WWW.DISS.SELUK.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА
(Авторефераты, диссертации, методички, учебные программы, монографии)

 

На правах рукописи

Макарова Ольга Игоревна

ФОРМИРОВАНИЕ КОНЦЕПЦИИ «НАЦИОНАЛЬНОГО ИСКУССТВА»

В КУЛЬТУРЕ ЯПОНИИ КОНЦА XX – НАЧАЛА XX ВВ.

Специальность 24.00.01 — Теория и история культуры

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

кандидата культурологии Москва – 2010

Работа выполнена в Институте восточных культур и античности Российского государственного гуманитарного университета

Научный руководитель доктор исторических наук

, профессор А.Н. Мещеряков

Официальные оппоненты: доктор философских наук, профессор С.Д. Серебряный кандидат философских наук Н.Н. Трубникова

Ведущая организация Институт стран Азии и Африки при МГУ

Защита состоится "8" ноября 2010 г. в 14 часов на заседании диссертационного совета Д 212.198.06 в Российском государственном гуманитарном университете по адресу: 125993, ГСП-3, Москва, Миусская плошадь, д. 6.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Российского государственного гуманитарного университета по адресу: 125993, Москва, ГСП-3. Миусская площадь, д.6.

Автореферат разослан «6» октября 2010 г.

Ученый секретарь диссертационного совета кандидат культурологии Е.Г. Лапина-Кратасюк I.

Общая характеристика работы

Актуальность темы исследования. В большинстве российских и зарубежных работ, посвященных японской культуре, понятие «японского искусства» обычно понимается как самоочевидное. Под ним подразумевается определенный набор объектов, которые по ряду характеристик причисляют к произведениям искусства, и которые, как полагают, считались «произведениями искусства» в японской культуре на всем протяжении ее существования. В настоящей же работе предпринимается попытка рассмотрения концепта «японского национального искусства» как исторического явления, вписанного в общекультурный контекст эпохи. До эпохи Мэйдзи (1868-1912), приходящейся на вторую половину XIX – начало XX вв., в японской культуре не существовало понятия «искусство», а в японском языке не было соответствующего термина. Произведения искусства, разумеется, существовали физически, однако не было представлений о том, что является «искусством», и о том, как его можно изучать. Для концептуализации представлений об искусстве и создания связанных с ним институтов (с целью определения канонических произведений искусства, описания истории и выявления принципов искусства, каталогизации, музеефикации, коллекционирования предметов) решающую роль сыграло проникновение в японскую культуру западноевропейской научной традиции. В результате знакомства с западной научной методологией в Японии 1880-х – 1890-х гг. начались бурные дискуссии о том, что именно следует называть «искусством», а затем – «национальным искусством», а также о том, какое место это явление должно занять в японской культуре.



В эпоху Мэйдзи в Японии произошли грандиозные перемены. Менее чем за полвека страна, жившая на протяжении долгого времени в полной изоляции от мира, превратилась в государство, приближавшееся по мощи к современным ему западным странам. Вынужденное «открытие» Японии, произошедшее в середине XIX в., послужило причиной осознания необходимости во всестороннем реформировании государства. Началось создание национального государства по западным политическим моделям.

Для этого сначала потребовалось «сконструировать» японскую нацию, о существовании которой невозможно говорить до эпохи Мэйдзи. Ранее потребности в подобном конструкте не было, так как в условиях почти полной изоляции потребности в самоидентификации не возникало. Создание японской нации, необходимой новому государству, достигалось различными способами, в том числе посредством создания единого для всех японцев культурного поля 1. «Национальное искусство» стало одной из ключевых идей, вокруг которых в эпоху Мэйдзи сформировалась японская нация 2, а государства3.

обусловленных явлений в настоящее время является одним из перспективных направлений культурологических исследований. Все большее внимание уделяется также изучению истории понятий.

В качестве объекта настоящего исследования выступает деятельность ведущих мыслителей и идеологов концепций «национальной культуры» и «национального искусства» эпохи Мэйдзи, отраженная в их сочинениях и публицистике. Прежде всего, это Окакура Тэнсин (1862-1913) и Эрнест Ф.

Феноллоза (1853-1908).

Предметом исследования является процесс формирования концепции «национального искусства» в Японии на рубеже XIX-XX вв., а также роль Мещеряков А.Н. Император Мэйдзи и его Япония. М.: Наталис, 2006. С.269.

Tanaka S. Imaging History: Inscribing Belief in the Nation // The Journal of Asian Studies. 1994. Vol.

53, No. 1. P. 25.

Hall Yiengpruksawan M. Japanese Art History 2001: The State and Stakes of Research // The Art Bulletin. 2001. March. P. 111.

этой концепции в конструировании национальной культуры и японской нации.

Цель настоящего исследования состоит в том, чтобы изучить формирование концепции «национального искусства» в японской культуре эпохи Мэйдзи, обращая особое внимание на историко-культурную обусловленность этого процесса. Учитывая многообразие культурных влияний и умонастроений, существовавших в Японии рассматриваемого периода, в данной работе специально рассматривается вопрос о том, почему именно концепция, созданная Окакура Тэнсин на базе идей Э.Ф. Феноллозы, получила наибольшее распространение и стала определяющей. Данное исследование не является искусствоведческим, и в его цели не входит описание фактов, относящихся к истории искусства как таковой. Целью данного исследования является анализ новых понятий, появившихся в культуре рассматриваемого периода, а вся работа выполняется в парадигме так называемой истории идей.





