные итоги исследования, в частности отмечается, что процесс взаимодействия культур на протяжении рассматриваемого периода носил достаточно динамичный характер. К разнообразным проявлениям этой динаАксаков К.С. Полн. собр. соч. М., 1861. Т. I. С. 7-8.

И.Е. Забелин. Речь об общественном значении ученых трудов графа Алексея Сергеевича Уварова // ЧОИДР, 1884, №4. С. 9.

Кавелин К.Д. Собр. Соч. СПб., 1897. Т. 1. Стлб. 8.

мики относится последовательная смена этапов, несущих новые, все более эффективные механизмы взаимодействия, смена культурных приоритетов русского общества, что касалось культур конкретных европейских стран, неуклонное увеличение количества и повышение эффективности функционирования каналов проникновения европейской культуры в Россию, расширение сфер, где это взаимодействие происходило, и, наконец, реакция общества на этот процесс. Динамика процесса взаимодействия культур отражала проникновение в систему ценностей русского общества элементов культур западноевропейских стран, преодоление существовавших стереотипов, а также вела к синтезу русского традиционного и инокультурного, что было важным моментом на пути вхождения русской культуры в мировой культурный контекст.


Этот процесс столь же сложен и противоречив, как сложны и противоречивы внутренние процессы развития культуры. Он приводит к определенным изменениям, как в самой культуре, так и во всем обществе, к этой культуре принадлежащем, причем влияние одной культуры на другую далеко не всегда является позитивным, иногда присутствуют и значительные негативные моменты. Именно этим негативным сторонам общество уделяло особое внимание, что проявилось в появлении большого количества произведений общественной мысли и публицистики, направленных на сохранение и укрепление традиций русской культуры. Но в то же время многие общественные деятели, ученые, публицисты, неизменно подчеркивая европейский характер русской культуры, призывали к разумному, учитывающему все своеобразие русской культуры диалогу с культурами европейских стран на благо России.

В ходе процесса взаимодействия культур особую роль играло уникальное положение России, которая стала своеобразным местом пересечения культурных традиций Востока и Запада, при этом русскую культуру нельзя сводить ни к восточным, ни к западным компонентам, ни к простой сумме этих влияний. 1 Бинарность, изначально присущая русской культуре, применительно к рассматриваемым нами проблемам проявлялась, с одной стороны к стремлению русского общества приобщиться к достижениям западной культуры, с другой стороны – к определенной боязни, а в некоторые исторические периоды даже сильному страху перед этой культурой, несущей, как представлялось, угрозу русской национальной идентичности. Эта бинарность в своей основе имела влияние двух разных культурных традиций – византийской и европейской, с течением времени еще более осложнялась как новыми культурными тенденциями, так непростыми историческими обстоятельствами, которые приводили то к противостоянию, то к сближению с культурами стран Западной Европы.

По теме диссертации опубликованы 32 научные работы общим объемом 58,85 п.л.

Статьи в ведущих рецензируемых научных журналах и изданиях, 1. Литвинов С.В. Нидерландско-российские культурные связи в первой половине XVIII века // Вестник Московского университета. Серия 19. Лингвистика и межкультурная коммуникация, 2000, №1. С. 124-134. (1,0 п.л.) 2. Литвинов С.В. О возникновении и изменении значения термина англомания // Русская речь, 2004, №3. С. 66-68. (0,2 п.л.) 3. Литвинов С.В. «Русская грамматика» Генриха Вильгельма Лудольфа // Русская речь, 2004, №5. С. 88-94. (0,4 п.л.) Горин Д.Г. Смысловое освоение пространства и времени в цивилизационной динамике российской культуры.

Дис.... д-ра филос. наук. М., 2003. С. 215.

4. Литвинов С.В. Англицизмы в русском языке XVI-XIX в. (Историко-культурный аспект) // Русская речь, 2004, №6. С. 99-102. (0,3 п.л.) 5. Литвинов С.В. «Необходимо для России, подобно Англии, возвышать и обогащать себя». Записка в Секретный комитет 6 декабря 1826 г. // Исторический архив, 2005, №1. С. 141-149. (0,5 п.л.) 6. Литвинов С.В. Иностранные профессора в Московском университете XVIII-XIX вв. // Русская речь, 2005, №2. С. 83-89. (0,5 п.л.) 7. Литвинов С.В. Ланкастерские школы в России // Русская речь, 2007, №1. С. 87-92.

