WWW.DISS.SELUK.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА
(Авторефераты, диссертации, методички, учебные программы, монографии)

 

На правах рукописи

Зеленский Святослав Андреевич

ЦИНИЗМ КАК ФОРМА САМОРЕФЛЕКСИИ КУЛЬТУРЫ

24.00.01 - Теория и история культуры

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата философских наук

Москва, 2013

2

Работа выполнена на кафедре теории культуры, этики и эстетики Московского государственного университета культуры и искусств

Научный руководитель: Малыгина Ирина Викторовна доктор философских наук, профессор

Официальные оппоненты: Пелипенко Андрей Анатольевич доктор философских наук, профессор, главный научный сотрудник Научноисследовательского центра Московского психолого-социального университета Пугачева Людмила Геннадьевна доктор философских наук, профессор кафедры государственно-правовых и философских дисциплин Института социально-экономического прогнозирования и моделирования

Ведущая организация: Тверской государственный университет (кафедра философии и теории культуры).

Защита состоится « » _ 2013 г. в _ часов на заседании совета по защите диссертаций на соискание ученой степени кандидата наук, на соискание ученой степени доктора наук Д 210.010.04, созданного на базе Московского государственного университета культуры и искусств, по адресу: 141406, Московская область, г. Химки, ул. Библиотечная, д. 7, корп. 2, Зал защиты диссертаций (218 ауд.).

С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке Московского государственного университета культуры и искусств.

Автореферат размещен на сайте ВАК при Минобрнауки РФ « » _ 2013 г., а разослан - « » _ 2013 г.

Ученый секретарь диссертационного совета доктор философских наук, профессор Т.Н. Суминова

I.

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования. В переломные периоды культурной динамики, в ситуациях мировоззренческих и социальнополитических трансформаций актуализируются критические формы отношения к миру, в том числе к собственной культуре и системе ценностей, формирующих ее основы; к государственным институтам, воспроизводящим и поддерживающим определенные культурные паттерны и стратегии.

Нынешний этап историко-культурного процесса, контекст которого во многом формируется глобализацией мирового, ознаменовался системным кризисом, который затронул не только геополитическую и экономическую, но и культурную сферу;

стимулировал глубинные мировоззренческие трансформации, которые в современной научной и публицистической риторике получили название «антропологического кризиса» и «антропологической катастрофы».

Особенность современной культуры, по всем признакам не исчерпавшей еще ресурс постмодернистского релятивизма, состоит и в том, что сосуществование различных систем ценностей, идеологий, религиозных течений и философских установок делает распространенным субъекта, для которого в условиях равноценности любых мировоззренческих концепций и культурных сценариев оказывается соблазнительным отказаться от любой системы ценностей, превратиться в субъекта, оценивающего мир и людей лишь с точки зрения пользы для себя, отрицающего всякие культурные достижения, пессимистичного или, в лучшем случае, апатичного, то есть, - в циника.

Говоря о цинизме, следует помнить о терминологической неопределенности и многозначности понятия. Слово «цинизм»

этимологически восходит к античной школе киников. Однако сегодняшнее значение подразумевает множество смыслов, неведомых античным мыслителям. Исследований, посвященных цинизму как культурному феномену, немного. В гуманитарных науках широко исследованы контексты, в которых феномен цинизма проявляет себя, но мало исследован с точки зрения его роли в истории культуры и современной культурной ситуации.

бескомпромиссно негативная коннотация. Явление же обладает сложной природой, требующей осмысления в рамках научного анализа с целью дифференциации форм цинизма, стимулирующих деструктивные процессы в культуре и его конструктивного ресурса, способствующего развитию культуры и ее адаптации к изменяющимся историческим и социальным условиям.

Сегодня назрела существенная необходимость в системном научном анализе феномена, выявлении его мировоззренческих и социокультурных детерминант, генетических и структурных параметров, в объяснении типологического и функционального многообразия.

Степень научной разработанности проблемы.

исследован явно недостаточно. Из известных нам на русском языке исследований «Критика цинического разума» Петера Слотердайка – единственный фундаментальный труд, посвященный непосредственно данной теме. Хотя и он, по-своему, устарел. Будучи написанной в 1983 году, книга в значительной мере посвящена осмыслению цинизма в контексте взаимной рефлексии капиталистической и коммунистической идеологий и взаимоотношений двух мировоззрений и систем ценностей. Тем не менее, многие философы, культурологи, писатели в той или иной мере, в различных контекстах обращали свое внимание на феномен цинизма. Среди них М. М. Бахтин, А. Бирс, Н. Буало, А. Н.

Веселовский, Вольтер, М. Горький, Л. Д. Гудков, Б. Джонсон, А.

Камю, В. Канке, А. Б. Мариенгоф, М. О. Меньшиков, И. М. Нахов, Ф.

Ницше, Х. Ортега-и-Гассет, А.И. Пигалев, А.С. Пушкин, Ж.-Ж.

Руссо, У. Шекспир, В. Янкелевич и др.

Природу исследуемого явления в интересующем нас аспекте невозможно интерпретировать вне анализа форм репрезентации цинизма. В частности, осмысление эстетических форм его проявления невозможно осуществить, абстрагируясь от понимания сущности эстетических категорий «комическое» и «безобразное» и особенностей художественных методов (ирония, сарказм, гротеск).

Этот аспект исследования ориентирован на теории и концепции Аристотеля, В. Ф. Г. Гегеля, В. Гюго, К. В. Ф. Зольгера, Т. Манна, Ф.

Шеллинга, Ф. Шлегеля, а также отечественных ученых Ю.Б. Борева, В.В. Бычкова, В.А. Волобуева, Ю.А. Кирюхина, О.А. Кривцуна, В.И.

Самохваловой и др.

Такие мировоззренческие установки, как пессимизм, нигилизм, мизантропия, прагматизм, посредством которых в диссертации осуществлялось уточнение границ смыслового пространства понятия «цинизм», были рассмотрены и обоснованны в работах А. Бадью, В.

П. Зубова, Э. Гартмана, А. Глюксмана, В. Джемса, Ж. Делеза, А. И.

Извекова, А. В. Корчинского, Ж.-Б. Мольера, С. С. Неретиной и А. П.

Огурцова, Ф. Ницше, В. В. Савчука, И. П. Смирнова, Дж. Селли, И. С.

Тургенева, М. Хайдеггера, А. Шопенгауэра, О. Шострома, Э. Юнгера.

Объяснению цинизма как явления, обнаруживающего себя на уровне социально-политических контекстов культурной жизни, способствовали труды Т. Гоббса, А. Камю, Н. Макиавелли, Ф.

