WWW.DISS.SELUK.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА
(Авторефераты, диссертации, методички, учебные программы, монографии)

 

На правах рукописи

УДК: 008(470.5) (091) «1900-1960»

ДОБРЕЙЦИНА ЛИДИЯ ЕВГЕНЬЕВНА

ХУДОЖЕСТВЕННАЯ ЖИЗНЬ НИЖНЕГО ТАГИЛА

В ПЕРВОЙ ПОЛОВИНЕ XX ВЕКА

Специальность: 24.00.01 – теория и история культуры

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени кандидата культурологии Санкт - Петербург 2002 г.

Работа выполнена на кафедре истории искусств факультета искусствоведения и культурологии Уральского государственного университета имени А.М. Горького

Научный руководитель: Кандидат искусствоведения, профессор, академик РАХ ГОЛЫНЕЦ С.В.

Официальные оппоненты: Доктор философских наук

, профессор кафедры философии культуры и культурологии СПбГУ КАГАН М.С.

Кандидат культурологии, доцент кафедры художественной культуры РГПУ им. Герцена ДМИТРИЕВА Л.В.

Ведущая организация: Гуманитарный университет

Защита состоится « 16 » декабря 2002 года в часов на заседании диссертационного совета Д 212.199.23 Российского государственного педагогического университета им. А.И. Герцена по адресу: 197101, г. Санкт- Петербург, ул. Малая Посадская, ауд. 317.

С диссертацией можно ознакомиться в фундаментальной библиотеке Российского государственного педагогического университета им. А.И. Герцена

Автореферат разослан « » _ 2002 г.

Ученый секретарь диссертационного совета кандидат педагогических наук, доцент С.Н. Токарев

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы.

Город – квинтэссенция цивилизации, живая история и одновременно ее результат. Он представляет собой точку пересечения исторических, социологических, филологических, искусствоведческих интересов.

Представление о городе как живом становящемся организме может дать объединение всех знаний и методов конкретных наук, выстраивающее единую систему, которая с помощью всего многообразия фактов позволит объяснить общие закономерности и даст право делать обоснованные прогнозы относительно будущего города, выстраивать стратегию и тактику его дальнейшего развития.




В данной работе в качестве объекта анализа предлагается провинциальный город. Это значит, что осмысление его культуры должно строиться с учетом всех особенностей такого положения в иерархии, одновременно географической, административной и культурной. Наиболее сложным, на наш взгляд, является выяснение связей провинциального города со столицей, которая в России традиционно была и центром культуры.

Проблема взаимодействия столичной и провинциальной культур в России стоит особенно остро. Причиной этого, очевидно, служат не только огромные размеры, затрудненность сообщения, но и преобладание авторитарных способов управления страной, закладывавшихся еще в Древней Руси и утвердившихся со времен Петра I.

Основная цель нашего исследования – воссоздание целостного культурного облика Нижнего Тагила в первой половине ХХ века. Тагил – одновременно своеобразный и типичный провинциальный город. Его типичность для русской провинции проявляется в значительной удаленности от столичных городов и от границ с иными культурами. Основанный как заводской поселок в начале XVIII века, он на протяжении всей своей истории оставался фактически монофункциональным городом, в котором возможности для развития духовной культуры весьма ограниченны. С другой стороны, тагильская культура и сам облик города складывались таким образом, что сформировался особый мир, менталитет жителей, были заложены предпосылки для появления нетрадиционных явлений в художественной жизни. Нас интересовали как типические черты провинциального «культурного гнезда», так и причины зарождения в этих условиях особенностей, которые отличают внешний и внутренний облик Тагила.

Выбор периода был обусловлен двумя обстоятельствами. Первое – это сложность и многоаспектность времени, характерная для истории России в целом, когда на протяжении жизни одного поколения несколько раз сменились основные парадигмы развития общества и принципы существования культуры.

Второе – слабая изученность истории Тагила первой половины XX века. Если тагильским краеведам и старожилам этот период его жизни известен достаточно хорошо, по крайней мере с точки зрения фактов, то специальной исследовательской литературы о нем недостаточно. Тем более нет целостного осмысления разрозненных сведений об изменениях в развитии культуры города, о связях этих изменений с общенациональным культурным процессом, с прошлым и будущим Тагила. Поэтому одной из основных задач работы можно считать систематизацию информации о культуре этого переходного периода, который стал связью между полярными на первый взгляд, но едиными по сути мирами – демидовским «горным гнездом» и современным Тагилом.

Степень изученности проблемы.

Идея комплексного изучения города не нова. В отечественной науке она была выдвинута еще в 1910-1920-е годы петербургским историком И.М.

Гревсом и подхвачена целым рядом его учеников. Гревс писал: “Город – одно из сильнейших и полных воплощений культуры, один из самых богатых видов ее гнезд... Но надо уметь подойти к сложному предмету познания, в частности, понять город, не только описать его, как пассивную плоть, но и почуять, как глубокую живую душу, уразуметь город, как мы узнаем из наблюдений и сопереживаний душу великого или дорогого нам человека”1. В 1923 году филолог Н.К. Пиксанов в своей работе «Два века русской литературы»





параллельно с Гревсом выдвинул термин «культурное гнездо» в применении к периферийным городам и отдельным культурным явлениям внутри них.

Наметился путь изучения областных культур через изучение «культурных гнезд» как первичных ячеек общерусской культуры.

Идеи Пиксанова – Гревса способствовали массовому подъему краеведческого движения в 1920-е годы. Школе Гревса принадлежат термины «родиноведение» и «градоведение». Разработке методологических принципов этих наук посвящен ряд статей Гревса и его единомышленников: Н.П.

Анциферова, М.М. Богословского, В.В. Богданова, С.В. Бахрушина в журналах «Краевед», «Экскурсионное дело», «Педагогическая мысль», «Вопросы краеведения в школе», а также отдельные издания: «Областные культурные гнезда» Пиксанова, «Как изучать свой город в плане школьной работы»

Анциферова. В последней даны методические указания, ценные не только для школьного краеведения, но и для исследования города в самом широком смысле. И.М. Гревс считал комплексное изучение города неотъемлемой частью не только краеведения, но и исторической науки в целом. “Особенно смутно представляется нам образ краеведческого изучения целокупной культуры (здесь и далее курсив И.М. Гревса) данной местности... Это и есть объект истории в целом; это же представляет важный предмет для самопознания края и необходимый элемент для познания страны (родиноведения)… Имею в виду изучение города, как самого сильного конкретного воплощения культуры”2.

Однако, подчеркивая важность изучения провинциальных культурных гнезд, сами представители школы «родиноведения» занимались исследованием столичных центров, главным образом Петербурга. Чрезвычайно интересным образцом подобного рода являются работы Анциферова о Петербурге. Но в них автор делает акцент на образах города в литературе, что, очевидно, отражает его личные пристрастия («Петербург Достоевского», «Петербург Пушкина», «Душа Петербурга»). Глазами писателей показаны и разные города мира, в том Анциферов Н.П. Как изучать свой город в плане школьной работы – М.-Л., 1929 – с. 25.

Гревс И.М. Город как предмет краеведения // Краеведение – 1924, № 3 – с. 247.

числе России, в сборнике «Современные города», составленном совместно с Т.Н. Анциферовой. Такие панорамы городов, несомненно, красноречивы и должны быть использованы в качестве источников для дальнейших исследований, но они не ставят целью научно-обоснованный анализ города, оставаясь в рамках художественных образов. Схожа с ними и книга писателя В.А. Гиляровского «Москва и москвичи», представляющая собой собрание блестящих зарисовок внешнего облика и быта первопрестольной русской столицы. Спустя почти столетие другой литератор – Петр Вайль – обратился к магии различных городов, в разное время и по-разному представлявших собой «центры мира». Его монография «Гений места» написана в жанре путевой прозы. Она представляет собой осмысление в философско-эссеистической манере своеобразия духа, образа города, данное сквозь призму художественной культуры, причем, в отличие от работ Анциферова, не только литературы, но и кинематографа, музыки, изобразительного искусства.