(0,4 п.л.) 8. Литвинов С.В. Историческая динамика взаимодействия русской культуры с культурами стран Западной Европы (середина XVI – середина XIX вв.) М.: КДУ, 2008. – 428 с.; [10 с.] ил. (26,75 п.л.) 9. Западная Европа – Россия: исторический полилог культур. Документы и материалы. – Т. 1. (Составление, подготовка текстов, комментарии С.В. Литвинова). М.: издво МГУ, 2000. – 340 с. (21,25 п.л.) 10. Литвинов С.В. Взаимодействие русской и польской культур (XVII век) // Запад и Восток: традиции, взаимодействие, новации. Владимир, 2000. С. 283-286. (0,4 п.л.) 11. Литвинов С.В. С.Д. Шереметев об английском влиянии в России // Научные труды Международной научно-практической конференции ученых МАДИ М.; Луганск;

Смоленск, 2001. С. 68-70. (0,2 п.л.) 12. Литвинов С.В. Cоциокультурные типы русских англоманов // Материалы XXXIV Международной филологической конференции. Вып. 22. Ч. 1. CПб., 2005. С. 52-57.

(0,5 п.л.) 13. Литвинов С.В. Русско-французское двуязычие в среде российского дворянства в конце XVIII – начале XIX вв. (Историко-культурный аспект.) // Язык и общество. Материалы 4-ой Международной научной конференции. М., 2006. Т. 1. С. 33-37. (0, п.л.) 14. Литвинов С.В. План В.А. Жуковского по преподаванию иностранных языков Великому Князю Александру Николаевичу // Человек и язык в поликультурном мире. Т.

2. Владимир, 2006. С. 107-111. (0,4 п.л.) 15. Литвинов С.В. О взаимодействии русской и английской культур: лексические заимствования XVI-XIX вв. // Вопросы описания языка и культуры. М., 2006. С. 68-76.

(0,4 п.л.) 16. Литвинов С.В. Взаимодействие русской и западноевропейской культур в царствование Ивана Грозного (вторая половина XVI века) // Исторические науки, №2, 2007.

С. 58-62. (0,4 п.л.) 17. Литвинов С.В. Взаимодействие русской и западноевропейской культур в царствование Бориса Годунова (начало XVII века) // Современные гуманитарные исследования, №2 (15), 2007. С. 419-422. (0,4 п.л.) 18. Литвинов С.В. Взаимодействие русской культуры с культурами западноевропейских стран в царствование Алексея Михайловича // Исторические науки, №3, 2007. С.