Для осуществления цели исследования были поставлены следующие задачи:

1. Рассмотреть сложившуюся в Японии в результате преобразований Мэйдзи культурную ситуацию в том ее аспекте, который связан с произведениями традиционного искусства.

2. Прояснить этимологию и семантику терминов «искусство» и «история искусства», появившихся в японской культуре в эпоху Мэйдзи.

3. Изучить взгляды на сущность искусства Э.Ф. Феноллозы, идеи которого национального искусства», и выявить влияние на его взгляды различных европейских философских течений.

4. Проанализировать сочинения Окакура Тэнсин, главного автора концепции японского «национального искусства», и уяснить суть его представлений о понятиях «искусства» и «истории искусства»;

5. Показать обусловленность концепции «национального искусства»

Окакура Тэнсин историко-культурной ситуацией в Японии на рубеже XIX-XX вв., а также выявить влияние этой концепции на японскую культуру XX в.

Хронологические рамки исследования – период, согласно японской историографической традиции называемый эпохой Мэйдзи (1868-1912).

Источниковедческую базу исследования составляют сочинения идеологов концепции «японского искусства» эпохи Мэйдзи: американского исследователя, преподавателя Токийского университета Э.Ф. Феноллозы и авторитетного деятеля культуры и публициста Окакура Тэнсин; а также каталоги выставок и публицистика эпохи Мэйдзи.

Сочинения Э.Ф. Феноллозы, анализ которых производится в данной работе, – это «Истинная теория искусства» (Бидзюцу синсэцу) и «Эпохи китайского и японского искусства» (Epochs of Chinese and Japanese Art, 1911).

Лекция «Истинная теория искусства» была прочитана Феноллозой на английском языке в 1882 г. в обществе любителей традиционного японского искусства «Рютикай». В том же году этим обществом был издан перевод лекции на японский язык. Текст лекции получил большую известность благодаря тому, что в нем впервые в дискурсе японской культуры «искусство» рассматривалось как особое культурное явление.

Сочинение «Эпохи китайского и японского искусства» представляет собой обзорное изложение истории искусства Китая и Японии, выстроенное по хронологическому принципу. Опираясь на теорию искусства Г.Ф. Гегеля, Феноллоза рассматривает историю дальневосточного искусства как полноправную часть истории мирового искусства и культуры и активно проводит параллели между восточным и западным искусством.

Среди сочинений Окакура Тэнсин, ученика Феноллозы, наибольший интерес представляют его англоязычные работы, в которых концепция «японского искусства», созданная этим мыслителем, предстает в наиболее законченном виде. Это, прежде всего, «Идеалы Востока» (Ideals of the East, 1903), «Пробуждение Японии» (The Awakening of Japan, 1904) и «Книга чая»

(The Book of Tea, 1906). При написании своих работ Окакура использовал английский язык потому что, как и многие другие мыслители эпохи Мэйдзи, он видел одной из своих главных задач знакомство западного мира с культурой Японии.

«Идеалы Востока» – программное сочинение Окакура, в котором он излагает свои взгляды на историю культуры Востока, взаимосвязи между народами Азии и место Японии в мире. В публицистическом сочинении «Пробуждение Японии» Окакура развивает идеи о будущей гегемонии Японии в Азии.

«Книга чая» была создана на основе текста публичной лекции, прочитанной Окакура Тэнсин в Бостоне. Это сочинение было написано сразу после окончания русско-японской войны (1904-1905), перевернувшей представление о соотношении сил так называемых «восточных» и американской публике позиции Японии по отношению к этой войне.

Среди японоязычных работ Окакура мы рассматриваем «Историю японского искусства» (Нихон бидзюцуси) – запись курса лекций, которые Окакура Тэнсин читал в 1890-1893 гг. в Токийской школе искусств. Первое издание этого собрания лекций, упоминания о котором обнаруживаются в историографии, состоялось в 1939 г. Это самый ранний текст в японской культуре, содержащий хронологически изложенную историю искусства Японии. Основные идеи, изложенные в нем (принципы периодизации Полный перевод сочинения Окакура Тэнсин «Идеалы Востока» см. в приложении к настоящей работе.

истории искусства, континентальные влиянии на искусство Японии, взгляд на искусство сквозь призму исторического процесса и духовной культуры), нашли отражение в более поздних трудах Окакура, а также повлияли на взгляды многих его современников.

Важную группу источников составляют каталоги Всемирных выставок, содержащие описание японской экспозиции. Всемирные выставки, проводившиеся с 1851 г., стали для Японии важной площадкой для знакомства с самыми разными культурно-цивилизационными достижениями западных стран, и одновременно сыграли большую роль в популяризации японского искусства на Западе. Они ускорили осознание японцами того, что традиционное искусство, в соответствии с европейской научной традицией, можно описывать как самостоятельный культурный феномен. Наибольшую ценность для данного исследования представляют каталоги Всемирной выставки в Вене (1873 г.) и в Париже (1900 г.).