Ницше, Платона, Ж.–Ж. Руссо, П. Слотердайка.

Обоснование цинизма как индикатора конфликтной ситуации потребовало обращения к теориям конфликта в версиях А. Я.

Анцупова, С. В. Баклановского, М. С. Вершинина, Л. Гумпловича, Н.

П. Дедова, А. С. Кармина, Ф. Кликса, Н. И. Леонова, А.В. Морозова, А. П. Назаретяна, Б. Ф. Поршнева, У. Самнера, Дж. Скотта, Е. Г.

Сорокиной, Т. Ф. Сусловой.

Интерпретация цинизма как формы саморефлексии культуры осуществлялась с опорой на представление о культуре как субъекте, способном к самопознанию и самооценке, основанное на смыслогенетической теории А. А. Пелипенко, И. Г. Яковенко.

Рефлексия и саморефлексия понимаются в исследовании как механизмы осознания субъектом собственной культуры и идентичности, а интерпретация этих механизмов ориентирована на концепции Н. С. Автономовой, В. А. Бажанова, В. Н. Борисова, Б. Л.

Губмана, К. А. Гусевой, С. С. Гусева, Л. В. Закора, В. А. Киносьян, Б.

И. Кононенко, Е. М. Ковшова, А. М. Лобок, М. К. Мамардашвили, Л.Г. Пугачевой, М.А. Розова, М.Я. Сарафа, Г.Л. Тульчинского, М.М.

Шибаевой, Ю.А. Шрейдера.

При этом обоснование культуры как коллективного субъекта рефлексии и саморефлексии осуществлялось с опорой на теории коллективных представлений Э. Дюркгейма и М. Мосса, Л. ЛевиБрюлля, теорию конструируемой реальности П. Бергера и Т.

Лукмана, теорию социальных представлений С. Московичи, теорию социальной идентичности Г. Тэджфела и коллективной идентичности В. Хесле. Учитывались также близкие указанному подходу теории и концепции «общего духа» Ш. Монтескье и И. Мезера; «души культуры» в интерпретациях О. Шпенглера и русских исследователей Н. А. Бердяева, Н. Я. Данилевского, Н. О. Лосского; «народного духа» М. Лацаруса и Х. Штейнталя; «психологии народа» В. Вундта;

«картины мира» Р. Редфильда, а также отдельные концептуальные идеи зарубежных ученых Ф. Боаса, Р. Бенедикт, К. Гирца, А.

Кардинера, Р. Липтона, Дж. Мердока, К. Хюбнера и отечественных ученых Е. Д. Белхера, Л. М. Волынской, Г. Д. Гачева, А. Я. Гуревича, Д. С. Лихачева, С. Лурье, М. О. Мнацаканяна («интегральная теория нации»), Г. Г. Шпета и российско-американского социолога П. А.

Сорокина.

анализировались в диссертации в русле закономерностей культурноисторической динамики. В этом смысле исследование ориентировано на теории, согласно которым исторический процесс рассматривается как закономерное и эволюционное изменение социокультурных отношений (А. А. Пелипенко, И. Г. Яковенко, Н. Элиас) и историческая динамика доминирующих форм культурной идентичности (И. В. Малыгина, А. Я. Флиер). Эвристически значимыми явились в этом отношении также работы отечественных (Н. А. Бердяев, А. И. Извеков, М. С. Каган, Г. С. Кнабе, Ю. М.

Лотман, А. Щеголев) и зарубежных (О. Вейнингер, Г. Риккерт, Л.

Фробениус, Й. Хейзинга, О. Шпенглер) ученых.

Объяснение причин актуализации цинизма в современном мире потребовало включения в поле исследования концептов «идентичность» и «кризис идентичности», в интерпретации которых автор ориентирован, преимущественно, на концепцию И. В.

Малыгиной, а также на исследования З. Баумана, А. П.

Краснопольской, О. В. Одеговой, К. Э. Разлогова, М. В. Тлостановой, С. Холла.

Важным для исследования оказались также концепты «культура личности», «антропологический кризис» и «антропологическая катастрофа» в версиях Ф. И. Гиренка, Н. Д. Ковальчука, М. К.

Мамардашвили, О. А. Проховник, В. А. Ремизова, О. И. Тарасовой.

Рассмотрение и интерпретация конкретных актуализаций цинизма основывались на культурно-исторических исследованиях А.

А. Аронова, М. Блюменкранц, Г.В. Гриненко, А. Донини, И. С.

Клочкова, М. Н. Росенко и А. С. Колесникова, К. Р. Поппера, А. Г.

Спиркина, И. Н. Сухолет, С. Н. Трубецкого, Дж. Фрэзера, А. Н.

Чанышева.

Основными источниками для исследования цинизма послужили литературные и философские тексты Э. Берджеса, Дж. Боккаччо, Ч.

Буковского, Вольтера, Гераклита, И. А. Гобозова, Д. Дидро, Диогена Лаэртского, Ф. М. Достоевского, Ж. Жене, Ш. де Костера, Лукиана, Ф. Маринетти, маркиза де Сада, В. В. Маяковского, Г. Миллера, Ф.

Ницше, Ч. Паланика, Ф. Рабле, Светония, Ж.-П. Сартра, Тертуллиана, Д. Хопкинса, Дж. Чосера, А. П. Чехова.

При анализе основных детерминант, причин, конструктивных и деструктивных функций цинизма использовались исследования карнавальной культуры Средневековья и Возрождения («Календарные обычаи и обряды в странах зарубежной Европы:

Весенние праздники». - М., 1977) - О. А. Ганцкая, Н. Н. Грацианская, И. Н. Гроздова, Т. Дмтр, Ю. В. Иванова, М. С. Кашуба, Т. А.

Колева, Н. А. Красновская, Н. М. Листова, Т. В. Лукяненко, М. Н.

Морозова, Л. В. Покровская, М. И. Решина, М. Я. Салманович, С. Я.

Серов, С. А. Токарев, Т. Д. Филимонова, Н. В. Шлыгина), работы М.

М. Бахтина, Ю. Б. Борева, А. Н. Веселовского, И. В. Кондакова, Д. С.

Лихачева, О. Г. Усенко, Дж. Фрэйзера.

Для характеристики современной ситуации в культуре, в частности, постмодерна в философии и искусстве использовались труды Ж. Бодрийяра, А. И. Извекова, И. П. Ильина, Г. С. Кнабе, М.

Маклюэна, Н. Б. Маньковской, Г. Маркузе, Х. Ортеги-и-Гассета, А. Я.

Флиера, Э. Фромма, М. Хайдеггера, Э. Тоффлера.

Объект исследования – цинизм как оценочная форма саморефлексии культуры.