54-58. (0,4 п.л.) 19. Литвинов С.В. Первая половина XVII века – новый этап во взаимодействии русской культуры с культурами западноевропейских стран // Современные гуманитарные исследования, №3 (16), 2007.С. 278-283. (0,4 п.л.) 20. Литвинов С.В. Русские историки XVIII – начала XIX вв. о процессе взаимодействия русской культуры с культурами западноевропейских стран // Вопросы гуманитарных наук, №3(30), 2007. С. 433-437. (0,4 п.л.) 21. Литвинов С.В. Борьба идей по вопросу взаимодействия культур в русской публицистике и общественной мысли XVI века // Современные гуманитарные исследования, №4 (17), 2007. С. 12-14. (0,2 п.л.) 22. Литвинов С.В. Изучение иностранных языков в России в XVI – начале XVIII вв. // Вопросы гуманитарных наук, №5 (32), 2007. С. 16-18. (0,3 п.л.) 23. Литвинов С.В. Иностранная книга в России как канал проникновения европейской культуры // Исторические науки, №4, 2007. С. 34-38. (0,4 п.л.) 24. Литвинов С.В. Полемика по вопросу взаимодействия культур в русской публицистике и общественной мысли первой четверти XVIII века // Исторические науки, №4, 2008. С. 84-86. (0,2 п.л.) 25. Литвинов С.В. Зарубежные историки о процессе взаимодействия русской культуры с культурами стран Западной Европы // Современные гуманитарные исследования, №4 (23), 2008. С. 215-217. (0,2 п.л.) 26. Литвинов С.В. Английский опыт сельскохозяйственного производства и его применение в России (XVIII-XIX вв.) // Исторические науки, №4, 2008. С. 82-83. (0, п.л.) 27. Литвинов С.В. Европейский опыт промышленного производства и его применение в России (XVIII-XIX вв.) // Современные гуманитарные исследования, №4 (23), 2008. С. 13-15. (0,2 п.л.) 28. Литвинов С.В. Русские историки второй половины XIX – начала XX вв. о процессе взаимодействия русской культуры с культурами западноевропейских стран // Вопросы гуманитарных наук, №5 (38), 2008. С. 175-177. (0,2 п.л.) 29. Литвинов С.В. Французская культура в России (XVII – первая половина XVIII вв.) // Вопросы гуманитарных наук, №5 (38), 2008. С. 178-180. (0,2 п.л.) 30. Литвинов С.В. Внешняя торговля как канал проникновения европейской культуры в Россию (XVI – XVII вв.) // Культура & общество [Электронный ресурс]: Интернет-журнал МГУКИ / Моск. гос. ун-т культуры и искусств – Электрон. журн. – М., МГУКИ, 2008. – № гос. регистрации 0420600016. – Режим доступа: http://www.eculture.ru/Articles/2008/Litvinov.pdf, свободный. – Загл. с экрана. (0,4 п.л.) 31. Литвинов С.В. «Западное влияние» в России в оценке В.О. Ключевского // Культура & общество [Электронный ресурс]: Интернет-журнал МГУКИ / Моск. гос. ун-т культуры и искусств – Электрон. журн. – М., МГУКИ, 2008. – № гос. регистрации 0420600016. – Режим доступа: http://www.e-culture.ru Articles/2008/ Litvinov.pdf, свободный. – Загл. с экрана. (0,4 п.л.) 32. Литвинов С.В. Борьба идей по вопросу взаимодействия культур в русской общественной мысли и публицистике в первой половине XIX в. // Культура & общество [Электронный ресурс]: Интернет-журнал МГУКИ / Моск. гос. ун-т культуры и искусств – Электрон. журн. – М., МГУКИ, 2008. – № гос. регистрации 0420600016. – Режим доступа: http://www.e-culture.ru/Articles/2008/Litvinov.pdf, свободный. – Загл. с экрана. (0,5 п.л.)

Pages:     | 1 ||
 


Похожие работы:

«Минченко Татьяна Петровна ПРОБЛЕМА СВОБОДЫ СОВЕСТИ В ЭПОХУ ПОСТСЕКУЛЯРНОСТИ: ИСТОКИ И ПЕРСПЕКТИВЫ 24.00.01 – теория и история культуры АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени доктора философских наук Томск 2011 Работа выполнена на кафедре онтологии, теории познания и социальной философии Федерального государственного бюджетного образовательного учреждения высшего профессионального образования Национальный исследовательский Томский государственный университет...»

«Шабанов Лев Викторович МОЛОДЕЖНАЯ СУБКУЛЬТУРА: СОЦИАЛЬНО-ФИЛОСОФСКИЙ АНАЛИЗ 24.00.01 – Теория и история культуры (по философским наук ам) Автореферат диссертации на соискание ученой степени доктора философских наук Томск 2007 Работа выполнена на кафедре истории философии и логики философского факультета ГОУ ВПО Томский государственный университет. Научный консультант : доктор философских наук, профессор Суровцев Валерий Александрович Официальные оппоненты : доктор философских...»

«ДРОБЫШЕВ Андрей Николаевич МУЗЕЙНЫЙ ПАРК КАК ФОРМА ПРЕЗЕНТАЦИИ АРХЕОЛОГИЧЕСКОГО НАСЛЕДИЯ 24.00.03 – музееведение, консервация и реставрация историко-культурных объектов АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата культурологии Кемерово 2011 1 Работа выполнена на кафедре истории, искусствоведения и музейного дела Тюменской государственной академии культуры, искусств и социальных технологий Научный руководитель : доктор культурологии, доцент Семенова Валентина...»

«Ларин Юрий Викторович Мировоззренческо-методологические основы постижения культуры: проблема концептуализации 24.00.01. – Теория и история культуры Автореферат диссертации на соискание ученой степени доктора философских наук Тюмень – 2004 г. 2 Диссертация выполнена на кафедре культурологии Тюменского государственного института искусств и культуры Официальные оппоненты : доктор философских наук, профессор Губин Валерий Дмитриевич доктор исторических наук, профессор Еманов...»