В каталоге Венской выставки (1873) впервые употребляется слово бидзюцу (искусство‘), впоследствии ставшее в японском языке общепринятым термином для обозначения этого феномена. Каталог Парижской выставки (1900) представляет собой краткое изложение истории искусства Японии. В качестве авторов текста обычно указывают правительственных чиновников, ответственных за подготовку экспозиции, – Хаяси Тадамаса (1853-1906) и Куки Рюити (1852-1931), однако известно, что активное участие в подготовке этого текста принимал Окакура Тэнсин. Это первое систематическое изложение истории японского искусства на европейском языке, вписывающееся в парадигму западноевропейского искусствоведения.

сочинения других идеологов «национальной культуры» эпохи Мэйдзи, такие как «Бусидо» Нитобэ Инадзо (1862-1933), а также статьи японских политиков 1930-х гг., испытавших на себе непосредственное влияние концепции Окакура – например, «Новое пробуждение Японии» Сиратори Тосио (1887– 1949).

Методологические принципы данного исследования основываются на представлениях о нации как о культурном и социальном конструкте, а также о конструировании «национальных традиций», наиболее полно отраженных в работах Б. Андерсона и Э. Хобсбаума. Для исследования письменных источников эпохи Мэйдзи применяются герменевтический и сравнительно-культурологический методы. Чтобы охватить максимально широкий контекст изучаемой эпохи, используются системный и междисциплинарный подходы. Данное исследование выполнено в рамках культурной антропологии, призванной воссоздать «картину мира» людей исследуемой культуры и эпохи, а также в рамках направления, известного как история идей, или интеллектуальная история.

Теоретическая и практическая значимость работы состоит в том, что результаты настоящего исследования (описание процесса кодификации представлений о «японском искусстве» и раскрытие причин, обусловивших выбор в качестве произведений искусства тех или иных объектов) могут быть полезны для формирования более полного представления о культурной ситуации в Японии эпохи Мэйдзи, а также для углубления понимания причин тех культурных процессов, которые происходили в Японии в более позднее время. Кроме того, изучение японского опыта по созданию концепции «национального искусства» представляет интерес с точки зрения создания общей теории формирования «национальных культур».

Обратимся к историографии проблемы. В культурологических исследованиях становление концепции «японского искусства» в эпоху Мэйдзи как необходимого атрибута культурной политики типичного национального государства XIX в. представлено пока не очень широко. Мы сознательно отказываемся от хронологического подхода к изложению историографии в пользу методологического и тематического, т.к.

исследования сильно отличаются в зависимости от метода обращения со своим объектом – культурой Японии эпохи Мэйдзи, – и различные методы сосуществуют в одном и том же временном интервале. Исследования, прямо или косвенно относящиеся к данной проблеме, можно условно разделить на две группы.

К первой группе относятся работы, в которых рассматриваются различные исторически обусловленные явления, возникшие в культуре эпохи Мэйдзи, исследования, посвященные конструированию японской нации и японской культуры в эпоху Мэйдзи, а также исследования, в которых «японское искусство» анализируется как особый концепт, имеющий свое время создания и своих создателей. Среди русскоязычных работ следует выделить исследования А.Н. Мещерякова. В монографии «Император Мэйдзи и его Япония» автор объясняет, какими средствами достигалось превращение Японии из традиционного общества в национальное государство, и как протекал процесс формирования общеяпонской «национальной культуры». В монографии «Быть японцем. История, поэтика и сценография японского тоталитаризма» А.Н. Мещеряков рассматривает процесс формирования тоталитарного государства в Японии 1930-х г., акцентируя внимание на том, что корни тех явлений японской культуры, которые привели к возникновению тоталитарного режима, уходят в эпоху Мэйдзи. В книге «Гора Фудзи. Между Землей и Небом» автор рассматривает на частном примере (формирование образа горы Фудзи в качестве национального символа Японии) процесс появления тех атрибутов японской культуры, которые в настоящее время зачастую считаются исконно присущими ей.

В англоязычной историографии существует достаточно большое количество исследований, посвященных конструированию традиций и анализу «общеизвестных» понятий как исторически обусловленных явлений.

История и культура Японии также подвергаются изучению с подобной точки зрения. В монографии «Японский Восток: превращение прошлого в историю» (Tanaka S. Japan's Orient: Rendering Pasts into History) С. Танака показывает, когда и каким образом японские историки рубежа XIX-XX вв.

создали для нового национального государства – Японии – концепт «Востока», подобный западноевропейскому (Orient). В статье «Воображение истории: приписывание веры в нацию» (Imaging History: Inscribing Belief in the Nation) С. Танака показывает, как использовались факты прошлого для формирования национальной идентичности.

современности: изобретенные традиции новой Японии» (Vlastos S. Mirror of Modernity: Invented Traditions of Modern Japan) построен по модели знаменитой книги Э. Хобсбаума и Т. Рэнджера «Изобретение традиции».