Несколько ближе к задачам культурологического исследования стоит работа Н.П. Анциферова «Быль и миф Петербурга», которая трактуется самим автором как методическая разработка к экскурсии по городу. Но и это по самому своему жанру скорее развернутый план для исследования, нежели само исследование. Опыты же подобного рода в отношении периферийных городов с отражением именно провинциальной специфики нам неизвестны.

В начале 1930-х годов идеи «родиноведов» подверглись критике.

Изучение провинции с учетом ее самобытного культурного облика было признано вредным и почти заглохло.

В последнее десятилетие XX века интерес к изучению культуры провинции возник вновь. «Возрождение» этого интереса вновь оказалось связано, помимо провинциальных научных школ, с Петербургом. Учеными Российского государственного педагогического университета им. Герцена была разработан так называемый «регионоведческий» подход к изучению провинциальных (и не только) культурных центров. Он подробно изложен в целом ряде публикаций, выходивших на кафедре художественной культуры университета с 1998 года. Той же проблеме посвящен сборник «Основания регионалистики» под редакцией А.С. Герда и Г.С. Лебедева, вышедший в Петербурге в 1999 году. Авторы подчеркивают свою связь с концепцией школы Гревса и выделяют различные области знаний, изучающие культуру регионов, в отдельную науку – регионалистику.

Регионалистика предлагает изучать культурно-исторический потенциал города или области как сумму различных, хронологически относительно синхронных наиболее общих типов, выделяемых по материалам конкретных наук. Тип в координатах места и времени определяется как топохрон культуры, раскрывающий ее семантическое содержание. Таким топохроном может быть любой правильно интерпретированный материальный объект.

Интерпретироваться топохрон должен через хронотоп – единство пространства и времени. Оба понятия фиксируют и развертывают архетип культуры, закрепляют его в пространстве-времени и реализуют в стереотипном поведении индивида и социума. Ключ к преобразованию топохрона в хронотоп – имя (топоним). Постижение культурного явления, закрепленного в имени (знаке), в контексте пространственно-временного континуума региона (города) – таков путь комплексного изучения культуры.

Подход к пониманию города как особым образом организованной структуры, которая прочитывается как модель мироздания, космоса, и противостоит окружающему ее природному хаосу, успешно развивается исследователями Екатеринбургского института урбанистики, созданного на основе Уральской архитектурно-художественной академии. Некоторые результаты их работы представлены в книге «Семиотика пространства» под редакцией А.А. Барабанова. Подобный анализ города предпринят и в статьях сборника «Человек и город: пространства, формы, смыслы», вышедшего в году в Санкт-Петербурге (среди его авторов – также ряд екатеринбургских урбанистов). Из доступных нам зарубежных изданий наиболее интересными представляются работа У. Эко «Отсутствующая структура. Введение в семиологию», в частности, раздел «Семиотика архитектуры», а также небольшая статья Джеймса Дональда «Город, кинематограф: современные пространства». Блестящий пример семиотического анализа города дает Ю.М.

Лотман в своей монографии «Внутри мыслящих миров» (глава «Символика Петербурга»), где он подвергает семиотическому анализу городское пространство, раскрывает глубинные смыслы его организации.

В числе работ, посвященных городу, хотелось бы отметить еще фундаментальную монографию М.С. Кагана «Град Петров в истории русской культуры». Она представляет собой попытку целостного охвата жизни города с позиций деятельностного подхода к культуре.

Отдельным проблемам культуры провинции посвящен ряд статей и тезисов. Особенно нужно отметить исследования проблем интеллигенции в провинции, которыми занимаются многие провинциальные центры (Новосибирск, Омск, Иваново и др.). Представляет интерес сборник «Интеллигент в провинции», посвященный роли интеллигенции в культуре малых городов. Сущностные черты провинциальной интеллигенции и жизни в провинции обозначил и проанализировал Л.Н. Коган в своей статье «Духовный потенциал провинции: вчера и сегодня». Концепция Пиксанова – Гревса подробно освещена в статье новосибирских исследователей Е.И. ДергачевойСкоп и В.Н. Алексеева «Концепт «культурное гнездо» и региональные аспекты изучения духовной культуры Сибири», а также в более позднем издании омских ученых «Мир историка: идеалы, традиции, творчество» (статьи В.Г.

Рыженко и Т.А. Сабуровой). Кроме того, существенные сведения о городе и способах его функционирования изложены в общих работах историков, социологов, архитекторов, дизайноведов, урбанистов, как правило, носящих отраслевой характер, то есть, посвященных какому-то одному аспекту жизни города. Это статьи И.С. Турова «Городской образ жизни: теоретический аспект», Ю.Л. Пивоварова «Географическое учение об урбанизации: проблемы и поиски решений», обозначающие особенности городского пространства, как физического, так и социального. Здесь же стоит отметить статью философа Юрия Левады «Почему дороги ведут в Рим» и исследование французского социолога Алена Турэна «Центр и провинция» об особенностях диалога столицы и регионов в современной Франции.

Данный обзор показывает, что потребность в комплексном осмыслении культуры городов существует, и попытки предпринять такое осмысление делались и делаются неоднократно. Разработаны разнообразные методологические подходы к анализу «историко-культурных зон» (термин, данный авторами сборника «Основания регионалистики»), обсуждаются отдельные проблемы бытия городов различного ранга. Однако исчерпывающего исследования, дающего образец применения подобных методов к изучению культуры именно провинциального города, нет, или же они мало известны. Несколько больше исследованы столицы, прежде всего Петербург, но особенности их культурной жизни таковы, что руководствоваться теми же принципами при изучении провинции без соответствующей корректировки невозможно.

Серьезная научная литература, посвященная Тагилу первой половины XX века, практически отсутствует. Среди общих работ, посвященных культуре Тагила, следует выделить исследование сотрудников Московского этнографического музея В.Ю. Крупянской, О.Р. Будиной и других «Культура и быт горняков и металлургов Нижнего Тагила (1917-1970)». В нем собран богатый фактический материал, хотя и не весь, а лишь соответствующий идеологическим установкам времени, в которое писалась работа. Тем не менее это исследование является основным и опорным в изучении культуры советского Тагила. К числу общих работ можно отнести и несколько раз (с года) переиздававшийся коллективный труд «Нижний Тагил», но это скорее выполненная в традиционном для советской культуры стиле «книга о городе», которая представляла официальную точку зрения на его прошлое и настоящее.

К разряду подобных изданий относится и сборник статей «В нашем краю».

Научная ценность этих книг невелика. Гораздо более интересны два выпуска статей и тезисов к конференции «Тагильский край в панораме веков» (1999 и 2001), проводимой совместно кафедрой истории Нижнетагильского педагогического института и музеем-заповедником горнозаводского дела Среднего Урала, где представлены результаты поисковой работы историков и краеведов.

Не существует отдельного фундаментального труда, посвященного художественной культуре Тагила, но изучение истории культуры Урала в целом имеет богатые традиции. Основоположниками изучения уральского изобразительного искусства следует считать пермского краеведа, музейного деятеля Н.Н. Серебреникова и свердловского искусствоведа Б.В. Павловского.

Труд Н.Н. Серебренникова «Урал в изобразительном искусстве» (1959) – первая работа подобного рода, осмысление художественных процессов на Урале со времени зарождения здесь искусства до 1950-х годов. Важное достоинство книги – наличие в ней основной библиографии изобразительного искусства Урала и краткого биографического словаря художников, работавших на Урале. Б.В. Павловский - автор целого ряда исследований о становлении и развитии изобразительного искусства на Урале. В его обобщающих работах «Художники на Урале. Краткий обзор работ за 30 лет» (1948) и «Декоративноприкладное искусство промышленного Урала» (1975) содержится ряд ценных сведений и заметок об изобразительном искусстве Тагила. В первой из них дается, в частности, характеристика творчества художников, работавших в Тагиле в годы Великой Отечественной войны.