«АГАПОВА Тамара Вадимовна ЦЕННОСТНО-СМЫСЛОВОЕ СОДЕРЖАНИЕ ДУХОВНОЙ КУЛЬТУРЫ ИНТЕЛЛИГЕНЦИИ Специальность 24.00.01 – теория и история культуры АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата культурологии Кемерово 2010 Работа выполнена на кафедре культурологии и философии наук и ФГОУ ВПО Красноярский государственный аграрный университет Научный руководитель : доктор культурологии, профессор Абсалямов Марат Бахтаевич Официальные оппоненты : доктор культурологии,...»

«  Дзяк ович Елена Владимировна  ЛОКАЛЬНЫ Е ИДЕНТИЧ НОСТИ  В КОНТЕКСТЕ СОЦИОКУЛЬТУРНОЙ ДИНАМИКИ  РОССИЙСКИХ РЕГИОНОВ  24.00.01 ­ Теория и история культуры  АВТОРЕФЕРАТ  диссертации на соискание ученой степени  доктора культурологии  Москва – 2011 Работа  выполнена  на  кафедре  теории  культуры,  этики  и  эстетики  Федерального  государственного  образовательного  учреждения  высшего  профессионального образования Московский государственный университет  культуры и искусств ...»

«Воронцов Павел Геннадьевич ТРИХОТОМИЧЕСКАЯ ЦЕЛОСТНОСТЬ ЧЕЛОВЕКА В ФИЗКУЛЬТУРНО-ОЗДОРОВИТЕЛЬНЫХ ПРАКТИКАХ РОССИИ Специальность 24.00.01 – теория и история культуры Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата философских наук Барнаул – 2009 2 Работа выполнена на кафедре философии Барнаульского государственного педагогического университета Научный руководитель : доктор философских наук, профессор Ан Светлана Андреевна Официальные оппоненты : доктор философских...»

«Казакова Ольга Михайловна НАЦИОНАЛЬНЫЙ МЕНТАЛИТЕТ В ЯЗЫКОВОЙ КАРТИНЕ МИРА (на примере сопоставления русскоязычной и англоязычной картин мира) Специальность 24.00.01 – теория и история культуры Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата философских наук Барнаул – 2007 Диссертация выполнена на кафедре философии и методологии науки факультета психологии и философии Алтайского государственного университета Научный руководитель : доктор философских наук,...»

«Миронова Александра Вадимовна ДРЕВНЕЕГИПЕТСКИЙ ПРАЗДНИК ОПЕТ В РЕЛЬЕФАХ ФИВАНСКИХ ХРАМОВ ЭПОХИ ХАТШЕПСУТ И ТУТМОСА III (XV В. ДО Н.Э.) Специальность 24.00.01 — Теория и история культуры Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата искусствоведения Москва — 2011 Работа выполнена в Учебно-научном центре египтологии им. В.С. Голенищева Федерального государственного бюджетного образовательного учреждения высшего профессионального образования Российский...»

«ГОНЧАРОВА ЛЮБОВЬ СЕРГЕЕВНА ЦЕННОСТИ ВЕРЫ В ФИЛОСОФИИ КУЛЬТУРЫ В.В.РОЗАНОВА Специальность 24.00.01 – теория и история культуры (философские наук и) АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата философских наук Москва 2010 1 Работа выполнена на кафедре культурологии факультета социологии, экономики и права Московского педагогического государственного университета. Научный руководитель : доктор философских наук, профессор Кузнецова Татьяна Федоровна Официальные...»

«Блейхер Оксана Владимировна СОЦИОКУЛЬТУРНЫЙ МЕХАНИЗМ ФОРМИРОВАНИЯ ОВЕРСТРАТА ИНТЕЛЛЕКТУАЛОВ 24.00.01 – теория и история культуры Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата философских наук Томск 2006 2 Работа выполнена на кафедре философии ГОУ ВПО ТПУ Научный руководитель : доктор философских наук, профессор, Корниенко Алла Александровна Официальные оппоненты : доктор философских наук, профессор, Лойко Ольга Тимофеевна кандидат философских наук, доцент,...»

«ДМИТРИЕВА Дарья Георгиевна ФЕНОМЕН АМЕРИКАНСКОГО СУПЕРГЕРОЯ В КОНТЕКСТЕ ВИЗУАЛЬНОЙ КУЛЬТУРЫ ХХ ВЕКА Специальность - 24.00.01 – теория и история культуры АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата культурологии Санкт-Петербург, 2014 2 Работа выполнена в Институте русская антропологическая школа в Российском Государственном Гуманитарном Университете (Москва) Научный руководитель : Петровская Елена Владимировна кандидат философских наук, доцент Института...»