Отказываясь от стереотипных представлений о том, что все явления японской культуры уходят корнями в глубокую древность, авторы статей, вошедших в сборник, показывают, что многие традиции были созданы относительно поздно (в частности, в результате преобразований Мэйдзи). С помощью этих «традиций» действительность была концептуализирована таким образом, чтобы можно было обосновать идеи, необходимые новому государству.

В монографии «Изобретение Японии заново: время, пространство, народ» (Morris-Suzuki T. Re-Inventing Japan: Time, Space, Nation) австралийская исследовательница Т. Моррис-Судзуки рассматривает основные категории японской культуры. Она воссоздает японскую картину мира, уделяя много внимания тому, чтобы отделить от реальности те мифологизированные представления о японской культуре, которые сложились в результате формирования концепции «единого японского народа» в конце XIX-начале XX вв.

Большой интерес вызывает статья американской исследовательницы М. Холл Йенпруксаван «История японского искусства – 2001: состояние исследований и результаты» (Hall Yiengpruksawan M. Japanese Art History 2001: The State and Stakes of Research), представляющая собой обзорный рассказ об изучении японского искусства с середины XIX в. до конца XX в.

П. Корхонен в статье «География Окакура Тэнсин» (Korhonen P. The Geography of Okakura Tenshin) касающихся Азии и доктрины паназиатизма, приходя к выводу, что Окакура оперирует двумя разными по происхождению концептами Азии – европейским и древнекитайским – не разделяя их в своих построениях.

Статья С. Инага «Когнитивные лакуны в представлении о художниках и об их произведениях в годы формирования истории японского искусства (1880-1900): историографический конфликт» (Inaga S. Cognitive Gaps in the Recognition of Masters and Masterpieces in the Formative Years of Japanese Art History, 1880–1900: Historiography in Conflict) посвящена противоречиям в созданной на рубеже XIX-XX вв. «истории японского искусства», которая должна была, с одной стороны, соответствовать методологическим рамкам западноевропейского искусствоведения, а с другой стороны, обслуживать интересы национального (а вскоре и националистически ориентированного) государства.

В сборнике статей под редакцией Бриджа Танхи «Окакура Тэнсин и паназиатизм: тени прошлого» (Tankha B. Okakura Tenshin and Pan-Asianism:

Shadows of the Past) затрагиваются политико-идеологические темы, которые можно обнаружить в наследии Окакура: связь его идей с доктриной паназиатизма, культура Японии во взаимодействии с культурами других стран Азии, подходы к определению самого понятия «Азии».

В японоязычной историографии в последние 20 лет появились исследования (хотя и немногочисленные по отношению к общему объему работ по искусству Японии), в которых концепт «искусства» рассматривается как историко-культурно обусловленное явление. Первым, кто затронул тему представлений о «японском искусстве» в подобном ключе, был Китадзава Нориаки. В монографии «Храм для глаз» (Мэ-но синдэн), опубликованной в 1989 г., этот исследователь говорит о том, что все явления, связанные с искусством в Японии (история искусства, музеи, выставки, школы искусств) выросли вокруг понятия «искусства», имеющего западное происхождение и прижившегося в японской культуре в эпоху Мэйдзи в период формирования национального государства.

Китадзава опубликовал также монографию «История искусства на рубежах: заметки о формировании «искусства» (Ккай-но бидзюцуси:

«бидзюцу» кэйсэйси ното), в которой он более подробно развил эту идею, а также изучил функционирование понятия «искусства» в современном японском искусствоведении.

Идеи Китадзава развивает в своих исследованиях Сато Досин. В работе «Рождение «японского искусства» («Нихон бидзюцу» тандз) он изучает становление отдельных жанров и критерии, по которым эти жанры были выделены в составе созданного в конце XIX в. понятия «японского искусства». Сато уделяет большое внимание связи конструкта «японское искусства» с культурой и идеологией национального государства эпохи Мэйдзи, а также месту искусства в государственной идеологии. Этому посвящена его монография «Государство Мэйдзи и искусство нового времени: политика красоты» (Мэйдзи кокка то киндай бидзюцу: би-но сэйдзигаку).

В 2006 г. была опубликована монография Камбаяси Цунэмити «Рождение современного японского «искусства» (Гэндай Нихон «бидзюцу»но тандз), в которой автор, исходя из предпосылки возникновения японского «искусства» как отражения этого западноевропейского понятия, изучает становление разнообразных жанров в искусстве Японии.

Работы Китадзава, Сато и Камбаяси представляют огромную ценность для настоящей работы, потому что позволяют восстановить фактологическую сторону тех процессов, которые привели к появлению концепта «искусства» в культуре эпохи Мэйдзи. Однако методологически это в большей степени искусствоведческие, чем культурологические исследования, и они далеко не в полной мере отвечают на вопросы, которые ставятся в настоящей работе.

Ко второй группе относятся работы, которые позволяют углубить представление о фактологической стороне изучаемой эпохи, и являются базой для дальнейшего аналитического исследования.