Б.В. Павловский явился также создателем кафедры истории искусств в Уральском государственном университете, которая развивает традиции изучения уральского искусства. Осмысление художественного процесса на Урале на протяжении XX века с точки зрения современной науки дал в ряде работ С.В. Голынец. Особо следует выделить написанную совместно с Л.А.

Заксом развернутую статью «Искусство Урала в социокультурном контексте XX века». С.П. Ярков на протяжении ряда лет занимается изучением истории Екатеринбургской художественно-промышленной школы, в которой учились многие уральские художники, в том числе и работавшие в Тагиле (О.Э.

Бернгард, Г.И. Форшев, В.В. Топоркова, В.И. Шишов и др.). Одной из последних по времени работ, исследующих уральское изобразительное искусство 1920-х годов, стала выполненная на кафедре истории искусств УрГУ диссертация Е.П. Алексеева «Художественная жизнь и развитие изобразительного искусства Урала 1920-х годов» (2001), в которой содержится ряд неопубликованных ранее фактов и чрезвычайно подробный анализ уральского художественного процесса в этот период. Для нас особенно важно, что автор исследует также творчество малоизвестных художников, работавших в Тагиле, в частности В.В. Топорковой, Н.А. Банникова, В.А. Кузнецова.

Особую сторону научных интересов кафедры составляет Невьянская иконописная школа (термин предложен уральским искусствоведом Г.В.

Голынец) и тесно связанные с ней уральские расписные промыслы. Следует отметить издание «Невьянская икона», научным редактором и автором обзорной статьи которого является Г.В. Голынец. В нем хотя и нет прямых указаний на тагильских мастеров, содержится вполне приложимая к их творчеству характеристика распространенного в этом регионе иконописного стиля и путей его развития.

Большую ценность представляют исследования в этой области В.В.

Барадулина, в особенности его книга «Уральский букет: народные росписи горнозаводского Урала», где несколько глав посвящены подробному разбору расписного промысла в Нижнем Тагиле. В книге «Уральская икона», также подготовленной учеными Уральского университета, собраны сведения о нижнетагильских иконописцах. Своего рода штрихами к портрету можно считать ряд дипломных работ, выполненных студентами кафедры искусствоведения УрГУ. Некоторые ценные факты содержит дипломная работа К.А. Гилевой, представившей анализ жизни и творчества каслинского мастера А.С. Гилева, в 1940-1950-е годы работавшего в Н. Тагиле.

Другим центром исследований проблем уральской культуры является Институт истории и археологии УрО РАН. Под редакцией его директора академика В.В. Алексеева в последние годы вышел ряд обобщающих коллективных трудов, среди которых «Урал в годы Великой Отечественной войны» (1995), «Уральская историческая энциклопедия» (1998), «Урал в панораме XX века» (2000), «Урал на пороге третьего тысячелетия» (2000).

Исследованием образования на Урале в годы Великой Отечественной войны занимается доктор исторических наук А.В. Сперанский. Крупным специалистом по истории краеведческого движения на Урале в 1920-1930-е годы является Н.Н. Тагильцева. Проблемы интеллигенции в XX веке изучаются Центром региональных исследований при УрГУ под руководством доктора исторических наук М.Е. Главацкого. Силами этого Центра в последние годы изданы коллективные труды «Российская интеллигенция: критика исторического опыта» (2001) и «Милосердие и благотворительность в российской провинции» (2002). М.Е. Главацкий является также автором ряда книг об уральской технической интеллигенции начала XX века, о выдающемся инженере В.В. Грум-Гржимайло, соавтором сборников «37-й на Урале» и «История репрессий на Урале».

Существует целый ряд исследований, целиком посвященных или какимто образом затрагивающих отдельные стороны жизни Урала в целом и Тагила в частности. Среди общеисторических работ выделяется двухтомная монография тагильского историка В.М. Кириллова «История репрессий в нижнетагильском регионе Урала. 1920 – начало 1950-х годов». Другим источником, подробно освещающим роль репрессий в жизни города и отдельных его жителей, нужно считать «Книгу памяти», изданную тагильским обществом «Мемориал». Она представляет собой подробную подборку архивных документов, личных воспоминаний и исторических изысканий.

Среди историков, занимавшихся проблемой репрессий на Урале, кроме В.М. Кириллова, следует выделить Г.Я. Маламуда (Заключенные, трудмобилизованые НКВД и спецпереселенцы на Урале в 1940 - начале 1950-х годов. Автореферат... канд. ист. наук, 1998) и А.И. Делицоя (Инженернотехнические кадры и власть на Урале в конце 1919 – 1931 годах: проблемы взаимоотношений. Автореферат... канд. ист. наук, 1998).

Изучением изобразительного искусства Тагила занимается коллектив Нижнетагильского государственного музея изобразительных искусств.

Благодаря его работе выявляется ряд малоизвестных, незаслуженно забытых художников, так или иначе связанных с Тагилом. К числу наиболее интересных находок относится новое открытие художественного наследия Павла Голубятникова, ученика и друга К. Петрова-Водкина, а также творчества и подробностей биографии Феликса Лемберского, сыгравшего видную роль в организации художественного процесса и популяризации изобразительного искусства в Тагиле в годы Великой Отечественной войны. К источникам сведений об изобразительном искусстве Тагила следует отнести также популярные брошюры издательства СХ СССР о художниках Бернгарде, Бортнове, Дистергефте, Задорине, Крамском.

Анализ архитектурного облика Тагила представлен в книге А.А.

Стригалева и А.И. Целикова «Нижний Тагил: жилищно-гражданское строительство», которая подробно освещает принципы застройки города в 1930-1950-х годах. Написанная в 1959 году, она не всегда свободна от идеологической предвзятости, к тому же в ней рассматриваются в основном узко специальные градостроительные, даже инженерные проблемы. Подробный искусствоведческий анализ архитектуры советского Тагила содержится также в дипломной работе А.Л. Карташевой «Архитектура Нижнего Тагила после года» - единственном из известных нам именно искусствоведческих исследований архитектуры Тагила XX века.

Представления о «душе города» можно почерпнуть из художественных произведений писателей Урала и, в частности, самого Тагила. Основным материалом здесь могут служить роман Д.Н. Мамина-Сибиряка «Горное гнездо», посвященный Тагилу второй половины XIX века, и романы и очерки нижнетагильского автора А.П. Бондина, жившего в первой трети века XX.

Ценным источником, до некоторой степени освещающим жизнь Тагила в первые послереволюционные десятилетия, является сборник рассказов рабочих Тагила «Были горы Высокой», отредактированный А.М. Горьким и изданный в 1935 году. Помимо информации о событиях тех лет, переданной «из первых рук», сборник дает богатый материал для размышлений о массовой психологии рядового провинциала, которому довелось жить «во время перемен».

Одним из основных источников знаний о культуре любого региона служат работы местных краеведов. Краеведческое движение на Урале имеет глубокие корни, которые были заложены еще во второй половине XIX века деятельностью УОЛЕ. На 1920-е годы пришелся второй всплеск краеведческой активности уральских любителей местной истории. Замечательные достижения и находки связаны с именами В.П. Бирюкова (Шадринск), Н.Н. Серебренникова (Пермь), М.О. Клера и Л.М. Хандросса (Екатеринбург-Свердловск), А.Н.