Предмет исследования – цинизм в контексте рефлексивных процессов в культуре.

Цель работы: обоснование цинизма как актуальной формы саморефлексии культуры в контексте современного кризиса идентичности, разработка целостного представления о данном феномене в совокупности его генетических, структурных, функциональных параметров.

Для достижения поставленной цели решаются следующие задачи:

1. Выявить генетические истоки, определить смысловое пространство и проследить контекстуальные трансформации понятия «цинизм», дифференцировать основные уровни и типы данного феномена.

2. Обосновать цинизм как оценочную форму саморефлексии культуры.

3. Исследовать характер и степень обусловленности цинизма кризисными состояниями культуры. Выявить социокультурные детерминанты проявлений цинизма в условиях кризиса идентичности.

4. Дифференцировать и обосновать конструктивные и деструктивные аспекты цинизма.

Теоретико-методологические основы исследования.

Методологической основой исследования стало использование ресурса взаимодополнительности классического эволюционизма, неоэволюционизма и системного подхода. Методологически важными явились принцип историзма, позволивший нам рассмотреть феномен цинизма в исторической динамике его форм, типов и функций; концепции культурной идентичности и кризиса идентичности (преимущественно в интерпретации И.В. Малыгиной), смыслогенетическая теория культуры (А.А. Пелипенко, И.Г.

Яковенко).

В работе был использован комплекс научных методов, в числе которых: генетический анализ, метод типологии, структурнофункциональный анализ, компаративный анализ, семантический анализ, хронологический метод.

Научная новизна исследования определяется, прежде всего, выбором предмета изучения и состоит в следующем:

- в обосновании цинизма как явления культуры, обладающего сложной структурой и сочетающего в себе эстетический, этический, социально-политический параметры;

- в дифференциации двух типов цинизма: 1) диссистемного, для которого характерно отрицание или ироническая интерпретация ценностей, актуальных для конкретной социально-культурной системы; 2) системного, который проявляется в отрицании ценности личности, в подавлении человека государственными и социальными институтами, идеологией, религией;

- в идентификации цинизма как одной из оценочных форм саморефлексии культуры;

- в обосновании кризиса идентичности как «стержневого»

кризисного процесса современности и его позиционировании как одной из детерминант актуализации цинизма в культуре;

- в авторской трактовке понятия «циник», определяемого как субъекта, десакрализующего значимые области человеческой деятельности и культуры;

- в дифференциации цинизма с точки зрения его уместности в различных историко-культурных ситуациях, для чего были введены понятия «обоснованный цинизм», в качестве основных признаков которого названы адекватность, знание и продуктивность, и «необоснованный цинизм», не обладающий данными характеристиками.

Гипотеза исследования состоит в предположении, что цинизм как явление культуры и установка сознания актуализуется в условиях утраты человеком сущностных связей с социальным или культурным окружением, а также является специфической формой самосознания и саморегуляции культуры, способной, с одной стороны, стимулировать разрушительные тенденции в культуре, а, с другой, наоборот, способствовать преодолению в ней кризисных ситуаций.

Теоретическая значимость исследования заключается в обосновании цинизма как явления культуры, выявлении смыслового пространства и контекстуальных трансформаций понятия «цинизм»;

в обосновании цинизма как оценочной формы саморефлексии культуры и механизма ее саморегуляции; в характеристике и типологии «циника» как субъекта культуры; в типологической и функциональной дифференциации цинизма.

Практическая значимость диссертации заключается в возможности использования результатов исследования в дальнейшей научно-исследовательской деятельности. Материалы диссертационной работы используются в качестве вспомогательных материалов в педагогическом процессе в рамках учебных дисциплин «Философия культуры», «Методология и методы культурологи», «История этических учений и нравственные проблемы современного российского общества», а также могут быть использованы в рамках учебных дисциплин: «Теория культуры», «История культуры (современный этап)», «Философия», «Эстетика», «Массовая культура и постмодерн», «Конфликтология».

Соответствие паспорту научной специальности.

Диссертационное исследование, посвященное анализу цинизма как формы саморефлексии культуры, соответствует п. 2.1. «Философия или теория культуры как специфический вид знания о культуре», п.

2.2 «Культура как ценность и как понятие. Причины бесконечного многообразия определений культуры», п. 2.6 «Культура и цивилизация: общее, особенное и единоличное», п. 2.11 «Культурноисторический процесс», п. 2.12 «Просветительская концепция культуры. Культ разума в культуре (культура как разумность человека). Культура как «разумная природа» Ж.Ж. Руссо и натурализм в культуре. Критика цивилизации», п. 2.21.

«Экзистенциалистская философия культуры», п. 2. «Постмодернистская философия культуры» паспорта специальности 24.00.01 – Теория и история культуры (философские науки).

Основные положения, выносимые на защиту.

1. Цинизм с точки зрения его генезиса как мировоззренческого принципа и явления культуры связан с десакрализацией и отрицанием социально-значимых ценностей. Семантические границы цинизма и формы его репрезентации в культуре определяются взаимодополнительностью трех основных контекстов:

- эстетического, определяющего форму высказывания субъекта.

На этом уровне цинизм проявляется в чрезмерном внимании к «низменному», «безобразному» в культуре; легитимируется в художественных жанрах комедии, сатиры, фарса и близок таким художественным методам как ирония, сарказм, гротеск;

мировоззренческого, обусловленного установками индивидуального или общественного сознания, посредством которых формируется определенный тип мировоззрения;

- социально-политического, где цинизм проявляется в той или иной форме социального насилия (терроризм, геноцид и т.д.) или в форме манипуляции общественным сознанием.

Выделенные контексты и формы репрезентации цинизма диалектически взаимосвязаны и проявляются одновременно, как правило, в ситуации социального конфликта.

2. Цинизм – оценочная форма саморефлексии культуры, обладающей функциональной спецификой по сравнению с идеализацей, инфернализацией и объективной оценкой.

Идеализация – некритическое наделение какого-либо культурного феномена исключительно положительными, сакральными чертами. Инфернализация – изображение чего-либо как исключительно негативного и опасного. Объективная оценка – взвешенное рассмотрение предмета со всех сторон, учитывающее его положительные и отрицательные свойства, конструктивную и деструктивную роль, которую он может играть в культуре. Однако в кризисной ситуации объективная оценка может быть бесполезной, например, в условиях, когда реакция на рациональную аргументацию и конструктивную критику совершенно неадекватна или даже репрессивна. Тогда появляется цинизм как дерзость, временное или осуществляющееся на уровне личности как сатира и гротескное преувеличение негативных черт сложившихся социальнополитических институтов и практик, а на уровне государства и общества как временное отступление от абстрактных принципов гуманизма во имя установления мира и порядка.