В книге Л.Д. Гришелевой «Формирование японской национальной культуры: конец ХVI – начало ХХ века» приводится богатый материал, относящийся к культурной жизни Японии XVI-XX вв. Культура эпохи Мэйдзи также подробно рассматривается в совместной монографии Л.Д. Гришелевой и Н.И. Чегодарь «Японская культура нового времени.

Эпоха Мэйдзи».

Работа Н.С. Николаевой «Япония - Европа: Диалог в искусстве»

посвящена анализу взаимодействия Японии и стран Запада в области изобразительного искусства, в первую очередь, в живописи.

Монография Е.В. Верисоцкой «Вестернизация, национальная идея и реалии японской политики в эпоху Мэйдзи» посвящена анализу изменений, произошедших в Японии в рассматриваемый период. Это историческое исследование, акцент в котором делается на политической и идеологической сферах; автор исследует западное влияние на жизнь Японии и ответную реакцию на него, вылившуюся в нарастание националистических настроений и приведшую к утверждению политики экспансионизма. Политика японского экспансионизма в Азии в 1900-1940 гг. имеет культурные корни: она непосредственно связана с идеями Окакура Тэнсин.

В книге «Современные мифы Японии» (Gluck С. Japan's Modern Myths) американская исследовательница К. Глак анализирует идеологию эпохи Мэйдзи, приходя к выводу, что процесс формирования национальной и имперской идеологии был менее последовательным и продуманным, чем это прежде считалось.

В статье Х. Т. МакДермот «Сокровища Хорюдзи и культурная политика ранней эпохи Мэйдзи» (McDermott H. T. The Horyuji Treasures and Early Meiji Cultural Policy) на частном, но весьма показательном примере (передача произведений искусства из храма Хорюдзи в ведение государства) рассматривается начавшийся в эпоху Мэйдзи процесс превращения древних артефактов из сакральных объектов в музейные экспонаты.

Сочинение З. Вихмана «Японизм» (Wichmann S. Japonism) содержит подробнейший анализ того, как японское искусство, внезапно открывшееся миру в эпоху Мэйдзи, повлияло на европейскую художественную традицию, какие сюжеты и художественные приемы были из него заимствованы. Работа З. Вихмана дает пищу для размышлений о том, как было воспринято японское искусство на Западе, и чем западный вариант концепции «японского искусства» отличается от внутреннего, японского, варианта.

Для того чтобы составить представление о личности Окакура Тэнсин и о той культурной среде, в которой сформировались его идеи, необходимо было обратиться к биографическим сочинениям об этом деятеле. Следует отметить подробную биографию Р. Сайто «Окакура Тэнсин». Заслуживают также внимания работа С. Накамура «Альбом Окакура Тэнсин» (Окакура Тэнсин арубаму) и книга «Окакура Тэнсин: японская культура и мировая стратегия», составленная коллективом авторов из музея Ватариум (Окакура Тэнсин: Нихон бунка то сэкай сэнряку).

В монографии «Япония в мире: Окакура Тэнсин и его эпоха» (Сэкай-но нака-но Нихон: Окакура Тэнсин то соно дзидай) Т. Окакура описывает формирование мэйдзийского государства и его положение в мировом пространстве, обращая особое внимание на такие темы, как образование в мире новых государств, миграции населения, проведение крупных мероприятий международного масштаба.

В монографии С. Ёсими «Выставочная политика» (Хакуранкай-но сэйдзигаку) рассматривается феномен выставок в Японии. Традиция проведения выставок появилась в Японии в эпоху Мэйдзи, раньше в стране не устраивались подобного рода публичные мероприятия.

Монография Х. Сэки «Рождение музея» (Хакубуцукан-но тандз) посвящена процессу создания первых японских музеев – токийского, киотосского и нарского.

Научная новизна настоящего исследования состоит в том, что в нем основное внимание уделено раскрытию причин, вследствие которых в японской культуре рубежа XIX-XX вв. возникла и победила концепция «японского искусства», созданная Окакура Тэнсин на основе идей Э.Ф. Феноллозы, выступившего проводником наиболее авторитетных западноевропейских философских идей.

Выявлена связь категории «искусства» с другими культурными категориями исследуемой эпохи.

Объяснено, как концепция «японского искусства», датируемая эпохой Мэйдзи, повлияла на дальнейшее восприятие искусства Японии и его изучение.

Кроме того, данная работа представляет собой первую попытку научного анализа идей Окакура Тэнсин и Эрнеста Феноллозы в отечественной культурологии и японистике.

Основные положения, выносимые на защиту:

1. Концепт «японское национальное искусство» является историческим явлением, его формирование и становление происходило в общекультурном контексте эпохи Мэйдзи (1868-1912). Для концептуализации представлений об искусстве и создания связанных с ним институтов решающую роль сыграло проникновение в японскую культуру западноевропейской научной традиции.

2. Во второй половине XIX в. существовало два основных подхода к определению понятия «японское искусство». Согласно первому (основоположником которого стал американский исследователь и коллекционер Э.Ф. Феноллоза), искусство Японии следовало рассматривать в общемировом контексте, а его историю - как часть истории мирового искусства. Согласно второму (наиболее ярко отраженному в работах Окакура Тэнсин), японское искусство рассматривалось как автономное (или ограниченное только азиатским регионом) явление, а его связи с мировой культурой полностью игнорировались.