Словцова и деятелей ТОИМК (Нижний Тагил). Третий этап развития краеведения мы переживаем в последнее десятилетие. Свидетельством этого служит возрождение краеведческих изданий – «Шадринская старина», «Были Ирбита», «Уральская старина», «Пермский край», «Тагильский краевед», проведение регулярных краеведческих конференций, таких как Смышляевские чтения в Перми, Бирюковские чтения в Челябинске, упомянутые выше конференции «Тагильский край в панораме веков». Знаменательно, что, как и на рубеже XIX-XX веков, в краеведческой работе принимают активное участие представители «официальной» науки. В частности, редакторами «Уральской старины» являются сотрудники института истории и археологии УрО РАН В.В.

Алексеев и А.В. Сперанский, а активными деятелями краеведческого движения в Тагиле – историки Нижнетагильского государственного педагогического института В.М. Кириллов, Т.К. Гуськова, Г.Я. Маламуд и др.

В 1927-1929 годах тагильское краеведческое общество выпускало «Материалы по изучению Тагильского округа», в которых можно найти информацию как о конкретных находках, так и об организации этой работы и о самих деятелях краеведческого движения того времени. Альманах «Тагильский краевед» издается с 1988 года, научная ценность опубликованных в нем статей и фотоматериалов чрезвычайно велика. Стоит выделить исследования А.И.

Орлова, Е.Н. Епанчинцевой, И.Т. Коверды, С.В. Ганьжи. Заслуживает внимания и фундаментальный справочный труд С.В. Ганьжи «Имена в истории нижнетагильского горнозаводского округа конца XVII-XIX веков», который дает сведения о ряде деятелей тагильской культуры начала XX века.

К числу источников кроме архивных документов следует отнести местные газеты, прежде всего главный печатный орган Тагила – газету «Тагильский рабочий» (с 1926 по 1933 – «Рабочий»). В качестве справочного материала привлекались списки членов Союза художников разных лет, сведения о выставках и каталоги, адрес-календари, бюллетени работы Тагильского городского совета, рекламные буклеты.

Основным источником для выполнения работы послужили архивные документы. Большая их часть находится в архивах самого Нижнего Тагила, в фондах ОДОАНТ и архива НТГМЗ, а также в ГАСО. Для уточнения судеб некоторых художников, а также приказов и распоряжений из Центра, потребовалось обращение в московские архивы РГАЛИ и ГАРФ. Некоторые материалы оказались рассредоточены, так что возникла необходимость обращения к фондам отдельных учреждений культуры – Нижнетагильского государственного музея изобразительных искусств, Нижнетагильского горнометаллургического колледжа, детской музыкальной школы № 1, училища искусств, а также к документам, хранящимся у частных лиц.

Таковы две основные группы использованной нами литературы. Первая это исследования о городе в целом, предлагающие различную методологию изучения с одной стороны культуры города, а с другой – культуры провинции.

Вторая – литература и источники, касающиеся непосредственно Урала и Нижнего Тагила. Третью, последнюю, группу составляют издания общефилософского характера. Это различные попытки осмыслить происходящие в культуре XX века вообще и России в частности процессы, а также литература, дающая разъяснения ключевых для нашей работы терминов, таких как «провинция», «культура», «интеллигенция», «массовая культура», «культурное пространство», «художественная жизнь». Сюда относятся сборники статей о русской интеллигенции и о революционных событиях начала века «Вехи» и «Из глубины», а также монографии по философии истории А.С.

Ахиезера «Россия: критика исторического опыта» и Г.П. Федотова «Судьба и грехи России». Интерес для нас представляли размышления Федотова и авторов сборника «Вехи» о феномене русской интеллигенции, а также предложение Федотова выделить отдельное определение «русские европейцы», характеризующее истинных устроителей и просветителей России.

Фундаментальным исследованием элитарного и массового сознания в культуре XX века является широко известная работа Х. Ортеги-и-Гассета «Восстание масс», на которую мы опирались в наших рассуждениях об особенностях массового сознания тагильчан. Понимание культуры как текста, накопленной и передающейся из поколения в поколение информации, подробно изложено Ю.М. Лотманом в его работе «Культура и взрыв». В его же «Семиосфере» даны основные принципы для понимания культурного пространства и времени, разъяснены механизмы культурного диалога. Те же проблемы культурного пространства и культурного диалога на примере советской культуры чрезвычайно интересно раскрывает В.З. Паперный в своей книге «Культура 2», опираясь в основном на материал архитектуры. Кроме того, мы использовали издания, анализирующие общественно-исторические, образовательные, художественные процессы в жизни страны в первой половине XX века.

Цель и задачи исследования.

Цель нашей работы - воссоздание целостного культурного облика провинциального города (Нижнего Тагила) в эпоху смены парадигм развития отечественной культуры. В связи с этим мы выделили следующие задачи:

1. Выявить и систематизировать информацию об истории культуры Тагила первой половины XX века.

2. Проследить изменения качественного состава, ценностных установок, основных видов деятельности городской духовной элиты (интеллигенции).

3. Раскрыть причины изменений в отношении к культуре, форм и степени участия в культуросозидающем процессе основного населения Тагила (массы).

4. Выявить основные формы и степень интенсивности на каждом историческом этапе диалога «провинция – метрополия» в отношениях Тагила с «внешним миром»: с прилегающей округой и с центрами разного уровня (от областного до общегосударственного).

5. Воссоздать структуру городского пространства в свете трансформации внутренней жизни общества.

Положения, выносимые на защиту.

1.Провинциальная культура функционирует успешно при условии, что она находится в активном и свободном взаимодействии с окружающим ее внешним миром, прежде всего – с миром культурного центра.

2.Культурный диалог «центр – провинция» осуществляется в рамках системы «общенациональное – местное».

3.Диалог с общенациональной культурной традицией, воплощаемой центром, осуществляется всеми городскими инфраструктурами, но главным образом интеллигенцией, которая выполняет функцию посредника между этими двумя мирами: внешним, общенациональным, и внутренним, местным.

Благодаря деятельности интеллигенции в провинции создаются очаги культуры – центры духовной жизни города.

4.Облик города является знаковой системой, в которой фиксируются все основные черты развития его культуры.

5.Пересечение общего и местного, внутреннего и внешнего, различных социальных групп создает органическое культурное пространство, в котором выявляется в полной мере значение города для прошлого и настоящего, а также возможные перспективы его развития.

Научная новизна исследования.

В данной работе впервые предпринята попытка воссоздать целостный облик Нижнего Тагила, объяснить механизмы функционирования и развития его культуры. С этой целью были изучены как внутренние процессы духовной жизни города, так и его связь с явлениями региональной и – шире – общенациональной истории культуры. Город рассматривается как часть единого культурного пространства, системы взаимоотношений «центр – провинция». В связи с этим делается попытка культурологического осмысления понятия «провинция», подчеркивается его многоуровневый характер. На основе изучения разнообразных источников восполняется пробел в изучении истории культуры Тагила первой половины ХХ века – наименее подробно представленного и наиболее идеологизированного в исследовательской литературе периода. Многие факты и целый ряд неопубликованных архивных материалов вводятся в научный оборот впервые.

Научно-практическая ценность работы.

Результаты работы могут использоваться в общих историкотеоретических и культурологических исследованиях, музейной и педагогической работе: при чтении разного рода курсов по истории культуры Урала и теории урбанистики, подготовке справочных и более развернутых изданий по истории и искусству Нижнего Тагила.

Апробация работы.

Диссертация обсуждена и одобрена на заседании кафедры истории искусств факультета искусствоведения и культурологии Уральского государственного университета им. А.М. Горького.

Структура и объем работы.