дифференцировать диссистемный цинизм, представляющий собой низвержение идеалов (религиозных, политических и т.д.) в ситуации социокультурных трансформаций, и системный цинизм – представляющий собой форму защиты некого системного целого (традиция, общество, государство) от изменений и нелегитимных смыслов любой ценой и любыми методами.

Этим типам цинизма соответствуют два типа культурного субъекта: «трикстер», обыгрывающий и высмеивающий культурные смыслы, и «демиург», обустраивающий культурное пространство и создающий в нем порядок.

4. Объектами диссистемного цинизма, как правило, становятся официальная религия или идеология, власть и социальнополитические институты, социальные нормы и общественные вкусы.

Диссистемный цинизм может быть выражен как в культурных текстах, так и в социальных практиках; его следствие может быть как негативным: криминальное поведение, нигилистический бунт против цивилизации, так и позитивным: формирование новой системы ценностей, призванной заменить десакрализуемую и отвергаемую.

5. К объектам негативной рефлексии субъектов системного цинизма относятся, в свою очередь, ценности, сформированные просвещенческим светским гуманизмом: принципы свободы личности, человека как высшей ценности, индивидуальности.

Системный цинизм ведет к таким социально-политическим и культурным практикам, как строгая цензура, манипуляция общественным сознанием на уровне власти, репрессии в отношении социально-несанкционированного поведения.

6. Как диссистемный, так и системный цинизм представляют собой форму саморефлексии культуры, направленную на десакрализацию значимых культурных феноменов и выраженную в сатирической интерпретации и бескомпромиссной критике, а также логически вытекающих из этих процессов мировоззрения или социально-политической и культурной практики. Эти типы цинизма во многих отношениях сливаются в ситуации современного кризиса идентичности, который может быть охарактеризован как «стержневой» процесс в рамках других измерений кризисного состояния современной культуры.

7. Современные трансформации идентичности, формирование множественной идентичности, идентичности «я – медиатор» выводят на передний план циника как субъекта культуры, для которого характерна принципиальная отчужденность от любых ценностей и недоверие к любым нормативам, идеям и проектам.

8. Семантическая и функциональная сложность феномена убеждает в неправомерности использования термина «цинизм» в исключительно негативной коннотации. В этой связи предложена оппозиция обоснованный – необоснованный цинизм. Об обоснованности можно говорить, если циничная рефлексия субъекта и следующая из нее практика включает в себя три составляющих:

адекватность ситуации, знание критикуемого предмета и продуктивность как способность заменить отвергаемую ценность альтернативной. Для необоснованного цинизма характерно то, что его действие только разрушительно и происходит исключительно из соображений беспринципного эгоизма, обусловлено завистью или страхом по отношению к отвергаемому. В то же время в каждом конкретном случае определение этой обоснованности будет субъективным.

Апробация работы.

1. Основные положения исследования отражены в 6-ти публикациях автора, в том числе, 2 в 2-х изданиях, рекомендованных ВАК при Министерстве образования и науки РФ.

2. Материалы и результаты исследования прошли апробацию в виде докладов и выступлений на круглых столах и конференциях различного уровня, в том числе: III Московский форум культуры «Культура как стратегический ресурс России в XXI веке. Культура человека и человек культуры» (г. Москва, ФГОУ, ВПО МГУКИ, 27.06.2012 – 28.06.2012); Московский молодежный форум культуры – 2013 «Россия и мир в новой культурной реальности» (г. Москва, ФГБОУ ВПО МГУКИ, 21.06.2013); «Социокультурная среда: фактор распада или созидания» (г. Москва, ФГОУ, ВПО МГУКИ, 08.04.2011); «Культурная политика в современной России: проблемы и перспективы» (г. Москва, ФГОУ, ВПО МГУКИ, 20.05.2011);

Межрегиональный круглый стол «Культура VS свобода»: (г. Москва, ФГОУ, ВПО МГУКИ, 24.05.2013).

3. Диссертация обсуждена и рекомендована к защите на заседании кафедры теории культуры, этики и эстетики Московского государственного университета культуры и искусств (протокол № от 20 июня 2013).

Структура диссертационной работы включает введение, две главы, каждая из которых состоит из двух параграфов, заключение и список использованной литературы.

II. ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРТАЦИИ

Во введении обосновывается актуальность исследования, характеризуется степень научной разработанности избранной темы, формулируется гипотеза, определяются цели и задачи, обозначаются объект и предмет, методологическая основа и методы исследования, раскрываются научная новизна, теоретическая и практическая значимость, соответствие содержания диссертации паспорту научной специальности, формулируются положения, выносимые на защиту, приводятся данные об апробации результатов исследования и их практическом использовании, приводится структура исследования.

В первой главе работы «Цинизм как феномен культуры:

методологические контексты» формируются теоретикометодологические основания исследования.

В первом параграфе «Цинизм: смысловое пространство и контекстуальное разнообразие феномена» описываются генетические истоки явления, его современные значения и сферы проявления.

В диссертации цинизм рассматривается как явление, многозначность которого позволяет говорить о его морфологической сложности. Цинизм рассматривается как феномен, проявляющий себя в трех сферах: эстетической, этической и социально-политической.

В эстетической сфере цинизм проявляет себя как некая чрезмерность, с одной стороны, комических художественных методов (ирония, гротеск, сарказм), особенно характерных для сатиры, памфлета или карикатуры; с другой стороны, как чрезмерная натуралистичность (вплоть до безобразности) в изображении явлений.

В этической сфере цинизм представляет собой комплекс устойчивых представлений личности (мировоззрение), для которого характерна десакрализация отдельных сфер человеческой культуры и вообще бытия человека в мире: человечества как целого, отрицание духовных ценностей, нравственности и использование их для манипулирования людьми. В этом смысле пессимизм, нигилизм, мизантропия, прагматизм (в вульгарной его трактовке) позиционируются в работе как частные случаи мировоззренческого цинизма.

В социально-политической сфере цинизм представляет собой практические действия конкретных социальных сил: террор, манипуляцию, вандализм, геноцид и т.п.

взаимодействуют, хотя их связь не носит непреложный характер.

Цинизм в эстетической и социально-политической сфере может быть вызван сложной ситуацией, а не обусловлен цинизмом в сфере этической. Случай, когда все три формы проявления цинизма задействованы, в исследовании предлагается рассматривать как особую социокультурную ситуацию. К подобным ситуациям относятся конфликт и культурный кризис, причем в определенных ситуациях природу кризиса также можно рассматривать как конфликтную (вызванную несоответствием культурных программ различных социокультурных сил).