«Верченко Елена Петровна Типологический анализ менталитета граждан России и США в сфере делового общения (философско-культурологический аспект) Специальность 24.00.01 – Теория и история культуры Автореферат Диссертации на соискание ученой степени кандидата философских наук Москва-2006 Работа выполнена на кафедре культурологии и менеджмента в культуре Государственного университета управления Научный руководитель : Доктор философских наук, профессор Диденко Валерий Дмитриевич...»

«Мусаев Ражап Алиевич Культурно-этнические модели формирования сознания молодежи: история и современность Специальность: 24.00.01 – теория и история культуры АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата философских наук Ростов-на-Дону - 2013 Работа выполнена в лаборатории языкознания, литературы и культурологии отдела гуманитарных исследований Федерального государственного бюджетного учреждения науки Комплексный научноисследовательский институт им. Х.И....»

«Мурашова Людмила Георгиевна Трансформация гуманистической идеи университета в культуре информационного общества 24.00.01 – Теория и история культуры Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата философских наук Томск – 2006 Работа выполнена на кафедре этики, эстетики и культурологии Института искусств и культуры ГОУ ВПО Томский государственный университет Научный руководитель доктор философских наук, профессор Коробейникова Лариса Александровна Официальные...»

«Родермель Татьяна Алексеевна ФЕНОМЕН КОМПЕТЕНТНОСТИ В СОВРЕМЕННОМ ОБРАЗОВАНИИ: СОЦИОКУЛЬТУРНЫЙ АСПЕКТ Специальность 24.00.01 – теория и история культуры АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата философских наук Томск – 2011 Работа выполнена на кафедре социологии, психологии и права ГОУ ВПО Национальный исследовательский Томский политехнический университет Научный руководитель : доктор философских наук, профессор Иванкина Любовь Ивановна Официальные...»

«Шуплецова Елена Жановна ФЕНОМЕН ДОМА В РОССИЙСКОЙ КУЛЬТУРЕ: ПОИСК СОКРОВЕННОГО Специальность: 24.00.01. – Теория и история культуры Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата философских наук Тюмень 2014 Работа выполнена на кафедре философии и культурологии ФГАОУ ВПО Российский государственный профессионально-педагогический университет Научный руководитель : доктор философских наук, профессор Костерина Алла Борисовна Официальные оппоненты : доктор...»

«Гринёв Иван Валерьевич РОЛЬ НАЦИОНАЛЬНОЙ РОССИЙСКОЙ КУЛЬТУРЫ В ФОРМИРОВАНИИ МЕЖДУНАРОДНОГО ИМИДЖА СТРАНЫ Специальность 24.00.01 – Теория и история культуры Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата философских наук Москва, 2009 2 Работа выполнена на кафедре культурологии и менеджмента в сфере культуры Государственного университета управления Научный руководитель : доктор философских наук, профессор Диденко Валерий Дмитриевич Официальные оппоненты : доктор...»

«Чистова Татьяна Юрьевна ТЕНДЕНЦИИ РАЗВИТИЯ ОПЕРЕТТЫ В СОВЕТСКОЙ КУЛЬТУРЕ (1930-е – 1950-е г.г.) 24.00.01 - Теория и история культуры АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата культурологии Москва 2012 1 Работа выполнена на кафедре истории, истории культуры и музееведения Московского государственного университета культуры и искусств Научный руководитель : доктор педагогических наук, доктор культурологии, профессор Аронов Аркадий Алексеевич Официальные...»

«Курова Екатерина Геннадьевна РОССИЙСКАЯ ТЕЛЕВИЗИОННАЯ КУЛЬТУРА: АНАЛИЗ СОВРЕМЕННОЙ СИТУАЦИИ 24.00.01 – теория и история культуры АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание учной степени кандидата философских наук Ростов-на-Дону – 2008 Работа выполнена на кафедре исторической культурологии факультета философии и культурологии Южного федерального университета Научный руководитель – доктор философских наук профессор Заковоротная Маргарита Вилоровна Официальные оппоненты : доктор...»






 
© 2013 www.diss.seluk.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Авторефераты, Диссертации, Монографии, Методички, учебные программы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.