национального искусства», представив его историю как часть процесса становления японского народа. Теоретические построения данного мыслителя соответствовали государственным запросам Японии эпохи Мэйдзи и активно использовались для конструирования единой "японской нации" в указанный период. На долгое время они определили парадигму изучения японской культуры японским и западными авторами (не исключая и современных).

4. Именно Окакура Тэнсин принадлежит авторство идеи, что одной из главных особенностей культуры Японии является способность органично усваивать и преобразовывать заимствованные из других культурных традиций элементы. Данная теория позволяла совместить представления о самобытном характере японской культуры с очевидными многочисленными заимствованиями из индийской и китайской культур. На основе данных положений Окакура Тэнсин сформулировал концепцию Японии как «музея азиатской цивилизации», которая послужила в дальнейшем обоснованием доктрины паназиатизма.

Результаты настоящего исследования были апробированы на восьми российских и международных конференциях: международной конференции «История и культура Японии» (XI конф.: РГГУ, 9-10 февраля 2009 г.; XII конф.: РГГУ, 15-17 февраля 2010 г.); международном семинаре для молодых исследователей культуры эпохи Мэйдзи (Sminaire d‘tudes japonaises sur международной научной конференции «Российское искусствознание о японском искусстве» (ГМИИ имени А.С. Пушкина, Государственный музей Востока, 1–3 февраля 2010 г.); международной научной конференции "Китай, Корея, Япония: методология и практика интерпретации культур" (Киев, 15- октября 2009 г.); всероссийской научной конференции «Взгляд нового поколения: Япония – традиции и современность» (Отдел японской культуры «Japan Foundation» ВГБИЛ, 17-18 октября 2009 г.); научной конференции ОТИМК гимназии № 1514 «Современное гуманитарное знание: диалог поколений» (II конф.: 23 марта 2008 г.; IV конф.: 28 марта 2010 г.).

Структура работы следующая: исследование состоит из вступления, двух глав, заключения, библиографии и приложения.

В главе I («Искусство – новая категория японской культуры») рассматривается возникновение в культуре Японии эпохи Мэйдзи новой категории – искусства. В параграфе 1.1 («Ключевые термины – искусство, нация – и взаимосвязь между ними») поясняются основные термины, которыми мы оперируем в настоящем исследовании – «искусство» и «нация», а также рассказывается о процессе конструирования «национальных культур» при помощи обращения к наследию прошлого. В случае с незападными обществами, где, как в Японии, наука создавалась под непосредственным влиянием европейской мыслительной традиции, можно говорить о том, что искусство конструировалось одновременно с «нацией» и национальным государством, помогая создать веру в идеалы и цели этого политико-культурного единства 5. Искусство и другие визуальные средства используются в качестве основы для формирования общей для населения данной страны картины мира достаточно часто. Создание академической «истории искусства» позволяет объединить в цельную систему факты из эстетики, этики и социальной истории, и становится значимым инструментом для того, чтобы представить все эти элементы прошлого релевантными для современности. «История национального искусства» служит действенным средством для формирования личной и коллективной идентичности 6. В культурах дальневосточного региона, к которым относится японская, Tanaka S. Inscribing Belief in the Nation // The Journal of Asian Studies, Vol. 53, No. 1. P. 25.

Hochberg J. The Representation of Things and People. // Art, Perception, and Reality / Ed. by E. H.

Gombrich, et al. Baltimore, Johns Hopkins University Press, 1972. P. 63-66. Tanaka S. Imaging History:

Inscribing Belief in the Nation // The Journal of Asian Studies. 1994. Vol. 53, № 1. P. 26.

актуальным в силу того, что дальневосточные культуры в большой степени ориентированы на древность и достойным в них может быть признано отнюдь не новаторство, а только такое явление, которое уходит (или якобы уходит) корнями в древность. Подобная ориентация на прошлое и важность наличия образцов поведения в истории не уникальна для дальневосточных культур – она свойственна почти всем культурам традиционного типа.

В параграфе 1.2 («Институционализация «искусства» в Японии эпохи Мэйдзи») приводится детализированная панорама событий, связанных с утверждением новой культурной категории и ее функционированием в Японии эпохи Мэйдзи. Сначала (в разделе 1.2.1) мы обращаемся к тому, как впервые произошло знакомство европейцев с искусством Японии, а японцев, соответственно, – с западным искусством и искусствоведением. Для того чтобы сделать Японию равноправным игроком на карте мира, чего хотели добиться политические лидеры эпохи Мэйдзи, следовало не только провести в стране внутренние преобразования, но и познакомить с ней Запад, и в этом процессе большую роль сыграли Всемирные выставки. Японская экспозиция в том или ином виде присутствовала на каждой из Всемирных выставок второй половины XIX – начала XX в. На большинстве из них Япония позиционировала себя как «экзотическую», «иную» страну. Такой образ отвечал интересам и вкусам западной публики, и японские власти не могли этого игнорировать. Каталог Парижской выставки 1900 г. стал первой «историей искусства Японии».