Поэтому и о цинизме предлагается говорить как о форме саморефлексии культуры, возникающей в условиях конфликта между различными институтами, подсистемами и субъектами в рамках единого культурного пространства или даже конфликта между личностью и всей культурной системой. Что, по существу, является кризисной ситуацией. Однако сама личность даже в случае радикального отвержения собственной культуры и попыток вырваться за ее пределы, все равно оказывается носителем этой культуры, особенно когда речь идет о ментальных основаниях идентичности и единстве культуры и ментальности.

Во втором параграфе «Культура как субъект рефлексии и саморефлексии» культура рассматривается как сложная система, обладающая субъектностью, следовательно, способная к рефлексии и саморефлексии.

В контексте исследования рефлексия понимается как отражение предмета в сознании субъекта, а саморефлексия как представление самого субъекта о себе как о собственном предмете. Саморефлексия культуры в рамках исследования рассматривается по аналогии с социальной рефлексией, подразделяющейся на проективную, суть которой в прогнозировании культурных ситуаций и планировании решения культурных задач, и на понимающую, которая заключается в осознании культурным субъектом сущности культуры и ее отдельных феноменов. Важным компонентом понимающей культурной рефлексии и саморефлексии является оценочная рефлексия, которая заключается в индивидуальном отношении субъекта к культурным феноменам. В качестве форм оценочной рефлексии в исследовании дифференцируются и анализируются идеализация, инфернализация, цинизм и объективная оценка.

В этом же параграфе осуществлен анализ понятия феномена идентичности, в понимании которого исследование ориентировано в первую очередь на его трактовку и типологию, изложенную в работах И. В. Малыгиной. В анализе различных типов и форм идентичности автора особенно интересовали ее динамические аспекты, связанные с кризисами и конфликтами между различными ее формами (в первую очередь, индивидуальной и коллективной), а также вызванными этими конфликтами манифестациями идентичности. В диссертации указывается, что именно в условиях этих кризисов и конфликтов актуализируется цинизм как форма рефлексии и саморефлексии культуры.

Исходя из представления о культуре как субъекте, в исследовании ставится вопрос об идентичности самой культуры. В этом смысле продуктивным представляется используемое в смыслогенетической теории А. А. Пелипенко понятие «автомодели культуры». Последняя в некоторой степени соответствует «Я– идеалу» в индивидуальной психике. В определенном смысле автомодель культуры и есть ее идентичность. Она тесно связана с оценочными формами саморефлексии культуры.

Таким образом, благодаря идеализации формируется положительный образ культуры в сознании ее носителей, посредством инфернализации – с одной стороны, отрицательный образ чужой культуры и отдельных ее черт, с другой – отрицательный образ культурных феноменов, не укладывающихся в представления конкретного социума о собственной культуре, т. е. в автомодель культуры. В то же время посредством инфернализации внушается такое чувство, как страх перед другим, чужим. Цинизм же, будучи формой внешней культурной рефлексии, снижает чувство страха, подменяя его чувством презрения. В качестве рефлексии внутренней, или саморефлексии культуры, он, наоборот, подрывает основания культурной Автомодели, выводя «на свет» Сущее. То есть, представляет собой антитезу идеализации. Посредством объективной оценки обнаруживаются, насколько это возможно, реальные положительные черты своей и чужой культур и реальная роль культурных феноменов в рамках одной культуры. В то же время идеализация и объективная оценка характерны преимущественно для стабильного развития культуры, в переломные, кризисные периоды преобладают инфернализация и цинизм.

Во второй главе «Цинизм как форма самопознания и саморегуляции культуры в условиях кризиса» рассматриваются конкретные примеры актуализации цинизма в кризисные периоды развития культуры, а также его функции, конструктивные и деструктивные аспекты.

В первом параграфе «Цинизм как реакция на кризисные состояния культуры», анализируются конкретные проявления цинизма в истории культуры.

В особых социокультурных ситуациях цинизм актуализируется в двух типах, как диссистемный и системный. Смысловой конструкт диссистемный цинизм восходит к словоупотреблению А.

А. Пелипенко, который анализирует так называемые «диссистемные явления» - явления, представляющие собой нечто, не вписывающееся в ценностные рамки («автомодель») и исключенное из саморепрезентации конкретной культуры. Диссистемные явления и смыслы относятся к миру Сущего, который стремится к актуализации и вытеснению Должного из «автомодели».

Таким образом, диссистемный цинизм - суть стратегия экзистенциального самоосвобождения и освобождения от догм других. Это дерзкая выходка, насмешка над устоявшимися ценностями, радикальный антидогматизм (не столько «скептицизм», сколько сам процесс «рефлексивной атаки» на догму), дискредитация существующих идеологических установок;

системный цинизм – установка на жесткое противодействие личностному началу со стороны некоего коллектива или культурного целого или же формирование такой культурной среды, которая всячески, может быть, и не желая того сознательно, препятствует формированию свободной, культурно и духовно развитой личности.

К объектам диссистемного цинизма относится официальная религия (или идеология), власть и социально-политические институты, а также социальные нормы и общественные вкусы в определенной историко-культурной ситуации. Как правило, диссистемный цинизм был тесно связан со становлением новых ценностей в переходные эпохи (античный переход от мифа к Логосу, кризис средневековой картины мира в периоды Возрождения и Просвещения). Этому соответствуют, например, сатирическая критика самыми разными античными философами мифологических представлений о богах, возрожденческий антиклерикализм Дж.

Боккаччо, Ф. Рабле, Дж. Чосера и карнавальной культуры, традиция сатиры, бунт против разума со стороны дадаизма, сюрреализма и постмодернизма.

В то же время системный цинизм, когда он обусловлен рефлексией, представляет собой выражение кризиса гуманистической, «общечеловеческой» (в сущности, сформированной европейским Просвещением) морали, так как его специфика заключается в отрицании гуманистической установки на восприятие любого человека как самостоятельной и ответственной личности. В качестве системного цинизма рассматриваются и следующие из этой установки действия.

К объектам негативной рефлексии субъектов системного цинизма относятся, в свою очередь, ценности, сформированные просвещенческим светским гуманизмом: принцип свободы личности, человек в качестве высшей ценности, индивидуальность. Системный цинизм определяется как возвращение к формам социокультурной организации, взаимоотношениям власти, социума и личности, свойственным преимущественно первобытным и идеократическим культурам. Отдельно в работе анализируется такое явление, как системный цинизм массового человека, отторгающего личность и личностное самосознание. К концепциям, в которых так или иначе выражен системный цинизм, автор относит идеи Т. Гоббса, Н.