Диссертация состоит из введения, трех глав, заключения, библиографического списка и приложений. Во введении определяется основная проблематика исследования, формулируются цель и задачи, дается критический обзор основной литературы и источников. Первая глава «Провинциальный город как социокультурный феномен» представляет собой теоретическое обоснование исследования. В ней дается определение провинциального города, выявляются его основные признаки, культурные связи с метрополией и регионом, обозначаются основные проблемы бытия провинциального культурного центра. Вторая и третья главы являются применением общих закономерностей изучения города на конкретном примере истории культуры Нижнего Тагила в первой половине ХХ века. Материал расположен по хронологическому принципу. Вторая глава «Нижний Тагил в эпоху революционных перемен 1900-х - 1920-х годов» подразделяется на два параграфа. В первом – «Культура «горного гнезда» в начале XX века» - дается характеристика культуры Тагила, его внешнего облика, менталитета горожан, которые сложились за время правления Демидовых и в пореформенный период.

Второй параграф «Тагил в 1917 - 1920-е годы: от горнозаводского гнезда к «соцгороду»» представляет собой осмысление культурных процессов, зарождающихся во время революции и проявляющихся в годы нэпа. Третья глава «Город советской культуры (Нижний Тагил в 1930-е-50-е годы)» также разделена на два параграфа: 1) «Культура провинциального города в условиях становления тоталитаризма (Тагил в 1930-е годы)» и 2) «Культурное пространство провинции и духовный потенциал столицы, их взаимодействие в Тагиле 1940-х-50-х годов».

В них представлены две полярные модели развития провинциального города, связанные с различием типов взаимодействия со столицей – тоталитарного «вертикального» типа жесткого подчинения и стихийно-демократичного «горизонтального», обусловленного вынужденной необходимостью совместного сосуществования. В заключении подводятся итоги и обосновываются причины подобного развития культуры провинциального города в данный период. К работе приложен библиографический список и список источников, в который вошли архивные документы, газетные статьи, краеведческие публикации и материалы, справочные издания. К диссертации сделаны приложения: 1. Хроника культурной жизни Тагила в 1900-1960 годах; 2. Краткие сведения о деятелях культуры Тагила первой половины ХХ века (201 биография); 3. Альбом иллюстраций, представляющий виды архитектурных памятников Тагила, фотографии наиболее значимых деятелей культуры, а также произведения тагильских художников.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Глава первая. Провинциальный город как социокультурный феномен. В ней представлено теоретическое обоснование культурологического (то есть комплексного) подхода к изучению провинциального города. Несколько компилятивный характер главы обусловлен тем, что она была призвана обобщить уже существующие методологии анализа города, и лишь затем обосновать точку зрения автора. В ней изложены размышления о сущности города как феномена культуры, о специфике провинциального города и, соответственно, о понятии провинции в культуре. Неотъемлемой частью целостного облика города является, на наш взгляд, его участие в диалоге «столица (или центр) – провинция», характеристика которого также представлена в первой главе. Кроме того, здесь обозначены основные этапы анализа провинциального города. В основе их выделения лежит концепция Гревса – Анциферова, скорректированная в соответствии с новейшими знаниями в области регионоведения.

В работе не ставилась цель дать четкое определение города, а лишь выявить характерные особенности города как социокультурного феномена. То есть определить специфику «культурного» пространства, времени, а также образа жизни горожан (сюда входят основная деятельность, формы досуга, быт, менталитет). Внутригородское пространство представляет собой единство конкретно-физического, собственно культурного или «окультуренного»

пространства (организованного с помощью архитектуры, районировния), и семиотического (знакового) пространств. Город – это всегда рукотворное, организованное, осмысленное пространство. Причем его осмысленность проявляется как в его внешнем облике, так и в сознании горожан. Таким образом, городское пространство всегда имеет внешний и внутренний аспекты существования с преобладанием значимости внутреннего, сознательного аспекта.

Важной частью организации городского пространства является его место в системе общенационального культурного пространства, которое также определяется конкретно-географическим, социально-политическим и духовносимволическим факторами. Исходя из их совокупности, город определяется как культурный центр или провинция, причем определения эти не являются однозначными, так как зависят от точки зрения. Один и тот же город по отношению к своей округе будет восприниматься как центр, а по отношению к более значительным городским образованиям – как провинция.

Аналогичные характеристики имеет городское время. Оно, так же, как и пространство, носит осмысленный, организованный характер и так же представляет собой единство объективно-физического «природного» и искусственно созданного «культурного» времени. Различие бытия времени проявляется и как характеристика внутреннего мира города: замедленный темп существования провинции и убыстренный – крупного центра, жизнь «по гудку»

в промышленных городах и по колокольному звону - в монастырских, начало и конец навигации в речных и морских портах, курортного сезона в южных городах, учебного года в университетских и т.п. Отличие города от не-города – в умышленности, семантической наполненности, образности его хронотопа.

Наконец, третья важная составляющая характеристики города – наличие внутренней, особым образом организованной жизни. К ней относятся производство и досуг жителей, а также специфические «городские» связи между людьми. Здесь объектом нашего анализа была та деятельность, которая непосредственно относится к сфере воспроизводства, трансляции и восприятия культуры, и ее наиболее концентрированное воплощение – художественная жизнь. Механизм этой деятельности хорошо известен. Это диалог «автор – произведение – публика», который осуществляется через своеобразные медиаторы – организаторские и популяризаторские структуры. Сложность и многоаспектность этой системы является свидетельством активной духовной жизни. Однако эта структура ничего не говорит о качественном уровне явлений культуры и глубине их постижения, хотя по ней, безусловно, можно до некоторой степени судить о вероятности духовного взлета. Поэтому необходимо анализировать художественную жизнь конкретного города, вопервых, в ее связи с исторической традицией, а во-вторых в ее взаимоотношениях с культурным центром (столицей) и через него – с общенациональной культурой. Первое поможет убедиться в неслучайном характере, прочной основе тех или иных явлений, а второе – соотнести их качественный уровень с более крупным масштабом, уйти от преувеличенных оценок творчество местных «самородков» и по достоинству оценить деятельность подвижников.

Таким образом, принцип культурологического анализа города представляет собой выделение и изучение многочисленных структурных элементов его как системы, включенной, в свою очередь, в макросистему общенациональной культуры. К числу этих элементов относятся внутригородской хронотоп, зеркально повторенный во внешних связях, система знаков и символов (топонимия), многообразие вертикальных и горизонтальных социальных связей, художественная жизнь. Предельно малой и вместе с тем концентрирующей величиной городской культуры является конкретная личность, а предельно общей – полумифический genius loci, приблизиться к пониманию которого поможет подобный анализ.

Во второй и третьей главах последовательно раскрывается культурный облик Тагила в первой половине XX века. В основу подразделения на главы и параграфы было положено представление о внутренне законченных этапах истории культуры города. Во вторую главу вошла характеристика первых тридцати лет XX века, которые отличались в истории культуры Тагила единством культурообразующих принципов и общей логики развития. Однако внутри себя этот этап естественно распадается на два подэтапа:

дореволюционные и первые послереволюционные годы, когда наметились первые сдвиги в сознании людей и в культурном процессе в целом. В третьей главе анализируется культура Тагила 1930-1950-х годов. Она также была неоднородна, и ее характеристика закономерно делится на культуру 30-х годов – периода форсированной индустриализации – и культуру военного и первого послевоенного времени, когда духовный облик города определяли в основном эвакуированные и депортированные в Тагил представители столичной интеллигенции.

Глава вторая. Нижний Тагил в эпоху революционных перемен 1900-х х годов.

2.1 Культура «горного гнезда» в начале XX века. Этот раздел представляет собой изложение тех принципов бытия города, которые сложились за предшествовавшие двести лет его истории. Тагил был частновладельческим заводом, и это предопределило односторонность его развития и некоторую изолированность от общенациональной культуры. Этот период характеризуют отрыв от непосредственной связи с заводчиками и попытки создать полноценную культурную жизнь силами местного населения.