взаимодействии с европейским дискурсивным пространством. Можно выделить два основных вектора этого взаимодействия. Это почти необходимость в информационном контакте с западным миром, вследствие чего требовалось учитывать реакцию Запада на японскую культуру, а также задуматься о том, как представить японскую культуру за рубежом.

Далее (в разделе 1.2.2) мы рассматриваем процесс формирования в Японии институтов, связанных с искусством, и деятельность отдельных лиц, принимавших в этом активное участие. В 1880-е-1890-е гг. в Японии начался процесс поиска и описания произведений древнего искусства, а также создание институтов, которые должны были стать ответственными за сферу искусства: открылись музеи, школы искусств, стали издаваться журналы, посвященные художественным традициям.

«искусство») «искусство» рассматривается на понятийном и языковом уровне: в разделе 1.3.1 исследуется процесс появления термина с таким значением (бидзюцу) в японском языке второй половины XIX в., его коннотации и прототипы в западноевропейской культуре. Основная часть Э. Ф. Феноллозы на искусство, эстетику и на «японское искусство» как историческую данность, потому что именно лекция Феноллозы «Истинная теория искусства» (1882) положила начало процессу теоретического осмысления понятия «искусство». В ней излагались основные положения гегельянской эстетической теории и базовые парадигмы искусствоведения середины XIX в.

В главе II («Концепция «национального искусства» в Японии начала XX в.») настоящей работы анализируется процесс формирования концепции «национального искусства» Японии и функционирование этой концепции в культуре эпохи Мэйдзи. Концепция «национального искусства» в японской культуре была сформулирована мыслителем и деятелем культуры Окакура Тэнсин на рубеже XIX-XX вв.

В параграфе 2.1 («Концепция «японского искусства» Окакура Тэнсин») анализируются сочинения Окакура Тэнсин, на основании которых реконструируется эта концепция; кратко излагается биография Окакура (раздел 2.1.1); рассматривается «история искусства Японии» в изложении Окакура (раздел 2.1.2); исследуются критерии, по которым в канон японского искусства вошли те или иные произведения (раздел 2.1.3). Окакура воспользовался терминологией и теоретической парадигмой, почерпнутыми из лекций и статей Э. Ф. Феноллозы, и написал «историю японского искусства», разворачивающуюся в соответствии с гегельянскими представлениями о развитии искусства как проявления высшей сущности. В основу его концепции легли представления о том, что японское искусство стало таким, какое оно есть, в результате взаимодействия автохтонной островной культуры (в терминологии Окакура – культуры Ямато), и континентальных влияний (индийского и китайского). Стремясь подчеркнуть самобытность японской культуры и ее «высший статус» среди других, Окакура оправдывает наличие иноземных влияний тем, что одной из главных характеристик японской культуры, по его мнению, является способность органично усваивать и преобразовывать заимствованное. Отсюда вытекает и ключевая идея Окакура Тэнсин – представление о Японии как о «музее азиатской цивилизации». В канон «японского искусства» Окакура Тэнсин включает совсем не те произведения, которые завоевали мировую славу в результате культурного обмена в XIX в. (прежде всего, цветная гравюра), а те, которые он считает более подходящими для формирования образа Японии (буддийские статуи, живопись традиционных школ). Отношение к буддизму у Окакура двойственное: с одной стороны, он оценивает его роль в развитии японской культуры как затеняющую ее истинную энергию, которую может вдохнуть в нее только синтоизм; с другой стороны, он считает буддизм – и вообще континентальное влияние – главным стимулом, приведшим к возникновению японского искусства. Подобными противоречиями пронизана вся его концепция, что было, вероятно, неизбежной реакцией на информационный поток, который обрушился на Японию начала эпохи Мэйдзи.


В концепции Окакура Тэнсин «японское искусство» предстает как обособленное явление, не связанное с всемирной историей искусства, и в этом его существенное расхождение с гегельянской теоретической схемой, предложенной Э. Ф. Феноллозой.

Параграф 2.2 («Истоки доктрины паназиатизма в сочинениях Окакура Тэнсин») посвящен рассмотрению связей между идеями Окакура, касающимися японской культуры и искусства, с политической идеологией эпохи Мэйдзи, в частности, доктриной паназиатизма. Япония в сочинениях Окакура предстает как культурный центр Азии, живой «музей», призванный сплотить вокруг себя другие восточные народы и возглавить их борьбу с западной экспансией. Идеи Окакура относительно общности стран Востока оказали значительное влияние как на современников, так и на его будущих последователей.