Макиавелли, Ж.-Ж. Руссо (когда речь идет о доведенной до крайности идее равенства и диктата социального абсолюта), пронизанное антиличностными чертами мироощущение массового, или группового человека, а также формирование разрушительной для культуры и общества среды (бандитизм, вандализм, коррумпированность).

Этим типам цинизма соответствуют два типа культурного субъекта: «трикстер», обыгрывающий и высмеивающий культурные смыслы, и «демиург», обустраивающий культурное пространство и создающий в нем порядок.

Кризис идентичности понимается в исследовании как одна из основных детерминант, вызывающая цинизм как форму выражения конфликта личности, «растождествленной» со своим социокультурным окружением. Кризис идентичности представлен как «стержневой» процесс в рамках широкого контекста современных кризисов: «системного», «глобального», «антропологического».

На идентичность оказывают влияние современная техника и средства масс-медиа, с одной стороны, предоставляющие для человека множество неизвестных ранее возможностей, с другой, подавляющие его и использующиеся для манипулирования им. Уже пресса становится в начале XX века значимым средством политического воздействия, а в дальнейшем вносит свой вклад в формирование современного «дрейфующего» сознания посредством соположения совершенно несовместимых друг с другом событий и фактов, делая их все одинаково безразличными. С появлением Интернета эти эффекты еще в большей степени усиливаются.

Другой фактор влияния на идентичность – распространившиеся с 60 – 70-х гг. философия и культура постмодерна. Характерный для него релятивизм, установка на всеобщую относительность всех ценностей, плюрализм, декларация отмены всех иерархий вносят в современную культуру черты «карнавальности», неупорядоченности и в крайней форме представляют собой самоотрицание западной культуры. В этой ситуации «личность-трикстер» приобретает особенную актуальность.

Современные процессы кризиса идентичности, множественной, фрагментированной идентичности, идентичности «я – медиатор»

выводят на передний план циника как культурного субъекта, для которого характерна принципиальная отчужденность от любых ценностей. Мы полагаем, что цинизм может быть как временным инструментом рефлексии, так и сложившимся мировоззрением. В первом случае к нему могут прибегать иногда и романтик, смеющийся над рационалистом, и верующий с атеистом в рамках конфликтного диалога. Циник – субъект культуры, мировоззрение которого основано на изначальном представлении обо всех ценностях как относительных. Соответственно, формируется конкретная форма циничного мировоззрения (пессимизм, нигилизм) или социальнополитическая и культурная практика (террор, преступление, манипуляция). Мы полагаем, что в рамках современного постмодернистского плюрализма циничная позиция становится крайне распространенной.

Во втором параграфе «Диалектика конструктивного и деструктивного в цинизме» рассматриваются социокультурные детерминанты и функции цинизма. Среди причин явления выделяются три. Психологическая – цинизм возникает как реакция на длительное поклонение какой-либо идее, которая заставляла человека тратить на нее все свои душевные силы. В данном случае цинизм представляет собой результат разочарования и предстает, в основном, как диссистемный цинизм. Социально-политическая – цинизм представляет собой защитную реакцию на манипуляцию со стороны различных политических структур. Собственно культурная – цинизм представляет собой как бы инструмент расчистки культурного пространства от неуместных в новой культурно-исторической ситуации феноменов и смыслов.

представления, согласно которым цинизм оценивается как продуктивный феномен. В той или иной степени такой взгляд присущ ученым, исследовавшим специфические виды цинизма (например, цинизм Ф. Рабле) – таким, как А. Н. Веселовский, М. М. Бахтин.

Отражается он также в творчестве некоторых писателей (А. Бирс, О.

Уайльд). Ф. Ницше оценивает его как феномен, интересный с психологической точки зрения. На материалах философской, учебной и художественной литературы были прослежены тенденции к позитивной и негативной оценке явления.

Согласно конечным выводам, в культурном пространстве действительно существуют ситуации, когда цинизм оказывается востребованным. Чтобы отделить случаи, в которых цинизм только деструктивен, от случаев, в которых он может сыграть конструктивную роль, была введена оппозиция обоснованный – необоснованный цинизм В контексте работы стояла проблема дифференциации тех случаев, когда эти проблемы действительно имеют место, и тех, когда они используются только как повод для проявления цинизма. Чтобы их разграничить, было введено различение обоснованный цинизм / необоснованный цинизм. Первому присущи три элемента:

адекватность ситуации, знание предмета и продуктивность в образовании альтернативных смыслов и культурных практик. Второй происходит из чисто эгоистических соображений или зависти, обусловлен поверхностным восприятием и незнанием всей сложности ситуации.

Согласно сделанным в диссертации выводам, обоснованность диссистемного цинизма наличествует в тех случаях, когда нарушен честный диалог между властью и обществом, культурнорепродуктивными и поисковыми группами, обществом и личностью.

В условиях современного постмодерна, уравнявшего все смыслы и ценности, мыслящая личность оказывается в ситуации, когда цинизм как недоверие к любым ценностям, идеям и проектам становится своего рода соблазном. Цинизм является сегодня, по меньшей мере, точкой отсчета, от которой личность может перейти как к новой стадии цинизма в виде соответствующего мировоззрения (нигилизм, пессимизм, прагматизм), так и к формированию вокруг себя локальной продуктивной в культурном отношении и гуманной среды.

В то же время, множество современных процессов, как на Западе, так и в России, делают существенным вопрос о допустимости системного цинизма. Это и самомнение, и беспринципный эгоизм современного массового человека, и проблемы, вызванные политикой мультикультурализма, неспособность разнородных культур к адекватному диалогу. Системный цинизм как политика власти или защита обществом своих культурных особенностей и идентичности может быть адекватен в случаях, когда культурной системе угрожает не просто трансформация, а реальная деструкция и исчезновение под влиянием чуждых ей элементов. Конечно, для определения системного цинизма как обоснованного важно наличие реальной опасности, а не номинальный повод усилить контроль над населением, как это нередко происходило в различных государствах, в том числе и СССР.

Однако, несмотря на то, что системный цинизм в определенных случаях может оказываться единственным выходом из сложной ситуации – другие выходы из современного системного кризиса, как бы ни были малы шансы на их реализации, не стоит все же полностью исключать. Среди них предполагаемые исследователями эволюционный скачок или изменение мировоззрения значительной части населения Земного шара, связанное с отречением от ценностей потребительского общества. В этом смысле имеет важное значение даже опыт античных киников, стремившихся ограничивать себя и «жить согласно природе». Этот опыт все еще может быть востребован в рамках современной культуры, конечно, в видоизмененных, соответствующих нынешним культурным конвенциям формах.