Главную роль в этом процессе играла интеллигенция (прежде всего служащие завода и учителя) и близкие к ней круги купечества и рабочих. Результатом их деятельности стало создание целого ряда рабочих клубов и кружков, объединенных в организацию «Народный Дом», открытие двух кинотеатров, а в годы первой русской революции – также организация профессиональных союзов.

Во внешнем облике Тагила сохраняются черты поселка: индивидуальная, преимущественно одно-двухэтажная деревянная застройка, органичная связь с окружающим ландшафтом, полукрестьянский уклад жизни жителей. В то же время пространство имеет четкую организацию, ясно выделенный центр – Заводскую площадь, вертикальные доминанты обозначают шпили и купола церквей, которые одновременно являются и центрами отдельных районов.

Центр выделен также и при помощи топонимии – главная улица носит имя царя (Александровская), и визуально – его образуют преимущественно каменные дома купцов, здесь сосредоточены все немногочисленные монументы. Поэтому несмотря на растянутость в пространстве, Нижнетагильский поселок имеет четкую структуру. Его духовная жизнь функционирует посредством культурных очагов, которыми являются самодеятельные театральные и музыкальные коллективы, библиотеки – читальни, учебные заведения.

Изобразительное искусство этого времени существует преимущественно в прикладной форме. Среди населения преобладает тяга к развлекательным, зрелищным видам искусства (кино, театр, музыка). Осознается потребность в образовании, расширении духовного горизонта, связи с общенациональным культурным процессом.

2.2 Тагил в 1917 - 1920-е годы: от горнозаводского гнезда к «соцгороду».

В этом параграфе рассматривается жизнь Тагила в революционную и первое десятилетие послереволюционной эпох. В начале 1917 года тагильское общество активно реагировало на происходившие в стране политические изменения. Складывались политические партии. Возобновили свою работу профессиональные союзы, из которых наиболее заметна деятельность учительского общества. В работе очагов культуры, созданных на рубеже веков, наступило некоторое затишье. Однако эта работа вновь активизировалась после захвата власти белыми в октябре 1918 года. В этот период были особенно популярны самодеятельные театральные коллективы и кино. В репертуаре преобладали произведения развлекательного характера.

После окончания гражданской войны в Тагиле значительно уменьшилось количество представителей интеллигенции (в результате гибели во время «красного» и «белого» террора, эмиграции, осуждения советской властью за сотрудничество с белыми и т. п.). Возрождение культуры начало осуществляться «сверху», в приказном порядке. Это привело к росту количества самодеятельных коллективов за счет прихода в них случайных людей, а также за счет распыления материальных средств. В результате городская самодеятельность постепенно пришла в упадок. Новым мощным общественным духовным движением стало краеведение. Причины его популярности: необходимость сохранить для истории памятники уходящей культуры, осознание этой необходимости местной интеллигенцией, возможность реального полезного дела для этой интеллигенции, которая постепенно отстраняется от других привычных ранее сфер деятельности, наконец, поддержка краеведения со стороны власти, видящей в нем возможность изучить производительные силы и богатства провинции. Новым очагом культуры в Тагиле в это время явился краеведческий музей, объединивший вокруг себя Тагильское Общество изучения местного края.

Изменилась роль изобразительного искусства в тагильской культуре. В результате новой экономической политики возродились кустарные мастерские, в том числе и по изготовлению расписной утвари – традиционный тагильский промысел. В то же время краеведы пытались изменить отношение общества к станковому искусству путем организации выставок и конкурсов между местными художниками, устройства специального художественного отдела в музее, привлечения передвижных выставок из других городов.

Во внешнем облике Тагила изменений почти не произошло. Однако сместились некоторые смысловые акценты. В 1919 году он получил статус города, что накладывает определенные обязательства в отношении к архитектуре, благоустройству, организации пространства и времени, форм досуга и пр. Положение города предполагает большую четкость, структурированность всех элементов. В первую очередь эту структуру обрели органы управления и контроля, которые уже в начале 1920-х годов практически вытеснили из сферы просвещения и культуры распространенные в ней ранее общественные организации. Почти повсеместно из номенклатуры убиралось имя Демидовых, памятник Н.Н. Демидову на главной Заводской площади сменился памятником Ленину. «Перестройка» сознания происходила также в результате проводимой властью политики, направленной на всеобщую грамотность и приобщение широких масс к культуре, практическим выражением которой стали школы ликбеза, различные краткосрочные курсы.

Однако в этот период давление на провинцию со стороны официальной культуры еще не приняло форм диктата, в рамках этой официальной культуры была некоторая свобода выбора, которая осуществлялась в сфере духовной культуры.

Глава третья. Город советской культуры (Нижний Тагил в 1930-е-50-е годы).

3.1 Культура провинциального города в условиях становления тоталитаризма (Тагил в 1930-е годы). Особенность периода - формирование четко выраженной городской специфики, что связано со строительством здесь целого ряда новых предприятий и превращением Тагила в крупный индустриальный центр. Резко увеличилась численность населения, в основном за счет вчерашних крестьян, в том числе раскулаченных спецпереселенцев.

Формально центр города остался прежним, однако полюса повышенной человеческой активности, оживления и устремленности в будущее переместились на окраины, к новым заводам. На рубеже 1920-1930-х годов прошла кампания по борьбе с религией, в результате которой город лишился почти всех своих церквей, а значит, и вертикалей, обозначавших ранее некие духовные центры, символизировавших порыв к небу и Богу. Им на смену пришли вертикали заводских труб, указывающие на небо столбами дыма.

Вся жизнь человека оказалась заключена в четкие рамки, которые определяли его поведение и мировоззрение. Внешним выражением этих рамок стали правильные прямые улицы с ровными рядами новых домов типовой застройки (преимущественно бараков), полный переход на городской образ жизни с его потребительским отношением к природе и крестьянскому труду, разграничение рабочего времени и досуга, отмечаемое заводскими гудками.

Своеобразным символом подобной организованности выступали окружившие город спецпоселки, по модели жизни которых строилась и жизнь «на воле».

В духовной сфере диктат со стороны официальной культуры достиг своей высшей точки. На смену самодеятельному научному (краеведение) и художественному творчеству пришли крайне политизированные коллективы «синей блузы» и ТРАМа, а также «готовое» столичное искусство – кинематограф и гастрольные коллективы. Житель провинции превратился из творца местной культуры в пассивного потребителя культуры «столичной».

Символически это выразилось в переименовании улиц и замене старых памятников на фигуры и бюсты Ленина и Сталина. В 1930-е годы замкнутость провинциальных городов была окончательно преодолена, но за счет утраты своей самобытности и растворения в единой официальной культуре.

3.2 Культурное пространство провинции и духовный потенциал столицы, их взаимодействие в Тагиле 1940-х-50-х годов. Основным историческим событием этого периода стала Великая Отечественная война и связанные с ней эвакуация и депортация в тыл большого числа интеллигенции из центральных и западных районов страны. Приезжая интеллигенция пыталась в объективно данных условиях провинции воссоздать привычную для нее духовную жизнь, внутри которой возможно было бы сохранять и развивать свой духовный потенциал. Результатом стал расцвет тагильской промышленности и создание целого ряда научно-исследовательских организаций при заводах, возрождение тагильской художественной самодеятельности, в которую пришли профессиональные художники, артисты, музыканты, оживление работы музея и образовательных учреждений. В послевоенные годы благодаря наличию кадров в городе возник целый ряд новых очагов культуры: музей изобразительных искусств, художественное и музыкальное училища, кукольный и драматический театры, педагогический институт. Вновь активизировалась выставочная деятельность, просветительская работа различных клубов.

Однако уже в конце 1950-х годов наметился спад общественной активности интеллигенции. Связано это с тем, что после войны большая ее часть уехала из Тагила, а нового притока сил и идей из столицы не было.