В параграфе 2.3 («Эстетический базис формирования «японской нации») рассматривается использование концепции «японского искусства»

для формирования общенациональной культуры и японской нации в эпоху Мэйдзи. Эстетический базис – концепция «японского искусства», новый взгляд на природу Японии как источник эстетического наслаждения, а также другие культурные категории (литература, общенациональный язык) – был одним из главных для формирования единой «японской нации». Экспорт предметов декоративно-прикладного искусства в Европу и США стал частью государственной политики, направленной на расширение рынка японских товаров, которые пользовались бы популярностью за рубежом. В отношении «чистого искусства» с середины 1880-х гг. начала проводиться совсем другая политика. В результате деятельности Окакура и его окружения в японской культуре закрепились такие понятия, как «древнее искусство» (кобидзюцу), «шедевры (древнего) искусства» (хомоцу) и, наконец, «национальные сокровища» (кокухо). Окакура и Феноллоза выступили инициаторами того, чтобы предметы, идентифицированные как «произведения древнего японского искусства», хранились в музее. Последовательно открылись государственные музеи (впоследствии переименованные в Императорские): в Токио (1872), Нара (1889) и Киото (1897). Музеи становились пространством, национальным» прошлым, а также где иностранцы могли познакомиться с канонической репрезентацией японской культуры.

«японского искусства» Окакура Тэнсин. Высказываются соображения относительно причин, по которым эта концепция сформировалась именно в таком виде, подтверждаемые материалами настоящего исследования.

На рубеже XIX-XX вв. Окакура сформулировал концепцию «японского основаниями, что и Феноллоза, и изложил «историю японского искусства», разворачивающуюся во времени в соответствии с гегельянскими идеями.

Однако его концепция отличается от идей Феноллозы прежде всего потому, что в понимании Окакура «история японского искусства» должна была стать частью общенациональной истории, призванной объединить японцев, что соответствовало общему настрою эпохи.

В основу концепции Окакура легли представления о том, что японское искусство сформировалось в результате взаимодействия исконно японской культуры и континентальной (индийской и китайской) культур. Он стремился подчеркнуть самобытность японской культуры и ее «высший статус» среди других, и поэтому большой удельный вес заимствований из этих культур требовал объяснения. Окакура придумал изящный ход, который впоследствии станет одной из традиционно приводимых характеристик японской культуры: объявление одной из главных особенностей культуры заимствованных элементов. Ключевая идея Окакура Тэнсин – представление о Японии как о «музее азиатской цивилизации», как и многие другие положения его теории, послужила обоснованием доктрины паназиатизма.

Концепция «японского искусства», сформулированная в культуре эпохи Мэйдзи, на долгое время определила подход к восприятию этого искусства и его канон внутри японской культуры.

Приводятся иероглифическое написание японских терминов, упомянутых в настоящей работе, и библиография. Также имеется приложение.

Приложение к настоящей работе представляет собой перевод сочинения Окакура Тэнсин «Идеалы Востока» (1903) на русский язык.

Перевод данного текста на русский язык был выполнен впервые.

следующих публикациях:

Статьи в изданиях, рекомендованных ВАК:

1. Макарова О.И. Создание концепции "японского искусства": Эрнест Феноллоза и Окакура Тэнсин // Вопросы философии. 2009. №2. С. Статьи в других научных изданиях:

2. Макарова О. Открытие загадочной страны // Восточная коллекция.

2010. №1. С.106-115.

3. Makarova O. Origins of Pan-Asianism Ideology in Okakura Tenshin‘s Writings // Proceedings of The First International Scientific Conference China, Korea, Japan: Methodology and Practice of Culture Interpretation (October 15-16, 2009) / Ed. by A. Ryzhkov et al. Kyiv-Seoul, 2009. P. 25-

 


Похожие работы:

«              ЛИХОМАНОВА Елена Викторовна   РАЗВИТИЕ БИБЛИОТЕК КАК НАПРАВЛЕНИЕ ГОСУДАРСТВЕННОЙ ПОЛИТИКИ В ОБЛАСТИ КУЛЬТУРЫ В 1960-е – 1970-е гг. (НА ПРИМЕРЕ ВОЛГОГРАДСКОЙ ОБЛАСТИ)   24.00.01 – теория и история культуры        АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата исторических наук Волгоград – Работа выполнена в Федеральном государственном бюджетном образовательном учреждении высшего профессионального образования Волгоградский государственный...»

«Бураченко Алексей Иванович ТЕАТРАЛЬНАЯ КРИТИКА В ПРОВИНЦИИ: СТРУКТУРА И ФУНКЦИИ Специальность 24.00.01 – Теория и история культуры Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата культурологии Кемерово 2014 Работа выполнена на кафедре философии, права и социально-политических дисциплин ФГБОУ ВПО Кемеровский государственный университет культуры и искусств. Научный руководитель : Балабанов Павел Иванович, доктор философских наук, профессор Официальные оппоненты :...»

«КАЧКАРОВА Эльвира Вячеславовна СТАНОВЛЕНИЕ ИБЕРИЙСКОЙ КУЛЬТУРЫ КАК СИНТЕЗ ВОСТОЧНЫХ И ЗАПАДНЫХ ТРАДИЦИЙ (период раннего средневековья) 24.00.01 - теория и история культуры АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата культурологии Москва 2011 Работа выполнена на кафедре культурологии и антропологии Московского государственного университета культуры и искусств Научный руководитель : Флиер Андрей Яковлевич, доктор философских наук, профессор Официальные...»






 
© 2013 www.diss.seluk.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Авторефераты, Диссертации, Монографии, Методички, учебные программы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.