Хотя «преодоление» или «уничтожение» цинизма в культуре и обществе представляется делом совершенно безнадежным и нереализуемым в принципе, а в некоторых ситуациях и вовсе ненужным, нельзя исключать возможности влиять, по крайней мере, на масштаб его распространения. Если говорить о проявлении феномена в эстетической и социально-политической сфере – различные способы снижения «накала страстей» в периоды социального напряжения и мягкие выходы из кризиса достаточно, на наш взгляд, убедительно описаны в конфликтологии. Если говорить об этической сфере, то снизить распространение в социуме циничного мировоззрения можно лишь посредством слаженного влияния множества факторов, среди которых и комфортный политический климат, и, насколько это возможно справедливые отношения в обществе, формирование и поддержка личностного сознания, честность людей, определяющих ценностные ориентиры в обществе и еще многое другое.

В заключении подводятся итоги и обобщаются выводы исследования.

Основные положения исследования отражены в следующих публикациях автора:

Статьи в изданиях, рекомендованных ВАК РФ:

1. Зеленский С. А. Цинизм как форма саморефлексии культуры в контексте кризиса идентичности // Вестник Московского государственного университета культуры и искусств. – 2013. № 3. - С.

88 – 2. Зеленский С. А. Масс-медиа и цинизм в контексте кризиса идентичности // Исторические, философские, политические и юридические науки, культурология и искусствоведение. Вопросы теории и практики. - Тамбов: Грамота, 2013. - № 8. - С. 104 – Другие публикации по теме диссертационного исследования:

3. Зеленский С. А. Цинизм как социально-культурное явление:

опыт типологии // Культура и факторы ее инновационного развития:

Сборник статей / Науч. ред. Е. В. Мареева, В. А. Тихонова, С. А.

Касаткина. – М.: МГУКИ, 2011. - С. 17 – 4. Зеленский С. А. Цинизм как форма саморефлексии культуры // Культура как интегрирующая основа развития общества: Сборник статей / Под науч. ред. В. А. Тихоновой, Ю. В. Китова, Е. В.

Мареевой. – М. МГУКИ, 2013. - С. 26 – 32.

5. Зеленский С. А. Цинизм как форма саморефлексии культуры:

свобода VS «дискурс власти» // Актуальные проблемы гуманитарных и естественных наук. - М., 2013. - № 6. - С. 394 - 6. Зеленский С. А. Цинизм как культурное явление:

конструктивные и деструктивные аспекты // Актуальные проблемы гуманитарных и естественных наук. - М., 2013. - № 7. - С. 277 -

 
Похожие работы:

«ВИНОКУРОВА Евдокия Петровна Культурная политика в Республике Саха (Якутия): этнокультурные и геокультурные особенности 24.00.01 – теория и история культуры АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата культурологии 2 Москва 2011 Работа выполнена на кафедре гендерных исследований государственного образовательного учреждения высшего профессионального образования Российский государственный гуманитарный университет Научный руководитель : Котовская Мария...»

«Ведерникова Маргарита Андреевна Русский балет в контексте взаимосвязи традиций и новаций серебряного века 24.00.01 – теория и история культуры АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени доктора культурологии Москва 2012 2 Работа выполнена на кафедре Истории, истории культуры и музееведения Московского государственного университета культуры и искусств Научный консультант - Аронов Аркадий Алексеевич, доктор культурологии, доктор педагогических наук, профессор,...»

«ДРОБЫШЕВ Андрей Николаевич МУЗЕЙНЫЙ ПАРК КАК ФОРМА ПРЕЗЕНТАЦИИ АРХЕОЛОГИЧЕСКОГО НАСЛЕДИЯ 24.00.03 - музееведение, консервация и реставрация историко-культурных объектов АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата культурологии Кемерово 2011 1 Работа выполнена на кафедре истории, искусствоведения и музейного дела Тюменской государственной академии культуры, искусств и социальных технологий Научный руководитель : доктор культурологии, доцент Семенова Валентина...»

«Григорьева Светлана Евгеньевна ИСТОРИЯ ТОМСКОГО ОБЛАСТНОГО КРАЕВЕДЧЕСКОГО МУЗЕЯ (1920 – 2000-е гг.) Специальность 24.00.03 – Музееведение, консервация и реставрация историко-культурных объектов Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата исторических наук Томск – 2011 Работа выполнена на кафедре музеологии, культурного и природного наследия ГОУ ВПО Томский государственный университет Научный руководитель : доктор исторических наук, профессор Черняк Эдуард...»

«Шуплецова Елена Жановна ФЕНОМЕН ДОМА В РОССИЙСКОЙ КУЛЬТУРЕ: ПОИСК СОКРОВЕННОГО Специальность: 24.00.01. – Теория и история культуры Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата философских наук Тюмень 2014 Работа выполнена на кафедре философии и культурологии ФГАОУ ВПО Российский государственный профессионально-педагогический университет Научный руководитель : доктор философских наук, профессор Костерина Алла Борисовна Официальные оппоненты : доктор...»

«Биневский Иван Александрович ДИАЛЕКТИКА САКРАЛЬНОГО И ПРОФАННОГО В ЕВРОПЕЙСКОМ СОЦИОКУЛЬТУРНОМ ПРОЦЕССЕ 24.00.01 – Теория и история культуры АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата философских наук Москва 2012 2 Работа выполнена на кафедре философии, культурологии и политологии Московского гуманитарного университета. Научный руководитель : доктор философских наук, профессор, Флиер Андрей Яковлевич Официальные оппоненты : Гриненко Галина Валентиновна,...»

«Протоковилова Елена Александровна КУЛЬТУРНАЯ ИДЕНТИЧНОСТЬ В СОВРЕМЕННОЙ ЛАТИНОАМЕРИКАНСКОЙ ЛИТЕРАТУРЕ 24.00.01 – теория и история культуры Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата философских наук Ростов-на-Дону 2013 Работа выполнена в ФГАОУ ВПО Южный федеральный университет на кафедре исторической культурологии факультета философии и культурологии Научный руководитель – доктор философских наук, профессор Паниотова Таисия Сергеевна Официальные оппоненты :...»

«ГОНЧАРОВА ЛЮБОВЬ СЕРГЕЕВНА ЦЕННОСТИ ВЕРЫ В ФИЛОСОФИИ КУЛЬТУРЫ В.В.РОЗАНОВА Специальность 24.00.01 – теория и история культуры (философские наук и) АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата философских наук Москва 2010 1 Работа выполнена на кафедре культурологии факультета социологии, экономики и права Московского педагогического государственного университета. Научный руководитель : доктор философских наук, профессор Кузнецова Татьяна Федоровна Официальные...»