Оставшиеся в провинции продолжали рассматривать свое пребывание здесь как временное, ощущали себя обделенными, а некоторые, будучи репрессированными, испытывали неуверенность и страх. В таких условиях их духовный потенциал не использовался в полной мере, и уже к концу 1950-х годов в культуре Тагила энергия и дух новаторства значительно ослабели.

Во внешнем облике города указанные события находят свое выражение.

На рубеже 1940-1950х годов благодаря активному развитию промышленности Тагил стал богатым и благоустроенным городом. Велось масштабное строительство, благодаря которому новые каменные дома сменили бараки и частную застройку. Прокладывались широкие прямые проспекты и улицы. В архитектуре преобладал так называемый «сталинский ампир», который придал всему облику города торжественность, упорядоченность и однообразие.

По новому генплану центр города сместился вниз по главной улице.

Вокруг новой площади оказались вновь выстроенное здание драматического театра, центральная библиотека и кинотеатр, Горный техникум, набережная Тагильского пруда и памятник изобретателям Черепановым. Центрами отдельных районов вместо церквей также стали огромные площади и здания Дворцов культуры. Таким образом, Тагил 50-х годов утверждал себя не только как промышленный, но, прежде всего, как культурный центр. Реально все эти обширные пространства и торжественные дворцы очень скоро оказались полупустыми. Противоречие внешнего простора и внутренней несвободы привело к выхолащиванию жизни, подмене ее видимостью, искусственным оживлением без смысловой наполненности. Впоследствии культура Тагила развивалась в трех направлениях. Одно из них – официальная культура соцреализма. Противоречивость (абсурдность) бытия города нашла свое выражение в творческих исканиях представителей тагильской художественной культуры второй половины XX века. И третьим оставалось краеведение, нацеленное на изучение и развитие вековых традиций – тенденция, почти угасшая в середине века, но активно возрождающаяся на рубеже тысячелетий.

По теме диссертации опубликованы следующие работы:

1. И вновь – те годы (о выставке нижнетагильского художника М.В.

Дистергефта) // Урал, 1997 - №3 – С. 178-179.

2. Нижний Тагил: дни и годы культуры // Урал, 1998 - №1 – С. 187-188.

3. Наш Крамской (о творчестве нижнетагильского скульптора М.П. Крамского) // Урал, 1999 - №5 – С. 182-184.

4. Столица – провинция: вертикаль отечественной культуры XX века // Визуальная культура XX века и проблемы современного образования:

материалы международной молодежной научно-практической конференции.

10-11 декабря 1999 года – Пермь, 1999 – С. 94-96.

5. К вопросу о развитии русской провинции // Бренное и вечное: проблемы функционирования и развития культуры – Всероссийская научная конференция (24-26 октября 2000 года). Тезисы докладов и выступлений.

Выпуск 3 – Великий Новгород, 2000 – с. 111.

6. Культура Нижнего Тагила в годы революции и гражданской войны // Урал на пороге третьего тысячелетия. Тезисы докладов Всероссийской научной конференции. Екатеринбург, 14-15 декабря 2000 г. - Екатеринбург: ИИиА УрО РАН, Издательство «Академкнига», 2000 – С. 344-346.

7. Нижний Тагил – Свердловск: к проблеме культуры русской провинции // Актуальные проблемы культурологии. Материалы научно-практической конференции, посвященной памяти В.И.Колосницына (Екатеринбург, 14- апреля 200 года) – Екатеринбург: Изд. Ур. ун-та, 2001 - С. 87-89.

8. Город как знаковая система. Анализ топонимии Нижнего Тагила // Толерантность в контексте многоукладности российской культуры. Тезисы Международной научной конференции, Екатеринбург, 29-30 мая 2001 года – Екатеринбург: Изд. Ур. ун-та, 2001 – С. 108-110.

9. Политическая деятельность провинциальной интеллигенции: роль и значение (на примере Нижнего Тагила) // Российская интеллигенция:

критика исторического опыта. Тезисы докладов Всероссийской конференции с международным участием, посвященной 80-летию сборника “Смена вех”, 1-2 июня 2001 года – Екатеринбург: изд. Ур. ун-та, 2001 – С.

156-158.

10. Общее благо и личный интерес: благотворительная деятельность тагильского купечества в начале XX века // Милосердие и благотворительность в российской провинции. Тезисы докладов Всероссийской конференции, 22-23 марта 2002 г. – Екатеринбург: Центр «XX век в судьбах интеллигенции России», 2002 – С. 81-83.



Похожие работы:

«Ларионов Игорь Александрович РЕКЛАМА КАК ФЕНОМЕН КУЛЬТУРЫ В ГЛОБАЛИЗИРУЮЩЕМСЯ МИРЕ: ФИЛОСОФСКИЙ АНАЛИЗ Специальность 24.00.01 Теория и история культуры АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание учной степени кандидата философских наук Астрахань – 2014 Работа выполнена на кафедре культурологии ФГБОУ ВПО Астраханский государственный университет Научный руководитель : Якушенков Сергей Николаевич доктор исторических наук, профессор Официальные оппоненты : Никольский Сергей Анатольевич...»

«Лукина Анастасия Владимировна Социокультурные технологии формирования национальной идентичности (историко – методологический аспект) Специальность 24.00.01 Теория и история культуры (культурология) АВТОРЕФЕРАТ Диссертации на соискание ученой степени кандидата культурологии Екатеринбург 2004 2 Работа выполнена на кафедре культурологии ГОУ ВПО Уральский государственный университет им. А. М. Горького Научный руководитель : доктор философских наук, доцент Кропотов С. Л....»

«Бутин Алексей Андреевич ХРОНОТОП ПРИНЦИПАТА I – НАЧАЛА II В. (ПО ПРОИЗВЕДЕНИЯМ КОРНЕЛИЯ ТАЦИТА) 24.00.01 – теория и история культуры АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата исторических наук Ярославль 2014 Работа выполнена на кафедре культурологии ФГБОУ ВПО Ярославский государственный педагогический университет им. К.Д.Ушинского. доктор исторических наук, профессор Научный руководитель : Перфилова Татьяна Борисовна Официальные Хренов Николай Андреевич,...»

«Евгения (Манана) Лилуашвили Грузинская культура и Тбилисский государственный университет в 1918-1921 годах Специальность 24.00.02 – историческая культурология АВТОРЕФЕРАТ диссертации, представленной на соискание ученой степени кандидата исторических наук Тбилиси 2006 Работа выполнена на кафедре культурологии Тбилисского государственного университета им. Иванэ Джавахишвили Научный руководитель : доктор исторических...»

«ДМИТРИЕВА Дарья Георгиевна ФЕНОМЕН АМЕРИКАНСКОГО СУПЕРГЕРОЯ В КОНТЕКСТЕ ВИЗУАЛЬНОЙ КУЛЬТУРЫ ХХ ВЕКА Специальность - 24.00.01 – теория и история культуры АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата культурологии Санкт-Петербург, 2014 2 Работа выполнена в Институте русская антропологическая школа в Российском Государственном Гуманитарном Университете (Москва) Научный руководитель : Петровская Елена Владимировна кандидат философских наук, доцент Института...»

«БРАЕРСКАЯ АНАСТАСИЯ ЮРЬЕВНА ЖЕНСКАЯ ИДЕНТИЧНОСТЬ В КОНТЕКСТЕ РАЗВИТИЯ КОНЦЕПЦИЙ ДРУГОГО В ЕВРОПЕЙСКОЙ КУЛЬТУРЕ ХХ-XXI ВЕКА Специальность 24.00.01 – теория и история культуры АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата философских наук Ростов-на-Дону 2011 год Диссертация выполнена на кафедре исторической культурологии факультета философии и культурологии ФГАОУ ВПО Южный федеральный университет Научный руководитель : доктор философских наук, профессор...»