«Дыркова Любовь Алексеевна СОЦИОКУЛЬТУРНЫЕ ТРАНСФОРМАЦИИ РУССКОГО МЕССИАНСТВА В КОНТЕКСТЕ РОССИЙСКОЙ ИДЕНТИФИКАЦИИ Специальность 24.00.01 – теория и история культуры АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата философских наук Томск – 2009 Работа выполнена на кафедре теории и истории культуры ГОУ ВПО Томский государственный университет Научный руководитель : доктор философских наук, профессор Сысоева Любовь Семёновна Официальные оппоненты : доктор философских...»

«КАЧКАРОВА Эльвира Вячеславовна СТАНОВЛЕНИЕ ИБЕРИЙСКОЙ КУЛЬТУРЫ КАК СИНТЕЗ ВОСТОЧНЫХ И ЗАПАДНЫХ ТРАДИЦИЙ (период раннего средневековья) 24.00.01 - теория и история культуры АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата культурологии Москва 2011 Работа выполнена на кафедре культурологии и антропологии Московского государственного университета культуры и искусств Научный руководитель : Флиер Андрей Яковлевич, доктор философских наук, профессор Официальные...»

«КУЗЬМИН Михаил Андреевич ВЛИЯНИЕ КУЛЬТУРЫ МОДЕРНА НА ЭСТЕТИКУ СОВРЕМЕННОЙ АРХИТЕКТУРЫ Специальность 24.00.01 – теория и история культуры АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата культурологии Москва – 2012 Работа выполнена на кафедре теории и истории культуры факультета культурологии Федерального государственного бюджетного образовательного учреждения высшего профессионального образования Государственная академия славянской культуры. Научный руководитель...»

«Курова Екатерина Геннадьевна РОССИЙСКАЯ ТЕЛЕВИЗИОННАЯ КУЛЬТУРА: АНАЛИЗ СОВРЕМЕННОЙ СИТУАЦИИ 24.00.01 – теория и история культуры АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание учной степени кандидата философских наук Ростов-на-Дону – 2008 Работа выполнена на кафедре исторической культурологии факультета философии и культурологии Южного федерального университета Научный руководитель – доктор философских наук профессор Заковоротная Маргарита Вилоровна Официальные оппоненты : доктор...»

«Родермель Татьяна Алексеевна ФЕНОМЕН КОМПЕТЕНТНОСТИ В СОВРЕМЕННОМ ОБРАЗОВАНИИ: СОЦИОКУЛЬТУРНЫЙ АСПЕКТ Специальность 24.00.01 – теория и история культуры АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата философских наук Томск – 2011 Работа выполнена на кафедре социологии, психологии и права ГОУ ВПО Национальный исследовательский Томский политехнический университет Научный руководитель : доктор философских наук, профессор Иванкина Любовь Ивановна Официальные...»

«Бураченко Алексей Иванович ТЕАТРАЛЬНАЯ КРИТИКА В ПРОВИНЦИИ: СТРУКТУРА И ФУНКЦИИ Специальность 24.00.01 – Теория и история культуры Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата культурологии Кемерово 2014 Работа выполнена на кафедре философии, права и социально-политических дисциплин ФГБОУ ВПО Кемеровский государственный университет культуры и искусств. Научный руководитель : Балабанов Павел Иванович, доктор философских наук, профессор Официальные оппоненты :...»

«Смыкова Елена Алексеевна КОМИЧЕСКОЕ В МАССОВОЙ КУЛЬТУРЕ СОВЕТСКОЙ РОССИИ 24.00.01 – теория и история культуры Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата философских наук Ростов-на-Дону 2012 Работа выполнена в ФГАОУ ВПО Южный федеральный университет на кафедре теории культуры, этики и эстетики Научный руководитель – Драч Геннадий Владимирович заслуженный деятель науки РФ, доктор философских наук, профессор Официальные оппоненты : Пигулевский Виктор Олегович...»

«Дружинин Роман Рудольфович РЕПРЕЗЕНТАЦИИ МИЛОСЕРДИЯ В СОВРЕМЕННОЙ КУЛЬТУРЕ Cпециальность 24.00.01 - теория и история культуры АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата философских наук Ростов-на-Дону - 2013 Работа выполнена в НОУ ВПО ЮРГИ (Южно-Российский гуманитарный институт) на кафедре философии и культурологии Научный руководитель : доктор философских наук, профессор Пигулевский Виктор Олегович Официальные оппоненты : Минасян Лариса Артаваздовна доктор...»

«Мусаев Тимур Магомедович Духовно-певческая культура России на рубеже XIX–XX вв.: генезис и исторические трансформации 24.00.01 - теория и история культуры АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата культурологии Москва 2011 Работа выполнена на кафедре истории, истории культуры и музееведения Московского государственного университета культуры и искусств Научный руководитель : Аронов Аркадий Алексеевич, доктор педагогических наук, доктор культурологии,...»

«Именнова Любовь Сергеевна Музей в социокультурной системе общества: миссия, тенденции, перспективы 24.00.01 – теория и история культуры АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени доктора культурологии Москва 2011 2  Работа выполнена на кафедре истории, истории культуры и музееведения Московского государственного университета культуры и искусств. Научный консультант : Аронов Аркадий Алексеевич, доктор педагогических наук, доктор культурологии, профессор....»

«Югова Светлана Анатольевна КОНСТАНТЫ ДУХОВНОЙ КУЛЬТУРЫ В ЭКЗИСТЕНЦИАЛИЗМЕ Н. А. БЕРДЯЕВА Специальность 24.00.01– теория и история культуры АВТОРЕФЕРАТ ДИССЕРТАЦИИ на соискание ученой степени кандидата философских наук Барнаул – 2009 Работа выполнена на кафедре философии и отечественной истории Алтайской Академии экономики и права Научный руководитель : доктор философских наук, профессор Ан Светлана Андреевна Официальные оппоненты : доктор философских наук, профессор Попов...»

«УДК 008 (091) Махлак Константин Андреевич ЭККЛЕЗИОЛОГИЯ РУССКОГО ЗАРУБЕЖЬЯ В КОНТЕКСТЕ КУЛЬТУРЫ XIX – XX ВВ. Специальность 24.00.01 – теория и история культуры АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата культурологии Санкт-Петербург 2014 г. Работа выполнена на кафедре культурологии и искусствоведения Частного образовательного учреждения высшего профессионального образования Русская христианская гуманитарная академия. Научный руководитель доктор...»








 
© 2013 www.diss.seluk.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Авторефераты, Диссертации, Монографии, Методички, учебные программы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.