«УДК 008.001. Дегтярёва Ольга Александровна ЗЕРКАЛО КАК ОБЩЕКУЛЬТУРНЫЙ ФЕНОМЕН Специальность: 24.00.01 - теория и история культуры АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание учёной степени кандидата культурологии Санкт- Петербург 2002г. 2 Работа выполнена на кафедре философии и культурологии Республиканского Гуманитарного института при СанктПетербургском государственном университете Научный руководитель : кандидат философских наук, доцент Т.В.Холостова Официальные оппоненты :...»

«СИМОНОВА Оксана Борисовна ЯЗЫКИ ГОРОДСКОЙ КУЛЬТУРЫ специальность 24.00.01 – теория и история культуры АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание учной степени кандидата философских наук Ростов-на-Дону 2007 2 Работа выполнена на кафедре философии и социологии архитектуры и искусства Института архитектуры и искусств Южного федерального университета Научный руководитель – доктор философских наук, профессор Штомпель Людмила Александровна Официальные оппоненты : доктор философских наук,...»

«МУРЗИНА Ирина Яковлевна ФЕНОМЕН РЕГИОНАЛЬНОЙ КУЛЬТУРЫ: БЫТИЕ И САМОСОЗНАНИЕ Специальность 24.00.01 – теория и история культуры Автореферат диссертации на соискание ученой степени доктора культурологии Екатеринбург – 2003 Диссертационная работа выполнена на кафедре культурологии Уральского государственного педагогического университета и на кафедре философии и культурологии Института по переподготовке и повышению квалификации преподавателей гуманитарных и социальных наук при...»

«              ЛИХОМАНОВА Елена Викторовна   РАЗВИТИЕ БИБЛИОТЕК КАК НАПРАВЛЕНИЕ ГОСУДАРСТВЕННОЙ ПОЛИТИКИ В ОБЛАСТИ КУЛЬТУРЫ В 1960-е – 1970-е гг. (НА ПРИМЕРЕ ВОЛГОГРАДСКОЙ ОБЛАСТИ)   24.00.01 – теория и история культуры        АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата исторических наук Волгоград – Работа выполнена в Федеральном государственном бюджетном образовательном учреждении высшего профессионального образования Волгоградский государственный...»

«ГУНОЕВ Ибрагим Султанович СОЦИОКУЛЬТУРНАЯ ЦЕННОСТЬ ТРУДА: ГЛОБАЛЬНЫЙ И НАЦИОНАЛЬНЫЙ АСПЕКТЫ Специальность 24.00.01 – теория и история культуры АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата философских наук Ростов-на-Дону 2010 год 2 Диссертация выполнена на кафедре исторической культурологии факультета философии и культурологии Южного федерального университета Научный руководитель : доктор философских наук, профессор Литвиненко Лилия Львовна Официальные...»

«Исаченко Сергей Владимирович Альтернативная культура в позднесоветском социуме: региональное измерение 24.00.01 – теория и история культуры АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание учной степени кандидата исторических наук Волгоград – 2014 Работа выполнена в Федеральном государственном образовательном учреждении высшего профессионального образования Краснодарский государственный университет культуры и искусств Министерства культуры РФ Научный руководитель Еремеева Анна Натановна,...»

«ДЖАБИРОВ РАШИД ПАШАЕВИЧ Этническое и культурное возрождение народа Дагестана в современных условиях Специальность: 24.00.01 – теория и история культуры Автореферат Диссертации на соискание ученой степени кандидата философских наук Москва - 2006 Диссертация выполнена на кафедре культурологии и менеджмента в культуре Государственного университета управления Научный руководитель доктор философски наук, профессор Диденко Валерий Дмитриевич Официальные оппоненты доктор философских...»

«Протоковилова Елена Александровна КУЛЬТУРНАЯ ИДЕНТИЧНОСТЬ В СОВРЕМЕННОЙ ЛАТИНОАМЕРИКАНСКОЙ ЛИТЕРАТУРЕ 24.00.01 – теория и история культуры Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата философских наук Ростов-на-Дону 2013 Работа выполнена в ФГАОУ ВПО Южный федеральный университет на кафедре исторической культурологии факультета философии и культурологии Научный руководитель – доктор философских наук, профессор Паниотова Таисия Сергеевна Официальные оппоненты :...»

«МАТВЕЕНКО Дарья Яковлевна ПРАВОСЛАВНАЯ КУЛЬТУРА МОСКВЫ КАК ИСТОЧНИК ДУХОВНОГО ТВОРЧЕСТВА ВЕЛИКОЙ КНЯГИНИ ЕЛИЗАВЕТЫ ФЁДОРОВНЫ Специальность 24.00.01 – Теория и история культуры АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание учёной степени кандидата культурологии Москва 2011 100 Работа выполнена на кафедре теории и истории культуры Государственной академии славянской культуры. Научный руководитель : доктор философских наук, профессор Кучмаева Изольда Константиновна Официальные оппоненты...»

«Шуплецова Елена Жановна ФЕНОМЕН ДОМА В РОССИЙСКОЙ КУЛЬТУРЕ: ПОИСК СОКРОВЕННОГО Специальность: 24.00.01. – Теория и история культуры Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата философских наук Тюмень 2014 Работа выполнена на кафедре философии и культурологии ФГАОУ ВПО Российский государственный профессионально-педагогический университет Научный руководитель : доктор философских наук, профессор Костерина Алла Борисовна Официальные оппоненты : доктор...»

«Капкан Мария Владимировна ФЕНОМЕН ГАСТРОНОМИЧЕСКОЙ КУЛЬТУРЫ: СПЕЦИФИКА ФОРМ РЕПРЕЗЕНТАЦИИ (НА ПРИМЕРЕ РОССИИ XIX – XX ВЕКОВ) Специальность 24.00.01 – Теория и история культуры Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата культурологии Екатеринбург – 2010 Работа выполнена на кафедре культурологии и социальнокультурной деятельности ГОУ ВПО Уральский государственный университет им. А. М. Горького Научный руководитель : доктор социологических наук, профессор...»

«ТАКАРАКОВА Евгения Олеговна КУЛЬТУРНЫЕ ЛАНДШАФТЫ ОНГУДАЙСКОГО РАЙОНА РЕСПУБЛИКИ АЛТАЙ КАК ОБЪЕКТЫ МУЗЕЕФИКАЦИИ Специальность 24.00.03 – музееведение, консервация и реставрация объектов историко-культурного наследия АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата культурологии Кемерово 2014 Работа выполнена на кафедре музейных технологий и охраны наследия Института культурного наследия и IT - в сфере культуры и искусства ФГБОУ ВПО Восточно-Сибирская...»

«Верченко Елена Петровна Типологический анализ менталитета граждан России и США в сфере делового общения (философско-культурологический аспект) Специальность 24.00.01 – Теория и история культуры Автореферат Диссертации на соискание ученой степени кандидата философских наук Москва-2006 Работа выполнена на кафедре культурологии и менеджмента в культуре Государственного университета управления Научный руководитель : Доктор философских наук, профессор Диденко Валерий Дмитриевич...»

«БЫЧКОВ ДАНИЛ ВЛАДИМИРОВИЧ ИСТОРИЯ ИСПОЛНИТЕЛЬСТВА НА РУССКИХ НАРОДНЫХ МУЗЫКАЛЬНЫХ ИНСТРУМЕНТАХ В КУРСКОМ КРАЕ (КОНЕЦ XIX – НАЧАЛО XXI вв.) Специальность 24.00.01 – Теория и история культуры (исторические наук и) Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата исторических наук Курск – 2014 Работа выполнена в ФГБОУ ВПО Курский государственный университет. Научный руководитель доктор искусствоведения, профессор Космовская Марина Львовна Официальные оппоненты :...»








 
© 2013 www.diss.seluk.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Авторефераты, Диссертации, Монографии, Методички, учебные программы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.